RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Летописец русской песни
10 декабря 2014 г.

Летописец русской песни

Исполнилось 80 лет уникальному музыковеду и композитору Юрию Евгеньевичу Бирюкову
Россия — Запад = ?
14 октября 2016 г.

Россия — Запад = ?

Возможна ли не конфронтация таких разных цивилизаций?
Мать и сын («Не молись чужим богам!»)
4 января 2016 г.

Мать и сын («Не молись чужим богам!»)

Музыка Александры Пахмутовой, текст Николая Добронравова. Исполняет Кубанский казачий хор
Последнее Причастие
23 апреля 2015 г.

Последнее Причастие

Публикуем рассказ нашей читательницы о том, как обрела вечную жизнь её знакомая
Мудрый клоун
18 декабря 2016 г.

Мудрый клоун

18 декабря 2016 года исполнилось 95 лет со дня рождения Ю.В.Никулина
Главная » Читальный зал » Последний рубеж

Последний рубеж

Памяти фронтового разведчика, военного писателя Героя Советского Союза Владимира Карпова

18 января 2010 года в Крещенский сочельник на 88-м году от рождения скончался Владимир Васильевич Карпов . Его перу принадлежат известные произведения «Маршальский жезл», «Судьба разведчика», «Полководец», «Маршал Жуков», «Генералиссимус», «Расстрелянные маршалы» и многие другие.
Последний рубеж

Мне доводилось не раз брать у писателя интервью и на даче в подмосковном Переделкино, и в квартире на Кутузовском проспекте, а незадолго до его кончины состоялась наша последняя встреча. Владимир Васильевич сильно прибаливал, перемещался по квартире с помощью специального устройства в виде колясочки, на которую опирался, двигая перед собой. Поэтому журналистов он уже не принимал. На встречу со мной, видимо, согласился лишь потому, что я должен был вернуть ему взятые ранее вырезки из фронтовых газет.

Последнее интервью, в основном, касалось только что законченной писателем биографической книги «Большая жизнь», поэтому оно тематически вобрало в себя все предыдущие наши беседы.

 

- Владимир Васильевич, «Большая жизнь» - это подведение итогов или просто художественный рассказ обо всём, что с вами приключилось на жизненном пути?

- Не сочтите меня не скромным. Большая жизнь – не в смысле значимости, а по продолжительности. Жизнь у меня сложилась, действительно, долгая, трудная, счастливая. И на финише мне просто нестерпимо захотелось рассказать о ней. А суть тут не столько в том, когда родился, как учился, на ком женился, сколько в истории развития души. С этой точки зрения, несомненно главными блоками моей жизни были война и послевоенная работа, нацеленная на то, чтобы правдиво рассказать о ней. То есть, образно говоря, я и после войны не выходил из боя.

- Но ведь крутые повороты в вашей жизни начались ещё до войны?

- Это верно. Детство и юность, можно сказать, были счастливыми, учился, занимался спортом, стал даже чемпионом Узбекистана, где жила семья, по боксу в среднем весе. Поступил в Ташкентское военное училище, а незадолго до его окончания надо мной сгустились первые зловещие тучи. Однажды на занятиях по марксистско-ленинской подготовке мы изучали брошюру о работе Ленина «Что делать?» Я обратил внимание, что в ней Сталин упоминается чаще Ленина. Поделился наблюдением с товарищем, которого знал со школы. Сказал ему: «В 1902 году, когда Владимир Ильич написал эту работу, он не был знаком с Иосифом Виссарионовичем, впервые они встретились в 1907 году». Вскоре меня арестовали, посадили в одиночку, неделями убеждали дать показания на начальника училища и главного редактора газеты, где я печатался. «Добренький» следователь всё уговаривал: «Володя, ты же не мог сам додуматься, скажи, кто тебя научил?» Какой с курсанта прок? Чекистам нужен был заговор, группа террористов. Стоило мне спасовать, погиб бы и начальник, и редактор, и многие другие. Но я никого не назвал. Трибунал осудил меня на пять лет. И загремел я в Тавдинлаг. Тайга. Морозы 50—60 градусов. Лесоповал. Работа очень тяжёлая. Но хуже всего осознание того, какую беду принёс родителям. Они жили в Ташкенте в собственном доме. Их из него выселили, поскольку сын стал врагом народа. А когда началась война, карточек хлебных не давали. Наверное, ещё и потому я столь настойчиво просился на фронт, чтобы кровью смыть клеймо врага народа. Регулярно писал Калинину, просил отправить на фронт. В 1942 году после приказа «Ни шагу назад!», которым вводились штрафные подразделения, мои обращения услышали, и я попал в штрафную роту.

- Мне доводилось не раз читать, что «штрафники», как правило, не выживали, их посылали на верную смерть. Как вам удалось выжить?

- Мы были обязаны искупить вину кровью, то есть если «штрафник» будет ранен или убит, то судимость автоматически снимается. Нас действительно посылали на самые тяжёлые направления. Поначалу командиры соединений, которым придавались «штрафники», не очень-то понимали, что с нами делать, использовали не в общем наступлении, а, грубо говоря, как гладиаторов. Прибыли смыть вину кровью? Тогда вперед, вон на ту высоту. Нужно это сегодня для дела или не нужно, казалось неважным. Нашей роте, например, поставили первую же задачу - взять небольшой опорный пункт фашистов. Он представлял собой разрушенное здание, в фундаменте которого имелись стрелковые амбразуры. Ребята в роте в основном были не обученными. Чуть начало светать, двинулись. Ни артподготовки, ни танков. Как только подошли и увидели проволоку, все с криками «ура» кинулись на неё. И разбудили немцев. Начали они нас бить. Половина роты повисла на этой проволоке, другая половина получила ранения. В строю осталось, как потом подсчитали, всего восемь человек из 198 бойцов. В том числе и у меня не оказалось ни одной царапинки.

Через некоторое время роту вновь укомплектовали «штрафниками». В следующий раз нас уже использовали в общем наступлении полка. Ворвались мы в траншеи, бились врукопашную. И опять я не был ранен. Трижды менялся состав роты, а меня пуля не брала. После очередной рукопашной командир роты капитан Пименов, жалея меня, посоветовал: иди, мол, в сортир, осмотри себя, может, в горячке боя не заметил, где царапнули. Намёк был на то, чтобы я слегка ткнул себя сам где-либо финкой. Ведь достаточно было капли крови, чтобы освободили. Пошёл я в нужник, осмотрел всего себя — нет ничего. А пойти на обман, хотя и санкционированный командиром, совесть не позволила. Доложил комроты. После этого он, похоже, меня зауважал. Написал ходатайство в военный трибунал, чтобы с меня сняли судимость без ранения в порядке исключения.

После штрафной роты начал службу с «чистого листа» - рядовым во взводе полковой разведки. Всю войну выполнял только один приказ - взять «языка», то есть сходить за линию фронта и выкрасть немца для разведотдела.

- А клеймо «враг народа» не мешало?

- Оно долго ещё довлело надо мной. Например, существовали определенные нормативы для представления к наградам. За 25 «языков» - к званию Героя Советского Союза. Мой командир полка Алексей Кортунов (кстати, в последующем министр газовой промышленности СССР) сказал мне без обиняков: «Тебе за 25 не дадут, сам знаешь, почему». Когда набралось 45 языков, Кортунов отправил соответствующее представление по инстанциям. Месяца через полтора оно вернулось с сердитой резолюцией: «Вы соображаете, кого представляете?!» Второй раз представили к Герою, когда в моём послужном списке числилось уже 65 языков, но опять документы возвратились назад. Правда, наградили орденом Красного Знамени. И только в 1944 году я получил Героя, но совсем за другое дело.

- Расскажите, пожалуйста.

- Перед началом операции «Багратион» в 1944 году я получил именно то задание, которое изменило мою жизнь. Меня вызвал на беседу сам командующий фронтом генерал армии Иван Данилович Черняховский. Он без обиняков сказал: «Мне доложили, что ты смелый разведчик и многое умеешь. Но тут такое задание, что нужно превзойти самого себя. Фашисты на рубеже наступления фронта создали мощную линию обороны, так называемый «Медвежий вал». Витебские подпольщики сумели снять на микропёенку его чертежи. Эта плёнка мне нужна позарез. Она спасёт тысячи жизней. Не подведи, разведчик!».

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 апреля
пятница
2019

В этот день:

Председатель госкомиссии Роскосмоса

26 апреля 1936 года родился Владимир Леонтьевич ИВАНОВ, генерал-полковник, заместитель директора ГКНПЦ имени М. В. Хруничева, председатель Госкомиссии пилотируемых космических полетов.

День 9 Мая стал нерабочим

26 апреля 1965 года Указом Президиума ВС СССР День Победы над фашистской Германией — 9 мая — объявлен нерабочим днем.

Годовщина Чернобыля

26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции. С 1993 года отмечается в России как День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах.

Триколор над Арктикой

26 апреля 2003 года после 12-летнего перерыва российская экспедиция подняла Флаг России в центральной Арктике — на станции, расположенной на дрейфующей льдине в 150 километрах от Северного полюса.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение