RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Защита жизни
8 февраля 2016 г.

Защита жизни

В московской гостинице «Салют» состоялись Рождественские встречи «За жизнь – 2016»
Полковник пишет стихи...
10 ноября 2016 г.

Полковник пишет стихи...

Вышел в свет первый поэтический сборник давнего друга РГК Сергея Пашаева
НАТО в Дебальцевском котле
9 февраля 2015 г.

НАТО в Дебальцевском котле

В Донбассе попали в окружение более двух тысяч иностранных наёмников, присланных Западом для «демократизации» Украины
«Не долюбив, не докурив последней папиросы»
20 мая 2018 г.

«Не долюбив, не докурив последней папиросы»

Памяти поэта-воина Николая Майорова, погибшего в 22 года в бою под Смоленском
Дважды тёзка графа Толстого
6 апреля 2017 г.

Дважды тёзка графа Толстого

6 апреля 2017 года исполнилось бы 80 лет моему большому другу Льву Быковских
Главная » Читальный зал » Как я славил генсека

Как я славил генсека

- Мишель, а где снимок генсека с его боевыми побратимами?

- Снимок?- переспросил я рассеянно.- Ах, да, фото Константин Устинович оставил себе на память. Так помощник сказал...

- Но ведь то был оригинал, единственный экземпляр!- по-военному громко прошептал краснозвездовский иллюстратор, вмиг оценивший весь трагизм ситуации.

- Так, а я-то тут при чем?

- А кто же "при чем", голубь?

Дальше события развивались как в жутком сне. Шалкеев позвонил Петрову, объяснил ситуацию со снимком. И получил увесистый цековский нагоняй:

- Вы что там, мальчишки собрались?- на высоком тоне сказал помощник.- Неужели нельзя было предвидеть такую простую ситуацию и снять копии со снимка. Генсеку фото понравилось. Он его впервые в жизни увидел и оставил себе на память. Вы что хотите, чтобы я пошел к нему и стал объяснять, что в "Красной звезде" работают сопляки - не офицеры. Выкручивайтесь, как хотите, но в завтрашнем номере материал должен выйти с той фотографией, что осталась у Генсека и с тем текстом, что я у него подписал. Буковки, запятой не изменять!
Описание поисков фотографии занимает в дневнике две страницы. В жизни реальной то была эпопея, подобно которой мне больше не приходилось переживать. Весь день мы обращались в архивы Алма-Аты, Красноярска, в Центральный партийный архив, в Институт марксизма-ленинизма, в КГБ, МВД. Начальник пограничных войск по просьбе Макеева лично обзванивал всех своих знакомых. На заставу в Хоргос был отправлен вертолет. Все - безрезультатно. Снимок оказался уникальным. Копии его нигде не находилось.

Закрывшись у себя в кабинете и отключив раскаленные телефоны, я заплакал от досады. Мне стало себя жаль той особой жалостью, которую переживает каждый бедный человек, решивший жениться и вдруг обнаруживший, что ночь для этого так коротка. Ну почему, думал я, приходится страдать от чужого разгильдяйства, которое напрочь перечеркнуло такой мой великолепный труд? Почему я в очередной раз становлюсь стрелочником в этой газете, хотя так стараюсь? Другие вон, по нескольку лет не выступают, ничего не делают и им хоть бы хны. А тут столько сил вбухал, столько энергии потратил - и на тебе итог: грозит мне неполное служебное соответствие (а может, вообще увольнение из Вооруженных Сил), отправка в Забайкальский военный округ и еще полная оплата не вышедшего первого выпуска "Красной звезды".

Все это я и решил сказать Федору Павловичу по телефону. И ещё вкратце доложить, что меня ждет в случае, если он не выручит. И хотя по тогдашним суровым краснозвездовским правилам у меня, простого сотрудника, не было права звонить в ЦК, но что оставалось делать. Шесть коротких фраз я написал на бумажке и снял телефонную трубку. В Петрове не ошибся. Он действительно оказался человечным и добрым. Выслушав мою заготовку, коротко бросил:

- Приезжайте!

В восемь часов вечера генсека увозили домой на Большую Бронную. В это время душка Петров и провел операцию по изъятию снимка.Вручив его мне, приказал, чтобы завтра к 11.00 у него лежали газеты и несколько снимков. Так и было. Для Генсека отпечатали двадцать экземпляров газеты на специальной бумаге. Сергеев и его команда сделали пять увеличенных снимков, и я все это добро отвёз в ЦК. И у меня наступило время, как у артиста, отыгравшего сложный премьерный спектакль, выходить на поклоны. То был мой Тулон, мой звездный час. Слушайте, это же не шуточки организовать т а к о й материал и опубликовать его в т а к и х условиях! Конечно, публикация считалась успехом отдела, но тогда вряд ли кто из многочисленного коллектива краснозвездовцев сомневался, чья в этой акции, так сказать, львиная доля заслуги. Из серой массы молодых, пусть и подающих надежду сотрудников, я вырывался, как добрый рысак на дерби, на целый корпус вперед и становился вровень с ведущими перьями "Красной звезды". Во всяком случае, именно так мне тогда казалось. Впрочем, если я и заблуждался на сей счет, то дальнейшие очень скорые события лишь укрепили меня в самомнении.

Где-то в конце мая коллеги из "Комсомольской правды" пригласили меня в поездку по Красноярскому краю. Мы с Шалкеевым решили: сделаем материал о родном крае генсека! Чем черт не шутит, когда Господь спит. Связались с Петровым, попросили его посодействовать нашему замыслу и, естественно, встретили полное понимание.

Ах, какая то была замечательная командировка! Обо мне заботились, мне помогали и содействовали так, как никогда ни до ни после этой поездки. Что значит работа, организованная по звонку и ЦК КПСС. Но и попахал я на славу, как японский бульдозер.

Материал мой назывался "На берегах могучего Енисея". Начинал я его с краткого историко-экономического экскурса. Затем подробно рассказал о пребывании в этих местах В.И.Ленина. Дальше шел плавный переход, свидетельствовавший о том, что далеко не случайно, ведь Новоселовский район есть родина Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Константина Устиновича Черненко.

Мы с редактором отдела решили преподнести главному своеобразный сюрприз за то, что он нас обвинил в отсутствии журналистского нюха. Поэтому, грубо нарушив каноны "Красной звезды", через того же помощника Петрова подписали мой материал у генсека.

Страницы:  «  1 2 3 4  »

Комментарии:

Татьяна П. 10.03.2015 в 17:33 # Ответить
Незаметно и легко прочитала четыре страницы текста воспоминаний о генсеке Константине Устиновиче Черненко, человеке, которого не могла знать. Фамилия его была, конечно, на слуху. Партийным человеком мне не пришлось быть.
Но так увлекательно и легко был подан автором материал, что до сих пор не могу заглушить в себе тёплую радость от прочитанного, какую-то внутреннюю улыбку. Прежде всего я увидела не лёгкий, а даже очень опасный путь становления настоящего журналиста и будущего писателя.
Прочувствовала эти его особые, летучие и лёгкие словесные перлы, которые вызывают ответную реакцию читателя.
Ощутила постоянный его внимательный, пристальный и оценивающий взгляд на себе со стороны, уже из будущего, то есть сегодняшнего дня.
И поняла его умение растопить своего героя, дать ему возможность раскрыться в эпизодах, деталях и чёрточках, а потом вылепить образ.
То же самое он проделывает и с читателем.
Спасибо, уважаемый М.А. за увлекательное и умное Ваше творчество.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 мая
пятница
2019

В этот день:

Подлый вояж крымского хана

24 мая 1571 года крымский хан Девлет-Гирей захватил и спалил Москву. В 1570 году на Русь обрушилась чума. Только в Москве от нее умирало в день 600 - 1000 человек. По свидетельству англичанина Дженкинсона, "моровая язва" в России "похитила тогда около 300 тыс. человек". Воспользовавшись этой бедой русских, крымский хан Довлет-Гирей в апреле 1571 года двинулся на Москву с огромной армией (по разным данным, в его войске было от 40 до 200 тыс. головорезов).

Подлый вояж крымского хана

24 мая 1571 года крымский хан Девлет-Гирей захватил и спалил Москву. В 1570 году на Русь обрушилась чума. Только в Москве от нее умирало в день 600 - 1000 человек. По свидетельству англичанина Дженкинсона, "моровая язва" в России "похитила тогда около 300 тыс. человек". Воспользовавшись этой бедой русских, крымский хан Довлет-Гирей в апреле 1571 года двинулся на Москву с огромной армией (по разным данным, в его войске было от 40 до 200 тыс. головорезов).

Истощенная чумой Россия смогла послать на охрану своих южных границ всего 6 тыс. Ратников. Тем не менее, отступающие русские войска укрептлись в Кремле и Китай-городе. Ханские войска принялись грабить посады, а потом подожгли их. Сильно пострадала и центральная часть города, так как "от пожарного зною" взорвались пороховые погреба. Спалив город, ордынцы покинули его, угнав с собой много пленных и увезя награбленное. За этот страшный день пребывания диких орд Девлет-Гирея в Москве население города уменьшилось в 6 раз, ибо много жителей было "задавлено, сгорело, пало от мечей неприятельских или попало в плен".

Девлет-Гирей решил пограбить Москву и на следующий год. Но русские сумели собрать 20-тысячное войско, которое под командование талантливых русских полководцев М. Воротынского, Д. Хворостинина, И. Шуйского, а также казацкого атамана М. Черкашенина разгромили 80-тысячную армаду Девлет-Гирея. Подлый хан еле ноги унес.

 

 

Последний путь Александра Суворова

24 мая 1800 года в Петербурге прошли похороны А. В. СУВОРОВА. Он заболел во время возвращения из своего блистательного Швейцарского похода и 18 мая скончался в Петербурге.

Последний путь Александра Суворова

24 мая 1800 года в Петербурге прошли похороны А. В. СУВОРОВА. Он заболел во время возвращения из своего блистательного Швейцарского похода и 18 мая скончался в Петербурге.

После смерти генералиссимуса пять суток огромные толпы народа осаждали дом на Крюковом канале, в котором он скончался. В последний путь полководца провожали десятки тысяч простых людей, стоявших на всем пути траурной процессии по Садовой улице и Невскому проспекту к Александро-Невской лавре.

Император Павел I встретил кортеж на Невском, снял шапку, перекрестился и заплакал. Под залпы тожественного салюта прах Суворова был опущен в могилу в Благовещенской церкви лавры. На могилу возложили белую мраморную плиту, на которой была высечена краткая надпись: "Здесь лежит Суворов".

Крейсер «Аврора»

24 мая 1900 года на воду был спущен крейсер «Аврора», который вступил в строй в 1903году. Крейсер принимал участие в нескольких войнах XX века и является одним из символов Октябрьской революции. Назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося в годы Крымской войны.

Крейсер «Аврора»

24 мая 1900 года на воду был спущен крейсер «Аврора», который вступил в строй в 1903году. Крейсер принимал участие в нескольких войнах XX века и является одним из символов Октябрьской революции. Назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося в годы Крымской войны.

В настоящее время находится на вечной стоянке у Петроградской набережной в Санкт-Петербурге и является объектом культурного наследия Российской Федерации

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение