RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Россия против США: боевой гиперзвук
28 сентября 2016 г.

Россия против США: боевой гиперзвук

Гендиректор корпорации "Тактическое ракетное вооружение" (КТРВ) Борис Обносов сообщил СМИ о разработке нового типа российского оружия
Убийство  СССР
10 декабря 2014 г.

Убийство СССР

8 декабря 1991 года были подписаны предательские Беловежские соглашения
Права, которых нас лишили
25 января 2015 г.

Права, которых нас лишили

25 января 1918 года в Советской России была принята "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа"
Детей отделяют от родителей
11 октября 2015 г.

Детей отделяют от родителей

«Пятая колонна» пытается протащить разработанный на западе закон, расширяющий возможности чиновников и «общественников» вмешиваться в семейную жизнь
Не суйтесь в Россию!
29 ноября 2017 г.

Не суйтесь в Россию!

Поэтический ответ на ублюдочное выступление в бундестаге старшеклассника-недоучки из Нового Уренгоя
Главная » Читальный зал » Как я славил генсека

Как я славил генсека

Рукопись с высочайшим автографом произвела на главного, на членов редакционной коллегии эффект разорвавшейся бомбы. Кто давал указания, кто позволил Захарчуку без спроса ехать в командировку и готовить т а к о й материал, наконец, кто разрешил автору через голову руководства бывать в Центральном Комитете партии? Особенно негодовал и бесился заместитель главного редактора генерал-майор И.Сидельников. Он был ветераном газеты, правой рукой Макеева и считался главным краснозвездовским идеологом. Как Маша Троекурова сношалась с Дубровским через дупло, так и все работники газеты обязаны были контактировать с ЦК только через Сидельникова. Он сам это статус-кво больше всего оберегал, и я, стало быть, нанес по нему сокрушительный удар.

Маленький, комедийный в своей не возрастной живости, генерал кипятился, как самоварчик, а мне впервые в жизни его гнев был до Фенимора Купера. Плевал я на него с высокой колокольни, поскольку твердо знал: генерал ничего не добьется. Будет мой материал напечатан, как и предыдущий, без малейшей правки, потому что на его последней, девятнадцатой странице стоит аккуратная и очень симпатичная закорючка "Кучер" с датой. И это такой монолит, о который ты, старая перечница, так много попортившая мне нервов и крови, расшибешь свой медный лоб.

Так я злорадно про себя рассуждал и, конечно же, не ошибся. Неистовые доказательства Сидельникова того, что публицистика Захарчука - скучна, сплошь состоит из пустых шаров, никакого действия не возымели. Молчал мудрый змий Макеев, помалкивала братия из редколлегии.

Материал был напечатан, отмечен. Он и впрямь у меня получился. Даже сейчас я так считаю. Еще больше он понравился генсеку, о чем наш главный не без гордости сообщил всему коллективу. Но как в прошлый раз, мне не выписали премии в пятнадцать рублей. Наказали за самоуправство. А мне, повторяю, было как-то наплевать. Принимая поздравления коллег, я рисовал свое будущее в радужных тонах. Кому положено, раскидывал мозгами, заметят мою прыть, мои способности и оценят их по достоинству. Уж во всяком случае, больше, чем мои недалекие и завистливые прямые начальники, которые ведут себя, словно собаки на сене.

Что хотел я, то и получил в результате непомерно разросшихся амбиций и притязаний. Мне предложили оказать литературную помощь в написании воспоминаний сестре генсека Валентине Устиновне Черненко.

Руководствуясь по тем временам железным девизом: "Если партия прикажет писать стихи, надо ответить - есть", я сразу взялся за дело.

Сестра генсека лежала в главном корпусе знаменитой ЦКБ в 494-й палате. Пройдет еще немного времени и здесь очутится ее великий, но очень больной брат. Отсюда, из палаты ЦКБ, оборудованной под кремлевский кабинет, генсек на последнем издыхании разыграет последнюю комедию по выборам в Верховный Совет и уйдет в мир иной. Но пока что он находился в настоящем кабинете на Старой площади, а вот сестра его занедужила сильно.

Когда я вошел в палату, Валентина Устиновна лежала под капельницей. Тихим, треснувшим голосом приказала:

- Посидите, пока уберут капельницу.

Потом мы разговаривали с полчаса. Обсудили, как будет выглядеть книга Валентины Устиновны, которую она уже набросала. Мне надо лишь подправить её в литературном плане. И вручила рукопись в толстом блокноте с красивым переплетом. Я проштудировал его и пришёл в уныние. На ста страницах блокнота содержались записи, сделанные корявой старческой рукой глубоко больного человека, который, вдобавок, не обладал даже зачатками умения грамотно и внятно излагать свои мысли. Сами мысли при этом являли уровень стенной газеты тридцатых-сороковых годов: "Как хорошо, как здорово, что мы живем в великом Советском Союзе, которым руководит наша мудрая Коммунистическая партия... Я бесконечно счастлива, что была делегатом ХХV съезда партии. Это замечательное событие в моей жизни... Все, за что мы воевали и боролись - свершилось..."

Сидел я над блокнотом и думал, что кур во щах, должно быть, испытывает такое же состояние. Я не представлял себе даже приблизительно, как можно из этих воспоминаний сделать не то что книгу - газетную публикацию. Положение казалось безвыходным. И совершил поступок, от которого до сих пор стыдно, и если бы его можно было вычеркнуть из своей жизни - сделал бы это с превеликим удовольствием.

На следующий день я пошел к известному уже И.Сидельникову и обреченно стал его просить о помощи. Говорил о том, что вот-де попал в труднейшее положение, не справлюсь со столь ответственным поручением, как написание книги, так что елико возможно, пусть за это дело возьмется кто-то из краснозвездовцев поумнее, поопытнее меня. Сидельников смотрел на меня не как солдат, а как генерал на вошь:

- Вы что, не в своем уме? Да как вы вообще могли прийти ко мне с подобным предложением? Это - сестра генсека. Вам поручено на самом высоком уровне работать с ее воспоминаниями - работайте. Нужна будет помощь - окажем, а на большее не рассчитывайте.

На том и расстались. Мне ничего другого не оставалось, как впрягаться в новую, доселе неизвестную работу. И тут генеральский отлуп подействовал мобилизующе и отрезвляюще. Для начала я просто побеседовал с Валентиной Устиновной в больнице и потом на ее квартире. Рассказчиком она оказалась не в пример интереснее, нежели писателем. Вспоминала такие подробности и факты, от которых у меня, случалось, волосы вставали дыбом.

- Передо мной у отца с матерью родились пять девочек. Четыре умерли. Мы с Груней выжили. А потом уже появились Костя и Сашка. Младшенький очень рос болезненным. Однажды его тельце покрылось ранами и струпьями. Я посмотрела и мне дурно стало: в ранках копошились маленькие белые черви. А пришла в себя, прямо ногтями стала выскребать этих червяков. Он, бедненький, так плакал...

Страницы:  «  1 2 3 4  »

Комментарии:

Татьяна П. 10.03.2015 в 17:33 # Ответить
Незаметно и легко прочитала четыре страницы текста воспоминаний о генсеке Константине Устиновиче Черненко, человеке, которого не могла знать. Фамилия его была, конечно, на слуху. Партийным человеком мне не пришлось быть.
Но так увлекательно и легко был подан автором материал, что до сих пор не могу заглушить в себе тёплую радость от прочитанного, какую-то внутреннюю улыбку. Прежде всего я увидела не лёгкий, а даже очень опасный путь становления настоящего журналиста и будущего писателя.
Прочувствовала эти его особые, летучие и лёгкие словесные перлы, которые вызывают ответную реакцию читателя.
Ощутила постоянный его внимательный, пристальный и оценивающий взгляд на себе со стороны, уже из будущего, то есть сегодняшнего дня.
И поняла его умение растопить своего героя, дать ему возможность раскрыться в эпизодах, деталях и чёрточках, а потом вылепить образ.
То же самое он проделывает и с читателем.
Спасибо, уважаемый М.А. за увлекательное и умное Ваше творчество.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 июля
суббота
2019

В этот день:

Сражение при Ларге

20 июля 1770 года русские войска под командованием генерала Петра Александровича РУМЯНЦЕВА разгромили турецко-татарскую армию в устье реки Ларга (левый приток реки Прут на территории княжества Молдавия).

Сражение при Ларге

20 июля 1770 года русские войска под командованием генерала Петра Александровича РУМЯНЦЕВА разгромили турецко-татарскую армию в устье реки Ларга (левый приток реки Прут на территории княжества Молдавия).

Произошло это в ходе очередной русско-турецкой войны 1768-1774 годов. 19 июля 1770 года между реками Ларга и Бабикул разведка обнаружила передовые отряды армии крымского хана Каплан-Гирея (65 тыс. татар, 15 тыс. турок, при 33 орудиях). 20 июля рано утром русские атаковали вдвое превосходившего по численности противника. С фронта в бой вступил корпус генерал-поручика П.Г. Племянникова. Другие русские корпуса переправились через Ларгу и нанесли удар по татарским флангам. Румянцев построил свои войска в дивизионные и полковые пехотные каре и между ними расположил артиллерию, огонь которой стал решающим. Русские сразу же потеснили противника и к полудню сражение окончилось нашей победой. Потеряв более 1000 человек убитыми и до 2000 человек пленными, а также всю артиллерию и обоз, крымский хан отошел на соединение с главной турецкой армией. Русские войска в этом сражении потеряли около 100 человек убитыми и ранеными. За победу при Ларге Румянцев был награжден орденом святого Георгия высшей, 1-й степени. Он стал первым кавалером высшей степени Военного ордена Российской империи.

Памяти командира крейсера «Варяг»

20 июля 1913 года умер Всеволод Фёдорович РУДНЕВ (р. 1855), герой русско-японской войны, контр-адмирал (1905) Российского Императорского Флота, командир знаменитого крейсера «Варяг», под его командованием принявшего неравный бой у Чемульпо.

Памяти командира крейсера «Варяг»

20 июля 1913 года умер Всеволод Фёдорович РУДНЕВ (р. 1855), герой русско-японской войны, контр-адмирал (1905) Российского Императорского Флота, командир знаменитого крейсера «Варяг», под его командованием принявшего неравный бой у Чемульпо.

9 февраля 1904 года японцы блокировали порт Чемульпо, где находился крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Коерец», а также корабли «союзников» России - Англии и Франции. Командир «Варяга» решил прорываться в открытое море. На выходе из Чемульпо произошел героический бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой, состоявшей из 14 боевых единиц. Командир крейсера капитан первого ранга Всеволод Федорович РУДНЕВ умело руководил сражением, в результате был потоплен японский миноносец и повреждены два крейсера. Но на нашем корабле начался пожар. 37 человек экипажа погибли, 91 человек был ранен, включая командира корабля. Не допуская и мысли о сдаче врагу, Руднев принял решение взорвать «Кореец» и затопить крейсер (его взрыв мог повредить стоящие на рейде корабли «союзников», которые трусливо наблюдали за ходом боя, не вмешиваясь в него). Раненный в голову и контуженный Руднев последним покинул борт корабля.

Моряки «Варяга» и «Корейца» несколькими эшелонами вернулись на родину через нейтральные порты. Дома им устроили достойную встречу. Офицеры и матросы были награждены Георгиевскими крестами IV степени. Капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев был награждён орденом св. Георгия 4-й степени, получил чин флигель-адъютанта и стал командиром эскадренного броненосца «Андрей Первозванный» (ещё только строившегося в Петербурге). В 1907 году японский император Муцухито в знак признания героизма русских моряков направил В. Ф. Рудневу орден Восходящего солнца II степени. Руднев, хотя и принял орден, никогда его не надевал.

Последние годы Всеволод Фёдорович жил в Тульской губернии в своей усадьбе в деревне Мышенки Алексинского уезда (сейчас Заокский район). 7 (20) июля 1913 года В. Ф. Руднев умер (в возрасте 57 лет). Похоронен возле церкви Казанской Богоматери соседнего села Савино Заокского района Тульской области.

Рекорд АНТ-25

20 июля 1936 года - начало беспосадочного перелета протяжённостью более 9 тыс.км экипажа АНТ-25 в составе В. П. ЧКАЛОВА, Г. Ф. БАЙДУКОВА и А. В. БЕЛЯКОВА. Он начался в Москве, проходил над заполярными районами, закончился на Дальнем Востоке. Пролетев за 56 часов 20 минут 9374 км экипаж АНТ-25 совершил посадку на песчаной косе острова Удд (ныне о.Чкалов).

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение