RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Жизнь в диалогах о любви
14 февраля 2016 г.

Жизнь в диалогах о любви

Психолог Ирина Рахимова о том, как возрождаются семьи
Убийство «желтой звезды»
27 февраля 2015 г.

Убийство «желтой звезды»

20 лет назад 1 марта 1995 года в подъезде своего дома был расстрелян шоумен Влад Листьев – мягко говоря, своеобразный герой из бандитских 90-х.
Актёр былинной силы
8 февраля 2015 г.

Актёр былинной силы

9 февраля 2015 года - 100 лет со дня рождения Бориса Федоровича Андреева
Через миллениум - 6
22 апреля 2014 г.

Через миллениум - 6

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)
Радость Богоявления
19 января 2015 г.

Радость Богоявления

19 января Русская Православная Церковь празднует Крещение Господне
Главная » Читальный зал » Государственный переворот-1991: трусость ГКЧП

Государственный переворот-1991: трусость ГКЧП

19 августа 1991 года группа государственных деятелей выступила против развала СССР. Они создали Государственный комитет по чрезвычайному положению.

.
Государственный переворот-1991: трусость ГКЧП

Активными членами и сторонниками ГКЧП были:
Ачалов Владислав Алексеевич (1945—2011) — заместитель министра обороны СССР;
Бакланов Олег Дмитриевич (р. 1932) — первый заместитель председателя Совета обороны СССР;
Болдин Валерий Иванович (1935—2006) — руководитель аппарата Президента СССР;
Варенников Валентин Иванович (1923—2009) — главнокомандующий Сухопутными войсками — заместитель министра обороны СССР;
Генералов Вячеслав Владимирович (р. 1946) — начальник охраны резиденции Президента СССР в Форосе;
Крючков Владимир Александрович (1924—2007) — председатель КГБ СССР;
Лукьянов Анатолий Иванович (р. 1930) — председатель Верховного Совета СССР;
Павлов Валентин Сергеевич (1937—2003) — премьер-министр СССР;
Плеханов Юрий Сергеевич (1930—2002) — начальник Службы охраны КГБ СССР;
Пуго Борис Карлович (1937—1991) — министр внутренних дел СССР;
Стародубцев Василий Александрович (1931—2011) — председатель Крестьянского союза СССР;
Тизяков Александр Иванович (р. 1926) — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР;
Шенин Олег Семенович (1937—2009) — член Политбюро ЦК КПСС;
Язов Дмитрий Тимофеевич (р. 1924) — министр обороны СССР;
Янаев Геннадий Иванович (1937—2010) — вице-президент СССР.

21 августа почти все они были арестованы и преданы суду военной коллегии. Их обвиняли в измене Родины, хотя очевидно, что изменниками СССР были как раз те, кто организовал это судилище. Мне довелось быть в достаточно близких отношениях с Героем Советского Союза, знаменосцем парада Победы в 1945 году генералом армии Валентином Ивановичем ВАРЕННИКОВЫМ. По делу ГКЧП он почти полтора года находился в заключении в известном следственном изоляторе «Матросская тишина». 23 февраля 1994 года Варенников формально был освобожден из-под стражи в соответствии с постановлением Государственной думы РФ «Об объявлении политической и экономической амнистии». Однако, не считая себя виновным, не захотел быть амнистированным. Особое возмущение он испытывал от того, что его, патриота своего Отечества, доказавшего это всей своей жизнью и всегда боровшегося за его благо, гнусно обвинили в измене Родине, в то время как истинные предатели своего народа оказались неподсудны. Проявив несгибаемую волю и мужество, единственным из подсудимых по делу ГКЧП Варенников отказался от амнистии, настоял на продолжении судебного разбирательства, подав в суд на Михаила Горбачева за развал Советского Союза. 11 августа 1994-го решением Военной коллегии Верховного суда РФ официально признан невиновным.

Незадолго до своей кончины Варенников передал мне огромную рукопись своих заметок, которые сделал при подготовке к своей защите на суде. Вот некоторые выдержки из нее:

"В июне 1991 года на закрытом заседании Верховного Совета СССР председатель Комитета государственной безопасности СССР В.А. Крючков зачитал доклад Юрия Владимировича Андропова, который им был сделан в 1977 году членам Политбюро ЦК КПСС, где говорилось, что в стране действуют агенты влияния (т.е. «пятая колонна») и что они представляют большую опасность, так как разрушают общественный и государственный строй. И далее Крючков от себя добавил, что эти агенты влияния сегодня уже привели нашу страну на грань полного развала. Было непонятно, правда, к кому Владимир Александрович апеллировал – ведь задача обеспечения государственной безопасности полностью возложена на возглавляемое им ведомство.

3 августа Горбачев собирает президиум Кабинета министров СССР и объявляет: «В стране обстановка крайне тяжелая. Я еду в Крым отдыхать, а вы за это время обязаны навести порядок!» Естественно Горбачев понимал, что члены Кабинета министров, как и руководство страны в целом, несомненно, будут действовать, что-то будут предпринимать. И если у них получится, он заявит: «Это – я! Я им ставил задачу». А если не получится, то скажет: «Вот видите, я им поставил задачу, а они?!» То есть он был верен своей манере – уходить от ответственности.

4 августа представители государственного руководства по традиции проводили Горбачева на отдых, а уже на следующий день схватились за голову: «Что делать?» В течение 10 дней суетились, разрабатывали документы, составляли планы выхода из тяжелого кризиса.

17 августа группа государственных руководителей и приглашенные собрались у В.А. Крючкова на объекте на окраине Москвы и решили: четырем представителям от совещания вылететь в Крым к Горбачеву и убедить его в необходимости решить два вопроса. Первый – не подписывать 20 августа Союзный договор в Ново-Огареве, так как его готовы были подписать только шесть республик из 15. Второй вопрос – объявить чрезвычайное положение в тех районах страны и отраслях народного хозяйства, где это требуется (чтобы не повторились такие события, как в Тбилиси, Баку, Вильнюсе и т.п.).
При этом предполагалось действовать в соответствии с принятым Съездом народных депутатов СССР 4 апреля 1990 года Законом «О режиме чрезвычайного положения».

18 августа состоялась встреча с Горбачевым в Крыму. Он отказался от предложений участвовать в наших действиях. Ему предлагалось полететь с нами в Москву для совместного принятия решения. Он также отказался, сославшись на плохое самочувствие. Но заявил: «Действуйте, как считаете нужным, черт с вами!» (буквально его слова – и ничего другого не прозвучало).

В ночь с 18 на 19 августа руководство страны, учитывая отказ Горбачева участвовать в действиях, вынуждено было создать «Государственный комитет по чрезвычайному положению». Такого типа государственные структуры в то время имели право создавать два лица: Президент СССР или председатель Кабинета министров СССР. Руководитель Кабинета министров В.С. Павлов взял ответственность на себя, создал комитет и сам вошел в его состав. (То есть действия ГКЧП с самого начала были в рамках Конституции СССР. - С.Т.)

19 августа утром объявляется о создании ГКЧП и обнародуются его документы. В Москве в целях недопущения мародерства объявлено чрезвычайное положение на основании Закона СССР «О режиме чрезвычайного положения». Надо иметь в виду, что при введении чрезвычайного положения во многих странах мира предусматривается использование войск. Поэтому наше решение временно задействовать в столице некоторое количество военнослужащих и военной техники не выходило за рамки общепринятой практики.

20 августа министр обороны СССР вызвал меня из Киева в Москву, чтобы помочь навести порядок. Во второй половине этого дня я уже был на совещании в Генштабе, где генерал В.А. Ачалов по заданию министра обороны разбирал вопрос: как подразделению «Альфа» войти в здание Белого дома, чтобы разоружить 500 гражданских лиц, которые вооружены российским руководством автоматами и пулеметами? Войти, но чтобы не было жертв среди лиц, которые толпились вокруг этого здания. «Альфа» заняла исходное положение и готова была выполнить задачу. Ждали сигнала. Но сигнала не было – не знали, как проделать «коридор» в многолюдной толпе без жертв.

В ночь с 20 на 21 августа на Садовом кольце в районе моста неподалеку от Смоленской площади погибли три москвича. Что произошло? То, что по Садовому кольцу курсирует военный патруль в составе роты на боевых машинах пехоты, было известно в Белом доме. И кто-то решил создать западню под мостом (когда рота втянется под мост, закрыть вход и выход из-под моста) и поджечь БМП. И этот замысел был реализован. Заранее оповестив журналистов и расставив теле- и кинокамеры, «Юпитеры», привлекли толпу ни о чем не подозревающих зевак. Роту под мостом «захлопнули», забросали БМП бутылками с горючей смесью, камнями, металлическими предметами. Закрывали брезентом смотровые щели и т.п. Рота все-таки вырвалась и, прервав патрулирование, нашла спасение у стен Белого дома, вокруг которого стояли танковая рота Московского военного округа и батальон десантников (по плану охраны объектов в период чрезвычайного положения). Во время этого инцидента погибли три молодых человека.

После трагедии на Садовом кольце у Смоленского моста, на ночном совещании у В.А. Крючкова принимается решение прекратить все действия до утра, чтобы не допустить новых жертв. Министр обороны отдал распоряжение - введенные войска в Москву для охраны объектов утром 21 августа вывести из города в пункты постоянной дислокации.

Наступила патовая ситуация. И вместо решительных действий председатель Верховного Совета СССР и председатель КГБ принимают решение лететь к Горбачеву в Крым, чтобы убедить его в необходимости «включиться» в события, от которых зависит судьба государства. С ними полетел министр обороны.

Вслед за ними на другом самолете вылетает к Горбачеву и тогдашний российский вице-президент Александр Руцкой с небольшой командой. Почему Минобороны дало разрешение на вылет самолета с Руцким, так и осталось непонятным.
В итоге Горбачев принял только председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова, а затем Руцкого. Остальных, пригласив их в свой и во второй самолет, приказал арестовать. Ни у председателя КГБ, ни у министра обороны личной охраны не было.

В те дни покончили жизнь самоубийством советник президента по военным вопросам Маршал Советского Союза С.Ф. Ахромеев и министр внутренних дел Б.К. Пуго. В этих самоубийствах я лично очень сомневаюсь, хотя и читал две последние записки Сергея Федоровича.

Какую власть хотело захватить руководство страны? Ведь вся власть уже у них, по сути, была: вице-президент СССР, председатель Правительства, председатель Верховного Совета, председатель Комитета госбезопасности, министр обороны, главнокомандующий Сухопутными войсками – заместитель министра обороны, министр внутренних дел...

Появление ГКЧП было, на мой взгляд, объективной неизбежностью. Критическая, именно чрезвычайная обстановка требовала принятия мер, а тогдашний глава государства бездействовал".

Итак, государственная власть, несмотря на то,что народ проголосовал за сохранение СССР, самоустранилась от действий по его сохранению: президент «отдыхал» в Крыму, ГКЧП, в который вошли остальные представители высшей государственной власти, оказался недееспособен по причине своей трусости и неготовности рисковать своим привилегированным положением в обществе.

В своё время мне довелось выслушать «разъяснение» Горбачева по поводу своего бездействия в те дни.
7-8 июля 1994 года на процессе по так называемому делу генерала армии В.И. Варенникова он давал показания и допрашивался в качестве свидетеля. Вот мои записи той поры:

«
Зал судебных заседаний был переполнен. Многие пришли сюда посмотреть на этот «казус природы». В гробовой тишине к судебной трибуне подошел внешне обыкновенный, невысокий, плешивый толстячок с отметиной на лбу. И на вопрос судьи назвал себя русским.

А потом начал нести и вовсе дикие вещи, от которых сразу вспомнились его давние речи, сопровождавшие развал великой державы, о правовом государстве, где все должны быть равны перед законом. И вот сломали «тоталитарное», построили якобы правовое. И что же слышим? «У меня были большие колебания, идти на этот суд или нет». Такой правовой нигилизм вынудил судью сделать замечание: мол, даже такому вельможному свидетелю закон не дает права выбора, а предписывает являться в суд по первому же его требованию.

«Но это какой-то странный суд», — вступил в пререкания свидетель с отметиной и попал в точку. Правда, тут же опять соскользнул на стезю перевернутой логики. Ему бы здраво продолжить: мол, странность тут в том, что на скамье подсудимых должен сидеть не боевой генерал, отдавший полвека беззаветному служению своей Родине — СССР, носящий святое имя ее героя, мужественно вставший на ее защиту и в 41-м, и в 91-м годах, а некто Горбачев, ничего путного для нее не сделавший, всегда только жирно от нее кормившийся и в конце концов ее предавший. Но плешивый господин продолжил иначе: «Этот суд пытаются превратить в политический процесс против экс-президента». И дабы не было сомнения, что это никому не удастся, тут же начал массированную атаку на заслуженного генерала, обвинив его в соучастии в государственном перевороте с целью захвата власти. Суть предлиннющей тирады вкратце можно свести к следующему.

Было великое государство. Во всех отношениях хорошее, но «тоталитарное». Группа партийных лидеров решила его реформировать и сделать демократическим. Но глупые окраины стали расползаться. Тогда мудрые партийные лидеры начали ново-огаревский процесс. Он был так хорош, что, даже если бы все и расползлись от центра куда подальше, все равно каждый бывший советский человек мог бы при желании называть себя гражданином ССГ. Но в руководстве страны были злые дяди, которые только и думали об «устаревшем» СССР и ничуть не заботились об общечеловеческих ценностях и мировом сообществе. Они создали ГКЧП. Это якобы испугало окраины. А тут еще бывший партийный лидер Ельцин «начал командовать союзными республиками». Они в шоке и разбежались.

Если перевести с языка перевернутой логики на нормальный, что и попытался сделать с помощью дополнительных вопросов к свидетелю адвокат Дмитрий Штейнберг, то суть дела выглядит иначе.

Да, было великое государство. Его величие очень мешало Западу наложить лапу на его богатства. Тогда мудрое мировое правительство начало индивидуально работать с некоторыми особо крупными партийными лидерами. И те послушно раскрутили центробежный процесс. Но его нуно было как-то узаконить. Верховный Совет, Съезд народных депутатов на такой очевидный антигосударственный шаг пойти не могли. Тогда партийные лидеры сформировали неконституционный ново-огаревский процесс, подменивший собой и Верховный Совет, и Съезд народных депутатов. И не в высшем органе законодательнойвласти, а в каком-то Ново-Огарево стали решать судьбу СССР. И когда под ширмой нового Союзного договора нацелились децентрализовать его, обрубить ряд окраин и обозвать то, что осталось, ССГ, наиболее решительные и честные государственные деятели воспротивились этому. Их и назвали впоследствии изменниками Родины, хотя любому нормальному человеку очевидно, что именно действия по децентрализации СССР, отделению от него частей и неконституционному изменению названия впрямую подпадают под 64-ю статью Уголовного кодекса СССР. Вероятно, это не очевидно только тем юристам, журналистам и политологам, которые до сих пор продолжают выполнять установки партийных лидеров и вашингтонского обкома.

Образец перевернутой логики господин с бурой отметиной проявил и тогда, когда попытался этак по-партбоссовски дать суду цэу: мол, нужно построже наказать гэкачеписта Варенникова, чтобы «больше не повторился ни августовский путч, ни Беловежская пуща, ни октябрьский расстрел парламента». Человек с нормальной логикой никогда не поставит эти события в один ряд, поскольку у первого и двух последних векторы цели диаметрально противоположны. ГКЧП действовал во имя защиты СССР и советской власти. В Пуще же СССР убили, в «Белом доме» расстреляли советскую власть. Так кто же государственный преступник?

Правда, оценивая других (оставляя себя за скобками), вельможный свидетель иногда допускал проблески здравого смысла. Мимоходом касаясь существа нынешней власти, сей господин определил ее так: «…идет на обман народа, растаптывает Конституцию, убивает людей, что уже во многом превысило масштаб преступления ГКЧП».

Но такие проблески были редки. Нынешний режим — родной сын горбачевского, а родного дитятю лишь журят. По отношению же к тем, кто пытался остановить развал СССР, бывший советский человек просто клокотал ненавистью. Он обличал Варенникова настолько безапелляционно и размашисто, что даже прокурор был вынужден сделать замечание. Откуда, мол, все эти ваши изобличающие сведения? Из газет? Но мы должны выслушать вас лишь по тем моментам, очевидцем которых вы являлись лично.

Вдруг, вероятно, от досады, зарвавшийся свидетель запросил … чаю. При этом капризно попенял судье: вы что, мол, не знаете, что всегда, когда я раньше выступал с трибуны, рядом стоял стакан чаю. Свидетелю дали воды. Подкрепившись, бывшее первое лицо огласило насквозь лживую фразу, которую назвало своим политическим кредо: «Я всегда стремился мирным, бескровным путем реформировать государство».

Будь я судьей, я бы напомнил сему господину, во что вылилось его реформаторство. В результате него 25 миллионов русских людей оказались изгоями в чужих теперь государствах, по стране неприкаянно бродят 4 миллиона беженцев, ежегодно погибают в результате убийств, самоубийств и алкогольных отравлений 150 тысяч человек, что в 10 с лишним раз больше, чем за 10 лет войны в Афганистане. Кстати, с проклятий в адрес которой начались «демократические» процессы в обществе.
Так кто же тот монстр, который погубил этих людей?!"

Кстати, у меня сохранилась диктофонная запись допроса Горбачева. Вот выдержки из неё:


"Прокурор: Расскажите, пожалуйста, что происходило в Форосе 18 августа, когда к вам приехала группа товарищей. Почему вы их 40 минут не принимали? Говорят, что вас приводили в чувство врачи?

Горбачев: Это инсинуации. Когда мне доложили, что они приехали, я 40 минут обсуждал с женой и дочерью, кто это может быть. Потом принял их. Эти миссионеры доложили обстановку в стране, о которой я и сам знал лучше их. Предложили, чтобы сам Горбачев ввел чрезвычайное положение. Я отказался. Тогда предложили мне подлечиться, отдохнуть, потом, мол, приедете в будете управлять. Тоже отказался. Тогда, мол, передайте полномочия вице-президенту. Опять — нет. Тут Варенников своим громким голосом заявил: тогда подавайте в отставку! Он не должен был нарушать этику…

Адвокат: От кого Варенников потребовал уйти в отставку — от президента действующего или свергнутого? Когда вы вообще почувствовали, что свергнуты?

Горбачев: Я все время оставался президентом…

Адвокат: Но вы же утверждали, что произошел переворот. Он произошел, а вы оставались президентом?

Горбачев: Да, поскольку он не удался…

Адвокат: Как вы расставались?

Горбачев: Я каждому пожал руку, и они уехали. Я и не подозревал, что они пойдут на чрезвычайные меры.

Адвокат: В своей книге вы написали иное, мол, послали делегацию туда, куда мне воспроизвести не позволяет воспитание. Где правда?

Горбачев: Было и то и другое. Я послал их и пожал руки.

Адвокат: Верховный Совет принял решение о соответствующей доработке проекта Союзного договора, который вы предложили, а также о том, что принимать его необходимо на Съезде народных депутатов. Как учитывались эти решения?

Горбачев: Был перерыв между съездами. А договор нужно было подписывать быстрей, нельзя было терять время…

Народный заседатель: Законодатель постановил: подписать договор на Съезде. Кто принял решение подписывать его в другом месте и другими лицами?

Горбачев: Подготовительная комиссия…

Адвокат: Но у нее не было таких полномочий".

Вот он стиль всех цветных революций: решать судьбу страны органами, у которых нет полномочий!

Продолжение следует

Сергей Турченко
19 августа 2017 г.

Комментарии:

АЛЕКСЕЙ ШЕШЕРА-ЛУКАШОВ 10.06.2017 в 14:20 # Ответить
Слабаки в ГКЧП оказались! Надо было всех врагов убить в первые сутки! Тогда бы не было развала страны,которую с таким трудом сейчас собирает Путин!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
25 сентебря
понедельник
2017

В этот день:

Подвиг генерала Раевского

25 сентября 1771 года родился Николай Николаевич Раевский (ум. 1829), русский генерал, герой Отечественной войны 1812 года. За тридцать лет безупречной службы участвовал во многих крупнейших сражениях эпохи: на Кавказе, в войнах с Турцией, Швецией, Францией, в польской, молдавской, финской кампаниях. Дослужился до генерала от кавалерии. Всенародная слава пришла к Раевскому после подвига, совершенного 23 июля 1812 года у деревни Салтановка (11 км вниз по Днепру от Могилёва). Дело было так.

Подвиг генерала Раевского

25 сентября 1771 года родился Николай Николаевич Раевский (ум. 1829), русский генерал, герой Отечественной войны 1812 года. За тридцать лет безупречной службы участвовал во многих крупнейших сражениях эпохи: на Кавказе, в войнах с Турцией, Швецией, Францией, в польской, молдавской, финской кампаниях. Дослужился до генерала от кавалерии. Всенародная слава пришла к Раевскому после подвига, совершенного 23 июля 1812 года у деревни Салтановка (11 км вниз по Днепру от Могилёва). Дело было так.

Корпус Раевского в течение десяти часов сражался с пятью дивизиями корпуса Даву. Бой шёл с переменным успехом. В критический момент Раевский лично повёл в атаку Смоленский полк со словами: "Солдаты! Я и мои дети откроем вам путь к славе! Вперед за царя и отечество!" Рядом с Николаем Николаевичем в этот момент шли сыновья: 17-летний Александр и 11-летний Николай. В этом бою Раевский был ранен картечью в грудь, но его самоотверженность вдохновила солдат, которые обратили противника в бегство.

Хрестоматийным стал и бой за батарею Раевского, который считается одним из ключевых эпизодов Бородинского сражения. Генерал дошел до Парижа и принимал участие в битве за столицу Франции.

После войны Раевский жил в Киеве, где был расквартирован вверенный ему 4-й пехотный корпус. Почти ежегодно Раевский с семьёй путешествовал в Крым. Там через сына познакомился и подружился с молодым с А. С. Пушкиным.

Скончался Николай Николаевич Раевский от старых ран 16 (28) сентября 1829 года в селе Болтышка Чигиринского уезда Киевской губернии в возрасте 58 лет.

 

Начало обороны Севастополя

25 сентября 1854 года началась героическая оборона Севастополя в Крымской войне. Вражеские силы планировали завершить штурм города в течение недели, однако обороноспособность русских войск была недооценена.

Начало обороны Севастополя

25 сентября 1854 года началась героическая оборона Севастополя в Крымской войне. Вражеские силы планировали завершить штурм города в течение недели, однако обороноспособность русских войск была недооценена.

Напомним, в июне — июле 1854 года превосходящие силы флота союзников (Англия, Франция, Турция и Сардиния) — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя. В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками союзников двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями.

1 сентября 1854 года была произведена высадка десанта возле Евпатории. После высадки войска союзников двинулись в сторону Севастополя.

У входа в Севастопольскую бухту было затоплено несколько старых кораблей, что не дало возможности врагам войти в неё. Экипажи остальных судов российского флота пошли на усиление гарнизона; корабельные орудия установили на берегу.

Оборона Севастополя была поручена адмиралам Павлу Степановичу Нахимову и Владимиру Алексеевичу Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Все фортификационные работы велись под руководством инженер-подполковника Эдуарда Ивановича Тотлебена, ставшего душой обороны. Во время осадных работ союзники несли много потерь от огня гарнизона и от частых вылазок, производившихся с замечательной отвагой.

5 (17) октября последовала первая бомбардировка Севастополя. Общий урон российских войск составил 1250 человек; у союзников выбыло из строя 900—1000 человек. Нашей незаменимой потерей была смерть Владимира Алексеевича Корнилова, смертельно раненного на Малаховом кургане. Общие итоги бомбардировки вселили уверенность в русских, что Севастополь можно отстоять малыми силами. И наоборот, вражеским войскам

от надежды на лёгкое торжество пришлось отказаться.

 

Герои Чернобыля

25 сентября 1986 года за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза майору внутренней службы Л. П. Телятникову, лейтенантам внутренней службы В. Н. Кибенку (посмертно), В. П. Правику (посмертно).

Герои Чернобыля

25 сентября 1986 года за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза майору внутренней службы Л. П. Телятникову, лейтенантам внутренней службы В. Н. Кибенку (посмертно), В. П. Правику (посмертно).

Леонид Петрович Телятников родился 25 января 1951 года в посёлке Введенка Мендыгаринского района Кустанайской области (ныне Казахстан). Русский. Член КПСС с 1978 года. В 1983 году был назначен начальником военизированной пожарной части № 2 по охране Чернобыльской АЭС. Л. П. Телятников вместе с другими пожарными (В. Игнатенко, В. Кибенком, В. Правиком и др.) принимал участие в тушении пожара в первые часы после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Во время тушения получил высокую дозу облучения. Умер от рака 2 декабря 2004 года, похоронен на Байковом кладбище в Киеве.

Виктор Николаевич Кибенок родился в семье потомственного пожарного 17 февраля 1963 года в посёлке Ивановка Нижнесерогозского района Херсонской области. Украинец.

Вместе с другими пожарными (В. Игнатенко, В. Правиком, Л. Телятниковым и др.) принимал участие в тушении пожара в первые часы после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Во время тушения получил высокую дозу облучения более 1000 рентген (смертельная доза 400 рентген), был отправлен на лечение в Москву, где и скончался в 6-й клинической больнице 11 мая 1986 года. Похоронен на Митинском кладбище в Москве.

 

Владимир Павлович Правик родился 13 июня 1962 года в Чернобыле в семье служащего. Украинец.

Вместе с другими пожарными (В. Игнатенко, В. Кибенком, Л. Телятниковым и др.) принимал участие в тушении пожара в первые часы после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Во время тушения получил высокую дозу облучения, был отправлен на лечение в Москву, где и скончался в 6-й клинической больнице 11 мая 1986 года. Похоронен на Митинском кладбище в Москве.

Со времен Чернобыльской аварии к государственным наградам были представлены 70 тысяч ликвидаторов. 

Смотрите оригинал материала наhttp://www.1tv.ru/news/social/175367
 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение