RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Логика «свидомых»
24 сентября 2015 г.

Логика «свидомых»

Если газ на Украину поставлять бесплатно, то хохлы будут требовать доплату
Хроники окаянных лет
14 ноября 2015 г.

Хроники окаянных лет

Вышли в свет два тома без всякого преувеличения уникальной книги писателя и военного журналиста Михаила Захарчука «Через Великий Миллениум, или 20 лет на изломе тысячелетий. Дневник очевидца»
Уженовление чужих мужей
1 декабря 2014 г.

Уженовление чужих мужей

Западная демократия «прогрессирует» настолько бурными темпами, что здравый смысл не успевает
Права, которых нас лишили
25 января 2015 г.

Права, которых нас лишили

25 января 1918 года в Советской России была принята "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа"
Массовое умопомрачение
25 июля 2017 г.

Массовое умопомрачение

Мои думы о горемычной, растерзанной родине – Украине
Главная » Читальный зал » Падение Украины-6

Падение Украины-6

Был бы украинский язык даже не «могучим и правдивым», как русский, а просто нормальным славянским языком, так и не стал бы столь припадочно комплексовать перед русским. Лишь украинцы носятся со своею «мовой», как дурень с писаной торбой.

Продолжаем публиковать дневники писателя и военного журналиста Михаила Захарчука.
Падение Украины-6

Предыдущие публикации: http://srv33250.ht-test.ru/library/2014/september/padenie-ukrainyi
http://srv33250.ht-test.ru/library/2014/october/padenie-ukrainyi-2
http://rosgeroika.ru/library/2014/october/padenie-ukrainyi-3
http://rosgeroika.ru/library/2014/october/padenie-ukrainyi-4
http://rosgeroika.ru/library/2014/november/padenie-ukrainyi-5

 

23.01.97, четверг.

На моей родине пышно отмечена выдающаяся дата – пять лет установления дипломатических отношений с США. Сколько помнят себя украинцы, как нация, народ, столько и пребывают в перманентных заботах, под кого бы выгоднее подлечь. Эта корыстная суетность стала уже национальной чертой.

На минувших днях случились два события, мимо которых я пройти не могу хотя бы из чисто корпоративных соображений, не говоря уже о простом человеческом сострадании. Избит неизвестными скандально известный журналист Отар Кушинашвили, занимающийся информационным обеспечением отечественной попсы. Меня с ним познакомил земляк Дима Цилюрик. Парнишка «прохиндеистый», как и положено грузину, но не без способностей. Причём именно тех способностей, которые так востребованы нынешним временем. Он нагл, циничен и в высшей степени самоуверен, что особенно видно, когда дорывается до телекамеры. Перед ней грузина несёт так, что у него натурально едет крыша. Но всё это вместе взятое не есть основание, чтобы учинять на Отара охоту. Увы, однако, такие времена. Ещё хуже они проявились в примере с похищенными журналистами ОРТ Романом Переверзенцевым и Владиславом Сибелиусом. Конечно, в Чечне никакие законы не действуют, если уж они не работают в столице. Тем более властям следовало бы сделать всё возможное и даже невозможное, чтобы те законы заработали везде. Только мечты мои на сей счёт несбыточны. У власти – случайные временщики, но отнюдь не люди государственные.

9.02.97, воскресенье.

Сегодня поутру позвонил Николай Назарюк из… Гаваны. Спустя два месяца после того, как там обосновался в должности военного атташе. Каждая рыбка ищет, где глубже, а всякий хохол – где лучше. А и то: получать Колюня будет в два раз больше, чем в Москве, а трудиться на благо «риднои нэнькы Украины» в десять раз меньше. Говорил об этом дружбан открытым текстом, зная определённо, что никто его не станет прослушивать – кому он на хрен там нужен. А вдали в это время шумел океанский прибой. Ну и как было мне, тоже хохлу, по-сталински не «позавыдовать»?

Вспомнил сегодня обо мне и ещё один хохол – Славик Мыслинский. Предложил купить у него квартиру в Могилёв-Подольском за 14 тысяч долларов. Были бы деньги, затеял бы покупку принципиально, чтобы долго и нудно торговаться, а потом отказаться. Потому что от этого лукавого предложения за версту несёт хамской корыстью. Подлый всё же человек друг моего детства Славик Мыслинский. Впрочем, прав был Александр Вампилов: не надо искать подлецов. Подлость совершают хорошие люди.

11.02.97, вторник.

Хотел было в этом году вновь заняться перечитыванием Гоголя, коль уж скоро им закончил год минувший. И уже начал листать шестой том из имеющегося у меня семитомника «великого и ужасного хохла». Как-никак, но Николай Васильевич Яновский – ярчайшая вспышка гениальности среди моих земляков. Ими, впрочем, не осознанная. Нынешнее националистическое быдло, в основном, воюет против гениального соотечественника. Он никаким боком не вписывается в господствующую на сегодняшний день быдлячую тенденцию открещивания от всего русского, всяческое поношение последнего. Гоголь-то не знал, что он – украинец. Малоросс – да, но не украинец. В его время даже понятия такого не существовало.

Порой мне хочется выступить с развёрнутой репликой хотя бы в той же «Независимой», суть которой для себя формулирую так. Был бы украинский язык даже не «могучим и правдивым», как русский, а просто нормальным славянским языком, так и не стал бы столь припадочно комплексовать перед русским. Ну ведь спокойны же поляки, чехи, словаки, болгары, словенцы, сербы – кого ещё не упомянул из словной когорты славяноязычных народов? Лишь украинцы носятся со своею «мовой», как дурень с писаной торбой. Спокойнее нужно быть, братья, спокойнее. Если языку суждено выжить (а он доказал, что может, семьдесят лет спокойно развиваясь параллельно с русским), то не умрёт язык и без ваших истерических телодвижений. А коли всё же суждено «мове» исчезнуть (ежегодно в мире исчезают десятки языков!), то тем более ваша суетность вокруг неё, как мёртвому припарки.

…Выписал из Гоголя: «Обращаться со словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку. Беда произносить его писателю в те поры, когда он находится под влиянием страстных увлечений, досады, или гнева, или какого-нибудь личного нерасположения к кому бы то ни было, словом – в те поры, когда не пришла ещё в стройность его собственная душа: из него такое выйдет слово, которое всем опротивеет».

Ещё в прошлый раз подчеркнул поразительную самокритичность Николая Васильевича. Вот она: «Что же касается до меня самого, то я по-прежнему не могу быть работящим и ревностным вкладчиком в твой «Современник». Ты уже сам почувствовал, что меня нельзя назвать писателем в строгом классическом смысле. Из всех тех, которые начали писать со мною вместе еще в лета моего школьного юношества, у меня менее, чем у всех других, замечались те свойства, которые составляют необходимые условия писателя. Скажу тебе, что даже в самых ранних помышлениях моих о будущем поприще моем никогда не представлялось мне поприще писателя. Столкнулся я с ним почти нечаянно. Некоторые мои наблюдения над некоторыми сторонами жизни, мне нужными для дела душевного, издавна меня занимавшего, были виной того, что я взялся за перо и вздумал преждевременно поделиться с читателем тем, чем мне следовало поделиться уже потом, по совершении моего собственного воспитанья. Мне доставалось трудно всё то, что достается легко природному писателю. Я до сих пор, как ни бьюсь, не могу обработать слог и язык свой - первые необходимые орудия всякого писателя: они у меня до сих пор в таком неряшестве, как ни у кого даже из дурных писателей, так что надо мной имеет право посмеяться едва начинающий школьник… Я даже не могу заговорить теперь ни о чем, кроме того, что близко моей собственной душе. Итак, если я почувствую, что чистосердечный голос мой будет истинно нужен кому-нибудь и слово мое может принести какое-нибудь внутреннее примирение человеку, тогда у тебя в «Современнике» будет моя статья; если же нет - ее не будет, и ты на меня за это никак не гневайся».

Декабрь 1846 года. Гоголь ещё не знает, что «Современник» уже перешел от Плетнева к Некрасову и Панаеву. Но какова поразительно жёсткая самооценка! Никогда не думал, что «слегка чокнутый» писатель способен на такую безапелляционную самокритику. И всё-таки не могу разделить слов, высказанных однажды в Доме актёров имени Яблочкиной Роланом Быковым: «Пушкин – это голубое небо над головой. Гоголь – это космос». Мне не доставляют эстетического наслаждения рефлексии слегка помутнённого разума, свихнутого пусть даже и на религиозной основе, все эти «босховские видения» в литературе человека, который понятия не имел, как мужик может и должен овладевать женщиной. Он дрочил на собственные рукописи и на них же кончал. Понятно, что онанизм – высшая и окончательная форма самообладания. Сам к ней многажды прибегал. Но полагать это нормой не могу. А Пушкин был столь же гениален, сколь и здоров физически, нравственно. Он, в отсутствие вдохновения брал мир глубочайшей мудростью, равной которой я не знаю в отечественной литературе. Гоголь своими претенциозными «Выбранными местами из переписки с друзьями» больше навредил и себе, и литературе, и истории. Он учит: «Чем может быть жена для мужа в простом домашнем быту, при нынешнем порядке вещей в России»! Человек, вообще не знавшей женщины, как таковой, не входивший в её «изумрудную пещеру своим нефритовым стержнем», как любили выражаться древние китайцы. Что это, как не помутнение рассудка. Николай Васильевич совершенно не знал жизни, поэтому и писал в основном о каких-то причудливых тараканах, виях и вурдалаках.

Поэтому отставляю Гоголя и берусь вновь за Пушкина в очень прицельной форме. Намедни по случаю приобрёл в букинистическом магазине на Арбате однотомник «А.С.Пушкин о литературе», издательство «Художественная литература», 1962 г. Тираж 18 тысяч экземпляров. Редкость потрясающая. И сразу встретилось удивительное суждение гения на все времена: «Точность и краткость – вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей – без них блестящие выражения ни к чему не служат; стихи дело другое (впрочем, в них не мешало бы нашим поэтам иметь сумму идей гораздо позначительнее, чем у них обыкновенно водится. С воспоминаниями о протекшей юности литература наша далеко вперёд не продвинется».

Страницы:   1 2 3 4 5 6 7 8  »

Комментарии:

Андрей 30.11.2014 в 14:22 # Ответить
В очередной раз спасибо автору, узнал много нового о тех годах.
Александр 30.11.2014 в 14:35 # Ответить
Вновь прочитал с большим интересом.Удивления не было,поскольку давно знаю автора, низкосортной стряпни у него не может быть по определению.
Татьяна П. 30.11.2014 в 17:38 # Ответить
Мимо пронеслось ещё несколько лет жизни из 90-х годов М.Захарчука. А читала я этот текст более 2-х часов. В течение этих часов было по-настоящему интересно, смешно и грустно. Большое место он уделяет рассуждениям о классиках нашей литературы, выражает собственное мнение.
Понравился прекрасный рассказ о Тарапуньке и Штепселе, выступления которых я ещё помню на чёрно-белом экране маленького телевизора. Эти люди – та частичка Украины, которой можно гордиться. Их любили за оптимизм, за действенный, боевой юмор. Написал о них честно, красочно, трогательно и даже трагично.
Автор всё время в курсе дел своей родины, рассуждает о них с государственных позиций и, как простой человек, даёт беспощадную и строгую оценку, как событиям, так и отдельному человеку.
И совершенно становится беззащитным и отрешённым, когда речь идёт о родителях и его семье. Душа трепещет и искрит, как оголённый провод .
В этот последний день ноября, который был заполнен у меня повседневными хлопотами, я снова приобщилась благодаря уважаемому автору к этой очень непростой теме, показанной им изнутри глазами и переживаниями, и болью отдельного человека.
Валерий 30.11.2014 в 19:22 # Ответить
Миша, все хорошо. Особенно о родителях, о маме. Точно так же поступала и моя( царство ей небесное). Всколыхнул в душе многое...
Валерий Пинчук 30.11.2014 в 20:17 # Ответить
Дочитал до конца и задумался: а слабо многим из нас прилюдно признаться в любви к человеку, которого в соседней стране люто ненавидят, а в своей чаще поливают грязью, чем хвалят? Уважаю Захарчука за то, что он не боится честно изложить свою позицию и вызвать огонь на себя. Главное, что в своем большинстве мысли моего старшего товарища находят отклик в моей душе. И касаемо классиков русской и украинской литературы, и нашей общей истории, и нынешних событий...
Ирина 01.12.2014 в 00:41 # Ответить
Честно. Жёстко. Интересно. Спасибо.
V.Kris 01.12.2014 в 12:04 # Ответить
Если тон моих отзывов на очередную публикацию Михаила кому-то покажется сдержанным, то это потому, наверное, что я уже как-то попривык к стабильно высокому качеству его публицистики. Вот и на этот раз... Иногда даже ловишь себя на том, что завидно и досадно от умело сформулированной им мысли, которая крутилась у тебя где-то в башке, но Миша её филигранно оформил и выставил на общее обозрение. Но это конечно же добрая зависть и досада не на него, а на себя, на свою пассивность, на ленность ума, на нежелание тренировать свой мозг, оттачивать мысли и слова, запоминать и трактовать события и т.д. и т.п. Хорошо всё-таки, что есть такие одержимые в хорошем смысле журналисты, как Михаил Захарчук! Тем более, что, за редким исключением, всё, о чём он пишет, находит в моей душе живой отклик и теребит, взбадривает мою полусонную, ищущую покоя, рано поседевшую внутреннюю сущность...

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 ноября
среда
2017

В этот день:

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Коллективом конструкторов под его руководством были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

С детства увлекался авиамоделированием, в двенадцатилетнем возрасте сделал модель самолёта, которая победила на конкурсе в Новосибирске. В 1925 году поступил в Сибирский технологический институт, но вскоре перевёлся на механический факультет Донского политехнического института в Новочеркасске, поскольку там где была авиационная специализация. После окончания института работал в ЦАГИ им. Н. Е. Жуковского, участвовал в разработке автожиров А-7, А-12 и А-15, потом трудилмся на автожирном заводе заместителем Николая Камова.

В годы Великой Отечественной войны Миль был отправлен в эвакуацию в посёлок Билимбай. Там занимался усовершенствованием боевых самолётов, улучшением их устойчивости и управляемости, за что был удостоен пяти правительственных наград.

В 1947 году М. Л. Миль был назначен главным конструктором опытного КБ по вертолётостроению, созданного на базе завода № 383 минавиапрома. Первая машина ГМ-1 (Геликоптер Миля-1), созданная в ОКБ, была поднята в воздух 20 сентября 1948 года на аэродроме Захарково лётчиком-испытателем М. К. Байкаловым. В начале 1950 года, после серии испытаний, вышло постановление правительства о создании опытной серии из 15 вертолётов ГМ-1 под обозначением Ми-1. В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Аппаратура, на которой работал Сокольцов, состояла из закрепленного на груди передатчика, отдельного приемника и установленного под сиденьем электромотора. Антенной служил спущенный с хвоста самолета оголенный провод длиной 35 м, заканчивавшийся металлическим кругом метрового диаметра. Общий вес системы составлял около 30 килограммов.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

После окончания Полтавской школы поступила в Харьковский университет. Будучи студенткой, познакомилась с Сергеем Сапиго (учился в школе красных комиссаров), с которым позже в годы оккупации работала в Полтавском подполье. Летом 1941 года, закончив 4 курса университета, приехала в Полтаву к родителям, где её и застала война. Создала подпольную группу «Непокорённая полтавчанка», в которую первоначально вошло девять комсомольцев. Вместе с товарищами она собирала оружие, вела антифашистскую агитацию среди жителей города. Подпольщики установили связь с партизанским отрядом под командованием коммуниста Жарова, который действовал в Диканьских лесах. Выполняя указания Жарова, регулярно принимали по радио из Москвы сводки Совинформбюро, печатали листовки (в течение шести месяцев распространили более 2 тысяч листовок). Кроме того, изготавливали различные документы и справки для членов подпольной организации, дававшие возможность свободно передвигаться по городу и окрестным селам.

Группа постепенно увеличилась до 20 человек; начальником штаба подпольной организации был Сергей Сапиго. Проводили диверсии: вывели из строя электростанцию, повреждали станки на механическом заводе, где ремонтировались немецкие танки. Организовали помощь военнопленным, находившимся в лагере: снабжали их штатской одеждой и продуктами питания, 18 военнопленным помогли бежать и переправиться в партизанский отряд. Подпольщики готовились к вооружённому выступлению в Полтаве, для чего приобрели винтовки и гранаты. Оккупационные власти в поиске подпольщиков задействовали группу «Цеппелин», карательные отряды эсэсовской дивизии «Мёртвая голова», шпионскую школу «Орион-00220». 6 мая 1942 года одновременно были арестованы и подвергнуты пыткам наиболее активные члены подполья. Елену Убийвовк пытали и допрашивали 26 раз.

26 мая 1942 года за городским кладбищем в Полтаве были расстреляны: Елена Константиновна Убийвовк, Сергей Терентьевич Сапиго, Борис Поликарпович Серга, Сергей Антонович Ильевски, Валентин Дмитриевич Сорока и Леонид Иванович Пузанов.

Из гестаповской тюрьмы Елене Убийвовк удалось переслать родителям предсмертные письма. Заверенные их копии до 1991 года хранились в Центральном архиве ЦК ВЛКСМ (материалы по Полтаве, 1942 г., л. 1—5), где сейчас — неизвестно. К счастью, они были частично опубликованы в сборнике «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 513—514). И мы имеем возможность ознакомить читателей с этими свидетельствами душевной чистоты и величия этой советской патриотки.

ПИСЬМО ОТЦУ 12—13 мая 1942 г.

Папа, родной!

Ты мужчина и должен перенести все, что будет, как мужчина. У меня один на сто шансов выйти отсюда. Виноват в этом не Сергей,— он сделал все, что мог, чтобы спасти меня.

Я пишу не сгоряча, а хорошо все обдумав. Надежду не теряю до последней минуты и присутствия духа. Но если я погибну, помни — вот мое завещание: мама, верно, не переживет моей смерти, но ты должен жить и мстить, когда будет возможность.

Отсюда, из самого сердца фашизма, я ясно вижу, что это такое — все это утонченное зверство.

Смерти я не боюсь, но хочу, если не будет выхода, погибнуть от своей руки, поэтому заклинаю тебя всем, что для тебя свято, твоею любовью ко мне — принести мне, и сегодня же, опию, у нас дома есть в бутылке, ровно столько, сколько это нужно, чтобы умереть, ни больше, ни меньше, чтобы не промазать.

Я верю, что любя меня, это сделаешь. Помни, что я пишу не сгоряча и поспешности тоже не сделаю. Налей пузырек и вложи в хлеб. Лучше в кастрюлю с супом, супя вылью вон.

Я выполню свой долг — не впутаю невинных людей и, если нужно, стойко умру. . Но, чтобы избавить меня от мук, передай сегодня же, пока можно видеть, опий или морфий — тебе виднее, смертельную дозу — и будь молодцом, чтобы не сделать мне хуже. К пяти часам меня привезут в тюрьму, и там меня можно увидеть.

Друзьям передай: я уверена, что моя смерть будет отомщена. Валя — предательница, она наговорила на меня и Сергея. Сергей — молодец, и все это не забудь передать.

Каждое это слово — завещание, и если я буду знать, что все будет выполнено, буду спокойна.

Еще надежда есть, но решение мое неизменно, если ее не будет. Маму пока не волнуй.

Целую вас всех от всего сердца.
Привет друзьям.

 

ПИСЬМО РОДНЫМ

24—25 мая 1942 г.

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра — я не знаю когда — меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте — я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение