RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Великий бас Советского Союза
4 января 2015 г.

Великий бас Советского Союза

6 января 2005 года ушел из жизни народный артист СССР Борис Тимофеевич Штоколов: как человек, он был всякий, как певец - выдающийся
Можно ли расстрелять заочно?
14 ноября 2014 г.

Можно ли расстрелять заочно?

14 ноября 1985 года в СССР был приговорен к смертной казни с конфискацией имущества полковник внешней разведки КГБ Олег Гордиевский за сотрудничество с британской разведкой
Падение Украины-9
20 декабря 2014 г.

Падение Украины-9

Если ехать поездом из Москвы в Черновцы, нужно преодолеть 12 пограничных пунктов: 6 украинских, 4 молдавских, 2 российских. Можно ли придумать что-то более государственно-скудоумное?
Странное общение с космосом
2 апреля 2014 г.

Странное общение с космосом

2 апреля 1876 года специальная Комиссия ученых под руководством Дмитрия Менделеева сделала вывод о том, что « космические голоса есть обман и суеверие»
США угрожают Крыму
5 марта 2015 г.

США угрожают Крыму

4 марта 2015 года шесть боевых кораблей ВМС стран НАТО проникли в Черное море
Главная » Читальный зал » Божья дудка

Божья дудка

Великому русскому поэту Сергею Александровичу Есенину исполнилось 120 лет

Его поэзия настолько свежа и пронзительна, как будто он наш гениальный и самый близкий современник.
Божья дудка


Однажды он сказал, приведя в пример Лермонтова: «Только короткая жизнь может быть яркой… Жить — значит сгореть… Жить надо не дольше двадцати пяти лет».
Он прожил тридцать.
О нем говорили, что он пешком пришел в Петроград.
Так хотелось думать многим, привечавшим синеглазого мальчика с копной кудрявых пшеничных волос. Его зазывали в литературные салоны, компании, кафе, чтоб послушать нежные, напевные стихи, каких никто не писал.
«Выткался на озере алый свет зари. На бору со звонами плачут глухари. Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло. Только мне не плачется, на душе светло»...
Он не ушел пешком, а уехал из родной рязанской деревни, сперва в Москву, где прожил два года, учился в Народном университете Шанявского, начал печататься, а после попал в Питер. Уж был женат, родился сын. Жена, Аня Изряднова, вспоминала, что не походил на деревенского парня, одевался в коричневый костюм с зеленым галстуком и в рубашку с высоким накрахмаленным воротником. «С золотыми кудрями он был кукольно красив»... Очень скоро он ли сумел сделать так, или само собою сделалось, но от любящих его не стало отбоя.
А в Питере нарочно ходил в голубой шелковой рубахе навыпуск, с серебряным поясом, бархатных штанах и высоких сафьяновых сапогах. Ничуть не стесняясь, навестил Блока. В записных книжках Блока осталось: «Днем у меня рязанский парень со стихами». И сразу написал записку: «Направляю к вам талантливого крестьянского поэта-самородка…»
Через два месяца Сергей Есенин возвращался к себе в Константиново с именем, которое гремело.
Это было время, вставшее на дыбы. Время, когда падали одни и возвышались другие. Резко, драматично, порой кроваво. Время «сумасшедшей, бешеной кровавой мути», как определил он сам, дитя века.
Десять лет — такой срок был отпущен его поэзии. И все десять лет сопровождались неслыханной популярностью...
Биографы отмечают, что поначалу он был совершенно равнодушен к вину. Десять лет литературной работы, бешеного ритма жизни, душевных трат, быта на ветру все изменили. Про быт — довольно сказать, что он жил одно время в бывшей ванной: ванну закрыли досками, сложили печку, поставили стол, на котором он и писал стихи. Из кружка имажинистов рванул в кружок крестьянских поэтов — не то, не то. Он был значим сам по себе, но его закрутил дух компаний и групп, дух модного тогда «коллективизма». А кроме бескорыстных, были корыстные. Те, кто жаждет покрутиться вокруг известной личности, поблистать в чужих лучах. С одной стороны, Есенину льстили, с другой, распускали о нем скандальные слухи, использовали его тщеславие, таскали по кабакам. В детстве и юности ровесники отмечали как характерную черту его жизнерадостность, веселость, смешливость. Это стало уплывать, «как с вешних яблонь дым»... Он надел цилиндр, лайковые перчатки, начал гримироваться. Он бросился в погоню за обаятельной американкой Айседорой Дункан и легко увлек ее. Стареющая знаменитость, приехавшая в Россию обучать детей своему искусству танца, влюбилась в Есенина с первого взгляда, они стали мужем и женой, без языка, поскольку она не знала русского, он, помимо русского, не знал никакого другого, без общих интересов, без глубокого понимания друг друга. Через некоторое время он стал тяготиться ею и бросил.
Он был женат на самых красивых и известных женщинах — Зинаиде Райх (впоследствии ставшей женой Мейерхольда) и Софье Толстой (внучке Льва Толстого) и их тоже бросил...
С Айседорой он съездил в Америку и вернулся, разочарованный...
Он называл себя «божьей дудкой». Его музыкальный инструмент израсходовался и разрушился. Он устал, он перенапрягся и сгорел...
На одном из его выступлений слушатель произнес: «Боже мой, Боже мой, да ведь это ангел с разбитыми крыльями»...
Из статьи Ольги Кучкиной
, http://www.esenin.ru


Гой ты, Русь, моя родная...

Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты - в ризах образа...
Не видать конца и края -
Только синь сосёт глаза.

Как захожий богомолец,

Я смотрю твои поля.

А у низеньких околиц

Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и мёдом

По церквам твой кроткий Спас.

И гудит за корогодом

На лугах весёлый пляс.

Побегу по мятой стёжке

На приволь зелёных лех,

Мне навстречу, как серёжки,

Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:

"Кинь ты Русь, живи в раю!"

Я скажу: "Не надо рая,

Дайте родину мою".

Клён ты мой опавший...

Клён ты мой опавший, клён заледенелый,
Что стоишь нагнувшись под метелью белой?

Или что увидел? Или что услышал?
Словно за деревню погулять ты вышел.

И, как пьяный сторож, выйдя на дорогу,
Утонул в сугробе, приморозил ногу.

Ах, и сам я нынче чтой-то стал нестойкий,
Не дойду до дома с дружеской попойки.

Там вон встретил вербу, там сосну приметил,

Распевал им песни под метель о лете.

Сам себе казался я таким же клёном,
Только не опавшим, а вовсю зелёным.

И, утратив скромность, одуревши в доску,
Как жену чужую, обнимал берёзку.

Не жалею, не зову, не плачу...

Не жалею, не зову, не плачу,
Всё пройдёт, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.

Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна берёзового ситца
Не заманит шляться босиком.

Дух бродяжий! ты всё реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст.
О моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств.

Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя? иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.

Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льётся с клёнов листьев медь...
Будь же ты вовек благословенно,

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Татьяна П. 05.10.2015 в 16:09 # Ответить
О Сергее Есенине можно говорить только вот так, хорошо, грустно, с печалью. Не забыть мне, как я стояла со своими учениками возле его могилы в восьмидесятые годы. Лучше всего о нём говорят стихи, которые помнишь на всю жизнь, от которых становишься чище душой, наворачиваются слёзы очищения.
Спасибо.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 мая
суббота
2018

В этот день:

Барклай-де-Толли – русский полководец

26 мая 1818 года скончался Михаил Богданович БАРКЛАЙ-ДЕ-ТОЛЛИ, русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года.

Барклай-де-Толли – русский полководец

26 мая 1818 года скончался Михаил Богданович БАРКЛАЙ-ДЕ-ТОЛЛИ, русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года.

По крови он был шотландцем, по духу — русским потомственным воином, дед которого служил бургомистром в Риге, а отец - при Екатерине II в войсках. С 15 лет Барклай тоже оказался на военной службе, которой посвятил всю жизнь.

Отечественную войну 1812 года он встретил командующим армией. Отличался стратегическим талантом, сочетавшимся с выдержкой и разумной храбростью. После Бородинской битвы, во время которой явил редкий пример самоотвержения, на совете в Филях Барклай первым подал голос в пользу отступления без боя: «Горестно оставить столицу, но если мы не лишимся мужества и будем деятельны, то овладение Москвою приготовит гибель Наполеону».

После победы в Отечественной войне Барклай-де-Толли вновь проявил свой талант полководца во время Заграничного похода в битвах при Кульме и Лейпциге, взятии Парижа. Он стал полным Георгиевским кавалером, генерал-фельдмаршалом, возведен в княжеское достоинство, отмечен высшими наградами европейских государств. Его любили в войсках за справедливость, беспристрастие, ласковое и кроткое обращение. Но старые раны дали о себе знать, и в возрасте 56 лет он скончался, не оставляя службы.

 

Подвиг брига «Меркурий»

26 мая 1829 года 18-пушечный русский бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А. И. КАЗАРСКОГО был настигнут в море двумя турецкими линейными кораблями, имевшими на борту 184 орудия.

Подвиг брига «Меркурий»

26 мая 1829 года 18-пушечный русский бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А. И. КАЗАРСКОГО был настигнут в море двумя турецкими линейными кораблями, имевшими на борту 184 орудия.

Экипаж принял решение в плен не сдаваться, а вступить в бой. Отчаянная храбрость победила. Турки были посрамлены.

 

Во время крейсерства русских кораблей (Русско-турецкая война (1828-1829 гг.) — фрегата «Штандарт», бригов «Орфей» и «Меркурий» — на траверзе Пендераклии на горизонте появилась турецкая эскадра, значительно превосходящая по силам наш отряд. Никакой необходимости принимать неравный бой не было, поэтому командир «Штандарта» капитан-лейтенант Павел Яковлевич Сахновский дал сигнал «Взять курс, при котором судно имеет наилучший ход». Выполняя эту команду, «Меркурий» несколько отстал, поскольку обладал худшими ходовыми качествами, чем «Штандарт» и «Орфей». Впоследствии ему не удалось уйти от погони: наш бриг настигли турецкие линейные корабли - 110-пушечный «Селимие» и 74-пушечный «Реал-бей». На одном из них находился адмирал (капудан-паша) турецкого флота, а другой шёл под вымпелом контр-адмирала.

Собрав офицеров, командир «Меркурия», по давней флотской традиции, сначала обратился к самому младшему по званию (чтобы не давить авторитетом) с вопросом о дальнейших действиях: принять бой означало наверняка погибнуть, сдаться в плен — потерять честь. Штурманский поручик Иван Петрович Прокофьев предложил вступить в сражение с врагом, а когда будет сбит рангоут, откроется сильная течь или бриг будет лишён возможности сопротивляться, взорвать «Меркурий», сцепившись с одним из неприятельских кораблей. Старшие офицеры единодушно приняли это предложение. Капитан-лейтенант Казарский положил заряженный пистолет на шпиль перед входом в пороховой склад (чтобы при необоходимости выстрелом взорвать погреб). Кормовой флаг, чтобы тот ни при каких обстоятельствах не спустился, прибили к гафелю.

Приблизившись на расстояние выстрела, турки открыли ураганный, но мало прицельный огонь. Казарский в свою очередь запретил артиллеристам стрелять, что вызвало замешательство команды. Командир брига крикнул: «Не будем, ребята, зря тратить снаряды. А турки - пускай пугают - они везут нам Георгия…»

В конце концов, когда пришла пора действовать, Казарский приказал открыть огонь из ретирадных пушек (кормовые орудия, стрелявшие из порта в корме при уходе от противника). И сам стал к орудию, чтобы не отвлекать матрсов от весел.

Тем не менее вскоре бриг оказался зажатым между двумя вражескими линкорами. С «Селимие» закричали по-русски: «Сдавайся, убирай паруса!». В ответ на бриге раздалось дружное «ура». Русские моряки открыли огонь из всех орудий и ружей. В результате уже готовые к штурму абордажные команды посыпались с марсов и реев. Помимо ядер в бриг летели книппели (спецснаряды для разрыва парусов) и брандскугели (зажигательные ядра).

На бриге трижды возникали пожары, которые были ликвидированы.

Ответным огнем канонира Ивана Лисенко удалось повредить такелаж «Селимие», из-за чего линкор отстал для ремонта. Вскоре было нанесено серьёзное повреждение и «Реал-бею», в результате которого тот лишился возможности маневрировать.

В результате боя «Меркурий» потерял убитыми 4 человека, ранеными 6, сам Казарский получил контузию головы.

Победа маленького брига в бою с двумя огромными линкорами была настолько невообразимой, что далеко не все были способны в нее поверить. Например, английский историк Ф. Джейн писал: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как „Меркурий“, вывело из строя два линейных корабля».

Орднако факт остается фактом. И это подтверждают сами враги. Например, штурман «Реал-бея» так описал бой: "Во вторник с рассветом, приближаясь к Босфору, мы приметили три русских судна. Мы погнались за ними, но догнать могли только один бриг. Корабль капудан-паши и наш открыли тогда сильный огонь… Неслыханное дело! Мы не могли заставить его сдаться. Он дрался, отступая и маневрируя по всем правилам морской науки так искусно, что стыдно сказать: мы прекратили сражение, а он со славою продолжал свой путь... Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий».

За этот подвиг бриг «Меркурий» был награждён кормовым Георгиевским флагом и вымпелом. Капитан-лейтенант Казарский и штурманский поручик Прокофьев удостоились ордена Святого Георгия IV класса, остальные офицеры — ордена Святого Владимира IV степени с бантом, нижние чины — знаки отличия военного ордена. Все офицеры были произведены в следующие чины и получили право добавить на свои фамильные гербы изображение тульского пистолета, выстрелом которого предполагалось взорвать порох в погребе в том случае, если бриг потеряет возможность сопротивляться.

 

Коронация Николая-II

26 мая 1896 года в Москве был коронован последний русский император НИКОЛАЙ II.

Родился летчик Байдуков

26 мая 1907 года родился Георгий Филиппович БАЙДУКОВ (умер 28.12.1994), летчик, Герой Советского Союза, член экипажа В. П. ЧКАЛОВА, совершившего беспосадочный перелет Москва — Северный полюс — США.

Гибель генерала Костенко

26 мая 1942 года погиб в бою Федор Яковлевич КОСТЕНКО, советский военачальник, генерал-лейтенант, командующий 26-й армией, заместитель командующего Юго-Западным фронтом.

Гибель генерала Костенко

26 мая 1942 года погиб в бою Федор Яковлевич КОСТЕНКО, советский военачальник, генерал-лейтенант, командующий 26-й армией, заместитель командующего Юго-Западным фронтом.

Он встретил Великую Отечественную войну в должности командующего 26-й армии Киевского Особого военного округа. Летом 1941 года армия вела тяжелые оборонительные бои, а в сентябре Костенко стал заместителем командующего Юго-Западным фронтом. Отличился во время контрнаступления под Москвой, освобождал Ливны, Елец. Погиб в окружении, когда неудачей закончилась Харьковская операция советских войск. Г.К. Жуков о нем вспоминал: «Великая Отечественная война застала Ф. Я. Костенко в должности командующего 26-й армией, защищавшей наши государственные границы на Украине. Под его командованием части и соединения этой армии дрались столь упорно, что, неся колоссальные потери, фашистские войска так и не смогли в первые дни прорваться в глубь Украины. К большому сожалению, Федору Яковлевичу Костенко не посчастливилось дожить до наших дней. Он пал смертью героя в ожесточенном сражении на харьковском направлении, будучи заместителем командующего Юго-Западным фронтом. Вместе с ним погиб его любимый старший сын Петр. Петра Костенко нельзя было не любить. Помнится, еще совсем мальчиком Петр изучал военное дело, особенно нравились ему верховая езда и рубка. Федор Яковлевич гордился сыном, надеялся, что из Петра выйдет достойный командир-кавалерист, и не ошибся".

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение