RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

О нашем проекте
9 ноября 2013 г.

О нашем проекте

Слово редактора
«Серебряная псалтирь» Анны Сергеевой
19 сентября 2013 г.

«Серебряная псалтирь» Анны Сергеевой

Её поэзия и вся жизнь зовут к самопожертвованию в борьбе за свободу и независимость России
Ты у меня одна
25 марта 2017 г.

Ты у меня одна

Вышел в свет новый поэтический сборник нашего уважаемого автора Александра Костенко «Високосный год»
Любовь моя, Урал
20 мая 2015 г.

Любовь моя, Урал

Наша читательница, а теперь и постоянный автор Вера Корсакова прислала видеофильм об Урале со своими стихами и музыкой Эдуарда Артемьева
Спасти жемчужину Солнечногорска
12 ноября 2016 г.

Спасти жемчужину Солнечногорска

Почему руководство военного ведомства не может исправить ошибки предшественников
Главная » Читальный зал » «И Я МОЛЮСЬ – О, РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!»

«И Я МОЛЮСЬ – О, РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!»

Церковь и литература: проблему анализирует известный прозаик и литературный критик

Часть третья: о литературной «ереси» и либеральном терроре.
«И Я МОЛЮСЬ – О, РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!»

В Армавире по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора книжкой для детей вышла «Сказка о попе и его работнике Балде» А.С. Пушкина. Правда вышла она в редакции В.А. Жуковского под названием «Сказка о купце Кузьме Остолопе и работнике его Балде». История с правкой В.А. Жуковским этой сказки А.С. Пушкина хорошо известна как специалистам-литературоведам, так и внимательным и благонамеренным читателям. После гибели поэта царь Николай I поручил разбор бумаг его поэту В.А. Жуковскому, царедворцу, воспитателю цесаревича. Среди неопубликованных произведений А.С. Пушкина были и «Медный всадник», и «Сказка о попе и его работнике Балде». Видимо, из самых лучших побуждений Василий Андреевич внёс вправку в Пушкинские тексты, в том числе и в эту сказку, но что особенно важно, и в «Медный всадник», и в «Памятник», и в другие произведения, содержащие наиважнейшие духовно-мировоззренческие основы бытия России. Особенно в «Медный всадник», поэму, как нам представляется, и до сих пор не прочитанную согласно авторскому тексту (см. «Стихийных сил не превозмочь…» (Снова о «Медном всаднике» А.С. Пушкина), «Солёная Подкова». Выпуск седьмой, М., Издательство «АЛЕКС», 2010)., в книге «До разгрома и после него», М., «У Никитских ворот», 2016). Именно согласно Пушкинскому тексту, а не в согласии с тем, что наговорили о ней В. Белинский и его последователи.

Со временем тексты А.С. Пушкина «отредактированные» В.А. Жуковским в издательской практике были отклонены. «Памятник», «Медный всадник» стали публиковаться в авторском оригинале. То же самое произошло и со «Сказкой о попе и его работнике Балде». Впервые опубликованная в редакции В.А.Жуковского в 1840 году, она в 1882 году вошла в собрание сочинений поэта в его редакции. Таким образом, с точки зрения литературной, литературоведческой, вопрос, что называется, исчерпан. Произведения А.С. Пушкина публикуются в его собственной редакции. И если, кто бы то ни было, не считаясь с этим положением, вторгается в текстологию, тем самым он проявляет некомпетентность и никому не нужную самонадеянность.

Но в таком случае, какую цель преследовали нынешние публикаторы сказки, вернувшись к её «исправлениям» в редакции В.А. Жуковского? Аргумент о том, что долгое время она публиковалась именно в этой редакции убедительным признан быть не может. Мы ведь и «Тараса Бульбу» Н.В. Гоголя долгое время читали с тенденциозными купюрами. Но это ведь не значит, что теперь надо вернуться к искажённому тексту писателя. Совершенно ясно, что критерием в данном случае, может быть только текст самого А.С. Пушкина, а не какие бы то иные соображения.

Из предисловий, предпосланных к книжке, цель её издания и намерения публикаторов просматривается ясно. Доктор филологических наук А.А. Безруков в своём предисловии пишет, что «Пушкинская сказка (как оригинальная, так и в редакции Жуковского) следует той «народной правде», тем «народным началам», о которых говорил Достоевский». То есть, оба текста равнозначны. Но, если так, то почему предпочитается текст «исправленный»? Можно предположить, что священники усмотрели в Пушкинском оригинале богохульство. Но как справедливо писал Роман Сенчин, «в сказке Пушкин Бога не хулит» («Литературная Россия», №10, 2011). Никакие «учительские» соображения, по которым внесены «исправления» в текст и по которым он теперь в «исправленном» виде публикуется, не могут скрыть эту нелогичность о равнозначности текстов.

Кандидат философских наук, иерей Павел Калинин в своём предисловии к книжке более определёнен: «Сегодня мы предлагаем православным родителям, педагогам, а также всем русским людям возможность по достоинству оценить художественные достоинства сказки Александра Сергеевича Пушкина, так как это было предложено его лучшим поэтическим наставником (по выражению И.М. Андреевича, «ангелом-хранителем поэта»), не сея и не взращивая в себе соблазняющие семена безверия, отравляющие душу». Неубедительно, ибо никакой «наставник» и «учитель» не может быть ответственным за тексты поэта, тем более первого поэта России. Но из этого утверждения ясно, что иерей Павел Калинин убеждён в том, что А.С. Пушкин «семена безверия» всё-таки «сеял»… Но богохульства-то в сказке нет. В таком случае, что защищают издатели – веру или честь мундира, точнее рясы?.. Как ни крути, получается последнее.

Действительно, в этой сказке А.С. Пушкина есть некая неловкость – «поп», собирающий оброк с чертей… Да и не лучшая это сказка А.С. Пушкина, чтобы с неё начинать просветительство юношества, да ещё в ситуации «почти скандала» (Роман Сенчин).

В наше стяжательское время надо бы начинать просвещение детей со «Сказки о рыбаке и рыбке», «Сказке о золотом петушке», а не ввергать детей в им непонятные споры, которые способны разве что травмировать их психику.

Но дело не только в этом. У человека с истинно христианским миропониманием невольно возникает вопрос: а по-христиански ли «купца» считать менее ценным, чем «попа»? Ведь пред Богом все равны.

В периоды революционного анархизма А.С. Пушкин непременно и первым сбрасывался с «корабля современности», ибо, как выразитель народного самосознания мешал устройству «нового мира». Не стала исключением и «демократическая» революция нашего времени. Правда, сбрасывание Пушкина происходило теперь уже в иных формах, более изощрённых и внешне, вроде бы, благопристойных.

Армавирское издание «Сказки о попе и его работнике Балде» А.С. Пушкина, в редакции В.А. Жуковского, к сожалению, находится в пределах этого нового сбрасывания поэта с «корабля современности», так как издатели её в лице иерархов Русской православной церкви, оказались почему-то заодно не с первым поэтом России, а с его ниспровергателями. Во имя, конечно же, укрепления веры и торжества православия.

Нам скажут, что теперь в Русской православной церкви считают, что менять текст сказки А.С. Пушкина про попа не нужно. Об этом сообщили РИП новости 15 ноября 2016 года. В произведении Пушкина «Сказка о попе и о работнике его Балде» не следует делать цензурные правки, заявил во вторник председатель Издательского совета Русской православной церкви митрополит Калужский и Боровский Климент на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

Всё так. Но только так «считать» стали шесть лет спустя после выхода армавирской книжки, когда дети, её читавшие, вошли в пору совершеннолетия. Причём вошли с уверенностью в том, что А.С. Пушкина «можно» править, что гений «ошибался» и вообще правды нет на свете. «Прав» тот, кому довелось жить позже, не обременяя себя ни познаниями, ни работой души…

И потом, при существующей в Церкви дисциплине или лучше сказать – послушании, почему иерархи позволяли людям духовного звания публично заниматься «литературой»? Но уровень их занятий литературой оказался таковым, что даёт нам повод для сомнения: а не является ли их и основное поприще духовного окормления людей такого же уровня? Но об этом судить не нам, светским людям.

Совершенно ясно то, почему Церковь объявляет войну всякому художеству. Потому что усматривает в нём уклонение от истинной веры. В народном творчестве находя «бесовство», а в творчестве гениальных писателей – «ересь». Так она ставит преграды уклонениям от истинной веры. Но этим же занята и истинная поэзия. Припомним хотя бы стихи Николая Заболоцкого:

Нет! Поэзия ставит преграды

Нашим выдумкам, ибо она

Не для тех, кто, играя в шарады,

Надевает колпак колдуна.

Видимо, закономерно и неизбежно то, что в нашем нынешнем «возвращении» к своей исконной вере возникает теперь эта тема – о духовных и исторических связях отечественной словесности с Православной церковью. В этом отношении в высшей мере примечательна и характерна статья «Русская литература и православие: грани соприкосновения» доктора филологических наук, профессора МГУ, священника Ильи Ничипорова ( «Литературная газета» № 14, 2015). Обращаюсь к ней как наиболее типичной в обсуждении обозначенного аспекта русской литературы. Тем более, что подобные воззрения не являются неким досадным исключением.

Казалось, что такое уникальное сочетание в одном человеке священника и филолога наконец-то представит нам реальную картину соотношения литературы и Православной церкви, и что более важно – покажет нам глубоко христианский характер русской литературы. И автор совершенно прав там, где декларирует свои представления об этих самых «гранях соприкосновения» литературы и православия: «Очевидным является колоссальное влияние православия на становление и развитие русской культуры, в частности литературной традиции». Да что там, – добавим мы, – русскую литературу невозможно объективно прочитать вне христианских воззрений. И не только литературу ХIХ века, но и ХХ. А потому точнее было бы говорить не о «соприкосновении» и «влиянии», а о христианской сущности русской литературы начиная со «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона и «Слова о полку Игореве». Ведь речь идёт не о каких-то разных мирах, а о достояниях одного и того же народа, системе его ценностей и святынь…

Хорошую, даже добротную лекцию изложил Илья Ничипоров о том, каким соотношение литературы и православия, точнее Церкви (а это принципиальное отличие) должно быть. Но всё дело в том, что оно никогда таким благостным не было, изначально и до сего дня. Церковь и литература всегда находились в определённой конфронтации. И такое положение неустранимо.

И действительно, когда И. Ничипоров касается собственно литературных произведений, он демонстрирует нарушение иерархии литературных творений, неточное определение их истинного духовно-мировоззренческого значения. При такой постановке скажем так, проблемы – «грани соприкосновения» складывается впечатление, что православие всего лишь тема литературы и не более того. То есть сам факт обращения к православию, вроде бы, уже является безусловной ценностью. А то, каково это обращение, точно ли при этом выражается христианское понимание мира, или же допускаются искажения его, это как бы не столь важно.

Но православие не есть только тема литературы, но то, что пронизывает всё существо автора. Художник – не сторонний наблюдатель веры, но исповедник её. И. Ничипоров, к примеру, пишет: «XIX век ознаменовался усложнением отношения литературы к православным ценностям. Со времён революционно-демократической критики, а позднее советского литературоведения бытовало предвзятое и искажённое представление о русской классической литературе как средоточии идей нигилизма, атеизма, революционности».

Страницы:   1 2 3 4 5 6  »

Комментарии:

МАЗ 15.12.2016 в 19:22 # Ответить
Бравор автору
Ничего подобного до сих пор не читал. С такой глубиной и так доказательно обличить дурное заигрывание церкви с литературой - уникальное исследование. Один вопрос меня волнует: дойдёт ли эта авторская озабоченность до адресата? Не праздный вопрос.
A propos. Удивляет однако, что такой грамотный, энциклопедически образованный автор издаёт, оказывается, "авторский альманах". Напомним ему: almanach (нем) - разнородная подборка новейших литературных произведений РАЗНЫХ авторов, иногда объединённых одним направлением.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
14 августа
пятница
2020

В этот день:

Георгиевский крест Козьмы Крючкова

14 августа 1914 года первым именным георгиевским крестом в ходе Первой мировой войны был награжден донской казак из хутора Нижний Калмыкос Козьма КРЮЧКОВ. С небольшим отрядом он вступил в бой с превосходящими силами противника в Пруссии, получил 16 ранений, но остался в строю, уничтожив при этом 11 пруссаков.

Снайперы Наталья Ковшова и Мария Поливанова

14 августа 1942 года погибли в бою Наталья Венедиктовна КОВШОВА и Мария Семеновна ПОЛИВАНОВА, снайперы, Герои Советского Союза (посмертно). У деревни Сутоки Новгородской области снайперов окружили фашисты. Наши девушки отстреливались до последнего патрона, а потом вместе с врагами подорвали себя гранатами.

Прославление царской семьи

14 августа 2000 года проходивший в Москве Архиерейский собор Русской православной церкви принял решение «о соборном прославлении новомучеников-исповедников российских», в том числе и членов царской семьи императора Николая Второго — императрицы Александры, цесаревича Алексея, великих княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение