RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Победа-70»: поэт Александр Щербаков
21 марта 2015 г.

«Победа-70»: поэт Александр Щербаков

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Кощунство XXI века
16 ноября 2013 г.

Кощунство XXI века

Фашистский документ «о передовом опыте» уничтожения мирного населения села Борки (публикуется впервые)
Православие и государственность
27 января 2015 г.

Православие и государственность

22 января 2015 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял участие в III Рождественских Парламентских встречах, состоявшихся в Государственной Думе ФС РФ
После атаки
24 ноября 2016 г.

После атаки

Сайт «Российский героический календарь» 22 ноября 2016 года подвергся вирусному нападению тех, кто ненавидит русскую патриотическую тематику
Наш автор — лауреат «Гринландии»
11 июля 2016 г.

Наш автор — лауреат «Гринландии»

В Кировской области завершился XXIV Всероссийский фестиваль авторской песни
Главная » Читальный зал » Встреча с Константином Симоновым

Встреча с Константином Симоновым

К 100-летию выдающегося писателя военный журналист Виктор Андрусов прислал в РГК свои воспоминания

Они основаны на магнитофонной записи общения Константина Михайловича со слушателями Военно-политической академии имени Ленина в 1978 году.
Встреча с Константином Симоновым

Во время моей учёбы на редакторском отделении военно-политической академии (1977 – 1980 годы) был создан и регулярно действовал пресс-клуб «Военный журналист». У нас в гостях побывали Б. Полевой, Д. Ортенберг, Т .Тэсс, А. Аграновский, Т. Гайдар, Н. Денисов, другие известные писатели и публицисты. Встреча с Константином Михайловичем Симоновым запомнилась особо. Состоялась она 24 ноября 1978 года в самом просторном лекционном зале педагогического факультета, вместившем более 300 человек. Пришли на встречу с Симоновым не только преподаватели и слушатели академии, но и журналисты многих военных газет и журналов, издающихся в Москве.
Так случились, что лишь мне одному из присутствующих в зале удалось сделать магнитофонную запись этого уникального заседания пресс-клуба, разумеется, с разрешения Константина Михайловича Симонова. Я не оговорился, именно заседания, поскольку пресс-клуб и был так задуман, что в нём проводились профессиональные дискуссии по совершенно конкретным темам. Константину Михайловичу мы заранее сообщили, что разговор у нас пойдёт на тему «Журналист на фронте», передали ему также ряд вопросов, интересующих офицеров-слушателей редакторского отделения ВПА. На этих вопросах в основном Симонов и построил своё полуторачасовое выступление, которое с полным основанием можно назвать творческим завещанием, напутствием нам, рядовым пера.
Встреча с писателем проводилась по программе таким образом, что сначала выступили кандидат исторических наук полковник Т. И. Ужегов - старший преподаватель кафедры военной журналистики редакторского отделения академии, генерал-майор в отставке И. Я. Фомиченко - редактор газеты "Красная звезда" в годы войны, слушатели редакторского отделения капитан С. Левицкий, старший лейтенант М. Захарчук, капитан А. Якубовский. Потом под дружные аплодисменты присутствующих к микрофону подошёл Константин Михайлович.
Мне, сидящему в самом первом ряду, хоть и сосредоточенному на внимании к вращающимся катушкам своего включенного магнитофона «Маяк-202», однако было комфортно наблюдать за жестами и эмоциями оратора. Говорил он не спеша, тихим, уравновешенным голосом. Мы буквально поглощали каждое слово корифея фронтовой журналистики. Иногда, правда, Симонов словно взрывался, начинал сверкать глазами, размахивать руками, например, когда стал рассуждать о своем стихотворении «Убей его» - о лютой ненависти к фашистам. В его речи наряду с очень серьёзными мыслями нашлось место и забавным воспоминаниям, а то и шуткам, от которых люди от души смеялись. Так, например, размышляя о терминологии и образности выражений, Симонов привёл меткие слова артиллериста: «Какое наше орудие? Известно: ствол длинный – жизнь короткая». Зал, естественно, разразился хохотом.
В ходе выступления Симонов в какой-то момент пристально посмотрел на меня. Этот взгляд словно током пронзил всё моё тело. Откровенно говоря, я сначала оторопел, потом успокоился - Константин Михайлович заговорил о преимуществах тех, кто пользуется магнитофонами и диктофонами. Вот, в частности, что он сказал: «Я знаю эту технику и за серьёзное её использование. Она упрощает работу. Можно за несколько минут, как бы ты не устал, скажем, перед сном продиктовать, так сказать, две – три страницы самого необходимого. Это потребует меньше времени и усилий, чем писать пёрышком».
Имея авторские права на сделанные в пресс-клубе магнитофонные записи, откровенно сказать, я никогда и ни от кого их не утаивал. Так, дубликаты многих звукозаписей наших встреч со знаменитыми людьми я оставил в учебных целях на кафедре журналистики академии. В том числе и магнитофонную ленту в 500 метров с записью встречи с К. М. Симоновым. А когда он умер в 1979 году, отнёс копию звукозаписи и её расшифровку в комиссию по увековечению памяти о писателе. В то же время произвёл перезапись выступления К. Симонова в редакции литературных передач Центрального радио. К моей радости оно прозвучало по «Маяку» в 1980 году. А вскоре – и по радиостанции «Волга» (располагалась в Группе Советских войск в Германии, где я служил в то время) в специальном выпуске, подготовленном мной к 65-летию со дня рождения писателя. Собирался опубликовать расшифровку звукозаписи и в центральной прессе, однако меня странным образом опередили. Более того…
В одном из номеров газеты «Известия» появилась статья генерал-лейтенанта Ф. С. Степанова «Константин Симонов: война была огромная, всенародная», в которой цитировалось почти полное то самое выступление писателя в академии. Однако, когда я сопоставил публикацию с оригиналом, с расшифровкой звукозаписи речи Симонова, меня охватил ужас: столько обнаружилось искажений, неточностей…
Вскоре ко мне пришло письмо из Москвы от подполковника Михаила Захарчука, корреспондента ТАСС. В нём он, как и я, кипел от возмущения: «…Мне хочется как следует «угреть» генерала Степанова». А далее просил меня, чтобы я прислал ему полностью звукозапись речи Симонова, чтобы, так сказать, иметь убедительные доказательства. Просьбу Михаила я выполнил незамедлительно. В результате, разлетевшись по редакциям лентами ТАСС, в печати появилась тогда разоблачительная статья М. Захарчука. Кстати, он недавно снова напомнил о данном инциденте в очерке «Всем смертям назло». Цитирую: «Генерал Степанов, пусть и не до конца внятным путём, пусть и частично обнародовал выступление Симонова в центральной печати. Уж славой мы как-нибудь с ним бы сочлись. Куда хуже, что Степанов со своим соавтором инкогнито допустили много натяжек, отсебятины и просто выдумок».
Поистине, нет пощады и срока давности вины всякого рода врунам и проходимцам от печатного слова.
В контексте этих размышлений о журналистской точности хочется сослаться на сказанное самим Константином Симоновым: «Уж если взялся за изучение прошлого, так восстанови картину с такой точностью, чтобы комар носа не подточил, чтобы тебя не могли упрекнуть в том, что ты же там сам не был, подмёток не топтал. Да, не топтал, а написал так, что те, кто был на войне, скажут: всё правильно. Это очень дорого. Я очень ценю это в наших молодых писателях и журналистах».
Буквально всё выступление К. М. Симонова, имеющееся у меня на 26 страницах бумаги формата А-4, здесь я помещать не буду. Сделаю его отдельным документом в компьютере. Сегодня же напечатаю только наиболее интересные и полезные особенно для журналистов выдержки. Вот они:
«Я не очень много встречаюсь с писателями, не занимаюсь литературными делами в той мере, в какой это иногда нужно. Больше всего встреч за прошедшие десятилетия у меня было с людьми, которые прошли войну. И думаю, что войну сейчас я знаю лучше, чем в тот день, когда она закончилась. Может у меня где-то исчезла острота памяти, но ей помогают прошлые, собственные записи».

* * * * * * *
«Никогда не прячу, между прочим, магнитофона. Считаю безнравственным записывать без разрешения. Вопрос мастерства журналиста, во-первых, в том, чтобы и он, и ты забыли о том, что вот эта машинка стоит где-то сбоку»

* * * * * * *
«Конечно, стремление на войне взять материал из первых рук – стремление закономерное, честное и необходимое, но это не всегда возможно… Тот, кто читал мои дневники, убедился, что отнюдь не всегда я брал материалы из первых рук. Не удавалось иногда. Бой прошёл, а о нём надо рассказать. Кто его для тебя будет второй раз разыгрывать?.. Значит, расспросить надо. Но не делай вид, пожалуйста, что ты сам видел это своими глазами. Уж как ты расспросил человека, значит, так и расскажи с его слов… Это очень деликатный вопрос. Вопрос о чести журналиста».

* * * * * * *

«Ведение дневников или записей… Я сторонник этого. Если мне кажется и сегодня, что я с чем-то столкнулся очень существенным, хотя не имеющим, казалось бы, отношения к тому, чем я сейчас занимаюсь как литератор, я через силу, но записываю именно в этот же день или в крайнем случае на следующий…».

 

* * * * * *

 

«Насчёт терминологии… Мне кажется, терминология должна быть близка к той, которая существовала в описываемом тобой времени. Если она непонятна, нужно объяснить, так сказать, с другой исторической вышки».

* * * * * *
«Теперь о знании корреспондентом военного дела. Я не замечал никогда, чтобы это мешало кому-то (смех в зале – В. Андр.). Но не могу так же сказать, что самым хорошим военным корреспондентом был наиболее военно-образованный. Не всегда это совпадало. Тут, видимо, нужно пересечение того и другого…».

* * * * * * *
«Вот есть такой вопрос: считаете ли Вы журналистику самостоятельной наукой? Наукой? Нет я, я. . . Я как-то теряюсь даже (смех в зале – В. Андр.). Не знаю, как уж ответить. Скажем, история журналистики. Наверное, это отрасль науки, как и история литературы. А считаю ли я журналистику наукой – всё равно, что спросить: считаю ли я литературу наукой? Но литература – это не наука. Это, в, общем-то, искусство, но в котором образование очень полезно! (Снова смех в зале – В. Андр.) Вот с этой точки зрения я, как журналист, за науку».

 

* * * * * * *

 

«Иногда, с какой-то работой (выполнением задания – В. Андр.) нельзя задерживаться. Помни, думай о людях. Не только о собственных планах, но и о людях».

 

* * * * * * *
"Думаю ли я написать о современной армии? Как журналист, вполне возможно. Всё зависит, так сказать, от обстоятельств. Если будет необходимость, желание, чтобы именно я написал о чём-то существенном, посчитаю это для себя за честь. А писать романы, скажем, о современной армии - не могу. Нужно тогда «влезть в армейскую шкуру», пожить в армии, так сказать, изучить то, что нужно изучать не один день и не один месяц. А мне надо ещё успеть управиться с неоконченными планами, связанными с Великой Отечественной войной».

Когда Константин Михайлович закончил свою впечатляющую речь, зал разразился громом аплодисментов, который, наверное, был слышен в посольстве Турции, расположенном на противоположной стороне Садового кольца. Когда ему всё-таки удалось утихомирить овации, он поблагодарил за приглашение в пресс-клуб «Военный журналист», за возможность выступить и услышать мнение о своём творчестве от слушателей и преподавателей редакторского отделения. Обещал встретиться с нами ещё раз. С его лица не успела ещё сойти искрящаяся улыбка, как к нему подошёл начальник кафедры журналистики и вручил в подарок цветы и огромный портрет его самого - Симонова, нарисованный старшим лейтенантом Анатолием Сидоруком (он известен многим не только как толковый журналист, но и как мастерский художник. Где ты сейчас, Толя ?! Отзовись! Ау!).
После заседания пресс-клуба Симонов не выглядел уставшим. Продолжал весело беседовать с офицерами, раздавать им автографы и фотографироваться с ними. Затем посетил наш музей истории военной печати, посмотрел учебные кабинеты. На кафедре ему устроили ужин, где он выпил рюмку коньяку. На здоровье он не жаловался, держался бодро и молодцевато.
С большими надеждами и творческими замыслами, в хорошем расположении духа Константин Михайлович покинул здание педфака на Садовой-Кудринской. Мы тогда не могли предположить, что жить ему оставалось считанные месяцы. От нас ушёл ТАЛАНТЛИВЕЙШИЙ ПИСАТЕЛЬ, ПОЭТ, ЖУРНАЛИСТ. Когда он умер и где похоронен? В дополнение к автобиографии К. М. Симонова журналист-историк Н. В. Уфаркин написал: "Константин Михайлович Симонов скончался 28 августа 1979 года в городе-герое Москве. Его останки были кремированы и, согласно завещанию, прах был развеян в Белоруссии - на Буйническом поле под городом Могилёвом - на шестом километре дороги из Могилёва в Бобруйск, где в суровые дни 1941 года беспримерную стойкость проявили бойцы 388-го стрелкового полка (172-я стрелковая дивизия, 61-й стрелковый корпус, 13-я армия, Западный фронт) и ополченцы Могилёва, уничтожив только за один день боёв 12 июля 1941 года тридцать девять фашистских танков. 13 июля 1941 года в расположении 388-го стрелкового полка под командованием полковника Кутепова С.Ф. на Буйническом поле оказался военный корреспондент Константин Симонов, который своими глазами увидел, как стояли насмерть советские воины. Это поле и подвиг людей навсегда запечатлелись в памяти писателя.

Там, среди елей и клёнов, лежит валун, на котором знакомое, размашистое факсимиле Константина Симонова. С тыльной стороны камня вмонтирована литая доска с надписью: «Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».


НА СНИМКЕ: посещение Константином Михайловичем Симоновым редакторского отделения Военно-политической академии 24 ноября 1978 года. На переднем плане – преподаватели полковники Т. Ужегов, В. Ковалёв, офицеры-слушатели Б. Анушкевич, А. Голда, А. Кричевцов, С.Турченко, О. Фаличев, П. Гвоздев и другие. *Фото Р. Звягельского.



Виктор Андрусов, подполковник в отставке, военный журналист.
28 ноября 2015 г.

Комментарии:

Виктор Андрусов 29.11.2015 в 01:44 # Ответить
БЛАГОДАРЮ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Признателен Сергею Ивановичу Турченко за публикацию материала без сокращений и сохранение его в первозданном виде, без правки. Верю, что для многих друзей и коллег выдержки из выступления Константина Симонова окажутся весьма полезными. поучительными...

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 ноября
воскресенье
2018

В этот день:

Создание русской регулярной армии

18 ноября 1699 года Петр I подписал указ «О приеме на Великую Государеву службу в солдаты изо всяких вольных людей».

Создание русской регулярной армии

18 ноября 1699 года Петр I подписал указ «О приеме на Великую Государеву службу в солдаты изо всяких вольных людей».

Фактически это было началом создания русской регулярной армии и флота. Подавив стрелецкое восстание в Москве (1698), царь своим указом распустил стрелецкие полки и приступил к созданию армии по системе рекрутского набора. Новая армия строилась на добровольной основе — в нее записывались свободные люди, годные к воинской службе. Пожелавшим стать солдатами выдавалось годовое жалованье в 11 рублей и «хлебные и кормовые запасы».

Итогом первого набора «прямого регулярного войска» стало создание трех пехотных дивизий, которыми командовали генералы Головин, Вейде и Репнин. Первоначально полки назывались «новоприборными тысячными» и состояли из 1152 солдат. Одновременно шло формирование регулярной кавалерии — драгунских полков. Продолжив военные реформы своего отца — царя Алексея Михайловича, — Петр I стал основателем русской регулярной армии и флота. И хоть попытки создания такой армии в России предпринимались еще задолго до реформ Петра, именно при Петре I она превратилась в одну из самых мощных в Европе и оказалась способной наносить сокрушительные удары по самому сильному противнику.

Личная гвардия императоров

18 ноября 1796 года был сформирован лейб-гвардии Гусарский полк, который покрыл себя славой в боях, будучи личной гвардией русских императоров.

Личная гвардия императоров

18 ноября 1796 года был сформирован лейб-гвардии Гусарский полк, который покрыл себя славой в боях, будучи личной гвардией русских императоров.

В конце 1774 года императрица Екатерина II повелела князю Потёмкину сформировать для службы при Её Величестве гусарский эскадрон в составе 130 человек и две казачьи конвойные команды. Эскадрон был назван Лейб-Гусарским (лейб означает — состоящий при монархе), а казачьи команды: одна — Донской, другая — Чугуевской. И повелено им было состоять им при высочайшем дворе. В течение всего царствования Екатерины II эскадрон и конвойные команды несли охрану Её Величества.

В ноябре 1796 года из Лейб-Гусарского эскадрона, казачьих конвойных команд и находившихся в составе гатчинских войск гусарского полка и казачьего эскадрона был сформирован сводный Лейб-Гусарский казачий полк с правами и преимуществами старой гвардии. В полку было 2 гусарских и 2 казачьих эскадрона. 15 апреля 1797 года был сформирован 3 гусарский эскадрон. 24 января 1798 года Лейб-Гусарский казачий полк был разделён на 2 полка: гусарские эскадроны составили лейб-гвардии Гусарский полк, а казачьи — лейб-гвардии Казачьий полк.

Эти полки не раз отличались в боях. Например, 2 июня 1807 года в сражении под Фридландом. В истории конницы фридландская баталия интересна тем, что здесь на широком и ровном пространстве перед городом Фридландом, между Сортлакским и Домераусским лесом, произошла рукопашная схватка значительных отрядов русской и французской кавалерии (в общей сложности на поле действовало 85 эскадронов). Причем французскую армию представляли кирасиры и драгуны, то есть тяжелая конница, а русскую — гусары, уланы и казаки, то есть легкая конница. В ходе длительного боя, в котором пехота не участвовала, верх одержали русские всадники, показавшие отличную выучку, смелость и стойкость. Особенно отличился при этом лейб-эскадрон: четыре раза атаковал он и опрокидывал неприятеля. При встречной атаке дивизии генерала Латур-Мобура командующий эскадроном полковник Загряжский получил несколько ран и без чувств упал с лошади. В это время ротмистр князь Абамелек немедленно принял командование над оставшимися без начальника гусарами, личной неустрашимостью ободрил подчиненных и бросился с ними вперед, остановил неприятеля и вместе с штабс-ротмистрами Бороздиным и Забелиным увез три пушки, которые французы захватили ранее у Воронежского мушкетерского полка.

Полк потерял убитыми 52 нижних чина и 88 строевых лошадей. За смелость, проявленную в бою, орден Святого Георгия 4-й степени получили: полковники Тутолмин и Загряжский, ротмистры Трощинский и князь Абамелек, штабс-ротмистры князь Багратион и граф Салтыков.

26 августа 1812 года полк в составе 1-го кавалерийского корпуса генерала Ф. П. Уварова отличился в Бородинском сражении. В первой линии шли два полка: Елисаветградский гусарский и лейб-гвардии Казачий, во второй линии: лейб-гвардии Гусарский, лейб-гвардии Драгунский, лейб-гвардии Уланский и Нежинский драгунский полки. Кавкорпус перешел вброд реку Колочу при селе Малом, атаковал кавалерийскую дивизию генерала Орнано, опрокинул ее и стремительно прошел за ручей Войну почти до села Бородино. В этом боевом эпизоде особенно отличились офицеры лейб-гвардии Гусарского полка: полковник Трощинский (ранен пулею в грудь), ротмистр Андреевский (ранен картечью), ротмистр Бороздин (тяжело ранен пулями, впоследствии от ран умер), поручик Юшков (ранен пулею в грудь), штабс-ротмистр Дьяков 1-й (контужен ядром). Кроме того, было убито 2 унтер-офицера, 1 трубач и 21 рядовой, 43 строевые лошади. (А. Бегунова "Повседневная жизнь русского гусара в царствование Александра I").

После Октябрьской революции 1917 года полк был расформирован. В июне 2003 года на территории Софийского собора в Царском Селе был установлен памятный знак полку.

 

Мичманы и прапорщики

18 ноября 1971 года в Советских Вооруженных силах учрежден институт мичманов и прапорщиков.

Мичманы и прапорщики

18 ноября 1971 года в Советских Вооруженных силах учрежден институт мичманов и прапорщиков.

В русской армии по указу царя Алексея Михайловича в 1649 году впервые прапорщиками стали называться знаменосцы, назначавшиеся из числа наиболее мужественных воинов, физически крепких и проверенных в боях. Пётр I в 1712 году ввёл воинское звание прапорщика как самый младший чин офицерского состава в пехоте и кавалерии.

В 1917−1946 гг. в Красной, затем до 1972 года в Советской Армии звания прапорщик или аналогичного ему не существовало.

В русском флоте (до 1917 года) мичман — первое офицерское звание — соответствовало поручику в армии. Звание мичмана присваивалось гардемаринам (воспитанники военно-морских училищ), успешно выдержавшим теоретический и практический экзамены. Мичманы назначались на должности командиров артиллерийских башен кораблей, штурманами малых боевых кораблей и так далее.

В советское время воинское звание мичмана впервые было введено Постановлением СНК СССР от 30 ноября 1940 года как высшее звание для старшин ВМФ. Это постановление действовало до 1972 года. В связи с введением в Вооружённых Силах СССР института прапорщиков и мичманов в 1972 году военнослужащие в звании мичмана стали представлять собой отдельную категорию личного состава ВМФ и морских частей пограничных войск. По своему служебному положению, обязанностям и правам они так же, как и прапорщики, имели статус, близкий к младшим офицерам, являлись их ближайшими помощниками и начальниками для матросов (солдат) и старшин (сержантов) одного с ними корабля (части).

В ходе сердюковских реформ институт мичманов и прапорщиков ликвидирован. Сейчас воссоздается снова.

 

Памяти супердиверсанта Ильи Старинова

18 ноября 2000 года скончался Илья Григорьевич Старинов (р. 1900), руководитель диверсионных групп в годы Великой Отечественной войны

Памяти супердиверсанта Ильи Старинова

18 ноября 2000 года скончался Илья Григорьевич Старинов (р. 1900), руководитель диверсионных групп в годы Великой Отечественной войны

Гитлер объявил этого человека врагом нации за то, что от сконструированных им мин пошли под откос около 12 тысяч составов с живой силой и боеприпасами. Сын простого железнодорожника из Орловской губернии, он поднялся на самую вершину военного дела, участвовал в четырех войнах, лично пустил под откос 18 вражеских эшелонов, взорвал около 400 мостов, в конце концов, стал одним из руководителей партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Илья Григорьевич был одним из наиболее талантливых конструкторов мин и взрывных устройств. На сконструированных им минах подорвано более 12 тысяч фашистских железнодорожных составов. Это самый выдающийся результат в истории войн! МПС (противопоездная мина Старинова) признана самым эффективным подрывным устройством Второй мировой войны. Его авторитет в минно - взрывном деле непререкаем, как в нашей стране, так и за рубежом.

 

Опасный дрейф матроса Щура

18 ноября 2000 года моряки российского танкера спасли в Беринговом море матроса Ивана Щура, который более 20 суток штормовал на дрейфующей барже.

Опасный дрейф матроса Щура

18 ноября 2000 года моряки российского танкера спасли в Беринговом море матроса Ивана Щура, который более 20 суток штормовал на дрейфующей барже.

28 октября баржу "Меридиан" порывом ветра оторвало от причала, расположенного недалеко от арктического поселка Энурмино. На ней находился матрос Иван Щур. 20 суток он дрейфовал на своей барже по Чукотскому и Беринговому морям. За время дрейфа "Меридиан" прошел около 500 км. Каждый день Иван Щур по судовой радиостанции, работавшей на ультракоротких волнах, выходил в эфир и сообщал о себе. Благодаря этому, пропавшую в море баржу запеленговали российские пограничники. По этим данным к "Меридиану" вышел российский танкер "Вентспилс".

Спасательная операция в Беринговом море проходила в сложных метеорологических условиях - при сильном ветре и метели. Танкер "Вентспилс", обнаруживший баржу в проливе Сенявина, не смог "по причине ледовой обстановки" подойти к ней ближе, чем на 150 метров. В этой ситуации старший помощник капитана "Вентспилса" Роман Боровой и второй помощник капитана Михаил Стародубцев в гидрокостюмах, рискуя жизнью, добрались до баржи по льду , применив в качестве страховки обычные доски. Им удалось снять матроса с борта "Меридиана" и доставить его на танкер.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение