RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Великая Пятница. Крест и Голгофа
29 апреля 2016 г.

Великая Пятница. Крест и Голгофа

Страстная пятница — день воспоминаний о неправедном суде над Иисусом Христом, о его смерти на Голгофе, о снятии его тела с Креста и погребении.
На «маму» США есть «папа» РФ
4 апреля 2015 г.

На «маму» США есть «папа» РФ

Пентагон провел испытание крупнейшей из имеющихся в его арсенале противобункерной авиабомбы, способной уничтожить любой ядерный объект противника
Информация для отдыхающего вождя
26 июля 2017 г.

Информация для отдыхающего вождя

26 июля 1932 года Клим Ворошилов написал Иосифу Сталину «тяжелое» письмо с припиской: «прошу прощения за испорченное настроение».
Домовой Пушкиногорья
14 февраля 2017 г.

Домовой Пушкиногорья

14 февраля - день рождения Семена Степановича Гейченко, писателя-пушкиниста, музейного работника, Героя Социалистического Труда
Юбилей «Красного Моцарта»
29 января 2015 г.

Юбилей «Красного Моцарта»

30 января исполняется 115 лет со дня рождения Исаака Осиповича Дунаевского
Главная » Читальный зал » Последнее Причастие

Последнее Причастие

Публикуем рассказ нашей читательницы о том, как обрела вечную жизнь её знакомая

Опыт этот, хотя и уникальный по форме, в судьбе каждого нормального человека в том или ином виде повторится обязательно.
Последнее Причастие

С Валентиной Семёновной я познакомилась в 1995-м или 1996 году. Мы жили в Симферополе в одном микрорайоне, ходили в один и тот же храм, который был устроен в старом общежитии, пока здание церкви строилось.
Участница Великой Отечественной войны, Валентина Семёновна была замужем за довольно суровым человеком – атеистом до мозга костей, как и она, ветераном Вооружённых Сил. Православную жизнь жены он просто возненавидел, и потому Валентине Семёновне было очень нелегко: ей приходилось тайно поститься, тайно молиться…
А молиться было о ком. Одна из дочерей Валентины Семёновны ушла из жизни в молодом возрасте. У второй, живущей в далёком сибирском городе, в семье случилось несчастье: её муж обморозился, и ему ампутировали кисти рук. Не могу припомнить, говорила ли о других детях Валентина Семёновна, но об этих дочерях вспоминала часто и с глубокой любовью.
О том, при каких обстоятельствах ей впервые открылся Господь, она однажды, в сердечном расположении, поведала мне следующее: «В 1945 году мне было девятнадцать лет. Шла война на Дальнем Востоке. Нашу воинскую часть перебрасывали на новое место дислокации. Мы плыли на катере по Амуру. День был солнечный и тихий. Впереди нас прошёл тральщик и очистил реку от мин и бомб. Ничто не предвещало опасности, когда вдруг на пути следования катера оказалась рогатая мина. Я услышала команду капитана «Всем наверх!» и выскочила на палубу. Катер уже предельно замедлил ход, остановился, но мина неумолимо приближалась к левому борту, и все смотрели на неё, оцепенев, потому что знали: как только она прикоснётся к корпусу судна, произойдёт взрыв, и все погибнут.
И в этот момент мне страшно захотелось жить! Я увидела вокруг себя красоту мира так пронзительно, как никогда прежде: синий Амур тёк между зелёными лесами, над которыми раскинулось голубое бездонное небо… Я глянула вверх, и мне показалось, что там, в небе, кто-то есть, словно я увидела чьё-то лицо. Не знаю, как это получилось, но я рухнула на колени и закричала: «Господи! Спаси нас!». До сих пор не знаю, голосом я кричала или сердцем.
На миг установилась мёртвая тишина, и все услышали, как мина чиркнула о борт – раз, другой, но не взорвалась. Тогда боцман взял деревянную швабру, упёр её в тело мины между рогами и стал отводить в сторону от борта. Вскоре мина оказалась возле кормы, волна подхватила её, унося всё дальше и дальше. Наконец, когда катер уже был на безопасном расстоянии от мины, мы тронулись и продолжили путь. Мы проплыли несколько миль, и вдруг там, где осталась смертоносная мина, раздался мощный взрыв. Столб воды поднялся высоко в небо...
Мы плакали от радости, что спаслись, ликовали. С тех пор я уверовала в Бога, сохраняя в душе память об этом дне. После войны работала в школе учительницей начальных классов. В те годы даже верующие люди о Боге вслух не говорили. Я старалась жить по совести, быть верной супругой, хорошей матерью… Когда началась перестройка, и за веру перестали преследовать, пришла в храм»
Последние месяцы жизни Валентины Семёновны были по-христиански замечательными. Её соседка по дому, девяностолетняя старушка, сломала шейку бедра. Несмотря на хороший уход родных, она лежала уже больше двух месяцев: кость не срасталась, и бабушка сильно страдала. Валентина Семёновна навещала её, помогала всем, чем могла. Однажды, как рассказывала мне Валентина Семёновна, она испытала к больной пронзительную жалость и сострадание. В этот миг она в душе своей взмолилась: «Пресвятая Богородица! Отдай часть её болезни мне».
На следующий день у Валентины Семёновны случился инсульт, и её разбил паралич. Она лежала дома, и мы, её знакомые по церковному приходу, навещали заболевшую нашу духовную сестру. Валентина Семёновна и в болезни была светла, мирна и спокойна. Одно огорчало её, что муж категорически запретил приводить в дом священника, а потому она не могла поисповедаться и причаститься. В это время начался Великий пост. Через две недели Валентина Семёновна уже стала подниматься и ходить. Муж перевёз её в госпиталь для ветеранов Великой Отечественной войны и строго-настрого запретил к ней визиты верующих. «Если узнаю, что у тебя был священник, так и знай – домой не заберу, сдам в дом престарелых», – пригрозил он.
Соседкой Валентины Семёновны по палате оказалась закоренелая атеистка, которая, увидев на соседней тумбочке иконку, стала чертыхаться и богохульствовать. Через два дня она упала в коридоре и сломала ногу. Валентина Семёновна, сама едва держась на ногах, как могла, ухаживала за своей соседкой: подавала ей и выносила судно, поправляла подушки, устраивала обед в постели… А та с каким-то особенным злорадством сквернословила и бранилась. Нелегко было видеть Валентине Семёновне соседку в таком состоянии. Не к лицу было оно к её почтенному возрасту. Но что было, то было…
Валентина Семёновна на все выходки своей соседки спокойно говорила ей: «Ты нуждаешься в помощи и носишь имя моей умершей дочери, а потому я буду за тобой ухаживать, несмотря ни на что».
Я пришла проведать Валентину Семёновну в госпиталь в Вербное Воскресенье накануне Страстной Седмицы. Она имела удивительно благостный вид, но в её голосе звучала грусть.
– А правда, Танечка, что тот, кто умирает на Пасху, не проходит мытарства?
– Вам ещё рано думать о смерти, – попыталась я развеять грусть Валентины Семёновны, на что она возразила:
– Я чувствую, что у меня совсем мало времени. Я готова к уходу, но одно не даёт моей душе покоя: мне так и не пришлось причаститься.
То, как сказала это Валентина Семёновна, заставило меня принять её слова всерьёз. Стало ясно, что приход батюшки в госпиталь необходим.
– Давайте, я поговорю с отцом Георгием.
– Ты знаешь, что будет, если муж узнает о священнике? – сказала Валентина Семёновна упавшим голосом.
– А у вас есть желание приобщиться Святых Таин?
– Не только желание, а просто потребность, зов с тех пор, как со мной случился инсульт.
– Тогда не будем медлить. В какое время дня у вас бывает муж?
– Утром. До двенадцати, – и, помолчав, решительно сказала, – Хорошо, Танечка, поговорите. Пусть отец Георгий придёт вечером, если сможет.
Свободным у отца Георгия оказался вечер среды – канун Великого Четверга. Он поисповедовал Валентину Семёновну и причастил. В госпитале оказалось ещё несколько ветеранов, желающих очистить душу, приготовить себя к встрече Светлого Христова Воскресения.
В этот вечер молитва Валентины Семёновны была особенно радостной и благодарной: она ложилась спать счастливой, не имея на сердце уже никакой тревоги. Утром её нашли почившей с тихой улыбкой на лице. Предчувствие не обмануло Валентину Семёновну, а Господь всё устроил для спасения её души, подарив ей рождение в Жизнь Вечную в Великий Четверг Страстной седмицы, когда причащается вся Церковь.
Так как и сейчас живы члены семьи нашей героини, имя её изменено, но пример её жизни в вере от этого не умаляется. И дивно то, что обрела Валентина Семёновна веру в последние дни Великой Отечественной войны на Дальнем Востоке, идя по Амуру на небольшом судне вдоль дикой тайги. На память о девушке-воине, верной Богу и в старости своей, осталась у меня собственноручная вышивка Валентины Семёновны: на алых розах лежит Евангелие, а на Священной книге стоит церковная чаша со Святыми Дарами.

 

Татьяна Шорохова
23 апреля 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 ноября
среда
2017

В этот день:

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Коллективом конструкторов под его руководством были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

С детства увлекался авиамоделированием, в двенадцатилетнем возрасте сделал модель самолёта, которая победила на конкурсе в Новосибирске. В 1925 году поступил в Сибирский технологический институт, но вскоре перевёлся на механический факультет Донского политехнического института в Новочеркасске, поскольку там где была авиационная специализация. После окончания института работал в ЦАГИ им. Н. Е. Жуковского, участвовал в разработке автожиров А-7, А-12 и А-15, потом трудилмся на автожирном заводе заместителем Николая Камова.

В годы Великой Отечественной войны Миль был отправлен в эвакуацию в посёлок Билимбай. Там занимался усовершенствованием боевых самолётов, улучшением их устойчивости и управляемости, за что был удостоен пяти правительственных наград.

В 1947 году М. Л. Миль был назначен главным конструктором опытного КБ по вертолётостроению, созданного на базе завода № 383 минавиапрома. Первая машина ГМ-1 (Геликоптер Миля-1), созданная в ОКБ, была поднята в воздух 20 сентября 1948 года на аэродроме Захарково лётчиком-испытателем М. К. Байкаловым. В начале 1950 года, после серии испытаний, вышло постановление правительства о создании опытной серии из 15 вертолётов ГМ-1 под обозначением Ми-1. В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Аппаратура, на которой работал Сокольцов, состояла из закрепленного на груди передатчика, отдельного приемника и установленного под сиденьем электромотора. Антенной служил спущенный с хвоста самолета оголенный провод длиной 35 м, заканчивавшийся металлическим кругом метрового диаметра. Общий вес системы составлял около 30 килограммов.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

После окончания Полтавской школы поступила в Харьковский университет. Будучи студенткой, познакомилась с Сергеем Сапиго (учился в школе красных комиссаров), с которым позже в годы оккупации работала в Полтавском подполье. Летом 1941 года, закончив 4 курса университета, приехала в Полтаву к родителям, где её и застала война. Создала подпольную группу «Непокорённая полтавчанка», в которую первоначально вошло девять комсомольцев. Вместе с товарищами она собирала оружие, вела антифашистскую агитацию среди жителей города. Подпольщики установили связь с партизанским отрядом под командованием коммуниста Жарова, который действовал в Диканьских лесах. Выполняя указания Жарова, регулярно принимали по радио из Москвы сводки Совинформбюро, печатали листовки (в течение шести месяцев распространили более 2 тысяч листовок). Кроме того, изготавливали различные документы и справки для членов подпольной организации, дававшие возможность свободно передвигаться по городу и окрестным селам.

Группа постепенно увеличилась до 20 человек; начальником штаба подпольной организации был Сергей Сапиго. Проводили диверсии: вывели из строя электростанцию, повреждали станки на механическом заводе, где ремонтировались немецкие танки. Организовали помощь военнопленным, находившимся в лагере: снабжали их штатской одеждой и продуктами питания, 18 военнопленным помогли бежать и переправиться в партизанский отряд. Подпольщики готовились к вооружённому выступлению в Полтаве, для чего приобрели винтовки и гранаты. Оккупационные власти в поиске подпольщиков задействовали группу «Цеппелин», карательные отряды эсэсовской дивизии «Мёртвая голова», шпионскую школу «Орион-00220». 6 мая 1942 года одновременно были арестованы и подвергнуты пыткам наиболее активные члены подполья. Елену Убийвовк пытали и допрашивали 26 раз.

26 мая 1942 года за городским кладбищем в Полтаве были расстреляны: Елена Константиновна Убийвовк, Сергей Терентьевич Сапиго, Борис Поликарпович Серга, Сергей Антонович Ильевски, Валентин Дмитриевич Сорока и Леонид Иванович Пузанов.

Из гестаповской тюрьмы Елене Убийвовк удалось переслать родителям предсмертные письма. Заверенные их копии до 1991 года хранились в Центральном архиве ЦК ВЛКСМ (материалы по Полтаве, 1942 г., л. 1—5), где сейчас — неизвестно. К счастью, они были частично опубликованы в сборнике «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 513—514). И мы имеем возможность ознакомить читателей с этими свидетельствами душевной чистоты и величия этой советской патриотки.

ПИСЬМО ОТЦУ 12—13 мая 1942 г.

Папа, родной!

Ты мужчина и должен перенести все, что будет, как мужчина. У меня один на сто шансов выйти отсюда. Виноват в этом не Сергей,— он сделал все, что мог, чтобы спасти меня.

Я пишу не сгоряча, а хорошо все обдумав. Надежду не теряю до последней минуты и присутствия духа. Но если я погибну, помни — вот мое завещание: мама, верно, не переживет моей смерти, но ты должен жить и мстить, когда будет возможность.

Отсюда, из самого сердца фашизма, я ясно вижу, что это такое — все это утонченное зверство.

Смерти я не боюсь, но хочу, если не будет выхода, погибнуть от своей руки, поэтому заклинаю тебя всем, что для тебя свято, твоею любовью ко мне — принести мне, и сегодня же, опию, у нас дома есть в бутылке, ровно столько, сколько это нужно, чтобы умереть, ни больше, ни меньше, чтобы не промазать.

Я верю, что любя меня, это сделаешь. Помни, что я пишу не сгоряча и поспешности тоже не сделаю. Налей пузырек и вложи в хлеб. Лучше в кастрюлю с супом, супя вылью вон.

Я выполню свой долг — не впутаю невинных людей и, если нужно, стойко умру. . Но, чтобы избавить меня от мук, передай сегодня же, пока можно видеть, опий или морфий — тебе виднее, смертельную дозу — и будь молодцом, чтобы не сделать мне хуже. К пяти часам меня привезут в тюрьму, и там меня можно увидеть.

Друзьям передай: я уверена, что моя смерть будет отомщена. Валя — предательница, она наговорила на меня и Сергея. Сергей — молодец, и все это не забудь передать.

Каждое это слово — завещание, и если я буду знать, что все будет выполнено, буду спокойна.

Еще надежда есть, но решение мое неизменно, если ее не будет. Маму пока не волнуй.

Целую вас всех от всего сердца.
Привет друзьям.

 

ПИСЬМО РОДНЫМ

24—25 мая 1942 г.

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра — я не знаю когда — меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте — я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение