RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Девичья фамилия – джаз»
20 марта 2015 г.

«Девичья фамилия – джаз»

22 марта 2015 года – 120 лет со дня рождения Леонида Осиповича Утёсова
Русский Новый год
31 декабря 2015 г.

Русский Новый год

Кто первыми его встречает в нашей стране?
Помянем Владимира Солоухина
6 апреля 2017 г.

Помянем Владимира Солоухина

20 лет назад ушёл из жизни этот великолепный писатель
Стихи для Путина
18 февраля 2016 г.

Стихи для Путина

Произведение юной поэтессы, которая в 2015 году стала лауреатом конкурса патриотической поэзии, проведенного Российским героическим календарём, 10-классницы Евгении Дубровиной, покорило сердце Президента России
«Удар по логову»
7 августа 2013 г.

«Удар по логову»

В ночь с 7 на 8 августа 1941 года советская авиация совершила бомбардировку Берлина
Главная » Читальный зал » Юбилей «Красного Моцарта»

Юбилей «Красного Моцарта»

30 января исполняется 115 лет со дня рождения Исаака Осиповича Дунаевского

Он прожил всего-то 55 лет. Но успел сделать поразительно много: 14 оперетт, 3 балета, 2 кантаты, 80 хоров, 80 песен и романсов, музыка к 88 драматическим спектаклям и 42 кинофильмам, 43 сочинения для эстрады и 12 для джаз-оркестра, 17 мелодекламаций, 52 симфонических и 47 фортепианных произведений.
Юбилей «Красного Моцарта»

При этом во всех музыкальных сочинениях Исаака Осиповича (без исключения!) наличествует мелодия! Красивая, неизменно запоминающаяся. Столь уникальных композиторов, со времён Моцарта, в мире наберётся меньше, чем пальцев на двух руках. Среди музыкальных творцов ушедшего ХХ века он вообще - король, чемпион мелодии.

Принято считать, что громадный талант Дунаевского раскрылся исключительно в области так называемых «легких» жанров. Композитор и в самом деле явился создателем новой советской массовой песни, самобытной джазовой музыки, музыкальной кинокомедии, оперетты. Но и только? Нет, Дунаевский также был и выдающимся симфонистом. Симфонический особый дар его высоко ценил Шостакович. Так об увертюре к кинофильму «Дети капитана Гранта» Дмитрий Дмитриевич, не самый, к слову, великий расточитель похвал коллегам, писал: «Эта увертюра - симфоническое произведение большого накала и темперамента». Добавлю: не многие «серьёзные» советские композиторы могли бы похвастаться увертюрами подобной лёгкости и одновременно смысловой наполненности. Да, сочинить в симфонической вещи тему и долго потом «тянуть» её могли многие в прошлом, не перевелись такие мастера и в настоящем. Но ведь и то правда, что 99 процентов подобных сочинителей именно пишут, конструируют свои симфонии, нанизывая ноту за нотой, как бусины на нитку. И получается, как правило, какофония. Дунаевский, обладая, как уже говорилось, уникальным мелодическим даром, воистину творил музыку, вдохновлённый Кем-то или Чем-то свыше. Ну согласитесь, читатель, именно поэтому его мелодии моментально узнаваемы. Даже если вас Бог не сподобил обострённым музыкальным слухом, вы всё равно в глубине души своей обязательно подпоёте великолепным мотивам из фильмов «Цирк», «Вратарь», «Весёлые ребята», «Моя любовь», «Весна», из оперетт «Белая акация», «Дети капитана Гранта». И при этом непременно отметите: сколь же свободно и непринуждённо музыка фильмов и оперетт сочетается с симфоническим жанром. Так я вам скажу больше: даже фрагменты дунаевских оперетт по существу являются законченными и целостными музыкальными опусами и часто исполняются в концертах отдельно. Всё потому, что произведения Дунаевского отличаются исключительно стройно развитым мелодическим ходом, гармоническим языком, подлинной красотой, тонким изяществом, высоким художественным вкусом. При кажущейся лёгкости они требуют от певца незаурядного вокального мастерства и больших голосовых ресурсов.

Особая страница творчества Дунаевского – песни, неизменно популярные и любимые многими поколениями советских людей. Среди них лирические: «Моя любовь», «Цветёт калина», «Вечер вальса», «Школьный вальс», «Не забывай», «Молчание». Песни для пионеров: «До чего же хорошо кругом», «Скворцы прилетели», «Летите, голуби!», «Марш юннатов». Такие патриотические песни как «Дорожная», «Дальняя сторожка», «Звёзды милой Родины», «Каховка» разучивались детьми во всех советских школах. «Песня о Родине» была позывной на Всесоюзном радио. Отдельно можно рассматривать марши Дунаевского бравурные, яркие, неизменно создающие праздничное, приподнятое настроение. «Марш энтузиастов», «Марш весёлых ребят», марши из кинофильмов «Вратарь», «Дети капитана Гранта» до сих пор популярны. Героический марш «Моя Москва» стал гимном Москвы.

…Дунаевский (полное имя Исаак Бер Иосиф Бецалев) родился в семье мелкого банковского служащего Цале-Йосефа Симоновича и Розалии Исааковны, проживавших на Полтавщине. Двойное имя отца послужило основой для отчества будущего композитора - Осипович. Если справедливо народное утверждение, что каждый еврейский мальчик – обязательно скрипач, то в данном случае оно как нельзя более точное. Эта еврейская семья отличалась исключительной музыкальностью. Дед по отцу служил кантором – человеком, ведущим богослужение в синагоге. Читал там нараспев молитвы, которые затем повторялись всеми прихожанами синагоги. Избирлся членами общины, поскольку согласно требованиям древних законов, досконально знал литургию, обладал красивым, сильным голосом и подобающей внешностью, характеризовался безупречным поведением в быту. Его еврейские гимны до сих пор исполняются в синагогах США. Естественно поэтому, что и отец Исаака пел. А мама, кроме прекрасного колоратурного сопрано, ещё и виртуозно играла на фортепиано. Все четверо братьев будущего комипозитора и сестра тоже стали музыкантами. Сам он с детства проявлял незаурядные музыкальные способности. Восьмилетним брал уроки скрипки у Григория Полянского. В доме Дунаевских часто устраивались импровизированные музыкальные вечера, где, затаив дыхание, присутствовал и маленький Исаак. По воскресеньям он обычно слушал в городском саду оркестр, а вернувшись домой, подбирал по слуху на фортепиано запомнившиеся ему мелодии маршей и вальсов. Настоящим праздником для мальчика были посещения театра, где выступали гастролировавшие украинские и русские драматические и оперные труппы.

В 1910 году Исаак поступает в Харьковское музыкальное училище по классу скрипки профессора К. Горского. Затем учится у И. Ахрона - блестящего скрипача, педагога и композитора. Много сочиняет под руководством С. Богатырев. После училища устраивается в Харьковский драматический театр Синельникова. Работает скрипачом-концертмейстером в оркестре, затем дирижером и, наконец, заведующим музыкальной частью театра. Пишет музыку ко всем новым спектаклям. В 1924 году Исаак Осипович переезжает в Москву и становится музыкальным руководителем эстрадного театра «Эрмитаж». Тогда и появляются его первые оперетты: «И нашим, и вашим», «Женихи», «Ножи», «Карьера премьера».

Не просто этапным, но я бы даже сказал звёздным, в жизни Дунаевского стал 1929 год – он возглавил Ленинградский мюзик-холл. С этого момента начинается новый, зрелый период в творческой деятельности композитора. Наконец, здесь, в мюзик-холле происходит встреча двух великих Осиповичей – Дунаевского и Утёсова, переросшая в многолетнюю дружбу самобытных музыкальных сподвижников. С Леонидом Осиповичем автор сих строк тоже был в дружеских отношениях многие годы. Утёсов рассказывал: «В Дуню-Шаню (первое прозвище юношеское, вторым юношеским прозвищем Штрауса он сам подписывался – М.З.) я влюбился сразу. Почувствовал в нём такого, как сам, чокнутого на музыке. Ну и он относился ко мне, как к брату. Сразу сочинил для меня спектакль «Музыкальный магазин» по сценарию Коли Эрдмана и Володи Масса. Вот откуда появился знаменитый впоследствии фильм «Весёлые ребята». Однажды наше действо увидел Борис Шумяцкий - руководитель союзного кинематографа. И загорелся желанием перевести спектакль на экран. На Западе, говорит, уже вовсю крутят музыкальные комедии, а мы только болтаем об этом. Вот и берись, Утёсов, за дело. Кого будешь привлекать? Я назвал: сценаристы - Эрдман, Масс, стихи Лебедева-Кумача, музыка Дунаевского. Шумяцкий говорит: против сценаристов ничего не имею, Кумача нам не надо, кто он такой, а про Дунаевского и речи быть не может.

Дело в том, что Борис Захарович был под большим влиянием РАПМа. Эту ассоциацию пролетарских музыкантов ЦК ликвидировало, но по инерции рапмовцы давили «не своих» композиторов. Однако тут я встал на рога: не будет Дунаевского - ищите другого организатора. Шумяцкий опешил от моего напора и согласился. Дальше мы привлекли Григория Александрова, Любовь Орлову и начали работать. Мой Костя Потехин из продавца преобразился в пастуха. Сценарную и музыкальную драматургию строили на живую нитку, по ходу дела. Даже стихи к песням писали популярным тогда бригадным методом. И стихи поэтому были, не приведи Господи! Вот как вначале выглядел «Марш веселых ребят»: «Ах, горы, горы, высокие горы, вчера туман был и в сердце тоска. Сегодня снежные ваши узоры опять горят и видны издалека. А ну, давай, поднимай выше ноги, а ну, давай, не задерживай, Бугай!»

Сниматься мне нравилось, и ребята работали на совесть, но этот чертов бугай! Самому хотелось взреветь. Когда приехали в Москву на озвучивание, я в тайне ото всех пошёл к Лебедеву-Кумачу, упал ему в ноги и взмолился: выручай, Василий Иванович! Он тут же написал и «Марш», и песню Кости. Показали Шумяцкому и он, не дурак мужик, сразу согласился. Но если ты внимательно присмотришься к артикуляции моего Кости, поймешь: сначала он дул про бугая проклятого. Да, чуть не забыл главного. С этих двух песен и началась многолетняя, плодотворная дружба Дунаевского с Кумачом. Раньше они даже не знали о существовании друг друга».

Искушенный читатель, наверняка, знает, что в изложении Григория Александрова версия создания «Веселых ребят» выглядит совсем иначе: там в центре он и его жена. И тут нельзя умолчать о том, что Утёсов принципиально не поддерживал никаких отношений ни с кинорежиссером, ни с его блистательной супругой, которые все лавры по созданию картины присвоили исключительно себе. Он, помнится, говорил, о том, что разногласия у него были только с Любовью Орловой, которая физически не терпела рядом с собой кого-нибудь, кто был способен стать с ней вровень, тем более превзойти.

- А в «Веселых ребятах», чего уж там скромничать, мой Костя по всем позициям превосходит Любину Анюту, несмотря на огромные старания Гриши Александрова сделать наоборот. Да оно и понятно: я же, повторяю, переносил на экран свой собственный спектакль, который для меня лично написал Дунаевский. Мы в Ленинграде играли его почти три года и потому, естественно, моя роль являлась главной, определяющей в фильме. Любе это было ножом по сердцу, вот она и устроила так, что я оказался сбоку припека. Всю творческую группу по итогам наградили орденами, а мне дали… фотоаппарат. Увы, но Гриша во всём потакал Любе. Если бы она ему сказала вообще убрать меня из титров, он бы и это сделал, не задумываясь. Вот с Дунаевским Гриша и Люба прекрасно ладили. Даже заискивали перед ним. Ведь все их фильмы без его музыки – сплошное недоразумение. Попробуй, отключи звук в тех же «Весёлых ребятах» и поймешь сразу: нету фильма. Потом Исаак всё же разобрался во всех хитростях супружеской четы и перешёл работать к Ване Пырьеву. И оба они сразу выдали на гора шедевр – «Кубанские казаки».

На великолепной музыке к этому замечательному фильму, передавшему «грандиозно правдивую энергетику империи», есть смысл остановиться подробнее не только из-за блестящих песен на стихи Исаковского и Вольпина: «Ой, цветёт калина», «Не за теми дальними морями», «Урожайная», «Артисты из народа». Во-первых, кроме всего прочего, главной музыкальной темой картины, его лирической и даже сюжетной нитью стала пронзительная песня «Какими ты был, таким остался». Дунаевский ею лишний раз всем доказал, что может решать сюжетную линию фильма глубинно народной мелодикой, где голос героя не остаётся один, а всегда органично подхватывается дружным хором. Вообще, когда смотришь «Весёлую ярмарку» - таково первоначальное название ленты,- тебя не покидает ощущение, что в ней поют не только трудовые люди, но и поля, и реки, и даже щедрые плоды щедрой кубанской земли. Одно слово: эпическая картина. Которой, во-вторых, Исаак Осипович предметно и веско ответил всем своим недоброжелателя, которые вослед Никите Богословскому утверждали, что Дунаевский не Исаак, а Иссяк - сработался, исписался и находится в критическом застое. Композитор и в самом деле за всю войну и несколько послевоенных лент не написал ни строчки, вернее, ни нотки. В это время он руководил ансамблем песни и пляски Центрального Дома культуры железнодорожников. Коллектив был постоянно на колёсах, выступал в Поволжье, в Средней Азии, на Дальнем Востоке, на Урале и в Сибири, вселяя в тружеников тыла бодрость, уверенность в победе Советской Армии над врагом. Но уже летом 1947 года в Московском театре оперетты с большим успехом прошла его оперетта «Вольный ветер». А через два года выходит фильм «Кубанские казаки». (Сталинская премия за 1950 год). Тема борьбы за мир классно воплощена и в документальном фильме с музыкой Дунаевского «Мы за мир» (1951 год). Чудесная лирическая песня из этого фильма «Летите, голуби» приобрела планетарную известность. Она стала эмблемой VI Всемирного фестиваля молодежи в Москве. Последним произведением Дунаевского была «Белая акация» - неповторимый и прекрасный образец воистину советской лирической оперетты. С каким вдохновением писал композитор свою «лебединую песню», которую ему так и не пришлось «допеть»! Смерть подкосила его в самый разгар работы. Завершил оперетту по оставленным Дунаевским эскизам композитор К. Молчанов.

…За последние два десятилетия нравственно-духовный климат в нашем обществе претерпел существенные изменения, попутно производя на свет некоторые парадоксальные идеологические мифы. Так, с некоторых пор, стало расхожим утверждение о том, что советское искусство якобы было исключительно «прославительным». Отсюда почти категорический вывод: во всех советских песнях на первом месте стоят верноподданнические стихи, а их мелодия как бы вторична. Между тем во многих массовых советских песнях по большей части, как раз главенствует музыка, а слова к ней носят временами условный, временами декларативный характер. И творчество первого классика русской советской песни, оперетты и музыкальной кинокомедии Дунаевского - красноречивое тому подтверждение. Некоторые читатели, пожалуй, только из этих строк узнают, что отдельные его лучшие мелодии рождались задолго до того, как к ним придумывались слова, а, следовательно, не диктовались никакими конъюнктурными, тем более, верноподданническими соображениями. К примеру, мелодия ко всемирно известной песне "Широка страна моя родная", над которой наша «либерастия» вволю поиздевалась, была написана за полтора года до того, как В.И. Лебедев-Кумач сочинил к ней стихи! Сказано не в упрёк поэту, которому тоже досталось в период т.н. перестройки и гласности, а лишь для того, чтобы подчеркнуть внутреннюю независимость композитора. Он творил, повинуясь только собственному вдохновению. Отсюда проистекает дерзновенная, фантастически раскованная полетность его мелодий, полных человеческой целомудренности и неподвластной времени свежести. Исаак Осипович исторгал свою музыку по велению и зову сердца, из самого сердца, а то, что она помогала советскому народу «строить и жить» искренне его радовало и неподдельно вдохновляло. Во всяком случае, он никогда себя нравственно не насиловал, не творил из-под «руководящей палки», как о том талдычат его недоброжелатели. Короче, глубоко верил в то, что воспевал. Именно из этой парадигмы, а не из идеологической амбивалентности проистекает его творческая искренность и созидательная вдохновенность. При этом, что характерно: до самых последних дней своих Исаак Осипович сохранял критический взгляд на всё, что происходило в его стране и с его народом. В решающей степени из-за таких более, чем «свободных» высказываний, композитор был «невыездным». И при этом опять же совершенно искренне восхищался мудростью «вождя всех народов». Когда его всё ж таки заставили написать «Песню о Сталине» (слова М.Инюшкина, второй вариант – «Кантата о Сталине»), она получилась такой отвратительной, что Иосиф Виссарионович изрёк: «Товарищ Дунаевский приложил весь свой замечательный талант, чтобы эту песню о товарище Сталине никто и никогда не пел». И её действительно никто и никогда не исполнял.

А вот кто по-настоящему вдохновлял Дунаевского, так это женщины. О том, что представительницы слабого пола сильно воздействуют на творчество пола противоположного даже как-то неудобно распространяться. Однако редко кто из композиторов прошлого был столь тотально зависим от собственной любвеобильности, как Исаак Осипович. И это обстоятельство тоже нельзя обойти вниманием. Ещё в Харьковском театре Синельникова на молодого сочинителя музыки «положила глаз» прима труппы Вера Леонидовна Юренева. И предложила ему лёгкий флирт. Так ей казалось. А Исаак втрескался в красавицу не на шутку. С ума по ней сходил. Изредка дива допускала юношу к своему белому, атласному телу, а он за это вдохновенно писал ей музыку к концертным выступлениям. Даже посвятил «Песню песней», как сам считал – самое дорогое произведение. Спустя годы, вспоминал о своих отношениях с Юрьевой: «То была любовь, по силе неповторимая. Мне и теперь кажется, что она забрала мою жизнь в мои двадцать лет и дала мне другую».

Другой ярчайшей музой-вдохновительницей Дунаевского явилась Людмила Головина. Телесного в тех отношения было крайне мало – они встречались накоротке только трижды, зато возьму на себя смелость утверждать: львиная доля искромётной музыки Исааку Осиповичу навеяна именно 18-летней (!) перепиской с Головиной. Хотя строгие музыковеды вряд ли согласятся с подобным утверждением. И приведут автору в качестве контраргумента длительную переписку композитора с Л.Вытчиковой, Р.Рыськиной, Л. Райнль, со многими другими женщинами. (По некоторым данным Дунаевский писал доброй полусотне только представительниц прекрасного пола. А всего у него насчитывалось свыше двух сотен корреспондентов!) Без эпистолярной переписки, которая нынче исчезла у нас, как класс, Дунаевский вообще не мыслил своей жизни, и подчас случайное письмо, полученное от кого-то, могло стать своеобразной отправной точкой для нового творческого импульса. В некотором смысле письма композитора (очень многие из них до сих пор не опубликованы) представляют собой персональную энциклопедию его духовной жизни конца 40-х - начала 50-х годов. В них мы находим и попытки осмыслить прошедшую войну, и размышления о природе "художественных ощущений", и рассуждения о соотношении музыки и философии, и обзор литературных новинок, и мысли о разнице между житейским и душевным одиночеством. Он говорит о личной принципиальности в творческой и общественной жизни, объективно характеризует некоторых членов Союза композиторов как мелких собственников и шкурников. Его преследуют муки совести от сознания того, что постоянно откладывает работу над большой оперой. Любопытны мысли о "душевном бюрократизме", о быстрой устареваемости "нового" и вечной молодости "старого", о природе завистничества. Из писем Дунаевского мы узнаём, что он великолепно знал поэзию, особенно - восточную, в частности Омара Хайяма. Композитор сообщает множество подробностей из личной жизни: историю клеветнического фельетона, сократившего ему жизнь, правду о нашумевшем трагическом происшествии на даче, в результате чего пострадал его старший сын. Встречаются и горькие замечания о проявлениях антисемитизма в нашем "самом передовом" обществе. Дунаевский постоянно отчитывается перед корреспондентами о своей творческой работе, страдает из-за хамского отношения к нему со стороны прессы, официальных лиц и, порой теряя художественные ориентиры, возвышает "Кубанских казаков" за счет унижения "Волги-Волги" (здесь, несомненно, повлияло его разочарование в человеческих качествах кинорежиссера Г.В. Александрова и укреплению дружбы с трудным, но честным И.А. Пырьевым).

Можно с уверенностью утверждать: переписка со своими поклонниками заменяла композитору не только дневник, которого он не вёл, но и возможность выступать в СМИ. В тогдашних газетах и журналах он действительно никогда бы не смог высказать того, чем жил, о чём думал, чем терзался. А письма такую возможность ему давали. В каждом письме он искал, прежде всего, содержательность: «Я не понимаю, к чему тратить время на письма, - писал он своей корреспондентке из Николаева А. Перской, - если люди, в самом деле, не заинтересованы друг в друге? Вот почему в письмах я ищу пытливого отзвука на многое, что меня интересует в самых разнообразных людях. Вот почему я стремлюсь углубить даже письменные отношения, сделать их содержательными и интересными. Ведь правда, как приятно в ящике находить письмо, написанное знакомым желанным почерком. В письмах есть большая романтика. Знайте, что я жду Вашего почерка». Эпистолы являлись великолепной творческой отдушиной композитора, к чему мы ещё вернёмся. Пока что продолжим о женщинах.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Ирина 30.01.2015 в 16:15 # Ответить
Материалы коллеги читаю постоянно. И удивляюсь, насколько можно разнообразно подать информацию, рассказать об одном и том же человеке. Это говорит и о таланте, и о великолепном знании предмета. Не то, что в наш поверхностный век "кликовой" информации из Инета.
Татьяна П. 30.01.2015 в 17:09 # Ответить
Как много дорогих и тёплых воспоминаний всколыхнула эта статья о Исааке Дунаевском. Как тревожно и радостно встрепенулось сердце. Ведь с каждой его песней мы шли и идём вместе по жизни.
Читала строчки и, словно слышала знакомые песни, которые пели и поём , такие душевные, настоящие, навеянные жизнью.
Автор последовательно, умело, как всегда до тончайших деталей и чёрточек, разносторонне раскрывает образ своего героя, которого, безусловно, хорошо знает. И нам, читателям, образ легендарного композитора становится ближе и понятнее.
Только настоящая искренность, обрамлённая в талант и трудолюбие, могла родить такую музыку, ставшую любимой, узнаваемой, ей не нужна никакая реклама. Она нетленна в народе. Она объединяет людей, делает их чище, возвышеннее, красивее, вдохновляет, зовёт на подвиг, трепетно и чисто говорит о любви к Родине, к матери, любимому человеку.
И как не вспомнить мне «Школьный вальс»? Я слышала его с первого года моего учительства. Это с 1970 и по сей день. Провожая очередной класс в жизнь, глядя на подросших девочек и мальчиков, и каждый раз при звуках «Школьного вальса» сжималось сердце, и накатывали слёзы, как в первый раз…
Вот, она, жизнь Великого Творца после земной… Будет долго звучать его музыка.
Спасибо М. Захарчуку, что ещё раз привёл нас в мир замечательных и светлых людей, спасибо за его умение делать нас более приобщёнными к этому миру.
Игорь 30.01.2015 в 22:46 # Ответить
Миша продолжай писать и присылать. Я с удовольствием буду читать.
Андрей 31.01.2015 в 14:07 # Ответить
Как же хорошо, по крайней мере для меня, узнавать что-то новое. Как же хорошо, что есть автор, благодаря которому это новое приходит к тебе. Спасибо, Михаил, за твоё творчество!
Татьяна 05.02.2015 в 11:06 # Ответить
Огромное спасибо автору за его титанический труд. Мы с удовольствием читали, читаем и будем читать ваши "шедевральные" творения. Как всегда, все тонкости подмечены, какие-то тайны приоткрыты и написано все с чувством, с толком, с расстановкой. Низкий поклон и глубочайшее уважение, дорогой наш дядя Миша)

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 ноября
среда
2017

В этот день:

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Коллективом конструкторов под его руководством были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

С детства увлекался авиамоделированием, в двенадцатилетнем возрасте сделал модель самолёта, которая победила на конкурсе в Новосибирске. В 1925 году поступил в Сибирский технологический институт, но вскоре перевёлся на механический факультет Донского политехнического института в Новочеркасске, поскольку там где была авиационная специализация. После окончания института работал в ЦАГИ им. Н. Е. Жуковского, участвовал в разработке автожиров А-7, А-12 и А-15, потом трудилмся на автожирном заводе заместителем Николая Камова.

В годы Великой Отечественной войны Миль был отправлен в эвакуацию в посёлок Билимбай. Там занимался усовершенствованием боевых самолётов, улучшением их устойчивости и управляемости, за что был удостоен пяти правительственных наград.

В 1947 году М. Л. Миль был назначен главным конструктором опытного КБ по вертолётостроению, созданного на базе завода № 383 минавиапрома. Первая машина ГМ-1 (Геликоптер Миля-1), созданная в ОКБ, была поднята в воздух 20 сентября 1948 года на аэродроме Захарково лётчиком-испытателем М. К. Байкаловым. В начале 1950 года, после серии испытаний, вышло постановление правительства о создании опытной серии из 15 вертолётов ГМ-1 под обозначением Ми-1. В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Аппаратура, на которой работал Сокольцов, состояла из закрепленного на груди передатчика, отдельного приемника и установленного под сиденьем электромотора. Антенной служил спущенный с хвоста самолета оголенный провод длиной 35 м, заканчивавшийся металлическим кругом метрового диаметра. Общий вес системы составлял около 30 килограммов.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

После окончания Полтавской школы поступила в Харьковский университет. Будучи студенткой, познакомилась с Сергеем Сапиго (учился в школе красных комиссаров), с которым позже в годы оккупации работала в Полтавском подполье. Летом 1941 года, закончив 4 курса университета, приехала в Полтаву к родителям, где её и застала война. Создала подпольную группу «Непокорённая полтавчанка», в которую первоначально вошло девять комсомольцев. Вместе с товарищами она собирала оружие, вела антифашистскую агитацию среди жителей города. Подпольщики установили связь с партизанским отрядом под командованием коммуниста Жарова, который действовал в Диканьских лесах. Выполняя указания Жарова, регулярно принимали по радио из Москвы сводки Совинформбюро, печатали листовки (в течение шести месяцев распространили более 2 тысяч листовок). Кроме того, изготавливали различные документы и справки для членов подпольной организации, дававшие возможность свободно передвигаться по городу и окрестным селам.

Группа постепенно увеличилась до 20 человек; начальником штаба подпольной организации был Сергей Сапиго. Проводили диверсии: вывели из строя электростанцию, повреждали станки на механическом заводе, где ремонтировались немецкие танки. Организовали помощь военнопленным, находившимся в лагере: снабжали их штатской одеждой и продуктами питания, 18 военнопленным помогли бежать и переправиться в партизанский отряд. Подпольщики готовились к вооружённому выступлению в Полтаве, для чего приобрели винтовки и гранаты. Оккупационные власти в поиске подпольщиков задействовали группу «Цеппелин», карательные отряды эсэсовской дивизии «Мёртвая голова», шпионскую школу «Орион-00220». 6 мая 1942 года одновременно были арестованы и подвергнуты пыткам наиболее активные члены подполья. Елену Убийвовк пытали и допрашивали 26 раз.

26 мая 1942 года за городским кладбищем в Полтаве были расстреляны: Елена Константиновна Убийвовк, Сергей Терентьевич Сапиго, Борис Поликарпович Серга, Сергей Антонович Ильевски, Валентин Дмитриевич Сорока и Леонид Иванович Пузанов.

Из гестаповской тюрьмы Елене Убийвовк удалось переслать родителям предсмертные письма. Заверенные их копии до 1991 года хранились в Центральном архиве ЦК ВЛКСМ (материалы по Полтаве, 1942 г., л. 1—5), где сейчас — неизвестно. К счастью, они были частично опубликованы в сборнике «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 513—514). И мы имеем возможность ознакомить читателей с этими свидетельствами душевной чистоты и величия этой советской патриотки.

ПИСЬМО ОТЦУ 12—13 мая 1942 г.

Папа, родной!

Ты мужчина и должен перенести все, что будет, как мужчина. У меня один на сто шансов выйти отсюда. Виноват в этом не Сергей,— он сделал все, что мог, чтобы спасти меня.

Я пишу не сгоряча, а хорошо все обдумав. Надежду не теряю до последней минуты и присутствия духа. Но если я погибну, помни — вот мое завещание: мама, верно, не переживет моей смерти, но ты должен жить и мстить, когда будет возможность.

Отсюда, из самого сердца фашизма, я ясно вижу, что это такое — все это утонченное зверство.

Смерти я не боюсь, но хочу, если не будет выхода, погибнуть от своей руки, поэтому заклинаю тебя всем, что для тебя свято, твоею любовью ко мне — принести мне, и сегодня же, опию, у нас дома есть в бутылке, ровно столько, сколько это нужно, чтобы умереть, ни больше, ни меньше, чтобы не промазать.

Я верю, что любя меня, это сделаешь. Помни, что я пишу не сгоряча и поспешности тоже не сделаю. Налей пузырек и вложи в хлеб. Лучше в кастрюлю с супом, супя вылью вон.

Я выполню свой долг — не впутаю невинных людей и, если нужно, стойко умру. . Но, чтобы избавить меня от мук, передай сегодня же, пока можно видеть, опий или морфий — тебе виднее, смертельную дозу — и будь молодцом, чтобы не сделать мне хуже. К пяти часам меня привезут в тюрьму, и там меня можно увидеть.

Друзьям передай: я уверена, что моя смерть будет отомщена. Валя — предательница, она наговорила на меня и Сергея. Сергей — молодец, и все это не забудь передать.

Каждое это слово — завещание, и если я буду знать, что все будет выполнено, буду спокойна.

Еще надежда есть, но решение мое неизменно, если ее не будет. Маму пока не волнуй.

Целую вас всех от всего сердца.
Привет друзьям.

 

ПИСЬМО РОДНЫМ

24—25 мая 1942 г.

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра — я не знаю когда — меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте — я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение