RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Падение Украины-6
30 ноября 2014 г.

Падение Украины-6

Был бы украинский язык даже не «могучим и правдивым», как русский, а просто нормальным славянским языком, так и не стал бы столь припадочно комплексовать перед русским. Лишь украинцы носятся со своею «мовой», как дурень с писаной торбой.
Фильм о русском поэте Юрии Кузнецове
14 ноября 2018 г.

Фильм о русском поэте Юрии Кузнецове

13 ноября 2018 года в Литературном институте имени М. Горького состоялась презентация документального кинофильма «Юрий Кузнецов. Взгляд с востока».
«Победа-70»: поэт Василий Марченко
25 апреля 2015 г.

«Победа-70»: поэт Василий Марченко

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Победа-70: поэт Евгений Ряпов
15 ноября 2015 г.

Победа-70: поэт Евгений Ряпов

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Берегите русских!
3 ноября 2013 г.

Берегите русских!

XVII Всемирный Русский Народный Собор предупреждает: упадок русского национального самосознания сравним с крахом Римской империи и гибелью Византии
Главная » Читальный зал » Великий бас Советского Союза

Великий бас Советского Союза

6 января 2005 года ушел из жизни народный артист СССР Борис Тимофеевич Штоколов: как человек, он был всякий, как певец - выдающийся

Публикуем воспоминания о нём нашего постоянного автора писателя и военного журналиста Михаила Захарчука.
Великий бас Советского Союза

Лето 1982 года в Ленинграде выдалось душным до невозможности. Тогда же известный питерский поэт Сергей Арно написал знаменитое стихотворение, которое так и называлось «Жаркое лето 82-го»: «И нет нам в Ленинграде/ Спасенья от жары». Вспоминались эти строки, когда я шёл в Концертный зал на первую встречу с Борисом Штоколовым. И ещё думал о том, что певец крайне неудачно выбрал время для своего сольного концерта: в такую инфернально-пекельную жару даже не всякий фанат русского романса предпочтет пляжу душный зал. Что уж говорить о рядовом зрителе. Но вскоре пришлось устыдиться своего скепсиса. Билеты «на Штоколова» у меня спрашивали ещё у Финляндского вокзала, а кабинет администратора пришлось брать штурмом вместе с другими энтузиастами.

И вот встреченные бурными, прямо-таки шквальными аплодисментами, на сцену вышли Борис Тимофеевич и его неизменный аккомпаниатор Юрий Маевский. У певца была своя, неповторимая манера исполнения: пел он почти всегда с закрытыми глазами. Но, Бог ты мой, как же он мощно, славно и душевно пел! Мы все, как очарованные, слушали: «Живёт моя отрада...», «Вечерний звон», «Ямщик не гони лошадей», «Утро туманное», «Очи черные», «Коробейники», «Гори, гори, моя звезда» и другие воистину жемчужины русского вокального искусства. У меня была договоренность со Штоколовым о встрече сразу же после концерта. Признаться, не очень рассчитывал на долгий разговор: видел же, как много сил потратил певец. Тем не менее, принял он меня чрезвычайно радушно. Даже угостил коньком с чаем, который умел заваривать по каким-то лишь ему известным рецептам. Мы проговорили несколько часов. В конце беседы Штоколов отвёз меня на своём служебном автомобиле в гостиницу, где мы продолжили общение к обоюдному удовольствию. Во всяком случае, я, в то время корреспондент «Красной звезды», был определённо счастлив. Для главного военного издания страны фигура Штоколова представлялась образцово-показательной, в некотором смысле почти уникальной. Судите сами, дорогой читатель. Борис Тимофеевич был народным артистом Советского Союза, лауреатом VII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Вене, лауреатом Государственной премии РСФСР имени М.И.Глинки, Государственной премии СССР, кавалером орденов Ленина, Октябрьской Революции, двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Отечественной войны II степени. Ни один советский оперный певец не обладал столькими государственными регалиями! Но и это ещё не всё. В 1944 году юноша Штоколов стал юнгой Северного флота на знаменитых Соловецких островах.  Попал он туда, окончательно изголодавшись в семье, оставшейся без кормильца. Отец его, воевавший комиссаром ещё в гражданскую, пошел защищать Родину и в 41-м. Через год погиб на Ленинградском фронте. И Борис решил заменить отца. На фронт он, естественно, не попал, но вот в юнги взяли. И уже в начале 45-го Штоколов служил торпедным электриком на балтийских эсминцах «Строгом», «Стройном», на легендарном крейсере «Киров». После войны вернулся на Урал (родился и вырос в Кузнецке), чтобы по направлению военкомата поступить в авиационную школу. И поступил-таки. В это самое время Уральским военным округом, на территории которого находилась школа, командовал прославленный полководец Маршал Советского Союза Жуков. Уже одним этим фактом: главного полководца Великой Отечественной отправить на заштатный округ, Сталин рассчитывал «сломать» Жукова, чтобы впоследствии расправиться с ним, как до этого расправился со многими другими видными военачальниками. Но величие Жукова в том то и заключалось, что он служил Отчизне, а не Сталину и, тем более, - не должности. Маршал взялся за дело с таким энтузиазмом, словно бы над ним никаких туч не сгущалось. За месяц Георгий Константинович объездил все более-менее значимые объекты округа, дважды побывав в спецшколе Военно-воздушных Сил, где Штоколов уже заканчивал учебу. Присутствовал Маршал Жуков и на выпускном вечере. Штоколов пел там «Грустные ивы» Блантера и «Дороги» Новикова. Командующий, внимательно послушав пение выпускника, подозвал его к себе. Наполнил бокалы шампанским. Протянул один Штоколову, другой сам поднял: «Я вот что подумал, сынок, - сказал после паузы, - таких летчиков, как ты, мы подготовим, сколько нужно будет. А таких голосов, как твой, я не часто слышал. Давай за твой замечательный голос и выпьем».

Конечно, для Штоколова был весьма лестным отзыв Маршала, но, если честно, не считал он тогда свои вокальные данные чем-то стоящим внимания. И поэтому после школы поехал поступать в авиационное училище. Готовился стать летчиком, причем серьезно готовился. И вдруг вызывает его начальник училища: «Вот получено указание Маршала Жукова направить вас в консерваторию, предварительно показав творческой комиссии Краснознаменного ансамбля песни и пляски имени Александрова».

Так оно и случилось: военные музыканты и лично Борис Александров дали Штоколову направление в Уральскую консерваторию. Когда юноша приехал в Свердловск, оказалось, что и здесь Маршал позаботился о молодом даровании: Штоколов получил место в общежитии, и работу ему предоставили - должность электрика в театре оперы и балета имени А.В. Луначарского.

- Вполне возможно, что и без помощи Жукова стал бы я профессиональным певцом, - говорил мне Борис Тимофеевич.- В нашей стране созданы поистине уникальные условия для того, чтобы любое дарование человека могло раскрыться в полной мере. Но то, что именно «Маршал-Победа» (так его тогда называли в народе) благословил меня в искусство, во многом примечательный факт. И свидетельствует он о том, что наша армия всегда защищала и защищает самые светлые, самые гуманные наши социалистические идеалы. Хотя, с другой стороны, известно ведь, что Жуков хорошо разбирался в музыке, сам играл, пусть и на гармошке, петь любил. Талантливый человек, он во всем талантлив. И вот мне такого Великого Маршала судьба подарила.

С тех пор писал я о Штоколове не единожды. Между нами установились, если и не дружеские, то вполне товарищеские, доверительные отношения. Случалось, звоню ему в Питер: «Борис Тимофеевич, Захарчук челом бьёт. Нужен ваш отклик на очередную инициативу Генерального секретаря, Председателя Президиума Верховного Совета СССР…» - «Ну если необходимо для дела, то чего же… Мы, как говорится, старая гвардия и всегда поддержим добрые шаги нашего руководства. Ну, а дальше ты уж сам что-нибудь дельное придумай, я тебе всегда доверял и доверяю». Чего там скромничать – до сих пор горжусь тем доверием…

В этом месте не я, автор сих строк, а сама жизнь наша горемычная заложила крутой вираж, которого мне никак не обойти, не миновать, как нельзя выбрасывать слов из известных песен. Так вот, где-то в конце 1991 года оказался я, в командировке в Екатеринбурге. Зашёл к друзьям в газету «Военный железнодорожник», где регулярно на ту пору печатался. Иду по коридору, смотрю, висит загонная полоса с броским заголовком «Богата на Борисов уральская земля». Ба, да, оказывается Штоколов гастролирует в городе и даёт интервью местным газетчикам! Мне бы в чтение полосы не углубляться, но профессиональный интерес возобладал…

«В Соловецкую школу юнг уехал я в 1944 году. Надоела мне жизнь свердловских подворотен и помоек. Ну, и с воровством решил покончить.

Корр.: - Значит, и воровать приходилось?

Б.Ш.: - Да, всё по мелочам: картошка мерзлая, конфеты. Голод тогда был неимоверный. А у моей матери пятеро детей было. Так что кушать очень хотелось. Ведь эти коммунисты проклятые захватили все ОРСы, всё себе распределили, а народ бросили голодным. Думаете, я тогда ничего не понимал? Всё понимал и прекрасно видел. Моего отца, Тимофея, в 1938 году репрессировали. А виновата во всем партия - эта шайка бандитов. Их всех надо судить. Всех! Поймать каждого коммуниста и на площадь поволочь, чтобы они там покаяться смогли.

Корр.: - А на какую площадь? На Старую или на Новую?

Б.Ш.: - Всё равно на какую, лишь бы народ всё видел. Ну, а тех, кто сегодня вступает в какую-то новую партию, взять да и сослать в концлагеря. А лидеров этой банды, таких как Нина Андреева, расстрелять без суда и следствия. И сделать это надо так, как творил беззакония садист, убийца и Люцифер ХХ века - Ленин. Это чудовище. Считаю, что сейчас необходимо устроить «охоту на ведьм». Тот, кто ещё не выбросил партбилет, должен быть наказан. Партийная мафия нынче сидит в Советах и исполкомах. Сидит и говорит, что, мол, все равно Россия не обойдется без большевиков. А наивный «Дон Кихот» Ельцин до сих пор держит у себя под крылышком таких преступников, как Петров - бывший секретарь Свердловского обкома КПСС.

Корр.: - Многие считали и считают сейчас, что Советская Армия - наиболее реакционная государственная организация...

Б.Ш.: - Да. В армии все офицеры - коммунисты. Они не способны ни на что светлое, созидательное.

Корр.: - Как же так, Борис Тимофеевич. Ведь если бы не Георгий Константинович Жуков, то Вы никогда не были бы оперным певцом.

Б.Ш.: - У меня о Жукове, кроме светлых воспоминаний, есть и мрачные. Он же в книге своей «Воспоминания и размышления» Сталина хвалил. Я понимаю, что ему нельзя было иначе. Но однажды к прославленному маршалу пришли брежневские гонцы и сказали, что если он не будет лестно отзываться об «отце народов», то книгу свою никогда не увидит. И все же я Жукова называю своим крестным отцом.

Корр.: - А кто еще считался покровителем Вашей персоны?

Б.Ш.: - Был такой секретарь обкома Куроедов Владимир Васильевич, был секретарь горкома Зибзеев Кирилл Васильевич. Я их считал светлыми коммунистами, которым нравилось оперное искусство. Тогда же мне дали квартиру, за счет обкома партии сшили костюм, рубашку. Купили галстук, туфли, запонки. Ведь до этого мы, артисты, были нищими и пели за жалкую пятерку по разным столовым. Впоследствии и с окладом стало хорошо.

Корр.: - А Вы когда-нибудь льстили коммунистам-руководителям?

Б.Ш.: - При большевиках мне трудно было оставаться самим собой. Когда я встречался с каким-нибудь секретарем обкома, у меня, как у собаки, дрожал хвостик. Я всю жизнь, как собака, прожил с виляющим хвостом. И все мы так прожили. Если не споешь «Партия - наш рулевой»,- тебе конец. Меня, грешного, тоже заставляли петь такие песни. Кстати, в августе этого года банда сама себя похоронила. Считаю, что всем гэкачепистам надо дать Героев Советского Союза за развал коммунистической империи и просить Ельцина, чтобы он их не судил».

...Штоколов выступал во Дворце культуры Уральского завода тяжелого машиностроения. Пробираясь после концерта за кулисы, я мысленно прокручивал свои неудобные, «колючие» вопросы к певцу. Оно и понятно: досада и даже злость меня захлёстывали. Ну что ж ты, мил человек, думалось, оказался таким подлым перевёртышем? И когда ты был правдив: теперь или, когда получал все блага от системы? Меж тем уже по первым фразам нашего общения я понял, что допустил просчёт очевидный и принципиальный: закулисье не то место, где ведутся идеологические дебаты. Борис Тимофеевич, завидев в моих руках газетную полосу, сослался на усталость и быстро, почти агрессивно, свернул разговор. И, наверное, правильно сделал, ибо слепой с глухим ни о чём бы всё равно не договорились. Мысль об этом не покидала меня всю дорогу в гостиницу, а потом и домой, в Москву. Как и о том, что предательство идеалов совершается чаще всего не по обдуманному намерению, а по слабости характера. Разумеется, я не мог быть судьёй Борису Тимофеевичу тогда, тем более теперь, когда его уже десять лет нет в живых. Однако его мировоззренческие несуразности и благоглупости долгое время не давали мне покоя. Увижу его по телевизору или услышу по радио и сразу подумаю: ведь вот был же человек истинно советским певцом. Ни один юбилейный или праздничный концерт на высоком партийном уровне в продолжение десятилетий не обходился без Штоколова. Он, «советский Шаляпин», являлся атрибутом всякой красной даты отечественного календаря, будь то 7 ноября или 1 мая. Как водка, селедка и черный хлеб. Люди, сидя за праздничными столами, вкушали в боях добытое пропитание, пили «Столичную» и слушали пение Штоколова. Гордились им и верили ему, как и очень многому из той нашей светлой жизни, почему-то прозванной застойной. А оказывается Штоколов всего лишь «вилял хвостом», как собака.

…В тот год, когда Штоколов умер, я готовил к изданию главную свою книгу «Встречная полоса. Эпоха. Люди. События». Собирая для неё материалы, когда-то написанные и опубликованные, каждый из них проверял, если и не по первоисточнику - собственным журналистским блокнотам, - то хотя бы по дневнику, который веду уже полвека. Не полагаю сие обстоятельство столь уж великой доблестью. Скорее это лишь элементарное стремление быть, елико возможно, к старости более точным, более правдивым, чем я был в молодости, при которой сии качества в чести не являлись, поскольку в обществе не осуждалось идеологическое лицемерие. Пишу я уже не первую книгу и знаю наверняка, что никакие художественные мудрствования и литературные изыски, никакое стремление быть или казаться лучше, чем ты есть на самом деле, не способны достучаться до сердца читателя. И лишь сермяжной правде, какой бы она ни была неудобной, порой и горькой, даже подлой читатель, может быть, поверит. Понимаю: тут не Бог весть, какое открытие, точнее, его для многих и вовсе нет. Но даже и расхожая истина, до который ты сам допёр жизнью своей, собственным опытом, становится для тебя очень важной моральной категорией, императивом, переоценке, как правило, не подлежащим.

С учетом вышеизложенного, сверил я «с точнячками» и высказывания Бориса Тимофеевича насчет армии и социалистических ценностей, произнесённые им много лет назад. Почему-то мне казалось, что это я сам, как «приводной ремень КПСС», подлакировал, подправил слова певца в угоду тогдашней идеологии, а в действительности они произносились им и проще, и безыскуснее. Ничуть не бывало! Штоколов говорил, а я записывал слово в слово: «Я глубоко убежден: кто прошёл армейскую школу, с тем она всю жизнь будет, чем бы человек потом ни занимался. Я и сыновей своих тому учил. Недавно младший Тимофей отслужил срочную. Я несколько раз бывал у него в танковой части. Спал в солдатской палатке, ел из солдатского котелка, вспоминал собственную боевую молодость - хорошей она у меня была. Что бы там ни говорили некоторые горячие головы, как бы ни пытались они принизить значение воинской службы - это им никогда не удастся. В армии наши ребята получают отличную закалку. Я, во всяком случае, альтернативы армейской службе не вижу. И наставники-командиры в нашей армии сплошь - отличные, просто таки замечательные мужики! Не понимаю некоторых горе-родителей, идущих на все, лишь бы оградить свое дитятко от службы в армии. А я вот всегда гордился сыном-солдатом, который Родину защищал».

…На Руси издревле не переводились люди, которых ещё называют «жидовствующими» - из одной крайности, да в другую. Когда в 1470 году, вместе с князем Михаилом Олельковичем, прибыл в Новгород из Киева ученый иудей Схария, то по существу, ничего, кроме объемных древних знаний об окружающем мире, он не привез с собой. Хотя вполне возможно, что и Схария, и его подельцы Шмойла Скарявый, Моисей Хапуша совращали русских священников в иудейскую веру. Ну и что? Чужие речи слушай, а свой разум имей. Как бы не так. Вот что пишет о той поре «жидовствования» на Руси Н.И.Костомаров: «В показаниях Самсонка (дьяк, уличенный в ереси - М.З.) и других были признания в том, что еретики изрекали хулу на Христа, Пречистую Богородицу и всех Святых, ругались над иконами и над другими священными вещами. Сам Самсонко сознавался, что он с попом Наумом расщепляли святые иконы, а Наум, проходя мимо иконы Богородицы, показал ей кукиш. Другой еретик, Алексей Костев, вытащил из часовни икону Успения, бросил на землю и начал поливать скверною водою (мочою - М.З.). Третий, Юрка, бросил икону в лохань. Иные спали на иконах, другие мылись на них. Макар дьяк, который ел в пост мясо, плевал на икону, а Самсонко вырезал из просфоры кресты и бросал кошкам и собакам и пр.»

Кажется, где пятнадцатый век, а где наше время. Да рядом они! И мало что меняется на нашей земле, если вспомнить хотя бы августовские события 91-го. Сколько советских людей с заполошным остервенением «топтали иконы», принародно, как тот же Марк Захаров, сжигали свои партийные билеты. Булат Окуджава в те годы заявлял: «Я тоже был фашист, но только красный». А Виктор Астафьев в порыве болезненного самоистязания писал: «Мы просто не умели воевать. Мы залили своей кровью, завалили врагов своими трупами».

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Валерий Пинчук 05.01.2015 в 14:36 # Ответить
Читая воспоминания Михаила Захарчука о Штоколове, невольно ловишь себя на мысли, что сегодня многие известные деятели культуры ведут себя очень похоже, словно подражая кому-то. Порой излишняя эмоциональность вкупе с категоричностью играют с ними злую шутку, ведь еще вчера они вели себя совсем по-другому. Говорят, таланту всё позволено. Лично я так не считаю. хотя и не вправе судить таких людей...
Татьяна. П. 06.01.2015 в 17:05 # Ответить
Борис Штоколов. Его имя ушло куда-то в прошлое, словно морская волна отступила на время, но вернётся снова и снова, покоряя нас и бередя душу.
Жаль, что не пришлось мне его видеть и слышать вживую. После чтения статьи о нём, прослушала в записи несколько романсов.
И светлее стало в морозный предрождественский вечер от этих воспоминаний, от того нового, что узнала. Порадовалась, что корни у Бориса Тимофеевича уральские, а биография у него почти героическая.
А сама статья проникнута теплом живых воспоминаний и пытливых рассуждений автора, связанных с сегодняшними днями. Ибо не может человек не думать и не анализировать в этой живой цепочке, где мы все так или иначе связаны во времени и пространстве. И тепло, любовь и память, и звуки слов и песен обязательно проникнут в сердце каждого, кто готов их впустить.
Ещё и ещё раз убеждаюсь, насколько скрупулёзен в трудах своих и пытлив умом, как журналист, автор статьи.
Благодарна сайту за возможность читать такие материалы, над которыми можно размышлять.
Александр Костенко 06.01.2015 в 17:27 # Ответить
Блин, все мы, кто в уже зрелые годы встретил начало 90-х, так или иначе перемазаны тем противоречивым временем. И по ту, и по "сю" стороны идеологической баррикады были вполне себе честные совестливые люди. И каждый верил в свою правду, которая на тот момент казалась единственно верной. Никого не стоит строго судить. Как после бури, нужно было дождаться, пока осядет пыль, улягутся волны, и картина действительности явится такой, какой она есть - объективной и достоверной.
Автору - браво за очередной материал, сверенный с биением собственного сердца.
Андрей 07.01.2015 в 07:02 # Ответить
Нравственные метания, проверка мировоззрения на прочность - всё это присуще человеку думающему. И то, что порою бывают отклонения и крайности - свидетельство лишь того, что путь познания истины отнюдь не прямолинеен.
Захарчук Михаил 07.01.2015 в 16:51 # Ответить
Обращение к читателям
Дорогие друзья, хоть изредка читающие мои заметки!
Штоколов – прекрасный повод ещё раз с вами пообщаться.
Уже имел честь поздравить всех вас с Новым годом, со всеми праздниками этого каникулярного времени, повторюсь: добра вам всем отныне и присно, и вовеки веков! По прошлому году у меня особая признательность коллегам по военному, по журналистскому строю за то, что находили время и знакомились с моими поделками. Среди таких особо хочу отметить: Александра Злаина, Николая Черкашина, Вадима Симоненко, Василия Фатигарова, Юрия Перфильева, Анатолия Журина, Петра Карапетяна, Валерия Дюбкина, Владимира Парамонова, Николая Врагова, Павла Береговского, Юрия Бурых, Николая Нетишинского, Владимира Сосницкого, Виктора Тюрина, Игоря Мирошниченко, Сергея Попова, Сергея Чуева, Александра Ушара, Анатолия Луцко, Леонида Колпакова, Сергея Прохорова, Владимира Верховода, Николая Асташкина, Дмитрия Ильюка, Виктора Ульяновского, Вячеслава Крысова, Виктора Андрусова, Евгения Буркуна, Александра Костенко, Виктора Литовкина, Сергея Орлова, Сергея Ищенко, Сергея Турченко, Виктора Баранца, Валерия Пинчука, Аркадия Казимирова, Владимира Киселёва-Марина, Игоря Мазурика, Анатолия Гару, Владимира Леонидова, Геннадия Алёхина, Андрея Андрианова, Андрея Сульдина, Анатолия Иваненко, Николая Калмыкова, Владимира Акулинского, Владимира Галайко, Ирину Павлюткину, Александра Волка, Александра Ужанова, Анатолия Кричевцова, Вячеслава Кочерова, Валерия Громака, Валерия Галкина, Геннадия Каутсиса, Владимира Матяша, Андрея Патюлина, Андрея Бондаренко, Олега Владыкина, Олега Вольвича, Михаила Поселёнова, Виктора Тюрина, Виктора Шевнина, Сергея Пашаева, Евгения Татаровича, Владислава Шурыгина.
Многие из перечисленных коллег гораздо сильнее меня умеют держать перо в руках, поэтому не случайно, что к их слову я прислушиваюсь особо. Но есть у меня читатели, которые и не будучи профессионалами всегда присылают такие отклики, что я их читаю с нескрываемым восторгом. Это, прежде всего, Татьяна Пороскова, Татьяна Чуканова, Виктория Тронева, Галина Карнаухова, Вера Корсакова, Наталия и Вера Лебедевы, Марина Чешихина.
Впрочем, с не меньшим всегда интересом читаю я отклики и переписываюсь (они, как говорится, соврать мне не дадут) по этому поводу с Ольгой Павловой, Галиной Головановой, Галиной Нестеровой (Новосёловой), Людмилой Антоновой, Светланой Наконечной, Александром Книжниковым, Ириной Прониной, Татьяной Беляевой, Львом Луцкером, Линой Москалюк (Микитюк), Николаем Доглядным, Александрой Ореховой (Кожуховой), Виолеттой Шагиданян (Маркаровой), Андреем Кощавкой, Юрием Мусиенко, Татьяной Каришко (Скульской), Людмилой Ожерельевой (Ступнёвой), Анной Окуневой, Еленой Беклешовой (Комнатной), Георгием Вервесом, Галиной Мыслинской (Озаренчук), ЭС, Светланой Токаревой (Скотниковой), Людмилой Милкой (Сокирян), Валентином Гнидюком, Людмилой Косюк, Сергеем Малиховым, Ириной Любимовой-Ларионовой, Аллой Катышевой (Чернелевской), Татьяной Карауловой (Егоровой) Игорем Парамоновым, Лидией Рынновой, Михаилом Лебедевым, Ириной Святославской, Игорем Синицыны, Сергеем Захарчуком (Лясниковым), Юлией Антоновой, Анной Рубцовой (Поросковой), Виктором Макаровым, Верой Комаровой (Максимовой), Татьяной Матюниной, Ольгой Костиной, Ириной Кариевой, Виктором Колбиным, Валентиной Алексеенко, Фаритом Канюкаевым, Натальей Гордеевой, Андреем Любимовым, Анатолием Головановым, Ниной Маркович, Виктором Долговым, Любовью Кувалкиной, Кара Мией, Людмилой Ребровой, Натали Агаповой, Владимиром Пономаревым, Марией Лукиной, Надеждой Максимовой, Татьяной Смирновой, Светланой Дробязгиной, Андреем Широковым, Милой Яковлевой, Татьяной Захаровой, Людмилой Голубевой, Тамарой Бледновой, Леонидом Трошиным, Галиной Козловой, Галиной Мануковой, Ольгой Задорожной, Галиной Черепановой, Мариной Сенниковой, Асадом Насировым, Ольгой Ребровой, Юрием Холмогоровым, Аллой Баландиной.
Со всеми вами, мои добрые, замечательные, лучшие в мире читатели хотелось бы продолжить наше общение в этом ставшем нам родным виртуальном мире. Но на нет и суда не будет. Ибо я прекрасно понимаю, что не всегда у вас найдётся время, чтобы в ущерб другими занятиям взяться за чтение моих поделок. Однако всё будет путём в любом случае. Иначе нам с вами просто нельзя. Ещё раз всех с праздниками. И до новых встреч! Искренне ваш Михаил Захарчук. (МАЗ).
Фарит Канюкаев 10.01.2015 в 20:55 # Ответить
Всеми нами почитаемый Михаил Александрович, спасибо огромное ! Вашими в том числе стараниями выросло поколение НЕПОТЕРЯННОЕ. Слава Богу, патриотизм сегодня - не дань политтехнологам, а нормальный порыв, инстинкт, способ спасения нации. Счастья Вам и близким, новых свершений !
Валерий Пинчук 08.01.2015 в 13:43 # Ответить
С праздником, Михаил Александрович! Не только я, но и, наверное, вся читающая рать восхищается твоей работоспособностью. Один список коллег и почитателей чего стоит! О твоих очерках, дневниках и размышления я уже не говорю... Словом, даже не находясь на рабочем месте ты по-прежнему много и успешно трудишься. И дай, Судьба, тебе здоровья подольше продержаться в этом строю!
olga.zadorojnaya 08.01.2015 в 14:03 # Ответить
С п ас и б о Михаил, ещё раз за Ваши интересные и познавательные публикации!! Ещё раз поздравляю Вас со всеми новогодними праздниками!! Желаю Вам новых творческих поисков и удачи!!! СЧАСТЛИВОГО И БЛАГОПОЛУЧНОГО НАСТУПИВШЕГО ГОДА, МИРА, БЛАГОПОЛУЧИЯ И ДУШЕВНОГО УМИРОТВОРЕНИЯ!!!!!!!!
Валерий Галкин 08.01.2015 в 14:39 # Ответить
" А для того, чтобы мы, не смотря ни на что, никогда не отказывались от самой великой в мире русской доброты, от христианского нашего великодушия и от присущего только нам жертвенного бескорыстия."
Анатолий Люцко 08.01.2015 в 17:18 # Ответить
По добром завидую твоей работоспособности, мой друг. Честно говоря, не все тобой написанное удалось прочитать, но думаю устраню этот пробел. В свои очерки, дневниковые размышления ты вкладываешь не только интеллект журналиста, но и душу, от чего в них чувствуется основательность, да и читаются они читаются легко, на одном дыхании. Думаю, нашим молодым коллегам есть чему у тебя поучиться, взять на вооружение методы работы над литературным произведением. Надеюсь, что в Новом году ты порадуешь своих читателей, а у тебя их очень много, новыми работами, которые останутся в памяти этих людей. Здоровья тебе, творческого долголетия, бодрости духа и благоденствия.
Александр 09.01.2015 в 13:33 # Ответить
Спасибо,Михаил,за честь быть упомянутым первым в числе коллег,друзей-приятелей.Не знаю,может быть в твоих творческих планах есть идея написать очерк о великом русском писателе,с которым тебя роднят имя,отчество,талант? Я имею в виду Михаила Шолохова,110 лет со дня рождения которого будем отмечать в мае этого года.Уверен,у тебя это получится

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
31 октября
суббота
2020

В этот день:

Сражение под Чашниками

31 октября 1812 года состоялась битва между русскими войсками под командованием Витгенштейна и французскими под командованием маршала Виктора в ходе Отечественной войны.

Сражение под Чашниками

31 октября 1812 года состоялась битва между русскими войсками под командованием Витгенштейна и французскими под командованием маршала Виктора в ходе Отечественной войны.

Это столкновение было неудавшейся попыткой французов восстановить их северный фронт по линии Двины, который был прорван после взятия Полоцка Витгенштейном.

К моменту падения Полоцка командующий IX корпусом Виктор был расквартирован в районе Смоленска и представлял собой резерв армии Наполеона.
По приказу Наполеона, Виктор с 22 тысячами солдат отправился против Витгенштейна с целью восстановить линию Двины. Около Чашников II французский корпус под командой генерала Леграна, отступая от Витгенштейна, встретился с передовой дивизией Виктора. Легран решил остановиться и занял оборонительную позицию. Объединённые силы французов составляли 36 тыс.

Витгенштейн оставил в Полоцке гарнизон в 9 тыс. солдат и направился навстречу Виктору с 30 тыс. солдатами.

Бой под Чашниками вёлся в основном авангардом Витгенштейна под командованием Льва Яшвиля и 2-м корпусом Леграна. Русские атаковали французов. Легран, отступая, занимал промежуточные позиции, но в конце концов был отовсюду вытеснен и присоединился к корпусу Виктора. Витгенштейн, обнаружив главную позицию Виктора, приказал Яшвилю остановиться, и начал бомбардировку французских позиций. Виктор, обескураженный успешными действиями Яшвиля, решил не продолжать сражение и отступил. Русские не преследовали. Потери французов 1200 против 400 убитых русских.

В результате побед под Полоцком и Чашниками Витгенштейн отправил отряд Гарпе для захвата Витебска. 7 ноября после короткой битвы французский гарнизон Витебска сдался.

Падение Витебска нарушало планы Наполеона, который планировал там разместить на зимние квартиры свои измотанные войска. Узнав о поражении под Чашниками Наполеон приказал Виктору снова немедленно атаковать Витгенштейна и отбросить его к Полоцку. Это привело к ещё одному поражению французов под Смолянами 14 ноября 1812 года.

 

Смерть Фрунзе

31 октября 1925 года в Боткинской больнице после операции на желудке скончался Михаил Васильевич Фрунзе (р. 1885), революционер, советский государственный и военный деятель, один из наиболее крупных военачальников Красной армии во время Гражданской войны

Смерть Фрунзе

31 октября 1925 года в Боткинской больнице после операции на желудке скончался Михаил Васильевич Фрунзе (р. 1885), революционер, советский государственный и военный деятель, один из наиболее крупных военачальников Красной армии во время Гражданской войны

Причины его смерти до сих пор имеют самые разные толкования у экспертов и историков. Официально в газетах того времени сообщалось, что Михаил Фрунзе болел язвой желудка. 29 октября 1925 года его оперировал опытнейший хирург В. Н. Розанов. По докладу врачей, операция прошла успешно. Но через 39 часов Фрунзе скончался "при явлениях паралича сердца". Спустя 10 минут после его смерти ночью 31 октября в больницу прибыли И. В. Сталин, А. И. Рыков, А. С. Бубнов, И. С. Уншлихт, А. С. Енукидзе и А. И. Микоян. Была произведена экспертиза тела. Прозектор записал: обнаруженные при вскрытии недоразвития аорты и артерий, а также сохранившаяся зобная железа являются основой для предположения о нестойкости организма по отношению к наркозу и плохой сопротивляемости его по отношению к инфекции. Основной вопрос - почему возникла сердечная недостаточность, приведшая к смерти, - остался без ответа. Недоумение по этому поводу просочилось в прессу. Увидела свет заметка "Товарищ Фрунзе выздоравливает", напечатанная "Рабочей газетой" как раз в день его смерти. На рабочих  собраниях спрашивали: зачем делалась операция; почему Фрунзе согласился на нее, если с язвой можно прожить и так; какова причина смерти; почему опубликована дезинформация в популярной газете? В связи с этим врач Греков, ассистировавший Розанову, дал интервью, помещенное с вариациями в разных изданиях. По его словам, операция была необходимой, так как больной находился под угрозой внезапной смерти; Фрунзе сам попросил оперировать его по возможности скорее; операция относилась к разряду сравнительно легких и была выполнена по всем правилам хирургического искусства, но наркоз протекал тяжело. В конце интервью Греков зачем-то сообщил о том, что к больному после операции никого не допускали, но, когда Фрунзе сообщили, что ему прислал записку Сталин, он попросил записку эту прочесть и радостно улыбнулся. Вот ее текст: "Дружок! Был сегодня в 5 ч. вечера у т. Розанова (я и Микоян). Хотели к тебе зайти,— не пустил, язва. Мы вынуждены были покориться силе. Не скучай, голубчик мой. Привет. Мы еще придем, мы еще придем... Коба". Эта концовка еще более разогрела недоверие к официальной версии. Все пересуды на эту тему собрал писатель Пильняк, который написал позже "Повесть непогашеной луны", где в образе командарма Гаврилова, умершего во время операции, все узнали Фрунзе. Часть тиража "Нового мира", где публиковалась повесть, была конфискована, тем самым как бы подтверждалась версия убийства. Если так боятся, то несомненно, Фрунзе был устранен. Версию убийства еще раз повторил режиссер Евгений Цымбал в своем фильме "Повесть непогашеной луны", в котором создал романтический и мученический образ «настоящего революционера», замахнувшегося на незыблемые догмы.

Но, судя по всему, настоящий Фрунзе был далек от романтизма. С февраля 1919 года он последовательно возглавлял несколько армий, действующих на Восточном фронте против Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака. В марте он стал командующим Южной группой этого фронта. Подчиненные ему части настолько увлеклись мародерством и грабежом местного населения, что совершенно разложились, и Фрунзе не раз посылал в Реввоенсовет телеграммы с просьбой прислать ему других солдат. Отчаявшись получить ответ, он стал сам вербовать себе пополнение «натуральным методом»: вывез из Самары эшелоны с хлебом и предложил оставшимся без еды мужикам вступать в Красную армию.

В крестьянском восстании, поднявшемся против Фрунзе в Самарском крае, участвовало более 150 тысяч человек. Восстание было утоплено в крови. Отчеты Фрунзе Реввоенсовету пестрят цифрами расстрелянных под его руководством людей. Например, за первую декаду мая 1919 года им было уничтожено около полутора тысяч крестьян (которых Фрунзе в своем отчете именует «бандитами и кулаками»). В донесении Троцкому Фрунзе пишет: "Тут убито, пока по неполным сведениям, не менее 100 человек. Кроме того, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков". В бою — около ста, а потом всех тех, кого сочли ненадежными, просто расстреляли. "Село Усинское, в котором восставшими сначала был истреблен целиком наш отряд 170 человек, сожжено совершенно". Причем, почему это происходит, Фрунзе отлично понимает: "Движение выросло на почве недовольства экономическими тяготами и мероприятиями, а в силу несознательности населения было направлено и использовано должным образом". А с несознательными мы будем поступать вот так — расстреливать потенциальных главарей и сжигать начисто те села, на территории которых произошло убийство красноармейцев. Фрунзе в этом отношении был ничем не лучше Тухачевского, подавлявшего Тамбовское восстание, или Пятакова, Бела Куна и Землячки, которые проводили "красный террор" в Крыму.

В сентябре 1920 года Фрунзе назначили командующим Южным фронтом, действующим против армии генерала П.Н. Врангеля. Он руководил взятием Перекопа и оккупацией Крыма. В ноябре 1920 года Фрунзе обратился к офицерам и солдатам армии генерала Врангеля с обещанием полного прощения в случае, если они останутся в России. После занятия Крыма всем этим военнослужащим было приказано зарегистрироваться (отказ от регистрации карался расстрелом). Затем солдаты и офицеры Белой армии, поверившие Фрунзе, были арестованы и расстреляны прямо по этим регистрационным спискам. Всего во время красного террора в Крыму было расстреляно или утоплено в Черном море 50 - 75 тыс. человек.

Конечно, многие тогда могли и не знать о военных «художествах» Михаила Васильевича. Самые темные стороны своей биографии он тщательно скрывал. Известен его собственноручный комментарий к приказу о награждении Бела Куна и Землячки за зверства в Севастополе. Фрунзе предупреждал, что вручение орденов следует производить тайно, дабы общественность не знала, за что конкретно награждаются эти «герои гражданской войны». Словом, если Фрунзе и помогли уйти в мир иной, то было за что. Ведь паралич сердца у него начался давно и не в физиологическом, а в духовном смысле.

Честно говоря, нередко выглядит так,  что сталинские чистки (когда это относится действительно к вождю, а не является наветом на него) коснулись в первую очередь тех представителей ленинско-троцкистской гвардии, кто с особой жестокостью расправлялся с простыми русскими людьми:                       «репрессированы» Сталиным те же Тухачевский, Пятаков, Бела Кун. Не исключено, что Фрунзе оказался одним из первых в этом списке врагов русского народа, уничтоженных Сталиным. Дело в том, что 1925 год был отмечен целой серией "случайных" катастроф. Вначале — ряд трагических инцидентов с ответственными работниками Закавказья: 19 марта в Москве внезапно умер "от разрыва сердца" председатель Союзного Совета ЗСФСР и один из председателей ЦИК СССР Н. Н. Нариманов. 22 марта в авиационной катастрофе погибли Первый секретарь Заккрайкома РКП(б) А. Ф. Мясников, председатель ЗакЧК С. Г. Могилевский и летевший с ними уполномоченный наркомата почт и телеграфов Г. А. Атарбеков. 27 августа под Нью-Йорком при невыясненных обстоятельствах погибли Э. М. Склянский — бессменный заместитель Троцкого в период гражданской войны, отстраненный от военной деятельности весной 1924 года и назначенный председателем правления треста "Моссукно", и председатель правления акционерного общества "Амторг" И. Я. Хургин. 28 августа на подмосковной станции Парово погиб под поездом давний знакомый Фрунзе член Реввоенсовета 6-й армии во время Перекопской операции, член бюро Иваново-Вознесенского губкома партии, председатель Авиатреста В. Н. Павлов. Примерно в это же время в автоаварии погиб близкий к наркомвоенмору Фрунзе начальник Мосгубмилиции Ф. Я. Цируль. Да и сам Михаил Васильевич в начале сентября выпал на полном ходу из автомобиля, дверца которого почему-то оказалась неисправной, и чудом остался жив. Так что «устранения», судя по всему, уже начались.

Кроме каннибализма, проявленного Фрунзе при подавлении восстания в Самарской области, были и другие причины для его устранения. В английском ежемесячнике "Аэроплан" появилась статья о Фрунзе "Новый русский вождь". "В этом человеке,— говорилось в статье,— объединились все составные элементы русского Наполеона". И это были не просто слова. Фрунзе их подкреплял делом.

Летом 1923 года в гроте недалеко от Кисловодска состоялось законсперированнное совещание партийной верхушки под руководством Зиновьева и Каменева, названного впоследствии «пещерным». На нем присутствовали отдыхающие на Кавказе и приглашенные из ближайших регионов партийные деятели той поры. От Сталина поначалу это скрыли. Хотя обсуждался вопрос именно об ограничении его властных полномочий в связи с тяжелой болезнью Ленина. Ни один из участников этого совещания (кроме Ворошилова, который скорее всего был там глазами и ушами вождя) не умер своей смертью. Фрунзе там присутствовал в качестве военной составляющей «путча».

Другой факт. В 1924 года по инициативе Фрунзе была проведена полная реорганизация Красной армии. Он добился упразднения института политических комиссаров в армии — они были заменены помощниками командиров по политчасти без права вмешиваться в командные решения. В 1925 году Фрунзе произвел ряд перемещений и назначений в командном составе, в результате чего во главе военных округов, корпусов и дивизий оказались военные, подобранные по принципу преданности Троцкому. Бывший секретарь Сталина Б.Г. Бажанов вспоминал: «Я спросил у Мехлиса, что думает Сталин об этих назначениях?» — «Что думает Сталин? — переспросил Мехлис. — Ничего хорошего. Посмотри на список: все эти тухачевские, корки, уборевичи, авксентьевские — какие это коммунисты. Все это хорошо для 18 брюмера, а не для Красной Армии». Спрашивается: какой бы глава государства потерпел такую «лояльность» военного министра? Бажанов (и не только он) считал, что Сталин вынужден был устранить Фрунзе, чтобы на его место назначить своего человека — Ворошилова (Бажанов В.Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990. С. 141). Утверждают, что во время операции была применена как раз та анестезия, которой Фрунзе не мог вынести в следствие особенностей организма. Конечно, эта версия не доказана. Но, на наш взгляд, она достаточно правдоподобна.

Памяти Зельдина

31 октября 2016 года на 102 году жизни скончался Владимир Михайлович Зельдин - артист Центрального академического театра Российской армии (1945—2016). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Народный артист СССР (1975). Лауреат Сталинской премии (1951). Кавалер Международной премии Андрея Первозванного «За Веру и Верность»

Памяти Зельдина

31 октября 2016 года на 102 году жизни скончался Владимир Михайлович Зельдин - артист Центрального академического театра Российской армии (1945—2016). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Народный артист СССР (1975). Лауреат Сталинской премии (1951). Кавалер Международной премии Андрея Первозванного «За Веру и Верность»

 

. Получая её, Зельдин сказал:
- Я принадлежу к поколению, которое прошло дорогами Великой Отечечственной войны. И победило сильнейшего противника. За свою жизнь я повидал много событий, пережил много испытаний, выпавших на долю моей любимой Родины— России. Они всегда преодолевались нашим народом, благодаря патриотизму, самоотверженной любви к Отечеству. Сегодня - тоже нелегкая полоса в жизни России. Дух мужества и стойкости, который олицетворяют Андрей Первозванный и премия его имени «За Веру и Верность», хочется верить, помогут и нынешним поколениям россиян справиться с трудностями и победить.

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение