RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Победа-70»: поэтесса Евгения Дубровина
20 апреля 2015 г.

«Победа-70»: поэтесса Евгения Дубровина

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Посвящение Татьяне Мироновой
19 мая 2013 г.

Посвящение Татьяне Мироновой

19 мая православные люди отмечают (в 2013 году) День святых жен-мироносиц.
«Серебряная псалтирь» Анны Сергеевой
19 сентября 2013 г.

«Серебряная псалтирь» Анны Сергеевой

Её поэзия и вся жизнь зовут к самопожертвованию в борьбе за свободу и независимость России
1 января 1970 г.

Поэзия

Рождественское чудо
7 января 2016 г.

Рождественское чудо

Вы слышали, как ангелы поют?
Главная » Читальный зал » Трудовая лошадка советского кинематографа

Трудовая лошадка советского кинематографа

9 апреля – 90 лет со дня рождения народного артиста России Всеволода Дмитриевича Сафонова

На его счету 95 киноработ! И все с маркой высокого качества!
Трудовая лошадка советского кинематографа

В 1980 году Сафонов снялся в 5 фильмах, в 1981 – в 6, в 1982 – в 1, в 1983 - в 8 картинах. Два-три фильма в год – и это вам подтвердит любой киноактёр – ну очень большая физическая напряжёнка. А уж восемь – так не вкалывал даже сказочно-нарицательный папа Карло. И вот эта рабочая творческая безотказная самоотверженность, если хотите, была главным качеством и величайшим достоинством артиста Сафонова, что очень высоко ценилось всеми режиссёрами. Он любил трудиться на съёмочной площадке, испытывая истинное, неподдельное удовольствие, даже наслаждение от самого процесса духовного общения с коллегами, от той неповторимой атмосферы, которая возможна только при звуках полосатой хлопушки. А придут ли лавры и награды за его непомерный труд, о том Всеволод Дмитриевич никогда не задумывался. В этом смысле он мне чем-то напоминает слесаря Георгия Ивановича из фильма «Москва слезам не верит», который принципиально не стремился в начальники. А вот Сафонов никогда не «метил в звёзды», как бы по этому поводу не всхлипывали задним числом всякие «доброхоты».
Встретиться с этим замечательным актёром хотя бы накоротке, мне, к величайшему сожалению, не пришлось. Но люди, его близко знавшие и с которыми мне доводилось общаться - писатель Галина Шергова, лётчик-испытатель Марк Галлай, дочь Елена, жена Эльза Леждей, однокурсница Ирина Полянцева, режиссёр Андрей Смирнов, актёры Анатолий Папанов, Леонид Филатов и Михаил Казаков,- в один голос твердили, что Сева был удивительно безразличен к славе, особенно к её внешним атрибутам. Одевался всегда со вкусом, но чрезвычайно скромно. Все четыре года учёбы в Театральном училище имени Б.В.Щукина проходил, по наблюдению Полянцевой, в одном сером костюме. Зато его рубашки и галстуки всегда отличались особой изысканностью. Очень любил классическую музыку, много читал. Никогда не участвовал ни в каких тусовках. Сторонился прессы и публичных выступлений, не связанных с профессией. А вот в ней, родимой, выкладывался всегда, что называется, по полной. На сьёмки фильма «За облаками – небо» консультантом был приглашён лётчик-испытатель Марк Галлай. Рассказывал: «Сафонов однажды попросил: возьми в полёт на спарке. Я по ходу сьёмок не раз поднимал этот самолёт в воздух. Но у меня даже в мыслях не возникало, что кто-то из артистов пожелает слетать. Да и не такое это простое дело допустить в боевой самолёт сугубо гражданского человека. Объясняю ему, а он в ответ: «Да ты пойми, Марк, мне же это для роли надо, а не ради пустого тщеславия». И я его свозил-таки на спарке!»
При этом анахоретом или затворником Сафонов вовсе не был. Дочь Елена показывала снимок, сделанный в редакции моей газеты «Красная звезда» в 1957 году. Через год после выхода на экраны фильма «Солдаты». А вот на партийных собраниях брал слово чрезвычайно редко и то лишь по сугубо творческим вопросам. Всякая «бытовуха», персональные дела, то самое «полоскание бельишка» вызывали у Всеволода Дмитриевича стойкое неприятие. Несколько раз уступал коллегам по Театру киноактёра свою очередь на поездки в страны так называемой соцдемократии. Зато трижды бывал в своём драматическом театре Потсдама и даже играл в нём. Никогда и ни с кем не вздорил, никому из сослуживцев не завидовал. Вообще в общении с актёрской братией он был всегда тактичен, терпелив, но не мягкотел. Папанов рассказывал, как они с Сафоновым поселились однажды в номерах гостиницы «Ленинградская», что в городе на Неве. «Вечером мы заехали, а утром нас попросили «освободить апартаменты» для немцев из ФРГ. Ну, мне вдвойне стало обидно. Во-первых, худо-бедно я – фронтовик, победитель и вынужден уступать место побеждённым. А, во-вторых, ты не поверишь, но это был уже третий случай в моей жизни принудительного выселения… ради немцев! Я не скандалист, но тогда сильно «закипел». А Сева спокойно так меня урезонил: «Толя, успокойся. Обслуга в этом безобразии неповинна, а немцы – тем более. Они, наверняка, сами испытывают чувство неловкости. Потому что подобная ситуация даже в ГДР, не говоря уже о ФРГ, уверяю тебя, невозможная. Я там три года работал, знаю, что говорю. Тут надо по всей строгости спрашивать с наших больших и тупых чинуш. Только у нас с тобой это вряд ли теперь получится. Так что побереги нервы». И я подумал: а ведь кругом прав Сафонов.
Фронтовик, инвалид Великой Отечественной войны, писатель и поэт Шергова, тёща моего старого приятеля Бори Шестакова, в семидесятых и восьмидесятых годах прошлого столетия регулярно выступала на Центральном телевидении со своими публицистическими телеочерками в основном на военно-патриотическую тематику. С супружеской четой Сафонов-Леждей её связывали многолетние дружеские отношения. И однажды Галина Михайловна решила сделать телепередачу о жизни и творчестве Всеволода Дмитриевича. Ведь актёром он стал случайно. Во время войны учился в авиационном техникуме. И в горячих юношеских мечтах видел себя сражающимся на фронте, но его туда не пустили по здоровью. То была большая трагедия, потому как многие сверстники Севы уже летали, воюя с фашистами. Так что в «Щуку» юноша попал больше от досады, чем по желанию. Может быть, поэтому впоследствии он так много играл людей с тяжёлыми военными судьбами. Вообще добрая половина всего того, что изобразил Сафонов на экране – это служивые Отечеству люди в различных воинских званиях. Скажу даже больше: лучше Сафонова и Самойлова никто советских офицеров в кино не воплощал. Не знаю, такие или иные резоны приводила Шергова своему приятелю. Зато точно знаю, что Сафонов отказался решительно. При стольких живых актёрах-фронтовиках, заметил, делать обо мне телепередачу, на такое, извини, Галя, я пойти не могу. И больше к той теме они никогда не возвращались.
От Галины Шерговой я узнал и некоторые биографические подробности своего героя. После окончания училища он работал несколько лет в Камерном театре, в театре Сатиры. За год до смерти Сталина его, как «ударника театральной нивы» отправили на передовой форпост соцлагеря – в драматический коллектив Группы советских войск в Германии. Там Всеволод женился на актрисе Рублёвой. Когда супруги вернулись в Союз, у них родилась дочь Елена – действительно прекрасная нынче актриса, при мысли о которой сразу вспоминается чудный фильм «Зимняя вишня». Но, как это часто случается в артистических семьях, совместная жизнь Сафонова и Валерии Ивановны почему-то не заладилась. Для совестливого Всеволода Дмитриевича семейные неурядицы оказались чрезвычайно тяжёлым испытанием. В какой-то момент он пристрастился к вину. А уже «зелёный змий» автоматически подверстал в его жизнь нелады творческие. Кризис грозил затянуться. И тут судьба проявила к Сафонову внезапную, очень неожиданную щедрость, подарив ему вторую встречу с Леждей. Вторую, поскольку лет десять назад они уже общались на сьёмках фильма «Шторм». Познакомились тогда и разошлись, как в море корабли. Эльза Ивановна была вторично замужем за актёром Вячеславом Шалевичем (первый её муж режиссёр Владимир Наумов и от него сын Алексей), а Всеволод Дмитриевич очень надеялся на то, что его семейная жизнь ещё склеится. И вот снова совместные сьёмки в фильме «Слушайте на той стороне». Леждей играла переводчика капитана Осипенко, Сафонов – командира отряда особого назначения Бурова. В картине есть весьма примечательный эпизод, а в нём диалог, который оба актёра считали символическим началом их совместной жизни. Осипенко: «Сколько вам лет?» Буров: «Сто. Я вернулся из Испании. Пустая квартира, пыльные шляпки жены. И я понял, что мне – сто лет» - «Зачем же так мрачно, товарищ командир?» С тех пор они больше не расставались. Зато с рюмкой артист расстался навсегда.
Шергова утверждала, что редко встречала столь гармоничную супружескую пару. Называла их взаимные чувства идеальными, но, к сожалению, старомодными и уходящими из нашей нервной действительности. А они и в самом деле никогда не ссорились. Всегда очень стремились сниматься вместе. Если не получалось – приезжали друг к другу в экспедицию. Спустя несколько лет после смерти мужа, Леждей признавалась: «Мы прожили с Севой двадцать один год. Это были мои годы исключительно счастливые. Не каждому выпадает в жизни такое везение». Единственное, в чём Эльза Ивановна, случалось, упрекала мужа, так это в его трудовой безотказности. Вроде того, что не надо, мол, сниматься в посредственных картинах. Следует ждать хороших. На что Всеволод Дмитриевич со своей обворожительной улыбкой отвечал: «Пойми, Эль, я - тот же сапожник, которому каждый день приходится иметь дело с поношенной, рваной обувью. И он обязан, если считает себя мастером, приводить в порядок её всякую. О том, принесёт ли Золушка в починку свои туфельки, отороченные беличьим мехом, он знать не может. Да по большому счёту знать и не должен. Его дело – чинить. Моё дело – сниматься. А дело зрителя – нас оценивать».
Мне удалось с немалыми трудами (повторяю: Сафонов чурался СМИ) разыскать его более обстоятельные высказывания по своей профессии. Полагаю, они проливают дополнительный свет на эту неординарную творческую личность в отечественном кинематографе. «При сьёмке любого фильма нужна особенная творческая атмосфера, когда все - от режиссёра до осветителя - одержимы совместной работой… Я давно отстаиваю «актёрский кинематограф» не потому, что сам актёр. Дело в том, что длительное время в кино актёры были чуть ли не статистами. В настоящее время у многих режиссёров актёр стал активным участником создания картины. Для меня это чрезвычайно важно. Как важно и умение спрятать себя в ткани образа и в то же самое время максимально наполнить роль собой, своей энергетикой, своим багажом. Короче: максимально уйти от себя, чтобы ещё лучше обнаружить себя. Это не игра слов. К такой трансформации стремится каждый из нас. Хоть Жан Габен вроде не изменяется внешне - он всегда всё тот же Габен, - но воспринимаешь его каждый раз по-новому. Следовательно, спросите вы, нужно играть себя? Отвечу: да, когда есть что играть… Полного удовлетворения от своей работы я никогда не испытываю. Да его и быть не может. Даже Смоктуновский как-то говорил мне, что не считает своего Гамлета вершиной совершенства. Каждый образ несет в себе загадку. Как для туриста нехоженый маршрут, а для ученика - следующий класс. Будет работа удачной или нет? Об этом никогда нельзя сказать со всей определённость… Если мне что-то и удалось в профессии, так это избежать «положительной заштампованности». Скажем, мой Свиридов в картине «Тишина» - человек, мягко говоря, очень дурной. К свиридовым я отношусь резко отрицательно, поэтому чувствовал настоящее удовлетворение (я не преувеличиваю), живя его жизнью, оправдывая для себя его поступки, чтобы ярче показать зло. Наверное, тут я вплотную приблизился к тому, что называется творчеством. Ещё резче очерчена моя отрицательная роль в картине с условным названием «Совесть». Это будет многосерийный художественный телевизионный фильм. Сценарий написал Василий Ардаматский, а ставит его Юрий Кавтарадзе. Мой Уваров на вид кажется обыкновенным служащим. А в годы войны он носил фамилию Дросов. Этот Дросов-Уваров надеялся, что все узники концлагеря, в котором он выслуживался перед фашистами, уничтожены, что война вообще забыта. Да нет. Преступления не исчезают, не могут пройти безнаказанно. Сдаётся, что и здесь мне удалось выпукло показать зло - жестокое, подлое… Наша кинематографическая жизнь - сплошной экзамен, начиная с утверждение на роль. Тридцать пять исполнителей «пробовалось» на роль Андрея Волконского (и я в том числе), пока не утвердили Вячеслава Тихонова. Каждый день съемок - тоже экзамен, как полоса с препятствиями. В павильоне, в центре светового пятна 60 градусов жары, а тебе нужно играть человека, который замерзает или в лютую стужу наоборот надо изображать летнюю негу. А дома, с семьёй из десяти лет я был четыре - это подсчитано с карандашом в руке. Но так «везёт» далеко не всем. В театральное училище, куда я поступал в победном сорок пятом году, на 45 мест было подано 1700 заявлений. Прошло двадцать пять лет, и на экране осталось пять человек».
Из тех пяти Сафонов, безусловно, стал первым по всём базовым актёрским позициям, но прежде всего - по мастерству. Леонид Филатов рассказывал: «Я когда готовил передачу о Всеволоде Дмитриевиче из своего цикла «Чтобы помнили», пересмотрел кучу фильмов с его участием. И вдруг неожиданно поймал себя на мысли: да ведь Сафонов – уникальный мастер экранного перевоплощения. Другие актёры как строят творческую карьеру? Набираются опыта сьёмок от картины к картине. У всех нас бывают удачи, случаются спады и даже провалы. А он как взял высоту «два двадцать» в тандеме со Смокутновским в самом начале своего кинематографического восхождения, так потом ни разу планку и не опустил. Вот поднимал многажды. Хоть в той же «Оптимистической трагедии», в «Деле пёстрых», в «Гиперболоиде инженера Гарина», в «Вашингтонском корреспонденте», во многих других картинах, не говоря уже о «Белорусском вокзале». Но ниже «двух двадцати» никогда не прыгал. Некоторые фильмы с его участием безвозвратно канули в лету. Ну, скажи на милость, кто сейчас вспомнит, кроме маститых кинокритиков, разумеется, такие ленты, как «Далеко от Москвы», «Сплав», «Совесть», «К свету!», «Пуск», «К своим». Даже от названий скукой веет. А я смотрел их и удивлялся: Сафонов в каждой играл, как в самой для себя важной. Удивительный мастер».
Несколько соображений, как говорится, по касательной. Во-первых, Лёня Филатов имел в виду фильм «Солдаты», снятый в 1956 году режиссёром Александром Ивановым по сценарию Виктора Некрасова. Во-вторых, Сафонов там сыграл как бы самого Виктора Платонович. В-третьих, примечательно то, что режиссёр как раз предлагал на эту главную роль Иннокентия Смоктуновского. Однако писатель, близко познакомившись с Всеволодом Дмитриевичем настоял, чтобы именно этот актёр играл его alter ego - Юрия Николаевича Керженцева. И уже, будучи за границей, он со всеми оказиями передавал весточки для Сафонова, полагая его выдающимся актёром. Кстати, во многих справочных изданиях указывается, что артист дебютировал в «Солдатах». Это не так. Керженцев стал первой главной ролью Сафонова. А до этого он снимался в двух фильма без указания в титрах. Ну и, наконец, самое главное, о чём только обмолвился Лёня Филатов – фильм «Белорусский вокзал». Роль журналиста здесь – безусловная творческая вершина Всеволода Дмитриевича. Чего никто не станет отрицать.
И тут мы что, прежде всего, должны иметь в виду. В этом выдающемся советском фильме - пять главных действующих лиц: Иван Приходько, слесарь, бывший командир разведки; Николай Дубинский, бухгалтер большого завода, бывший радист; Виктор Харламов директор крупного предприятия, бывший командир сапёрной роты; Алексей Кирюшин журналист, бывший минёр-подрывник и Рая сестра милосердия, бывшая фронтовая сестра. Незримо с фронтовиками присутствует их боевой товарищ, их моральный ориентир Валентин Матвеев, на похороны которого все и собрались 25 лет спустя после того, как расстались на Белорусском вокзале. К слову, не смотря на название, и сам вокзал в фильме тоже не присутствует. Ну да не в этом дело. Действующие лица и исполнители расположены у меня по убывающей их экранной занятости. Глубже и масштабнее других, как и подобает по советским измерениям, в фильме раскрыта судьба рабочего человека, слесаря Приходько. Ради этого «кинозвезде» Евгению Леонову в помощь придана даже «мать советского кино» Любовь Соколова. И они великолепно сыграли супружескую чету. Между прочим, второй раз в кинематографической жизни. С теми же именами Иван и Люба они снялись в фильме «Тридцать три».
Не менее обстоятельно раскрыта и экранная судьба героя Анатолия Папанова. Собственно, главная тема ленты - конфликт поколений - наиболее ярко «прописана» именно на столкновении Дубинского с его директором, которого играет Николай Волков-младший. Тоже, знаете ли, не хилый актёрский тандем. Биография Харламова, которого воплощает Алексей Глазырин, не столь экранно богата. Но мы видим его кипучую директорскую деятельность и многое понимаем априори. Во всяком случае, нам ясно, как много в жизни добился этот целеустремлённый человек. Немаловажно и то, что главным инженером у него «работает» Юрий Визбор, а водителем - известный актёр театра и кино, кинорежиссёр, кинодраматург и продюсер Владимир Грамматиков. В кино ведь ничего случайно не бывает. В этом смысле героиня Нины Ургант предельно эпизодична. Мы только знаем, что у неё есть дочь Валя. У бывшей фронтовой медсестры нет даже фамилии. Зато есть исполнение великой песни «Нам нужна одна Победа», которое разом поднимает значимость роли до катарсиса.
Герой Сафонова - Кирюшин вообще не имеет никакой экранной биографии. Нам остаётся лишь догадываться, по репликам друзей, что он – журналист, который ещё на фронте мечтал написать книгу о войне и любви. Всё. Другие «персональные данные» отсутствуют напрочь. В каком городе, в какой газет он работает, может, вообще в заводской многотиражке – то нам неизвестно. Женат он или холост тоже не знаем. Ничего не знаем. Если другими словами, то играть Сафонову по существу было нечего. И никакой «сюжетной экранной поддержки» у него не существовало. А смотришь фильм, и создаётся такое впечатление, что Кирюшин в компании фронтовиков – авторитет главный, что именно вокруг него вращаются все события фильма. А какие у него потрясающие общие планы, какие смысловые паузы - просто дух захватывает! Вот это и есть артистическое мастерство, о котором здесь уже столько говорено.
А под занавес мне хотелось бы напомнить читателю ещё об одной работе Сафонова, тоже, к сожалению, незаслуженно забытой. Имею в виду телеспектакль «А это случилось в Виши», поставленный Михаилом Козаковым по одноимённой пьесе Артура Миллера. Действие происходит во Франции в 1942 году. В камеру предварительного заключения гитлеровцы согнали людей разных социальных слоёв и национальностей, которые оказались перед лицом неминуемой смерти. Один из них, князь фон Берг, получает право на свободу, но отказывается от этого права во имя спасения другого человека. Сейчас, когда на Украине и в некоторых других странах голову поднимает фашизм, этот телеспектакль был бы и дорогой ложкой к обеду и яичком к Христову дню. К сожалению, наше «либерастическое» телевидение покажет очередную «королеву» или очередной «бандитский Петербург, а не «случай в Виши». Михаил Козаков рассказывал, как долго он искал кандидатуру на главную роль. Необходимо был сыграть аристократизм, мудрость, презрение к злу и веру в добро. И как говорят военные люди, Сафонов с поставленной задачей справился блестяще. Но редко кому известно, что Всеволод Дмитриевич работал тогда перед телекамерой, зная, что он – неизлечимо болен. Умер артист от рака летом 1992 года и похоронен на Хованском кладбище. Эльза Леждей пережила мужа на несколько лет, но в кино перестала сниматься в год его смерти. Похоронить себя завещала рядом с любимым. Что и было сделано…

 

Михаил Захарчук (stoletie.ru) .

.
9 апреля 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 декабря
понедельник
2017

В этот день:

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!».

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!».

 Правда, тогда он назывался «Молитва русского народа». А с 31 декабря 1833 года стал официальным гимном Российской Империи под новым названием «Боже, Царя храни!» и просуществовал до Февральской революции 1917 года.

История создания Гимна такова. В 1833 году по указанию императора Николая I состоялся своего рода закрытый конкурс на новый Гимн России. Из поэтов в нем участвовали Нестор Кукольник, Василий Жуковский и некоторые другие, из композиторов — Михаил Глинка, Алексей Львов и пр. В итоге царю понравилась работа Львова и Жуковского: во-первых, звучит как молитва, гимн так и назывался поначалу — «Молитва русского народа»; во-вторых, мелодия простая, легко запоминающаяся.

Напомним текст этого произведения.

Боже, Царя храни!

Сильный, державный,

Царствуй на славу нам,

Царствуй на страх врагам,

Царь православный.
Боже, Царя храни!

Боже, Царя храни!

Славному долги дни

Дай на земли!
Гордых смирителю,

Слабых хранителю,

Всех утешителю -

Всё ниспошли!
Перводержавную

Русь Православную

Боже, храни!
Царство ей стройное,

В силе спокойное, -

Все ж недостойное,

Прочь отжени!

О, провидение,

Благословение

Нам ниспошли!
К благу стремление,

В счастье смирение,

В скорби терпение

Дай на земли!

 

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

В декабре 1959 года, после выхода постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании новой скоростной подводной лодки, новых типов энергетических установок и научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок», в ЦКБ-16 (ныне СПМБМ «Малахит») была начата работа по созданию скоростной подводной лодки нового поколения, с титановым корпусом, с усовершенствованной атомной энергетической установкой и с возможностью запуска крылатых ракет из подводного положения (для вооружения лодки в 1960 году было начато проектирование ПКР П-70 Аметист).

Подлодка предназначалась для нанесения ракетных и торпедных ударов по авианосным соединениям противника. Также планировалось изучение новых конструкционных материалов, в частности — титанового сплава для корпуса лодки. Первоначально главным конструктором был назначен Н. Н. Исанин, позже его сменил Н. Ф. Шульженко. При проектировании лодки решением руководства было запрещено использовать уже освоенные приборы, автоматику, оборудование. Это решение повлекло за собой значительное увеличение сроков разработки проекта и удорожание работ, а также обусловило уникальность получившегося корабля.

В 1961 году начался выпуск рабочих чертежей после утверждения технического проекта. А

28 декабря 1963 года в цехе №42 под заводским номером 501 была заложена экспериментальная крейсерская подводная лодка К-162. 21 декабря 1968 года лодку спустили на воду, а 31 декабря 1969 года был подписан приемный акт и корабль вступил в строй.

25 сентября — 4 декабря 1971 года К—162 овершила дальний поход на полную автономность в Атлантический океан (от Гренландского моря до Бразильской впадины), во время которого продемонстрировала высокие скоростные качества, преследуя ударный авианосец США «Саратога». Во время похода на борту находилось 129 человек (вместо 83 по штату). За два с половиной месяца лодка всплывала на поверхность всего один раз.

 

В полете Ту-160

18 декабря 1981 года состоялся первый полёт стратегического ракетоносца-бомбардировщика Ту-160. Его выполнил экипаж во главе с лётчиком-испытателем Борисом Веремеем. Ту-160 это сверхзвуковой стратегический бомбардировщик-ракетоносец с крылом изменяемой стреловидности, разработанный в ОКБ Туполева в 1980-х годах

В полете Ту-160

18 декабря 1981 года состоялся первый полёт стратегического ракетоносца-бомбардировщика Ту-160. Его выполнил экипаж во главе с лётчиком-испытателем Борисом Веремеем. Ту-160 это сверхзвуковой стратегический бомбардировщик-ракетоносец с крылом изменяемой стреловидности, разработанный в ОКБ Туполева в 1980-х годах

Является самым крупным в истории военной авиации сверхзвуковым самолётом и самолётом с изменяемой геометрией крыла, а также самым тяжёлым боевым самолётом в мире, имеющим наибольшую среди бомбардировщиков максимальную взлётную массу. Среди пилотов получил прозвище «Белый лебедь». Стоит на вооружении с 1987 года. В составе ВВС России на начало 2013 года находится 16 самолётов Ту-160.

 

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Юлий Борисович Харитон родился в Петербурге 14 февраля (27 февраля по новому стилю). В 1939—1941 годах Юлий Харитон и Яков Зельдович впервые осуществили расчет цепной реакции деления урана.

Участвовал в атомном проекте с 1945 года, распоряжением ГКО СССР от 20 августа 1945 года № 9887сс/ов был включён в состав Технического совета Специального комитета. Ему в составе группы учёных (А. И. Алиханов (председатель), Ландау, А. Б. Мигдал, С. А. Рейнберг, М. А. Садовский, С. С. Васильев и А. П. Закощиков) на заседании 30 ноября 1945 года было поручено проанализировать все имеющиеся материалы о последствиях применения атомных бомб в Хиросима и Нагасаки и определить эффективность фактора взрывной волны, фактора теплового и фактора радиоактивного излучения.

С 1946 года Харитон — главный конструктор и научный руководитель КБ-11 (Арзамас-16) в Сарове при Лаборатории № 2 АН СССР. К работе над реализацией ядерно-оружейной программы под его руководством были привлечены лучшие физики СССР. В обстановке строжайшей секретности в Сарове велись работы, завершившиеся испытанием советских атомной (1949) и водородной (1953) бомб. В последующие годы работал над сокращением веса ядерных зарядов, увеличением их мощности и повышением надёжности.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение