RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

США - в панике
15 апреля 2015 г.

США - в панике

Прогноз доктора военных наук капитана первого ранга Константина Сивкова вызвал истерику на Западе
Оптимистичная печаль
23 декабря 2018 г.

Оптимистичная печаль

Постоянный автор и друг РГК уральский поэт Александр Костенко прислал свои новые стихотворения
Гибель «Черного принца»
14 ноября 2017 г.

Гибель «Черного принца»

В начале ноября 1854 года на рейде Балаклавской бухты в Черном море попал в шторм и затонул английский трёхмачтовый фрегат
Неизлечимая болезнь буржуазии
23 января 2020 г.

Неизлечимая болезнь буржуазии

85 лет назад в газете «Правда» была опубликована статья выдающегося советского писателя Максима Горького «Пролетарский гуманизм» об истоках фашизма
Утро Борькиной казни
20 февраля 2019 г.

Утро Борькиной казни

Постоянный автор и друг РГК уральский поэт Александр Михайлович Костенко прислал своё новое произведение
Главная » Читальный зал » Как я славил генсека

Как я славил генсека

10 марта 2014 года - 30 лет со дня смерти бывшего самого престарелого руководителя СССР и КПСС Константина Устиновича Черненко

Сейчас молодые люди, поди, и не знаю, кто он такой. На всякий случай - генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР, главнокомандующий всеми Вооружёнными Силами Советского Союза. Но когда этот старый и немощный старик чихал, за океаном вздрагивали…
Как я славил генсека

В расцвет застоя судьба забросила меня в газету "Красная звезда". И там я немало потрудился над прославлением К.У.Черненко.

Однажды главный редактор генерал-лейтенант Н.Макеев приехал из ГлавПУра злым и сердиты. Собрал всех пишущих и спустил на нас собак.

Далее - выдержка из моего дневника: "Н.И. рвал и метал. Сказал, что мы даром едим государственный харч. И все скопом недостойны высокого звания краснозвездовцев. Потому что они всегда держали руку на пульсе страны и армии. А мы обленились до потери пульса. В "Правде" готовится материал о заставе, где служил Генсек. О.Сулейменов сделал фильм "Застава молодости". "Комсомолка" вот-вот выдаст публикацию о Кучере. И только "Звездочка" хранит непонятное молчание. Н.И. поднял моего шефа (редактором отдела информации был полковник В.Шалкеев, я - его замом). Тот молча выслушал разнос, хотя мог бы парировать. Мы ведь предлагали материал с этой долбаной заставы, который заявлял наш посткор по Среднеазиатскому округу Тимка Ладин. Наше предложение забодали. Теперь делают козлами отпущения".

После нагоняя, мы связались с подполковником Ладиным и поставили ему задачу: завтра - кровь из носу, пришли нам статью начальника Среднеазиатского пограничного округа. И пусть он всей стране расскажет, что застава, на которой служил в тридцатые нынешний Генсек, является лучшей во всем поднебесье.

Однако то, что подчиненные командующего генерал-лейтенанта В.Донского ему подготовили, невозможно было напечатать даже в окружной газете, не говоря уже о "Красной звезде". Шеф Шалкеев принял решение:

- Бери этот бред, езжай домой и чтобы к утру был приличный материал.

На следующий день я привез в редакцию подготовленный заново материал "На дальних рубежах Отчизны". Начинался он с письма жителей Чимкента Н.Исабаевны и С.Ережеповых, которые, якобы, обратились в редакцию "Красной звезды" с просьбой рассказать о пограничной заставе, где служит их сын Руслан и где в тридцатые годы служил Константин Устинович Черненко. Командующий в форме ответного письма родителям рассказывал о их сыне, его товарищах, о том, что собой представляет застава и как в свое время там отдавал долг Родине секретарь партийной ячейки Черненко.

"Секретарем партийной ячейки К.У.Черненко избрали единогласно,- якобы писал генерал Донсков.- И он полностью оправдал доверие товарищей. Константин Устинович пользовался большим уважением и на заставе, и у местных жителей. Время тогда было горячее, пограничникам приходилось вести постоянную борьбу с врагами Советской власти. В схватках с бандитами Константин Устинович проявлял отвагу и мужество. Метко стрелял из винтовки и ручного пулемета, без промаха метал по целям ручные гранаты. Был хорошим кавалеристом и на охрану границы всегда ездил старшим погранотряда. Часто товарищ Черненко выступал в сельском клубе с докладами, проводил беседы с местным населением на политические темы. А в свободное время занимался самообразованием, много читал. Уже тогда, как рассказывал нам его сослуживец Г.А.Конев, чувствовалось, что партийная работа для этого человека может стать призванием жизни".

Приведен лишь кусочек биографии Генсека, которую я сочинил за скрипучим кухонным столом и которую потом бесчисленные мои последователи стали переписывать с тщательностью восточных будд, понятия не имевшие о том, что каждый "факт" здесь высосан из пальца. Как сейчас убеждаюсь, это был и не самый худший отрывок из той публикации. Потому что есть в ней и такие строки: "Воины живут и трудятся над претворением в жизнь решений ХХVI съезда нашей партии, установок, высказанных в речах Генерального секретаря ЦК КПСС товарища К.У.Черненко".

Подобные перлы обильно рассыпаны по довольно-таки большому материалу. Но все дело в том, что это сейчас я такой умный-разумный. Даже подтрунивать над собой могу. А в то апрельское утро не шел - на крыльях летел в редакцию. Что-то такое непонятное, одновременно теплое и холодноватое екало в моем нутре. Я ощущал, что везу не просто очередной авторский материал, а что-то гораздо серьезнее и значительнее. И уж во всяком случае, после этой удачи (я её чувствовал, как старатель чувствует золотую жилу) меня не станут больше использовать в "Звезде", как затычку всякой дырке. Дадут, милые, куда они денутся, после такой работы дело настоящее, достойное меня и моего хваткого пера.

Вы, конечно, будете смеяться, но кое-что из моих предположений начало сбываться, едва подготовленный материал прочитал Шалкеев. Сделав пару косметических поправок, он весь как-то посерьезнел и с третьего этажа, как мы говорили, поднялся на второй, где сидели главный и его замы. Тут же вся руководящая верхушка, не мешкая, тоже прочитала мой опус, его перепечатали на бумаге верже, и я поехал на Старую площадь, где все уже было договорено.

Меня ждали. Помощник генсека Федор Павлович Петров оказался добрым, обаятельным, слегка полноватым человеком с открытым взглядом из-под густых поседевших бровей. На вид ему было лет шестьдесят пять, но, вполне возможно, что меня ввели в заблуждение густые седые волосы. Понравился мне помощник сразу. Я перестал суетиться, волноваться, чем всегда страдаю при общении с большими начальниками. Мы о чем-то говорили. Федор Павлович при этом читал привезенную мною рукопись. Минут через двадцать Федор Павлович заспешил к генсеку.

В дневнике не записано, сколько времени «КУЧер» читал мое творение, но, видно, не очень продолжительно. Иначе бы я этот факт не упустил для истории. Федор Павлович вернулся довольный. Показал мне подпись Черненко, пожал руку, и я на форсаже умчался в редакцию. Естественно, в машине внимательно посмотрел материал, надеясь отыскать хоть какую-то правку генсека. Водитель даже остановился ради этого. Увы, не нашел. Радость и гордость за себя, за свои способности, за то, что я сделал уже физически не вмещались в моей грудной клетке.

Идиот! Но откуда мне было знать, что все в мире столь переменчиво, что буквально через какой-то час я буду горько проклинать себя зато, что высунулся, что мне всегда больше всех надо!

Гром средь ясного неба раздался в комнате ответственного секретаря, куда набилось полно народу, жадно слушавшего мой сбивчивый рассказ о хождении к генсеку, чего до меня еще ни один краснозвездовец не удостаивался. Я, естественно, не жалел цветов и красок, коллеги - колкостей и подначек. В этом наэлектризованном бедламе до моего сознания как-то не сразу дошел вопрос начальника отдела иллюстрации полковника Александра Николаевича Сергеева:

- Мишель, а где снимок генсека с его боевыми побратимами?

- Снимок?- переспросил я рассеянно.- Ах, да, фото Константин Устинович оставил себе на память. Так помощник сказал...

- Но ведь то был оригинал, единственный экземпляр!- по-военному громко прошептал краснозвездовский иллюстратор, вмиг оценивший весь трагизм ситуации.

- Так, а я-то тут при чем?

- А кто же "при чем", голубь?

Дальше события развивались как в жутком сне. Шалкеев позвонил Петрову, объяснил ситуацию со снимком. И получил увесистый цековский нагоняй:

- Вы что там, мальчишки собрались?- на высоком тоне сказал помощник.- Неужели нельзя было предвидеть такую простую ситуацию и снять копии со снимка. Генсеку фото понравилось. Он его впервые в жизни увидел и оставил себе на память. Вы что хотите, чтобы я пошел к нему и стал объяснять, что в "Красной звезде" работают сопляки - не офицеры. Выкручивайтесь, как хотите, но в завтрашнем номере материал должен выйти с той фотографией, что осталась у Генсека и с тем текстом, что я у него подписал. Буковки, запятой не изменять!
Описание поисков фотографии занимает в дневнике две страницы. В жизни реальной то была эпопея, подобно которой мне больше не приходилось переживать. Весь день мы обращались в архивы Алма-Аты, Красноярска, в Центральный партийный архив, в Институт марксизма-ленинизма, в КГБ, МВД. Начальник пограничных войск по просьбе Макеева лично обзванивал всех своих знакомых. На заставу в Хоргос был отправлен вертолет. Все - безрезультатно. Снимок оказался уникальным. Копии его нигде не находилось.

Закрывшись у себя в кабинете и отключив раскаленные телефоны, я заплакал от досады. Мне стало себя жаль той особой жалостью, которую переживает каждый бедный человек, решивший жениться и вдруг обнаруживший, что ночь для этого так коротка. Ну почему, думал я, приходится страдать от чужого разгильдяйства, которое напрочь перечеркнуло такой мой великолепный труд? Почему я в очередной раз становлюсь стрелочником в этой газете, хотя так стараюсь? Другие вон, по нескольку лет не выступают, ничего не делают и им хоть бы хны. А тут столько сил вбухал, столько энергии потратил - и на тебе итог: грозит мне неполное служебное соответствие (а может, вообще увольнение из Вооруженных Сил), отправка в Забайкальский военный округ и еще полная оплата не вышедшего первого выпуска "Красной звезды".

Все это я и решил сказать Федору Павловичу по телефону. И ещё вкратце доложить, что меня ждет в случае, если он не выручит. И хотя по тогдашним суровым краснозвездовским правилам у меня, простого сотрудника, не было права звонить в ЦК, но что оставалось делать. Шесть коротких фраз я написал на бумажке и снял телефонную трубку. В Петрове не ошибся. Он действительно оказался человечным и добрым. Выслушав мою заготовку, коротко бросил:

- Приезжайте!

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

Татьяна П. 10.03.2015 в 17:33 # Ответить
Незаметно и легко прочитала четыре страницы текста воспоминаний о генсеке Константине Устиновиче Черненко, человеке, которого не могла знать. Фамилия его была, конечно, на слуху. Партийным человеком мне не пришлось быть.
Но так увлекательно и легко был подан автором материал, что до сих пор не могу заглушить в себе тёплую радость от прочитанного, какую-то внутреннюю улыбку. Прежде всего я увидела не лёгкий, а даже очень опасный путь становления настоящего журналиста и будущего писателя.
Прочувствовала эти его особые, летучие и лёгкие словесные перлы, которые вызывают ответную реакцию читателя.
Ощутила постоянный его внимательный, пристальный и оценивающий взгляд на себе со стороны, уже из будущего, то есть сегодняшнего дня.
И поняла его умение растопить своего героя, дать ему возможность раскрыться в эпизодах, деталях и чёрточках, а потом вылепить образ.
То же самое он проделывает и с читателем.
Спасибо, уважаемый М.А. за увлекательное и умное Ваше творчество.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 июля
воскресенье
2020

В этот день:

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

В протоколе собраний конференции Российской Академии наук записано: «Почтеннейший советник Ломоносов показал изобретенную им машинку, которую называет воздухобежной (аэродромической) и которой устройство должно быть таково, что силой крыльев, движимых пружиной, подобной тем, какие обыкновенно бывают в часах, двигающихся горизонтально в противоположных направлениях, машина давит на воздух и поднимается по направлению к верхнему региону воздуха для того, чтобы, достигнув верхнего воздуха, можно было производить исследования метеорологическими приборами, прикрепленными к этой воздухобежной (аэродромической) машине. Машина была подвешена на веревке, натянутой между двумя блоками, и удерживалась в равновесии грузиками, подвешенными с противоположной стороны. При заведенной пружине быстро поднималась вверх. Это обещало желаемый эффект. По словам изобретателя, этот эффект увеличится, если увеличится мощность пружины, если больше будет дистанция между двумя парами крыльев и коробка, в которой помещается пружина, для наименьшего веса будет выполнена из дерева, о чем, как полагается, он обещал сам позаботиться».

 

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

При возвращении с Северного полюса потерпел катастрофу дирижабль «Италия». Оставшиеся в живых члены экспедиции генерала Умберто Нобиле и он сам оказались среди ледяной пустыни. Из всех судов, посланных на выручку, лишь «Красин» смог добраться до ледового лагеря экспедиции и спасти людей.

На обратном пути он оказал помощь германскому пассажирскому судну «Монте Сервантес» с полутора тысячами пассажиров на борту, которое получило пробоины, налетев на льдину. За этот героический поход ледокол был награждён орденом «Трудового Красного Знамени».

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

Его осуществил экипаж в составе летчиков М. ГРОМОВА, А. ЮМАШЕВА и штурмана С. ДАНИЛИНА. «АНТ-25» приземлился через 62 часа 17 минут в Сан-Джасинто на границе с Мексикой, установив новый мировой рекорд дальности полета по прямой линии. Экипаж мог продолжать полет и дальше, но не было соглашения на пересечение американо-мексиканской границы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

В его центре была Орловская стратегическая наступательная операция под кодовым названием «Кутузов». Она проходила с 12 июля по 18 августа 1943 года. Войска Западного и Брянского фронтов в первые два дня наступления прорвали тактическую зону обороны противника на Орловско-Курской дуге. Наступление развернулось в широкой полосе, что позволило Центральному фронту нанести удар в направлении Кром. 29 июля был освобожден Болхов, а к утру 5 августа — Орёл. К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника «Хаген» восточнее Брянска. 15 фашистких дивизий были полностью разгромлены. Советские войска продвинулись на 150-170 километров. С крупным поражением группы армий «Центр» под Орлом рухнули планы немецкого командования по использованию орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление Красной Армии на запад.

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

Это надувное тормозное устройство парашютного типа многоразового использования для спускаемых космических устройств. Его предшественники, надувные конструкции для входа в атмосферу и обеспечения мягкой посадки, разрабатывались в СССР и за рубежом еще с начала так называемой Лунной гонки. «Демонстратор» намного совершеннее их и первоначально был создан для доставки на Красную планету малых автоматических исследовательских станций, в частности, отечественной «Марс-96».

Он представляет собой надувную двухкаскадную оболочку, снабженную средствами тепловой защиты и гашения удара при посадке. Его использование не требует обычного парашюта и тяжелого теплозащитного щита для доставки человека из космоса на Землю. «Демонстратор» изготовлен из термостойкого материала и наполняется газообразным азотом.

«Демонстратор-2» - единственный в мире космический многоразовый спускаемый аппарат, который можно запускать на орбиту с борта подводной лодки, используя в качестве ракеты-носителя конверсионную модель межконтинентальной баллистической ракеты типа РСМ-50 (SS-N-18 по классификации НАТО), получившей название «Волна». Она используется для экспериментальных пусков, а также для вывода сверхмалых спутников на низкую околоземную орбиту и обоснованно признается достаточно дешевой ракетой-носителем для вывода аппарата на орбиту. Пуск с борта атомной подводной лодки в подводном состоянии позволяет в еще большей степени удешевить запуск (подводная лодка выступает в качестве «морского космодрома»).

 

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Произошло это во время Крымской войны. В июне — июле 1854 года превосходящие силы флота Англии, Франции, Турции и Сардинии — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя.

Гибель адмирала Нахимова

В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями. Оборона Севастополя была поручена на первое время адмиралам Нахимову и Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Пока эти великие адмиралы были живы, европейские агрессоры, имея 4-кратное превосходство в силах, были не в состоянии что-либо поделать с защитниками Севастополя. К сожалению, Владимир Алексеевич Корнилов погиб 17 октября 1854 года. 12 июля 1855 года настал славный черед Павла Степановича Нахимова, который получил смертельное ранение на 3-м бастионе.

Нахимов поехал на 3-й бастион потому, что узнал о начавшемся усиленном обстреле этого укрепления. Прибыв на бастион, Нахимов сел на скамье у блиндажа начальника, вице-адмирала Панфилова. Кругом стояло несколько флотских и пехотных офицеров, толковали о служебных делах. Вдруг раздался крик сигналиста: бомба! Все бросились в блиндажи, кроме Нахимова, который, беспрестанно твердя своим подчиненным о благоразумной осторожности и самосохранении, сам остался на скамье и не пошевельнулся при взрыве бомбы, осыпавшей осколками, землей и камнями то место, где прежде стояли офицеры. Когда миновала опасность, все вышли из блиндажа, разговор возобновился, о бомбе и в помине не было.

Но вот оба всадника оказались уже на Малаховом кургане, и на том именно бастионе, где пал в октябре Корнилов и который с тех пор назывался Корниловским.

Нахимов тут соскочил с коня, матросы и солдаты бастиона сейчас же окружили его.

“Здорово, наши молодцы! Ну, друзья, я смотрел вашу батарею, она теперь далеко не та, какой была прежде, она теперь хорошо укреплена! Ну, так неприятель не должен и думать, что здесь можно каким бы то ни было способом вторично прорваться. Смотрите же, друзья, докажите французу, что вы такие же молодцы, какими я вас знаю, а за новые работы и за то, что вы хорошо деретесь, — спасибо!” На матросов, по наблюдению окружавших, навеки запомнивших все, что случилось в роковой день, речь и уже самое появление их общего любимца произвели обычное бодрящее, радостное впечатление. Поговорив с матросами, Нахимов отдал приказание начальнику батареи и пошел по направлению к банкету, у вершины бастиона. Его догнали офицеры и всячески стали задерживать, зная, как он в последнее время ведет себя на банкетах. Начальник 4-го отделения прямо заявил Нахимову, что “все исправно” и что ему нечего беспокоиться, хотя Нахимов ни его и никого вообще ни о чем не спрашивал, а шагал все вперед и вперед.

Капитан Керн, не зная, что только придумать, чтобы увести Нахимова от неминуемой смерти, сказал, что идет богослужение в бастионе, так как завтра праздник Петра и Павла (именины Нахимова); так вот, не угодно ли пойти послушать? “Я вас не держу-с!” — ответил Нахимов.

Дошли до банкета. Нахимов взял подзорную трубу у сигнальщика и шагнул на банкет. Его высокая сутулая фигура в золотых адмиральских эполетах показалась на банкете одинокой, совсем близкой, бросающейся в глаза мишенью прямо перед французской батареей. Керн и адъютант сделали еще последнюю попытку предупредить несчастье и стали убеждать Нахимова хоть пониже нагнуться или зайти к ним за мешки, чтобы смотреть оттуда. Нахимов, не отвечая, стоял совершенно неподвижно и все смотрел в трубу в сторону французов. Просвистела пуля, уже явно прицельная, и ударилась около самого локтя Нахимова в мешок с землей. “Они сегодня довольно метко стреляют”, — сказал Нахимов, и в этот момент грянул новый выстрел. Адмирал без единого стона упал на землю, как подкошенный.

Штуцерная пуля ударила в лицо, пробила череп и вышла у затылка.

Он уже не приходил в сознание. Его перенесли на квартиру. Прошел день, ночь, снова наступил день. Лучшие наличные медицинские силы собрались у его постели. Он изредка открывал глаза, но смотрел неподвижно и молчал. Наступила последняя ночь, потом утро 30 июня (12 июля н.ст.) 1855 года. Толпа молчаливо стояла около дома. Вдали грохотала бомбардировка.

Вот показание одного из допущенных к одру умирающего: “Войдя в комнату, где лежал адмирал, я нашел у него докторов, тех же, что оставил ночью, и прусского лейб-медика, приехавшего посмотреть на действие своего лекарства. Больной дышал и по временам открывал глаза; но около 11 часов дыхание сделалось вдруг сильнее; в комнате воцарилось молчание. Доктора подошли к кровати. „Вот наступает смерть“, — громко и внятно сказал Соколов, вероятно не зная, что около меня сидел его племянник П. В. Воеводский... Последние минуты Павла Степановича оканчивались! Больной потянулся первый раз и дыхание сделалось реже... После нескольких вздохов он снова вытянулся и медленно вздохнул... Умирающий сделал еще конвульсивное движение, еще вздохнул три раза, и никто из присутствующих не заметил его последнего вздоха. Но прошло несколько тяжких мгновений, все взялись за часы, и, когда Соколов громко проговорил: ,,Скончался“, — было 11 часов 7 минут... Герой Наварина, Синопа и Севастополя, этот рыцарь без страха и укоризны, окончил свое славное поприще”.

Матросы толпились вокруг гроба целые сутки днем и ночью, целуя руки мертвеца, сменяя друг друга, уходя снова на бастионы и возвращаясь к гробу, как только их опять отпускали. Вот письмо одной из сестер милосердия, живо восстанавливающее пред нами переживаемый момент. “Во второй комнате стоял его гроб золотой парчи, вокруг много подушек с орденами, в головах три адмиральских флага сгруппированы, а сам он был покрыт тем простреленным и изорванным флагом, который развевался на его корабле в день Синопской битвы. По загорелым щекам моряков, которые стояли на часах, текли слезы. Да и с тех пор я не видела ни одного моряка, который бы не сказал, что с радостью лег бы за него”.

Похороны Нахимова навсегда запомнились очевидцами. “Никогда я не буду в силах передать тебе этого глубоко грустного впечатления. Море с грозным и многочисленным флотом наших врагов. Горы с нашими бастионами, где Нахимов бывал беспрестанно, ободряя еще более примером, чем словом. И горы с их батареями, с которых так беспощадно они громят Севастополь и с которых они и теперь могли стрелять прямо в процессию; но они были так любезны, что во все это время не было ни одного выстрела. Представь же себе этот огромный вид, и над всем этим, а особливо над морем, мрачные, тяжелые тучи; только кой-где вверху блистало светлое облако. Заунывная музыка, грустный перезвон колоколов, печально-торжественное пение.... Так хоронили моряки своего Синопского героя, так хоронил Севастополь своего неустрашимого защитника”.

(Историк Тарле Е.В.)

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Сегодня отмечается день памяти Михаила Павловича Яковлева (1903-1939), участника боев на Халхин-Голе, командира танковой бригады, Героя Советского Союза.
С 13 лет, закончив 4 класса школы, Михаил пошел работать подручным литейщика на завод в Ленинграде. С марта 1921 года в Красной Армии, в хозвзводе пулеметных курсов. Участвовал вместе с курсантами в ликвидации антоновских банд. Через два месяца Яковлев был направлен в пехотную школу. По окончании ее с отличием, началось быстрое продвижение по службе: командир взвода, командир роты, командир батальона в 32-м полку 11-й Ленинградской стрелковой дивизии. С апреля 1931 года — командир учебного батальона 11-го Алма-Атинского стрелкового полка. В 1935—1936 годах командир стрелково-пулеметного батальона 9-й отдельной мотомехбригады. После окончания в 1937 году Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования комсостава имени А.С.Бубнова, в сентябре 1938 года был назначен командиром 11-й танковой бригады.
Участник боев с японскими войсками в Монголии на реке Халхин-Гол с 11 мая 1939 года. Отличился в бою 3-5 июля 1939 года с превосходящими силами японских войск, захватившими господствующую высоту — гору Баин-Цаган и прилегающие к ней участки местности, что создавало угрозу для основной группировке советско-монгольских войск. Погиб в бою 12 июля 1939 года.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года «за умелое и мужественное командование танковой бригадой и личный героизм, проявленный в Баинцаганском сражении с японскими милитаристами», комбригу Яковлеву Михаилу Павловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение