RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

И.В.Сталин: «Победа будет за нами!»
6 ноября 2013 г.

И.В.Сталин: «Победа будет за нами!»

Доклад на торжественном заседании Московского совета депутатов трудящихся 6 ноября 1941 года
Ксения Петербургская
6 июня 2016 г.

Ксения Петербургская

6 июня — день памяти святой блаженной Ксении Петербургской
Пепел заживо сожженных стучит в наши сердца
15 июня 2015 г.

Пепел заживо сожженных стучит в наши сердца

15 июня 1943 года в Могилевской области Белоруссии произошла страшная трагедия – западные «цивилизаторы» сожгли деревню Борки Кировского района вместе с 1800 жителями
Против либерального взгляда на русскую литературу
27 октября 2016 г.

Против либерального взгляда на русскую литературу

Вышла в свет книга литературного критика, публициста и прозаика, доброго друга «Российского героического календаря» полковника Петра Ткаченко «До разгрома и после него»
Провокация в «Манеже»
23 августа 2015 г.

Провокация в «Манеже»

Некто Энтео, безосновательно называющий себя «православным активистом», устроил бузу на выставке
Главная » Читальный зал » Сквозь время

Сквозь время

23 декабря 1923 года официальная дата рождения писателя-фронтовика Виктора Александровича Курочкина

Он создал одну из самых правдивых книг о Великой Отечественной войне, которую назвал просто и скромно: «На войне как на войне»
Сквозь время

Вообще-то, по словам супруги писателя, родился он на год и один месяц раньше, 23 ноября 1922 года. Это одна из многочисленных биографических загадок Виктора Курочкина, ответ на которую он, видимо, унес с собой.
Д
рузья и родные Виктора Александровича вспоминали: он никогда не кичился ни славой, ни званием писателя. Он вообще прожил исключительно свою жизнь – гвардии лейтенанта, написавшего одну из самых честных военных книг. Но, увы, тысячу раз прав Сергей Михайлович Панферов, исследователь творчества автора «На войне как на войне»: «Когда произносишь: Виктор Александрович Курочкин, писатель, – реакция собеседника, как правило, неоднозначная: «Кто это такой?».
Виктор Курочкин? Его имя никогда почти не было на слуху – ни при жизни, ни после смерти. Виктор Курочкин был недооценен современниками и незаслуженно забыт потомками. Да, его «На войне…» читал, или хотя бы смотрел одноименную экранизацию, практически каждый считающий себя патриотом страны. Но чем больше проходит времени, тем больше недоумения в глазах у отвечающих на вопрос «Кто это написал?».
Звезда Виктора Курочкина действительно стоит особняком в ярком созвездии писателей-фронтовиков. Слишком молодой. Слишком нетипичная для солдата, пришедшего в послевоенную литературу, биография. Слишком рано ушел. Слишком мало успел…
Иногда ловишь себя на мысли: судьба Курочкина – как судьба «коробочки»-самоходки, идущей по открытому полю в атаку. Извилиста, с непредсказуемыми поворотами, торможениями, рывками. Как будто командир этой самоходки во что бы то ни стало решил уйти из-под огня противника, чтобы сделать всего один, но самый главный, победный выстрел. Курочкин, почти как главный герой повести «На войне как на войне», младший лейтенант Саня Малешкин – победил. И также, даже не успев прочувствовать себя Героем, ушел.
Пересказывать здесь биографию Виктора Курочкина смысла нет. Важно лишь подчеркнуть, что родился он в семье крестьянина, которых до коллективизации принято было называть крепкими. «Крепкий» всегда сродни другому слову – настоящий. Нравится нам сегодня или нет, но именно «середняки» пострадали от коллективизации больше остальных. Просто потому, что они были умелыми хозяевами, живущими собственным трудом и собственной головой. Со вступлением в колхоз им было что терять.
Тверской крестьянин Александр Тимофеевич Курочкин ничего терять был не намерен. Он просто увез семью подальше от коллективизации. Под Ленинград, в город Павловск. В родную деревню Кушниково, недалеко от городка Старица, семья никогда уже больше не вернется.
В 1941 году Витя закончил девять классов средней школы. Что было дальше, Курочкин рассказывал сам: «Сестра с матерью эвакуировались к родственникам в Ярославль. Я с отцом остался в осаждённом Ленинграде. Работал на заводе шлифовальщиком. Работа у меня была несложная: обтачивал зенитные снаряды. В конце января 1942 года умерли отец и тётка, у которой мы жили. Я остался один».
Конечно, только чудом ему удалось выжить – одному в зимнем блокадном городе. Сам Курочкин о том времени вслух никогда не вспоминал. В апреле 1942-го его эвакуировали – по вскрывшейся ото льда Ладоге. На «большой земле» два месяца выхаживали. Дистрофия…
В конце июня 1942 г. был призван в армию. Виктор Курочкин – курсант Ульяновского гвардейского танкового училища. И пошли сплошные повороты военной судьбы, которую много позже сам Курочкин уместит в несколько строк собственного выступления – по случаю приема в Союз писателей: «…в связи с появлением нового рода войск, самоходной артиллерии, нашу роту перевели в Саратов, во 2-е Киевское артиллерийское училище. Учился там всего три месяца. Учили стрельбе с закрытых позиций. После этого поехали воевать. На Курской дуге воевал пятнадцать минут. Потом участвовал в боях за освобождение Левобережной Украины, форсировал Днепр в районе Канева, участвовал в боях за Киев. Шел до тех пор, пока не был ранен».
Что видел Курочкин на этом пути? Смерть – черную, как комбинезоны танкистов и самоходчиков. Грязную, как пехотные шинели танкового десанта. Но жизнь на войне тоже была. Еще совсем недавно школьник и чудом выживший блокадник, Курочкин впитывал мимолетные образы этой хрупкой жизни. Он вглядывался в них с брони своей самоходки. Он роднился с ними.
«Начало смеркаться, когда полк оставил позади расстрелянный лес. Неподалеку от него рос молодой дубок. Он так крепко держался за землю и так был жаден до жизни, что не уронил ни одного листка. Тонконогий, стройный, он стоял посреди дороги, вызывающе вскинув лохматую рыжую голову. Земля вокруг дубка была изъезжена, испахана, искромсана. Его пощадили и снаряды, и бомбы, и танки, и колеса машин, и солдатские сапоги». (Виктор Курочкин. «На войне как на войне»).
В июне 1943-го Курочкину, командиру СУ-85 из 1893-го самоходного артполка 3-й танковой армии, было восемнадцать с половиной. Уже через четыре месяца, освобождая Украину, он получает орден Красной Звезды: «Награжден за боевые отличия Командующим 6 гвардейским танковым корпусом». Потом будет орден Отечественной войны II степени. С августа 1944-го он командует самоходной установкой, числящейся в составе 4-й танковой армии 1-го Украинского фронта. Орден Отечественной войны I степени догоняет его уже в госпитале: 31 января 1945 года при форсировании Одера гвардии лейтенант Курочкин получает ранение: «Тяжелое, осколочное, сквозное, верхней трети правого бедра». Пять месяцев он в госпитале.
А потом – снова зигзаги судьбы самоходчика. Фронтовик? Да! Смелый и авторитетный командир? Тоже да! Причем к сентябрю 1945-го на кителе Курочкина наград еще больше. Они, вслед за орденом, догнали его еще в госпитале. Но… недоучка. Пацан-недоучка.
Лейтенанта Курочкина направляют в Высшую офицерскую школу самоходной артиллерии. Он заканчивает ее и… «Я решил уйти из армии. Никто не возражал».
«Демобилизовавшись, я вернулся в город Павловск. Первое время работал где придется, так как вообще ничего не умел делать. Одновременно учился в десятом классе вечерней средней школы. Пока не созрел, то есть пока не получил «аттестат зрелости», работал воспитателем на фабрике «Скороход», бухгалтером в кинотеатре города Павловска, библиотекарем, копал землю и сажал деревья в Павловском парке».
Короткой биографии Курочкина поражаешься: Ленинградская юридическая школа, судья в посёлке Новгородской области, депутат местного райсовета. Первые литературные опыты. Снова ставший родным Павловск и… журналистика. 1954 год – учеба на заочном отделении Литинститута (который, кстати, Курочкин закончит с отличием). Первая литературные удачи: среди творческих работ первой же учебной сессии - рассказ «Соперницы». Несколько лет спустя по его мотивам Курочкин напишет сценарий. На «Мосфильме» по этому сценарию снимут трогательную комедию «Ссора в Лукашах». Для этого фильма дирекция киностудии не пожалеет цветной пленки. В 1960-м «Ссора в Лукашах» станет одним из лидеров кинопроката. Ее посмотрят почти 30 миллионов человек.
Успех? Еще какой! Но вот воспоминания о Курочкине писателя Виктора Конецкого: «Он был скромен. Начав печатать отличные рассказы с 1952 года, в анкете он пишет: «Литературным трудом занимаюсь с 56 года». Но в Союз писателей СССР Курочкина примут лишь в 1965-м. И то лишь после рекомендаций таких людей, как писатель Федор Абрамов: «И тем обиднее и непонятнее, что <…> один из лучших прозаиков Ленинграда, все не член Союза. Давно, давно пора устранить эту несправедливость!».
Исправили. Курочкин все равно остался чужим – среди чужих. Считал, например, что «литература – не игрушки, не витрина для демонстрации модных штучек, она познает тайну бытия, а всякое знание человечество добывает страданием». Творческая богема отвечала взаимным неприятием. Богема вообще не терпит чужаков. Особенно если они талантливы.
Штрих к портрету писателя Виктора Александровича Курочкина. Его супруга тоже закончила Литературный институт. Было время, работала в Германии. Туда же однажды позвала и мужа. Была возможность найти там ему хорошую должность. Курочкин отказался: «Мне и России хватит».
Друзья и близкие признавали: «Виктор Александрович отличался отсутствием позы, искренней непосредственностью. Своим поведением он опровергал известную сентенцию, что труднее всего быть самим собой. Казалось, ему невозможно не быть самим собой» (Г. Нестерова).
«Виктор Курочкин никуда не вписывается – ни в «деревенщиков», хотя сам от земли и писал про деревню много; ни в «интеллектуалы» не лезет, хотя «Урода» написал; ни в военно-патриотическую категорию, хотя «На войне как на войне» - военная классика» (В. Конецкий).
Рукопись «На войне как на войне» Курочкину возвратят редакции пяти литературных журналов. В шестом, «Молодой гвардии», повесть опубликуют. Случится это в конце лета 1965-го. Спустя три года по сценарию Виктора Александровича на «Ленфильме» снимут одноименный фильм. Фильм тоже станет классикой – классикой советского кино. Ветераны – танкисты и самоходчики – увидев картину даже в десятый-двадцатый-сотый раз, всякий раз во время просмотра будут плакать.
Об успехе фильма, а он действительно во многом затмил саму книгу, Виктор Курочкин узнает, будучи серьезно больным человеком. «Виктора Александровича Курочкина дико избили в милиции. Пьяненького. Инсульт <…> В шестьдесят девятом году Виктор Курочкин перенёс инфаркт и инсульт. У него парализовалась правая рука и отнялась речь, читать он тоже не мог», - вспоминал писатель Виктор Конецкий. Рассказывают, всё случилось в Ленинграде, на Невском проспекте, зимой. Возвращался Курочкин с подледного лова – в валенках с галошами, в тулупе, с ящиком рыбацким самодельным. Увидел афишу только что вышедшего фильма. Сел на ящик и… заплакал в три ручья. В милиции не поверили, что этот поддатый мужик в малахае и есть автор фильма.
Писатель Федор Абрамов 21.11.1976 года записал в дневник: «Виктор Курочкин отмучился. Его поразил неизлечимый недуг... Да, последние восемь лет – это годы муки. Он был обречен на молчание. Все понимать, все знать и ничего не мочь. Это ли не страшно?».
Наверное, герою его книги повезло несравнимо больше. «Экипаж Малешкина сидел в машине и ужинал. Мина разорвалась под пушкой самоходки. Осколок влетел в приоткрытый люк механика-водителя, обжег Щербаку ухо и как бритвой раскроил Малешкину горло <…> Саня задергался, захрипел и открыл глаза. А закрыть их уже не хватило жизни». (Виктор Курочкин. «На войне как на войне»).
Он прожил на Земле всего 52 года. Слишком мало для человека. Для писателя его уровня – мало до слез. Но даже если бы в библиографии Курочкина значилась только одна эта повесть, «На войне как на войне», ее хватило бы с лихвой – чтобы войти в бессмертие.
Но и сегодня неудержимо жаль! Самоходка Курочкина до сих пор несется сквозь время. Самоходка молотит траками остатки асфальта шоссе Киев-Житомир и выбрасывает из-под гусениц грязь только что освобожденных украинских проселков. Задрав вверх пушку, она летит вперед – к своему главному бою! А вот ее командир ушел от нас мучительно и безмолвно. Друзья вспоминали о последних днях Курочкина: он прожил их мужественно. По-солдатски. Как на войне.
Серафим БЕРЕСТОВ (http://vk.com/id314726682)
Светлана ЛЯХОВА (http://vk.com/id10022051)
(«Солдатский храм»)
Читать книгу В.А. Курочкина «На войне как на войне» можно здесь:

http://lib.ru/PROZA/KUROCHKIN/nawojne.txt
Смотреть фильм:

http://vk.com/video?z=video154273990_164740411/04d8f5..

 

.
23 декабря 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
11 декабря
понедельник
2017

В этот день:

Кровавые латышские стрелки

11 декабря 1917 года (28 ноября по ст. ст.) прибывший двумя днями раньше в Петроград сводный батальон латышских стрелков принял торжественную присягу верности советскому правительству

Кровавые латышские стрелки

11 декабря 1917 года (28 ноября по ст. ст.) прибывший двумя днями раньше в Петроград сводный батальон латышских стрелков принял торжественную присягу верности советскому правительству

После Октябрьской революции, во время Гражданской войны в России латышские полки поддержали большевиков и были одними из первых воинских частей, стоявших у основания РККА. Являлись самым крупным национальным военным образованием в Красной армии. Использовались как исключительно боеспособная сила на службе революции. Общая численность 80 тысяч человек, средний возраст которых был 23 года. Дивизии латышских стрелков широко применялись по всему фронту Гражданской войны.

Части латышских стрелков отличались железной дисциплиной, использовались для подавления антибольшевистских восстаний в ряде городов (Ярославль, Муром, Рыбинск, Калуга, Саратов, Новгород и др.). Многие командиры латышских стрелков, впоследствии уже после расформирования частей смогли достигнуть больших руководящих постов. Так, первым начальником ГУЛАГа был бывший латышский стрелок Ф. Эйхманс. Латышские стрелки также стали занимать значительные должности в Красной армии.

В материалах следствия Н. А. Соколова по делу об убийстве Императора Николая II и его семьи утверждается, что непосредственными исполнителями убийства были «латыши». Однако, есть мнение, что жители центральных русских губерний, не слышавшие о латышах до революции вообще, называли так вообще всех нерусских интернационалистов, в том числе еврейских и венгерских исполнителей казни.

PS Не стоило бы о них писать в Российском героическом календаре, но очень уж много из Прибалтики раздается истерических воплей по поводу того, что всех этих чухонцев насильно загоняли под Советскую власть. На самом деле они бежали в первых рядах, зачастую по локоть в русской крови.

Памяти легендарного Ковпака

11 декабря 1967 года скончался Сидор Артемьевич Ковпак (р. 1887), генерал-майор, дважды Герой Советского Союза, командир Путивльского партизанского отряда

Памяти легендарного Ковпака

11 декабря 1967 года скончался Сидор Артемьевич Ковпак (р. 1887), генерал-майор, дважды Герой Советского Союза, командир Путивльского партизанского отряда

Родился 26 мая (7 июня) 1887 года в селе Котельва (ныне посёлок городского типа Полтавской области Украины) в бедной крестьянской семье. Семья была многодетная, шесть сыновей и 4 дочери. Срочную службу проходил в Саратове в Александровском полку, после службы работал там же, в Саратове, грузчиком.

Участник Первой мировой (службу проходил в 186-м пехотном Асландузском полку) и Гражданской войн. Во время Первой мировой войны воевал на Юго-Западном фронте, участник Брусиловского прорыва. В апреле 1915 года в составе почётного караула был лично награждён Николаем II Георгиевским крестом. Всего был награждён Георгиевскими крестами III и IV степеней и медалями «За храбрость» («георгиевскими» медалями) III и IV степеней.

Во время Гражданской войны возглавлял местный партизанский отряд, боровшийся на Украине с немецкими оккупантами вместе с отрядами А. Я. Пархоменко, затем был бойцом 25-й Чапаевской дивизии на Восточном фронте, где занимался разоружением казаков, участвовал в боях с армиями генералов А. И. Деникина и Врангеля на Южном фронте.

В 1921—1926 годах — помощник уездного военкома, уездный военком, военком Павлоградского округа Екатеринославской губернии (с 1926 года — Днепропетровская область Украины). Одновременно в 1925—1926 — председатель сельскохозяйственной артели в селе Вербки. С 1926 года — директор Павлоградского военно-кооперативного хозяйства, затем — председатель сельскохозяйственного кооператива в Путивле, с 1935 — заведующий дорожным отделом Путивльского райисполкома, с 1937 — председатель Путивльского горисполкома Сумской области Украинской ССР.

Участник Великой Отечественной войны с сентября 1941 года. Один из организаторов партизанского движения на Украине — командир Путивльского партизанского отряда, а затем — соединения партизанских отрядов Сумской области. Также к партизанскому движению был причастен его брат, Семен Артемьевич.

В 1941—1942 годах соединением Ковпака были осуществлены рейды в тылу врага по Сумской, Курской, Орловской и Брянской областям, в 1942—1943 годах — рейд из брянских лесов на Правобережную Украину по Гомельской, Пинской, Волынской, Ровенской, Житомирской и Киевской областям; в 1943 году — Карпатский рейд. Сумское партизанское соединение под командованием Ковпака прошло с боями по тылам немецко-фашистских войск более 10 тысяч километров, разгромило гарнизоны противника в 39 населённых пунктах. Рейды Ковпака сыграли большую роль в развёртывании партизанского движения против немецких оккупантов.

31 августа 1942 года был лично принят Сталиным и Ворошиловым в Москве, где вместе с другими партизанскими командирами участвовал в совещании. Партизанскому соединению Ковпака была поставлена задача совершить рейд за Днепр с целью расширения партизанской борьбы на Правобережную Украину. В апреле 1943 года С. А. Ковпаку было присвоено воинское звание «генерал-майор». В январе 1944 года Сумское партизанское соединение было переименовано в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию имени С. А. Ковпака под командованием П. П. Вершигоры.

 

Погибли за Армению

11 декабря 1988 года вблизи Ленинакана разбился самолет «Ил-76» со спасателями, летевшими на помощь жертвам землетрясения в Армении.

Погибли за Армению

11 декабря 1988 года вблизи Ленинакана разбился самолет «Ил-76» со спасателями, летевшими на помощь жертвам землетрясения в Армении.

Все 78 человек на борту авиалайнера погибли. Тысячи советских людей самоотверженно спасали армян в Ленинакане.

Этот подвиг был «отблагодарен» с лихвой. 10 июля 1992 года в армянском Ленинакане вероломно и подло, из засады расстреляны русские десантники, отказавшиеся сдать министерству обороны Армении вверенное им вооружение. Российская военная техника была бандитски захвачена у регулярной воинской части Российской армии. «Акция» проходила под общим руководством официальных лиц армянской республики, в частности, заместителя министра обороны армении генерала Н.Абрамяна. До сих пор преступники не задержаны, хотя их имена известны. Российской стороне даже не принесены извинения.

 

«Демократическая» бойня

11 декабря 1994 года, по решению Ельцина и его окружения, Российские войска вступили на территорию Чечни, на что, впрочем, имели юридическое право, поскольку де-юре это была территория России.

«Демократическая» бойня

11 декабря 1994 года, по решению Ельцина и его окружения, Российские войска вступили на территорию Чечни, на что, впрочем, имели юридическое право, поскольку де-юре это была территория России.

Предыстория вкратце такова. В августе 1991 года руководство Чечено-Ингушетии поддержало ГКЧП.

6 сентября 1991 года бывший генерал Советской армии Дудаев объявил о роспуске республиканских государственных структур, его сторонники штурмом захватили здание Верховного Совета, телецентр и Дом радио. Ельцин злорадствовал: так им и надо, раз поддержали ГКЧП. Но сценарий закрутился супер кровавый. По этому поводу глава Чеченской Республики Завгаев Д. Г. высказался в 1996 году на заседании Государственной Думы так:

«На территории Чечено-Ингушской Республики (сегодня она разделена) война началась осенью 1991 года, именно война против многонационального народа, когда преступный криминальный режим при некоторой поддержке тех, кто сегодня здесь тоже проявляет нездоровый интерес к ситуации, залил кровью этот народ. Первой жертвой происходящего стал именно народ этой республики, и чеченцы прежде всего. Война началась тогда, когда среди бела дня был убит Виталий Куценко, председатель Грозненского городского совета, во время заседания Верховного Совета республики. Когда на улице был застрелен Беслиев, проректор государственного университета. Когда был убит Канкалик, ректор этого же государственного университета. Когда ежедневно осенью 1991 года на улицах Грозного находили убитыми до 30 человек. Когда начиная с осени 1991 года и до 1994 года морги Грозного были до потолка забиты, делались объявления по местному телевидению с просьбой забрать, установить, кто там находится, и так далее».

Период правления Дудаева характеризуется этническими чистками против всего нечеченского населения. В 1991—1994 годах нечеченское (прежде всего — русское) население Чечни подвергалось убийствам, нападениям и угрозам со стороны чеченцев. В июле 1999 года министерство по делам национальностей России сообщило, что в Чечне с 1991 по 1999 годы было убито более 21 тыс. русских (не считая погибших в ходе военных действий), захвачено более 100 тыс. квартир и домов, принадлежащих представителям нечеченских этносов, более 46 тыс. человек были фактически превращены в рабов. У них отбиралось имущество и паспорта при попустительстве республиканских и федеральных властей.

Меры нужно было принимать решительные, но Ельцин начал «раздавать суверенитеты», а затем «вдарил», и такой удар определялся как «меры по поддержанию конституционного порядка». С 11 декабря по февраль шли кровопролитные бои. Когда же, наконец, субсидируемые из-за рубежа боевики были изгнаны из Грозного, Ельцин под давлением своего ненасытного окружения, сделал им поблажку, выпустив на арену генерала Лебедя, который подписал позорные Хасавюртовские соглашения, что узаконило вывод российских войск. Чечня вновь стала де-факто независимым, но де-юре непризнанным ни одной страной мира (в том числе Россией) государством. Разрушенные дома и сёла не восстанавливались, экономика — исключительно криминальная, впрочем, криминальная она была не только в Чечне, так, по утверждению бывшего депутата Константина Борового, взятки в строительном бизнесе по подрядам Министерства обороны, во время Первой чеченской войны, доходили до 80 % от суммы договора. Из-за этнических чисток и боевых действий Чечню покинуло (или было убито) практически всё нечеченское население. В республике начался межвоенный кризис и рост ваххабизма, в дальнейшем приведшие к вторжению в Дагестан, а затем и к началу Второй чеченской войны.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение