RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Стрелков о войне и мире
19 февраля 2015 г.

Стрелков о войне и мире

О чем рассказал руководитель движения «Новороссия» во время пресс-конференции в Рязани
Христос воскресе!
16 апреля 2017 г.

Христос воскресе!

Юная поэтесса из Кировской области Женечка Дубровина поздравила наших читателей с Великим Праздником
Пока горит свеча
10 ноября 2013 г.

Пока горит свеча

Продолжаем публиковать произведения участников конкурса «День патриотической поэзии»
«Победа-70»: юная поэтесса Люба Левитанус
15 марта 2015 г.

«Победа-70»: юная поэтесса Люба Левитанус

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Сквозь время
23 декабря 2015 г.

Сквозь время

23 декабря 1923 года официальная дата рождения писателя-фронтовика Виктора Александровича Курочкина
Главная » Читальный зал » "Вдумчивый сталинист " Иван Стаднюк

"Вдумчивый сталинист " Иван Стаднюк

8 марта 2015 года – 95 лет со дня рождения Ивана Фотиевича Стаднюка

Этот крупный советский прозаик, сценарист, драматург и военный журналист наиболее известен своими романами «Война», «Люди не ангелы», сценариями к кинофильмам «Максим Перепелица», «Ключи от неба», «Меж высоких хлебов», мемуарами «Исповедь сталиниста»

С детских лет хорошо знаю его биографию и его творчество, потому что Иван Фотиевич родился и вырос в селе Кордышевка на моей Виннитчине. Фильмы "Артист из Кохановки", "Максим Перепелица", "Ключи от неба" для жителей сёл и весей нашей области всегда были классикой: подоляне, от мала до велика, знали, что их автор - земляк. А для всякого "щирого хохла" земляк, что твой родственник. Собственно, так меня всегда и воспринимал незабвенной памяти Иван Фотиевич. О всякой поездке на родину я ему докладывал регулярно и обстоятельно. Он хорошо знал все наше, постоянно меняющееся, областное руководство и потому тем для разговоров у нас всегда хватало с избытком. Вообще к понятию "малой родины" он относился душевно, почти трепетно. По-детски радовался, когда односельчане избрали его почетным гражданином Кордышивки (по-русски правильно - Кордышевка, но Стаднюк "и" на "е" никогда не менял, под конец жизни даже стал заигрывать с украинскими националистами), хотя к тому времени он уже был почетным гражданином Смоленска.

Дав мне поручение, интересовался: "К завтрашнему дню успеешь сделать?" - "Это вряд ли, Иван Фотиевич, тут же работы почти на печатный лист" - "Эх, хилый нынче пишущий народец пошёл, - досадовал он. - Да я в твои годы мог за ночь пару печатных листов наворочать!" (Кстати, печатный лист — это 24 машинописных странички). Что было сущей правдой. Работоспособностью, пробивными качествами характера Стаднюк отличался лютыми, почти кулацкими. Безо всяких связей и протекции, изначально не обладая даже намеком на писательский дар, он сумел, исключительно благодаря собственному упорству, трудолюбию, пробиться сначала в службе, а потом и в литературе на самые высокие командные посты. Был, к примеру, секретарем правления Союза писателей СССР. Всяких других должностей, почетных званий и всевозможных премий тоже имел целый ворох. (Одних орденов получил 10 штук!) И по жизни умел всегда устраивать комфорт не только себе, но и родственникам, друзьям, знакомым. Жил в престижном районе Москвы, на улице "Правды", дачу имел в Переделкино и всю сознательную жизнь ездил на служебной машине. Сына своего, на котором природа откровенно говоря отоспалась в смысле литературного дарования, Стаднюк сумел провести практически по своим стопам и, в конце концов, сделать генералом, начальником Воениздата, чего даже сам в службе не добился. И это при том, что Юрка, хороший парень, но мямля, закончил обыкновенный областной пединститут, всю жизнь оставаясь штафиркой даже в генеральских погонах.

Примечательно то, что постоянно работая локтями, загребая в своей лодке налево и направо, Иван Фотиевич умудрялся не попадать на рифы, никого при этом не задевать, не задирать, и потому не прослыл рвачом, корыстолюбцем, ловчилой, прохвостом, которых в советской литературе в ту пору было более, чем предостаточно. У большинства людей, знавших его, дружбой его дороживших, Стаднюк оставил по себе память добрую, хотя к праведникам, тем более к "кристально честным коммунистам" он явно не принадлежал. Он знал, что надо писать, как надо жить и служить в советской стране и всегда точно колебался вместе с линией партии.

По рюмке Иван Фотиевич тоже никогда не брезговал пропустить. Здоровьем обладал отменным, несмотря на всевозможные передряги военного быта, почти двадцатилетней службы и не самый аскетический способ жизнедеятельности. Был завзятым рыбаком и охотником. Особенно любил "ходить на кабана". А какая же настоящая охота обходится без обильных возлияний? Курил тоже очень много, иногда зажигая сигарету от не потухшей предыдущей, но при этом врачам никогда не кланялся, даже считал унизительным им кланяться.

Такая деталь. В восемьдесят четвертом или восемьдесят пятом году – точнее уже не помню - умерла его жена. Иван Фотиевич женился на статной красавице Наталии, преподавательнице немецкого языка, старше которой был на... двадцать восемь лет! И ничего, прожил с ней оставшуюся жизнь в ладу и согласии. А буквально накануне своей смерти выпустил автобиографическую книгу "Исповедь сталиниста". Этот последний литературный труд земляка делался практически на моих глазах, в некотором роде даже с моим участием (многие страницы книги я ему печатал, вычитывал) поэтому с него и начну.

- Скажу тебе честно: устал я от трагического и кровавого материала. Да и ощутил некоторую оглушенность от появившихся "новых концепций" о минувшей войне. Посему решил на время остановиться и оглянуться в свое личное прошлое, облегчить память и душу, написать о том, что меня волновало и потрясало не только в связи с войной, но и в связи с тяжкими проблемами довоенной, послевоенной жизни да и о том, что сейчас озадачивает. Это будет попытка исповеди, но без покаяния.

- Иван Фотиевич, а разве так бывает, чтобы "исповедь" да без "покаяния"?

- А почему бы и нет? Я же не академик Самсонов, который в своё время до небес славил Сталина, а теперь доказывает, что у Верховного Главнокомандующего не было ни полководческих способностей, ни таланта государственного деятеля. На мой взгляд, Сталин - фигура исторически чрезвычайно сложная, до невероятности противоречивая, но гениальная, не отделимая ни от истории нашей страны, ни от нашего народа-победителя. Сейчас многие литераторы активно ведут "археологические" и целенаправленные раскопки в своих архивах и давно забытых публикациях. Поддался этому модному влиянию и я, но ничего значительного залежавшегося в ящиках своих столов, к сожалению, не нашел. Зато обнаружил оригинальную рукопись первой книги романа "Люди не ангелы", опубликованной в 1962 году. Вчитался в многочисленные цензурные сокращения, вспомнил, как под дружескую диктовку редактора отдела литературы журнала "Нева" сам "обкладывал ватой" всё то трагическое и тяжкое, что произошло на Украине в 30-е годы и о чём я написал. Вспомнил также пережитые страхи, когда опубликованный роман читался по "Голосу Америки" и издавался в Англии, ФРГ. Но не сожалею ни о чём, ибо, известно, "дорого яичко к Христову дню". Ведь у меня была первая в советской литературе книга, в которой прозвучала, пусть местами в усеченном виде, но правда о страшном голоде, разрухе в деревне и о жесточайших репрессиях среди крестьянства.

- Даже не смотря на то, что вы многое из своей прошлой жизни пересмотрели, вас по-прежнему считают писателем "групповым", даже "сталинистом". Что думаете по этому поводу?

- Не всё так просто в этой жизни. Вот я одиннадцать лет проработал секретарем Московской писательской организации. В моих руках было многое: издания, литературные вечера, квартиры, путевки, машины, поездки за границу. И скольким людям по этой части я помог, этого даже вспомнить невозможно! Делил ли я при этом писательский люд на "своих" и "чужих"? Полагаю, такого греха на душу не брал. Хотя, разумеется, как и всякий пишущий, я имел свои пристрастия, «приятия» или «неприятия» и даже неприязнь к отдельным произведениям, критикам, ученым. Так и меня многие не жаловали. Иные критики на дух не переносят моих романов "Война" и "Москва, 41-й". А между тем я тебе так скажу: сейчас в нашей стране мало кто знает – да почти никто - о событиях 41-го года столько, сколько знаю я. Естественно, поэтому у меня и иное отношение к Сталину, как к полководцу и дипломату, чем у людей, которые стараются списать на него все ошибки того сложного периода, в том числе собственные или своих близких. А ошибок и злодеяний у Сталина хватало и без нынешних домыслов всяких шарлатанов от истории. И для меня смешно выглядят те "правдолюбцы" и критики, которые «драконят» мои романы за якобы содержащуюся в них апологетику Сталина. Меж тем, я вождя никогда «живьём» не видел. Его образ и характер, как государственного и военного деятеля периода Отечественной войны, сложились в моем воображении под впечатлением печатных и устных суждений самых выдающихся наших полководцев, руководителей промышленности, ученых, политиков, дипломатов, чтитмых во всём цивилизованном мире. Они звучали после смерти Сталина, да и сейчас звучат. В них – не пустое славословие, а оценка конкретных (верных или ошибочных – другой вопрос) деяний вождя и их последствий. А со сколькими документами мне пришлось работать! И потом, скажи мне на милость, почему я не должен верить Жукову, Василевскому, Мерецкову, Коневу, Рокоссовскому, Штеменко, Хрулеву, Шахурину, Исакову, Кузнецову, Сабурову, Громыко? Но верить шустрому Волкогонову, женоподобному Радзинскому, плодовитым как кролики братцам Жорику и Роику Медведевым. Наконец, учти: более двадцати лет (точнее – 23 года) я встречался с Молотовым, даже по рюмке с ним не едзиножды пропускал. Вот он был для меня своеобразной академией в постижении хода и исхода самой страшной в истории человечества войны. Мне могут возразить, что это была не "та" академия. Позвольте, но кто может мне назвать "ту", другую академию среди всех, функционировавших у нас после войны? И ты не думай, что я Молотову только преданно в рот смотрел, никогда ему не переча. Например, у нас с ним не было единомыслия в крестьянском вопросе. Он категорически не одобрял, скажем, моего романа "Люди не ангелы", как осуждал и книги о деревне Миши Алексеева, Сережи Крутилина. Ну и что? Этот великий сподвижник Сталина имел право на свою собственную позицию по любому вопросу. И она никогда не была дилетентской, уж поверь мне.

..."Сталинист, сталинист"! А ты хочешь сказать, что Черчилль, Гопкинс, Гарриман, Бивербук и многие другие крупные западные политики, восторженно отзывавшиеся о Сталине, тоже были сталинистами? Или как тебе мнение немецких журналистов, однажды атаковавших меня в Дагомысе. Они искренне удивлялись: вот Советский Союз разгромил самую первоклассную армию в мире, склонил на свою сторону бывших врагов, выкорчевал даже корни фашизма, а теперь ваши же писатели и историки пытаются доказать всему миру, что в то время во главе ваших же вооруженных сил стоял недоумок. Как же нам, немцам, к этому относиться?

Естественно, я объяснил им, как и подобает коммунисту, разделяющему политику партии, то, что культ личности Сталина принёс нашему народу большие бедствия. Впрочем, бедствия эти появились, пожалуй, и с момента Октябрьской революции. Ведь она насмерть разделила тысячи и тысячи людей. Разве уехавшие за рубеж белогвардейцы стали друзьями советской власти? А рассеянные по стране бывшие помещики, кулаки, купцы, домовладельцы, заводчики? Естественно, они ждали, когда рухнет советская власть, иные создавали антисоветские организации, попадались на диверсиях, на антисоветских лозунгах. Все это способствовало раскачиванию стихии репрессий, которая со временем обрела чудовищные, неуправляемые размеры и никаких оправданий иметь не может. Помню разговор на охоте секретаря одного райкома партии с начальником райотдела НКВД, чему был свидетелем: в соседнем, мол, районе нашли двадцать врагов народа, а у нас что, нет? Ищи как следует! И такое ведь было. Но при всём том я тебе так скажу: вот китайцы, они молодцы. Они постановили: в деяниях Мао Дзэдуна было 30 процентов неправильного. Остальное – верное. И закрыли тему. А у нас сейчас серьёзные люди стесняются называть Сталина полководцем, выигравшим войну против Гитлера. Ну может ли быть большая идеологическая нелепость?

Да, разумеется, мы должны знать, откуда и почему взялись те "тройки", свирепствовавшие в районах, областях, крупных городах, воинских соединениях. Чьим решением им была дана власть над жизнями ни в чем неповинных людей? Как поднималась рука у руководителей наркоматов и творческих союзов писать резолюции-согласия об арестах тысяч людей? Нам нужны не только констатации, общие изложения трагических фактов и ситуаций, но и серьезные, глубокие, вдумчивые объяснения причин происходившего. Мы вправе знать всю правду. А её сейчас все больше приспосабливают под температуру момента. Вот тебе конкретные примеры.

В номере девятом журнала "Молодая гвардия" за 1989 год опубликована статья С.Бородина "Красная армия перед войной", в которой со ссылкой на газету "Социндустрия" годичной давности приводится цитата: "Только военных, как говорил в свое время Р.Я.Малиновский, в предвоенные годы было репрессировано более 300 тысяч человек. Красная армия по существу осталась без командного состава". Не мог такого говорить военачальник! Ибо численность всего командного состава Красной Армии в 1937-38 годах составлял 140 тысяч человек!

"Красная звезда" приводит высказывание К.Ворошилова, заявившего перед войной о том, что армия почищена "до белых костей", из нее "вычищено" 40 тысяч человек. Во всех последующих публикациях всех изданий слово "вычищено" заменено на репрессировано. А уже известный тебе академик Самсонов – особенно большая сволочь - заявляет об "истреблении" 40 тысяч командиров! Позвольте! Но есть же документы! 5 мая 1940 года заместитель наркома обороны по кадрам Е.Щаденко подписал "Отчет о работе управления по начальствующему составу РККА за 1939 год". В разделе номер одиннадцать "Очистка армии и пересмотр уволенных (без ВВС)" указывается, что за три года из списков Красной Армии было "исключено и уволено 36 898 человек, в том числе по возрасту, болезням, морально разложившихся, по политическим мотивам и так далее. По причинам ареста за эти годы было уволено 9579 человек". Далее говорится, что из 37 тысяч раннее уволенных возвращено в кадры армии 13 тысяч человек". Спрашивается, зачем столь вопиющая дезинформация? А чтобы элементарно обгадить, обосрать самые трагические дни нашей истории. У меня такое впечатление, что сегодняшний разоблачительный раж, особенно касающийся роли Сталина в истории страны и армии, - направлен на то, чтобы вообще дестабилизировать обстановку в нашей же стране и в нашей же армии. А иначе, откуда столько гнусной лжи?

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

Валерий Пинчук 10.03.2015 в 12:49 # Ответить
Признаюсь честно, люблю я творчество Захарчука. И это никакая не лесть или заискивание - мы друг от друга сегодня никак не зависим. Возраст позволяет говорить начистоту. Хотя зависимость определенная есть. Мне бы работоспособность и плодовитость Михаила. Но не дано, поэтому по-доброму ему завидую. И учусь. На примере того же Стаднюка, о котором он пишет и с любовью, и с легкой иронией. Ярко, смачно, честно. Думаю, читатели это оценят. И я, получив от него мастер-класс, особенно.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 июня
четверг
2018

В этот день:

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Михаил был избран на царствование Земским собором 21 февраля (6 марта) 1613 года. Сын боярина Фёдора Никитича Романова (впоследствии — Патриарха Московского Филарета) и боярыни Ксении Ивановны Романовой.

Царь Михаил Фёдорович был молод и неопытен, и до 1619 года страной правило его ближайшее окружение. После освобождения в 1619 году из польского плена Патриарха Филарета, фактическая власть перешла к первосвященнику, который стал носить также титул Великого государя. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

В царствование Михаила Фёдоровича были прекращены войны со Швецией (Столбовский мир 1617, по которому России были возвращены Новгородские земли) и Речью Посполитой (1634). В 1631—1634 годы осуществлена проведена армейская реформа - организация полков «нового строя» (рейтарского, драгунского, солдатского). В 1632 году основаны первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы.

Михаил Фёдорович скончался 13 (23) июля 1645 года от неизвестной болезни в возрасте 49 лет. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

 

Первая модель получила индекс С-24/30. Его расшифровка такова: 24 — расчетная мощность двигателя в лошадиных силах, 30 — максимальная мощность. Объем двигателя составлял 4501 см³. В дальнейшем выпускались модификации: С-24/35 (1912—1914); С-24/40 (1913—1918). Модель стала наиболее массовой в истории завода — выпущено всего 347 экземпляров.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Для этой ракеты была разработана новая система управления, важные узлы автоматики были дублированы (а некоторые даже триплированы), что обеспечило высокую надёжность. Вооруженные Р-5М воинские части в 1957-1958 годах были перебазированы в приграничные районы, чтобы в случае ядерного нападения на СССР иметь возможность «достать» агрессора.

 

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году.

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году.

Абель обосновался в Бруклине под видом художника-фотографа. Его предал связник. Суд приговорил нашего разведчика к 30 годам тюрьмы.

Обвинение в отношении него было совершенно бездоказательным, оно строилось лишь на показаниях предателя Хэйханена. (Рудольф Абель вообще отказался давать показания и промолчал весь процесс.) О том, что за свидетель Хэйханен, ярко сказал на суде адвокат Донован:

«Оценивая показания этого свидетеля, постоянно задавайте себе вопрос: говорит он правду или ложь, причем, может быть, настолько серьезную ложь, что она может спасти его собственную шкуру. То, что он рассказывает, я полагаю, можно справедливо охарактеризовать как хорошо отрепетированную историю. За исключением «свидетельств», представленных самым жалким из свидетелей, который когда-либо выступал в суде, в деле нет никаких доказательств, говорящих о том, что Марком (псевдоним Абеля. – С. Т.) передавалась информация, затрагивающая национальную безопасность и секреты США. Таких доказательств в деле просто нет. Однако на основании «свидетельств» Хэйханена вам предлагают послать человека, возможно, на смерть. А ведь даже собаку вы убиваете только в том случае, если доказано, что она бешеная...»

И тем не менее «цивилизованная Фемида» приговорила Абеля к 30 (!) годам тюремного заключения. Конечно, ни о каких встречах с родными и близкими не могло идти и речи. Наоборот, представители Верховного суда попытались надавить на «семейные чувства» Абеля, чтобы сломить его. На процессе был разыгран циничный спектакль, который вызвал возмущение даже у видавших виды американских журналистов.

На одном из заседаний зачитывались восемь писем к Абелю от жены и дочери, хранившихся в виде микрофильмов. Эту пленку Абель успел выбросить в мусорную корзину в отеле «Латам» во время его ареста, но сотрудники ФБР позже нашли ее и подвергли исследованию. Письма дочери были написаны по-английски, письма жены – по-русски.

Теплые, сердечные, интимные письма характеризовали Абеля как преданного мужа и отца. Они убеждали в сердечной близости и любовном отношении жены и дочери к Рудольфу Ивановичу. Публичное чтение личных писем было встречено в зале суда неодобрительно, как антигуманный акт, оскорбляющий честь и достоинство человека. Но оно вызвало у большинства присутствующих и волну уважения к нашему разведчику. «Когда судейский работник, бубня, зачитывал письма, – писал корреспондент одного американского журнала, – стальная броня самодисциплины Абеля чуть не дала трещину. Лицо покраснело, а его проницательные, глубоко посаженные глаза наполнились слезами».

Конечно, Абель в этот момент испытывал сильнейшую душевную боль. Но именно на это и рассчитывали истязатели. Однако сломить «железного Рудольфа» не удалось.

«Ломали» его и в тюрьме: создали тяжкие бытовые условия, поселили вместе с рецидивистами, а главное – запретили переписку с родными (какие уж там встречи за столом с икрой и содовой!). Защитник Донован пытался отстоять права клиента в вышестоящих инстанциях и получил следующее письмо из министерства юстиции США:

«Министерство приняло решение принципиального характера: лишить Абеля привилегии вести переписку с кем-либо, в том числе с лицами, выступающими в качестве его жены и дочери... Это наше решение основано на убеждении в том, что предоставление Абелю – осужденному советскому шпиону – возможности предоставлять... переписку с людьми из стран советского блока не будет соответствовать нашим национальным интересам».

«Когда я после приговора пришел к Абелю в камеру в подвале здания суда, – вспоминал адвокат Донован, – он ожидал меня, непринужденно сидя в деревянном кресле и попыхивая сигаретой. Глядя на него, можно было подумать, что у этого человека нет абсолютно никаких забот... В этот момент подобное холодное самообладание профессионала показалось мне сверхъестественным».

Позже по поводу решения суда Абель написал Доновану: «Оно меня не удивило. Я не верил, что дело будет рассматриваться на основе закона. Я рассматриваю его как политическое решение».

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок, получивших обозначение БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм). Реактивный снаряд РС-132 калибра 132 мм и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года; именно этот тип боевых машин и получил впервые прозвище «Катюша». Первый на Ленинградском фронте залп батареи «Катюш» был произведён 3 августа 1941 года под Кингисеппом (командир батареи старший лейтенант П. Н. Дегтярёв). На протяжении Великой Отечественной войны было создано значительное количество вариантов снарядов РС и пусковых установок к ним; всего советская промышленность за годы войны произвела более 10 000 боевых машин реактивной артиллерии.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение