RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Родной говор русской Кубани
26 ноября 2018 г.

Родной говор русской Кубани

В Краснодарском издательстве «Традиция» вышла новая книга Петра Ткаченко «Пословица не сломится» (Кубанские пословицы и поговорки)
Через миллениум - 7
25 апреля 2014 г.

Через миллениум - 7

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)
Младший сын вождя
19 марта 2016 г.

Младший сын вождя

19 марта 1962 года в казанской ссылке умер генерал-полковник авиации Василий Сталин.
Гейропейский Содом
23 января 2015 г.

Гейропейский Содом

Мы стоим на пороге новых войн в той Европе, которую мы-то, глупые, считали раем
Волшебный край
25 сентября 2019 г.

Волшебный край

Наш друг и постоянный автор, известный уральский поэт Александр Михайлович Костенко побывал в Крыму
Главная » Читальный зал » Встреча с Константином Симоновым

Встреча с Константином Симоновым

К 100-летию выдающегося писателя военный журналист Виктор Андрусов прислал в РГК свои воспоминания

Они основаны на магнитофонной записи общения Константина Михайловича со слушателями Военно-политической академии имени Ленина в 1978 году.
Встреча с Константином Симоновым

Во время моей учёбы на редакторском отделении военно-политической академии (1977 – 1980 годы) был создан и регулярно действовал пресс-клуб «Военный журналист». У нас в гостях побывали Б. Полевой, Д. Ортенберг, Т .Тэсс, А. Аграновский, Т. Гайдар, Н. Денисов, другие известные писатели и публицисты. Встреча с Константином Михайловичем Симоновым запомнилась особо. Состоялась она 24 ноября 1978 года в самом просторном лекционном зале педагогического факультета, вместившем более 300 человек. Пришли на встречу с Симоновым не только преподаватели и слушатели академии, но и журналисты многих военных газет и журналов, издающихся в Москве.
Так случились, что лишь мне одному из присутствующих в зале удалось сделать магнитофонную запись этого уникального заседания пресс-клуба, разумеется, с разрешения Константина Михайловича Симонова. Я не оговорился, именно заседания, поскольку пресс-клуб и был так задуман, что в нём проводились профессиональные дискуссии по совершенно конкретным темам. Константину Михайловичу мы заранее сообщили, что разговор у нас пойдёт на тему «Журналист на фронте», передали ему также ряд вопросов, интересующих офицеров-слушателей редакторского отделения ВПА. На этих вопросах в основном Симонов и построил своё полуторачасовое выступление, которое с полным основанием можно назвать творческим завещанием, напутствием нам, рядовым пера.
Встреча с писателем проводилась по программе таким образом, что сначала выступили кандидат исторических наук полковник Т. И. Ужегов - старший преподаватель кафедры военной журналистики редакторского отделения академии, генерал-майор в отставке И. Я. Фомиченко - редактор газеты "Красная звезда" в годы войны, слушатели редакторского отделения капитан С. Левицкий, старший лейтенант М. Захарчук, капитан А. Якубовский. Потом под дружные аплодисменты присутствующих к микрофону подошёл Константин Михайлович.
Мне, сидящему в самом первом ряду, хоть и сосредоточенному на внимании к вращающимся катушкам своего включенного магнитофона «Маяк-202», однако было комфортно наблюдать за жестами и эмоциями оратора. Говорил он не спеша, тихим, уравновешенным голосом. Мы буквально поглощали каждое слово корифея фронтовой журналистики. Иногда, правда, Симонов словно взрывался, начинал сверкать глазами, размахивать руками, например, когда стал рассуждать о своем стихотворении «Убей его» - о лютой ненависти к фашистам. В его речи наряду с очень серьёзными мыслями нашлось место и забавным воспоминаниям, а то и шуткам, от которых люди от души смеялись. Так, например, размышляя о терминологии и образности выражений, Симонов привёл меткие слова артиллериста: «Какое наше орудие? Известно: ствол длинный – жизнь короткая». Зал, естественно, разразился хохотом.
В ходе выступления Симонов в какой-то момент пристально посмотрел на меня. Этот взгляд словно током пронзил всё моё тело. Откровенно говоря, я сначала оторопел, потом успокоился - Константин Михайлович заговорил о преимуществах тех, кто пользуется магнитофонами и диктофонами. Вот, в частности, что он сказал: «Я знаю эту технику и за серьёзное её использование. Она упрощает работу. Можно за несколько минут, как бы ты не устал, скажем, перед сном продиктовать, так сказать, две – три страницы самого необходимого. Это потребует меньше времени и усилий, чем писать пёрышком».
Имея авторские права на сделанные в пресс-клубе магнитофонные записи, откровенно сказать, я никогда и ни от кого их не утаивал. Так, дубликаты многих звукозаписей наших встреч со знаменитыми людьми я оставил в учебных целях на кафедре журналистики академии. В том числе и магнитофонную ленту в 500 метров с записью встречи с К. М. Симоновым. А когда он умер в 1979 году, отнёс копию звукозаписи и её расшифровку в комиссию по увековечению памяти о писателе. В то же время произвёл перезапись выступления К. Симонова в редакции литературных передач Центрального радио. К моей радости оно прозвучало по «Маяку» в 1980 году. А вскоре – и по радиостанции «Волга» (располагалась в Группе Советских войск в Германии, где я служил в то время) в специальном выпуске, подготовленном мной к 65-летию со дня рождения писателя. Собирался опубликовать расшифровку звукозаписи и в центральной прессе, однако меня странным образом опередили. Более того…
В одном из номеров газеты «Известия» появилась статья генерал-лейтенанта Ф. С. Степанова «Константин Симонов: война была огромная, всенародная», в которой цитировалось почти полное то самое выступление писателя в академии. Однако, когда я сопоставил публикацию с оригиналом, с расшифровкой звукозаписи речи Симонова, меня охватил ужас: столько обнаружилось искажений, неточностей…
Вскоре ко мне пришло письмо из Москвы от подполковника Михаила Захарчука, корреспондента ТАСС. В нём он, как и я, кипел от возмущения: «…Мне хочется как следует «угреть» генерала Степанова». А далее просил меня, чтобы я прислал ему полностью звукозапись речи Симонова, чтобы, так сказать, иметь убедительные доказательства. Просьбу Михаила я выполнил незамедлительно. В результате, разлетевшись по редакциям лентами ТАСС, в печати появилась тогда разоблачительная статья М. Захарчука. Кстати, он недавно снова напомнил о данном инциденте в очерке «Всем смертям назло». Цитирую: «Генерал Степанов, пусть и не до конца внятным путём, пусть и частично обнародовал выступление Симонова в центральной печати. Уж славой мы как-нибудь с ним бы сочлись. Куда хуже, что Степанов со своим соавтором инкогнито допустили много натяжек, отсебятины и просто выдумок».
Поистине, нет пощады и срока давности вины всякого рода врунам и проходимцам от печатного слова.
В контексте этих размышлений о журналистской точности хочется сослаться на сказанное самим Константином Симоновым: «Уж если взялся за изучение прошлого, так восстанови картину с такой точностью, чтобы комар носа не подточил, чтобы тебя не могли упрекнуть в том, что ты же там сам не был, подмёток не топтал. Да, не топтал, а написал так, что те, кто был на войне, скажут: всё правильно. Это очень дорого. Я очень ценю это в наших молодых писателях и журналистах».
Буквально всё выступление К. М. Симонова, имеющееся у меня на 26 страницах бумаги формата А-4, здесь я помещать не буду. Сделаю его отдельным документом в компьютере. Сегодня же напечатаю только наиболее интересные и полезные особенно для журналистов выдержки. Вот они:
«Я не очень много встречаюсь с писателями, не занимаюсь литературными делами в той мере, в какой это иногда нужно. Больше всего встреч за прошедшие десятилетия у меня было с людьми, которые прошли войну. И думаю, что войну сейчас я знаю лучше, чем в тот день, когда она закончилась. Может у меня где-то исчезла острота памяти, но ей помогают прошлые, собственные записи».

* * * * * * *
«Никогда не прячу, между прочим, магнитофона. Считаю безнравственным записывать без разрешения. Вопрос мастерства журналиста, во-первых, в том, чтобы и он, и ты забыли о том, что вот эта машинка стоит где-то сбоку»

* * * * * * *
«Конечно, стремление на войне взять материал из первых рук – стремление закономерное, честное и необходимое, но это не всегда возможно… Тот, кто читал мои дневники, убедился, что отнюдь не всегда я брал материалы из первых рук. Не удавалось иногда. Бой прошёл, а о нём надо рассказать. Кто его для тебя будет второй раз разыгрывать?.. Значит, расспросить надо. Но не делай вид, пожалуйста, что ты сам видел это своими глазами. Уж как ты расспросил человека, значит, так и расскажи с его слов… Это очень деликатный вопрос. Вопрос о чести журналиста».

* * * * * * *

«Ведение дневников или записей… Я сторонник этого. Если мне кажется и сегодня, что я с чем-то столкнулся очень существенным, хотя не имеющим, казалось бы, отношения к тому, чем я сейчас занимаюсь как литератор, я через силу, но записываю именно в этот же день или в крайнем случае на следующий…».

 

* * * * * *

 

«Насчёт терминологии… Мне кажется, терминология должна быть близка к той, которая существовала в описываемом тобой времени. Если она непонятна, нужно объяснить, так сказать, с другой исторической вышки».

* * * * * *
«Теперь о знании корреспондентом военного дела. Я не замечал никогда, чтобы это мешало кому-то (смех в зале – В. Андр.). Но не могу так же сказать, что самым хорошим военным корреспондентом был наиболее военно-образованный. Не всегда это совпадало. Тут, видимо, нужно пересечение того и другого…».

* * * * * * *
«Вот есть такой вопрос: считаете ли Вы журналистику самостоятельной наукой? Наукой? Нет я, я. . . Я как-то теряюсь даже (смех в зале – В. Андр.). Не знаю, как уж ответить. Скажем, история журналистики. Наверное, это отрасль науки, как и история литературы. А считаю ли я журналистику наукой – всё равно, что спросить: считаю ли я литературу наукой? Но литература – это не наука. Это, в, общем-то, искусство, но в котором образование очень полезно! (Снова смех в зале – В. Андр.) Вот с этой точки зрения я, как журналист, за науку».

 

* * * * * * *

 

«Иногда, с какой-то работой (выполнением задания – В. Андр.) нельзя задерживаться. Помни, думай о людях. Не только о собственных планах, но и о людях».

 

* * * * * * *
"Думаю ли я написать о современной армии? Как журналист, вполне возможно. Всё зависит, так сказать, от обстоятельств. Если будет необходимость, желание, чтобы именно я написал о чём-то существенном, посчитаю это для себя за честь. А писать романы, скажем, о современной армии - не могу. Нужно тогда «влезть в армейскую шкуру», пожить в армии, так сказать, изучить то, что нужно изучать не один день и не один месяц. А мне надо ещё успеть управиться с неоконченными планами, связанными с Великой Отечественной войной».

Когда Константин Михайлович закончил свою впечатляющую речь, зал разразился громом аплодисментов, который, наверное, был слышен в посольстве Турции, расположенном на противоположной стороне Садового кольца. Когда ему всё-таки удалось утихомирить овации, он поблагодарил за приглашение в пресс-клуб «Военный журналист», за возможность выступить и услышать мнение о своём творчестве от слушателей и преподавателей редакторского отделения. Обещал встретиться с нами ещё раз. С его лица не успела ещё сойти искрящаяся улыбка, как к нему подошёл начальник кафедры журналистики и вручил в подарок цветы и огромный портрет его самого - Симонова, нарисованный старшим лейтенантом Анатолием Сидоруком (он известен многим не только как толковый журналист, но и как мастерский художник. Где ты сейчас, Толя ?! Отзовись! Ау!).
После заседания пресс-клуба Симонов не выглядел уставшим. Продолжал весело беседовать с офицерами, раздавать им автографы и фотографироваться с ними. Затем посетил наш музей истории военной печати, посмотрел учебные кабинеты. На кафедре ему устроили ужин, где он выпил рюмку коньяку. На здоровье он не жаловался, держался бодро и молодцевато.
С большими надеждами и творческими замыслами, в хорошем расположении духа Константин Михайлович покинул здание педфака на Садовой-Кудринской. Мы тогда не могли предположить, что жить ему оставалось считанные месяцы. От нас ушёл ТАЛАНТЛИВЕЙШИЙ ПИСАТЕЛЬ, ПОЭТ, ЖУРНАЛИСТ. Когда он умер и где похоронен? В дополнение к автобиографии К. М. Симонова журналист-историк Н. В. Уфаркин написал: "Константин Михайлович Симонов скончался 28 августа 1979 года в городе-герое Москве. Его останки были кремированы и, согласно завещанию, прах был развеян в Белоруссии - на Буйническом поле под городом Могилёвом - на шестом километре дороги из Могилёва в Бобруйск, где в суровые дни 1941 года беспримерную стойкость проявили бойцы 388-го стрелкового полка (172-я стрелковая дивизия, 61-й стрелковый корпус, 13-я армия, Западный фронт) и ополченцы Могилёва, уничтожив только за один день боёв 12 июля 1941 года тридцать девять фашистских танков. 13 июля 1941 года в расположении 388-го стрелкового полка под командованием полковника Кутепова С.Ф. на Буйническом поле оказался военный корреспондент Константин Симонов, который своими глазами увидел, как стояли насмерть советские воины. Это поле и подвиг людей навсегда запечатлелись в памяти писателя.

Там, среди елей и клёнов, лежит валун, на котором знакомое, размашистое факсимиле Константина Симонова. С тыльной стороны камня вмонтирована литая доска с надписью: «Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».


НА СНИМКЕ: посещение Константином Михайловичем Симоновым редакторского отделения Военно-политической академии 24 ноября 1978 года. На переднем плане – преподаватели полковники Т. Ужегов, В. Ковалёв, офицеры-слушатели Б. Анушкевич, А. Голда, А. Кричевцов, С.Турченко, О. Фаличев, П. Гвоздев и другие. *Фото Р. Звягельского.



Виктор Андрусов, подполковник в отставке, военный журналист.
28 ноября 2015 г.

Комментарии:

Виктор Андрусов 29.11.2015 в 01:44 # Ответить
БЛАГОДАРЮ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Признателен Сергею Ивановичу Турченко за публикацию материала без сокращений и сохранение его в первозданном виде, без правки. Верю, что для многих друзей и коллег выдержки из выступления Константина Симонова окажутся весьма полезными. поучительными...
Антон 18.07.2019 в 07:49 # Ответить
Перезвоните пожалуйста
Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(953)367-35-45 Вячеслав.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 сентебря
четверг
2020

В этот день:

Смерть Багратиона

24 сентября 1812 года умер от ран Пётр Иванович Багратион, российский генерал от инфантерии, князь, герой Отечественной войны 1812 года, ученик А. В. Суворова. Скончался от ран, полученных в битве при Бородино.

Смерть Багратиона

24 сентября 1812 года умер от ран Пётр Иванович Багратион, российский генерал от инфантерии, князь, герой Отечественной войны 1812 года, ученик А. В. Суворова. Скончался от ран, полученных в битве при Бородино.

Военную службу Пётр Багратион начал 21 февраля (4 марта) 1782 года рядовым в Астраханском пехотном полку, расквартированном в окрестностях Кизляра. Первый боевой опыт приобрёл в 1783 году в военной экспедиции на территорию Чечни, где был захвачен в плен под селением Алды, но позже выкуплен властями.

Участвовал в русско-турецкой войне 1787—92 годов и Польской кампании 1794 года. Отличился 17 декабря 1788 года при штурме Очакова. Активный участник войны против Наполеона. В Аустерлицком сражении Багратион командовал войсками правого крыла союзной армии, которые стойко отражали натиск французов, а затем составили арьергард и прикрывали отход главных сил.

При Бородино армия Багратиона, составляя левое крыло боевого порядка российских войск, отразила все атаки армии Наполеона. 7 сентября (по новому стилю) 1812 года осколок ядра раздробил генералу берцовую кость левой ноги. 8 сентября Багратион упомянул в своём донесении царю Александру I о ранении: «Я довольно не легко ранен в левую ногу с раздроблением кости; но нималейше не сожалею о сём, быв всегда готов пожертвовать и последнею каплею моей крови на защиту Отечества и августейшего престола…»

12 (24) сентября 1812 года Пётр Иванович Багратион умер от гангрены.

 

День рождения Новороссийска

24 сентября 1838 года корабли российской эскадры вошли в Цемесскую бухту. 5816 человек под командованием Раевского и Лазарева высадились на развалины турецкой крепости. В устье реки Цемес началось сооружение укрепления, вокруг которого впоследствии развернулось строительство города Новороссийска. Этот день празднуется теперь как День рождения города.

«Штопор» Константина Арцеулова

24 сентября 1916 года русский лётчик Константин Арцеулов впервые преднамеренно выполнил «штопор» и вывел из него самолёт.

«Штопор» Константина Арцеулова

24 сентября 1916 года русский лётчик Константин Арцеулов впервые преднамеренно выполнил «штопор» и вывел из него самолёт.

 В дальнейшем эта фигура высшего пилотажа была включена в курс обучения лётчиков-истребителей, что расширило манёвренные возможности самолёта в бою и уменьшило число жертв в авиации.

Арцеулов до Первой мировой войны учился в Морском кадетском корпусе (1906—1908), затем работал на авиационном заводе С. Щетинина в Петербурге, одновременно занимался в лётной школе. На планёрах собственной конструкции поднимался в воздух. В 1911 году получил диплом пилота-авиатора. В 1912 году — инструктор в Севастопольском аэроклубе.

Участник Первой мировой войны, служил в 18-м корпусном авиационном отряде, совершил около 200 разведывательных полётов. С 1916 года лётчик 8-го истребительного авиационного отряда, успешно провёл 18 воздушных боёв. После революции получил назначение в 1-ю Московскую высшую школу красвоенлетов (на Ходынке). Одним из его учеников был Валерий Чкалов. В 1923 году испытывал первый советский истребитель И-1 конструкции Н. Н. Поликарпова. Был пионером советского планеризма, в 1923 году получил диплом пилота-парителя № 1. Разработал и построил 5 планёров собственной конструкции, среди них А-5. В составе советской команды участвовал в соревнованиях планеристов в Германии в 1925 году. В 1927 году переведён в гражданскую авиацию (Добролёт) для работ в области аэрофотосъёмки и ледовой разведки. Собственноручно провёл аэрофотосъёмку многих удалённых районов страны, участвовал в определении трассы будущего Турксиба.

В 1933 году был осуждён к высылке в Архангельск. Работал мотористом на катере. Реабилитирован в 1937 году. Из-за длительного перерыва в лётном стаже на военную службу не вернулся. Занялся художественным творчеством. Оформил более 50 книг, 240 номеров журнала «Техника — молодёжи», где он был ведущим художником, также иллюстрировал журналы «За оборону», «Крылья Родины», «Юный техник», «Моделист-конструктор». Автор панно в главном зале Центрального дома авиации и космонавтики имени М. В. Фрунзе.

 

Лунный грунт доставлен на Землю

24 сентября 1970 года впервые в истории человечества межпланетная станция «Луна-16» доставила на Землю лунный грунт.

Лунный грунт доставлен на Землю

24 сентября 1970 года впервые в истории человечества межпланетная станция «Луна-16» доставила на Землю лунный грунт.

20 сентября 1970 года станция «Луна-16» совершила мягкую посадку на поверхности Луны в районе Моря Изобилия в точке с координатами 0 градусов 41 минута южной широты и 56 градусов 18 минут восточной долготы. Масса опустившейся на Луну станции составила 1880 кг. 21 сентября 1970 года с поверхности Луны стартовал возвращаемый аппарат автоматической межпланетной станции «Луна-16». Масса стартовавшей ступени была 512 кг. Непосредственно перед стартом был произведён забор лунного грунта, который в специальной капсуле был помещён в возвращаемый аппарат.

24 сентября 1970 года возвращаемый аппарат станции «Луна-16» массой 35 кг совершил мягкую посадку на территории СССР в 80 километрах юго-восточнее города Джезказган в Казахстане. На Землю были доставлены образцы лунного грунта, взятые в районе Моря Изобилия. Общая масса колонки грунта, доставленной на Землю, составила 101 грамм. «Луна-16» стала первым автоматическим аппаратом, доставившим внеземное вещество на Землю.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение