RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Язык Обамы и мускулы Путина
12 января 2016 г.

Язык Обамы и мускулы Путина

Американский журнал The National Interest, противореча своему президенту, назвал Россию сильнейшей военной силой в Европе
Падение Украины
21 сентября 2014 г.

Падение Украины

Для тех, кому она является малой родиной, эта трагедия вызывает особую боль
Далёкое и близкое
28 февраля 2019 г.

Далёкое и близкое

Постоянный автор и друг РГК уральский поэт Александр Михайлович Костенко прислал своё новое произведение
Мы победим!
23 января 2014 г.

Мы победим!

РГК продолжает конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 700-летию преподобного Сергия Радонежского
В предвкушении весенних радостей
18 апреля 2020 г.

В предвкушении весенних радостей

Новое стихотворение нашего постоянного автора и друга - известного российского поэта Александра Михайловича Костенко
Главная » Читальный зал » ТАСС уполномочил заявить...

ТАСС уполномочил заявить...

За годы работы в ТАСС, я уже четырежды побывал в Афганистане. Объездил и облетал все части 40-й армии. Наши совместные с Германом Байковым и Андреем Грешновым (кабульские корреспонденты ТАСС – М.З.) афганские материалы полосами публиковали все газеты Советского Союза. В прошлом юбилейном для вооруженных сил 1988 году мне пришлось тридцать четыре раза съездить, слетать в командировки длительностью от недели и выше (двух- трехдневные в счет не беру)! С 1986 по настоящее время мимо меня не прошло ни одно (буквально!) более - менее значимое событие государственного масштаба с участием армии и флота. Всюду, где стреляют, «салютуя» дебильной горбачевской перестройке, всюду я, признаюсь честно, не самый смелый в армии человек, побывал. Причём не единожды. И отовсюду присылал «горячие репортажи», ни разу, ни в чём не подведя ставшее мне родным и близким информационное агентство.

Летал я на истребителях, вертолетах, сбрасывал настоящие бомбы с бомбардировщиков, ходил на кораблях, атомных и дизельных подлодках, водил танки и боевые машины пехоты, стрелял из всего, что могло и способно было в армии стрелять, вплоть до установки «Град», совершенно при этом не испытывая того атавистического сладострастия, что большинство моих коллег. У меня в прошлом году уже была возможность получить от министра обороны Маршала Д. Язова именной пистолет за активное освещение жизни воинов армии и флота в гражданских изданиях, но я предпочёл настоящему пистолету настоящий фотоаппарат на батарейках, за что был уничижительно и зло высмеян приятелями. Ты, говорили мне, придурок, мог бы за один кольт иметь десять-пятнадцать таких мыльниц!

...В конце этого лета на Балтийском флоте, прошу члена военного совета флота разрешить мне спуститься на дно моря в глубоководном скафандре.

- Да вы что, товарищ Захарчук, - смеется вице-адмирал А. Корниенко, - для этого нужна длительная подготовка и разрешение на самом высоком уровне.

- Что такое «самый высокий уровень»?

- Ну, не станете же вы звонить заместителю министра обороны Адмиралу флота СССР Чернавину?

- Вот как раз Владимиру Николаевичу я сейчас и позвоню с вашего разрешения.

Саня Пилипчук, мой однокашник по училищу, постоянный корреспондент «Красной звезды» по Балтийскому флоту, когда мы ехали на тральщик, с которого меня собирались опускать на дно Балтики, рассказывал, что ЧВС был сильно удивлен: дескать, ну и дружочек у тебя крутой. Главкому позвонил из моего телефона как к себе домой. Надо знать Пилю. Не моргнув глазом, он с видимым безразличием заметил:

- Так он и министру обороны точно так же при мне звонил из моего квартирного телефона. Знает какой-то секретный номер, по которому его тут же связывают с Язовым.

Мы прибыли на тральщик. Меня одели в теплое белье (на глубинах вода всегда ледяная), затем напялили прорезиненный скафандр, обули в свинцовые многопудовые сапоги, навертели на голову медный шар со стеклянным окошком (вес всего снаряжения - два с половиной центнера!) и в специальной клетке из металлических прутьев (момент существенный!) опустили на глубину в тридцать шесть метров прямо тут же в акватории порта. Как учили, я открыл калитку, побродил по жутко илистому дну, загаженному бутылками и пустыми консервными банками, не увидел ни одной рыбешки или чего-то живого, плавающего, и мне стало скучно. Вернулся в калитку и по радиосвязи доложил: работу закончил, поднимайте.

Подняли. Матросики стали меня разоблачать. А в это время кран начал переносить металлическую клетку на борт соседнего корабля. Прямо между судами она вдруг обрывается и через несколько секунд с бульканьем исчезает на той же глубине в тридцать шесть метров! Белый как стена командир тральщика прошептал метрвецки-синими губами:

- Никогда в жизни больше не опущу постороннего в скафандре. - И, повернувшись ко мне, добавил, - А Вы, товарищ подполковник, видать в рубашке родились. Представляет, что случилось бы, если бы Вы там находились ещё хотя бы пару минут?!

- Да, представляю, - признался я ему, почему-то совершенно отрешенно наблюдая бульбашки от клетки, - только то была не совсем, брат, рубашка, как рассказывала мне бабушка, а обыкновенная плевра.

Саня Пилипчук молча протянул нам с командиром сигареты, и они, как по команде, заплясали в наших дрожащих руках...

У меня в Военно-политической редакции (ВПР), как уже говорилось, - особое положение служивого человека. Я один во всем ТАССе состою на действительной военной службе явочным порядком. Возможно, и поэтому руководство информагентства меня всегда морально поощряет и материально не обижает. И больше всего, конечно, меня ценит наш заведующий Военно-политической редакцией ТАСС Николай Яковлевич Комаров. Характер у него далеко не сахар, если не сказать круче, но мы не просто ладим - живём с ним душа в душу. Крепкий профессионал, автор десятка книг, он хотя бы уже поэтому имеет право требовать безусловного выполнения своих распоряжений. А я это делаю легко, с удовольствием и, да простится невольное бахвальство, где-то даже с некоторым шиком.

...Пару месяцев назад какая-то международная летная организация наградила солидными денежными призами трех советских летчиков за умелые действия в экстремальных ситуациях. Комаров спешно ставит своим спецкорам задачу: Олегу Московскому написать о гражданском пилоте, Борису Сопельняку - о летчике Военно-воздушных сил, мне - о пэвэошнике. Поднимаюсь на седьмой этаж и звоню по «кремлёвке» начальнику главного штаба Войск ПВО генерал-полковнику Мальцеву, моему большому другу, о котором я еще напишу:

- Игорь Михайлович, у вас есть летчик, только что получивший международную премию...

- Есть такой. Полковник Х сейчас как раз готовит на него представление. Позвони ему по такому-то телефону.

Звоню. Полковник свою задачу уже выполнил. Прошу его связаться с нашими телетайпистками и продиктовать им на компьютер содержание представления. Спускаюсь на четвёртый этаж к девочкам, а они уже принимают от полковника сообщение. По частям сбрасывают его на свободный компьютер, где я по ходу действия материал редактирую. С готовой распечаткой и номером файла спускаюсь на наш второй этаж. На все про все время потрачено что-то около двадцати минут.

- Посмотрите, Николай Яковлевич, - протягиваю ему три листа, - это вам надо?

- Нет, Михаил Александрович, - ехидно и зло кривляясь, говорит заведующий, - этого ничего мне не надо! Я же вам поставил конкретную задачу, а вы, ей-богу, как не военный человек, баечки какие-то мне подсовываете! Тут международная политика, сам Генеральный директор прохождение материалов на контроле держит!

Смотрю на медленно закипающего шефа и выдерживаю мхатовскую паузу.

- Вам что-то непонятно? - уже вполне гневно вопрошает Комаров. Семнадцать человек, работников нашей Военно-политической редакции навострили ушки топориками в ожидании большого разноса, который за Николаем Яковлевичем никогда не ржавеет. Чихвостить подчинённых он большой, сладострастный любитель и даже мастак. Я - медленно и с наслаждением:

- Мне непонятно, Николай Яковлевич, почему вы не хотите ознакомиться с материалом о награжденном летчика из Войск ПВО международной...

Комаров выхватывает у меня листы, несколько секунд читает мою байку по диагонали. Потом, размахивая ею над головой, словно гюйсом, кричит и губы у него, как всегда, от волнения слегка подрагивают:

Страницы:  «  1 2 3 4  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 октября
среда
2020

В этот день:

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Крейсера, линкоры, тяжелые авианесущие крейсера, атомные авианосцы — вот далеко не полный перечень его продукции. Но после 1991 года все это для «демократов» оказалось ненужным. Были порезаны на стапелях и проданы на металлолом в Китай практически готовые авианосцы. Судостроительные площади стали сдаваться в аренду, специалисты разбежались, кое-что делается сегодня по мелким иностранным заказам при загрузке предприятия лишь до 5 процентов былых мощностей.

 

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Это - палубная катапультная летающая лодка (ближний морской разведчик), разработанная в ОКБ под руководством Г. М. Бериева. Во время Великой Отечественной войны выпускался малыми сериями.

Вооружение состояло из одной неподвижной установки пулемета ШКАС (7,62 мм) в носовой части лодки и пулемета ШКАС на турели типа МВ-5, расположенной в средней части лодки. Самолет мог нести четыре бомбы весом до 200 кг. Основным назначением КОР-2 была ближняя морская разведка, корректировка артиллерийского огня корабельной и береговой артиллерии, охрана тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочный поиск, а также борьба с небольшими боевыми кораблями и катерами.

 

Первый спутник Венеры

21 октября 1975 года автоматическая межпланетная станция «Венера-9» стала первым искусственным спутником Венеры. На следующий день спускаемый аппарат совершил мягкую посадку на поверхность планеты. Была произведена первая в мире съемка панорамы поверхности Венеры.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

В 1941—1943 годах — заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода. Котин является одним из создателей знаменитого тяжелого танка периода второй мировой войны — ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой Д-25Т. В период 1943-1944 гг. под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском тракторном заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

В послевоенные годы Котин вернулся в Ленинград, где руководил разработкой тяжёлого танка ИС-4 (1947), плавающего танка ПТ-76 (1951), тяжёлого танка Т-10 (1953), плавающего бронетранспортёра БТР-50П (на базе танка ПТ-76), а также трелёвочного КТ-12 (1948) и колёсного К-700 (1963) тракторов и др.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение