RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...
19 августа 2017 г.

Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

У моего большого друга Владимира Конкина сегодня день рождения – две шестёрки ему стукнуло.
Ребята из 170-й
1 сентября 2017 г.

Ребята из 170-й

В День знаний наш корреспондент побеседовал с писателем, который создал о своей школе целый роман
США активно готовят переворот в Москве
13 января 2018 г.

США активно готовят переворот в Москве

Есть ли шансы у «всемирного гаранта демократии»?
 «Эти ничтожества — герои?»
13 января 2020 г.

«Эти ничтожества — герои?»

10 января 2020 года народной артистке России Валентине Теличкиной исполнилось 75 лет
Последний рубеж
17 января 2014 г.

Последний рубеж

Памяти фронтового разведчика, военного писателя Героя Советского Союза Владимира Карпова
Главная » Читальный зал » Издалека — долго...

Издалека — долго...

30 декабря 2016 года - 20 лет с тех пор, как покинул этот мир советский поэт-песенник Лев Иванович Ошанин

Его «Дороги», «Течёт Волга», «Солнечный круг», «Пока я дышать умею» навсегда останутся в памяти народной.
Издалека — долго...

 

Русскую и советскую литературу я достаточно основательно постигал дважды: в Военно-политическом училище и в академии. Так что с творчеством Льва Ошанина был знаком. Но никогда не числил его в первых рядах отечественных поэтов. Полагал, что мастеров такого калибра у нас, слава Богу, с избытком. И так бы жил я с этой мыслью, и умер с ней, если бы щедрая жизнь не понудила меня однажды пристально изучить биографию и творчество этого в высшей степени нестандартного советского поэта. О чём есть смысл порассказать подробнее.

В начале «лихих ельцинских» лет военная бескормица прибила меня к газетному магнату Виктору Шварцу. Пилотировал я у него газету «Очная ставка». А другую - «Поле чудес» - редактировал Леонид Сладков, впоследствии едва ли не главный кроссвордист в стране. И мы втроём как-то незаметно сдружились. Многие вечера и застолья проводили у хозяина на переделкинской даче. Трепались там о разном, но видит Бог, о литературе и поэзии вели речи чаще всего. Витя сам кропал стишата, а мы с Лёней были, полагаю, не самыми худыми ценителями слова. Тогда же приятели в один голос обещали познакомить меня с Ошаниным. Шварц с ним просто изредка общался, а вот Сладкова поэт выделял как-то особенно. Благоволил к нему, что ли. Дача Льва Ивановича стояла через дом по соседству со шварцевской. Увы, но моего знакомства с Ошаниным не случилось. Последнее время земной юдоли Льва Ивановича было омрачено раковой болезнью, и он редко появлялся в Переделкино. Умер в полночь с 30 на 31 декабря 1996 года. Оба приятеля попросили меня (в дальнейшем читатель поймёт почему) написать поминальную молитву об ушедшем русском поэте.

…Он родился в дворянской семье. Отец, Иван Александрович, работал частным поверенным городского суда Рыбинска. Мать, Мария Николаевна, - музыкальный педагог. У Льва было четыре брата и сестра. Семья поначалу обитала в собственном двухэтажном доме на улице Крестовой. Когда Льву исполнилось 4 года умер отец. Мать с детьми переехала в город Ростов той же Ярославской губернии и возглавила там первый детский сад. Но нужда заставила её затем отправиться к родственникам в Москву. Там Лев Ошанин после восьмилетки устроился токарем на чугунолитейном заводе. Потом водил экскурсии на ВДНХ. Посещал рабочий литературный кружок «Закал». Издав первую книгу - повесть «Этажи» о школьных годах,- был принят в Российскую ассоциацию пролетарских писателей (РАПП). Начал публиковать стихи в «Комсомольской правде», «Огоньке», «Молодой гвардии». Как говорится, жизнь стала налаживаться. Однако развернулись «чистки литературных рядов», и Ошанину пришлось столицу покинуть от греха подальше. Строил в тундре город Хибиногорск, трудился на апатитовой фабрике, заведовал клубом горняков, активно писал в газету «Кировский рабочий». Его даже зачислили в штат. Только дворянское происхождение и тут его настигло. Юношу исключили из комсомола, уволили из газеты.

В 1936 году Лев Иванович вернулся в Москву. Поступил в Литературный институт имени А.Горького. Женился на литераторе Елене Успенской - внучке писателя Глеба Успенского. У них родились дочь Таня и сын Серёжа. Когда началась война, Ошанин попросился на фронт в качестве военного корреспондента. Ему отказали из-за катастрофически плохого зрения. Вместе с семьёй отправился в Казань. Супруга работала в эвакуированной туда же газете «Пионерская правда», но самого Льва Ивановича никуда не брали. Пришлось переехать в Елабугу. Там Ошанин близко сошёлся с поэтом Пастернаком, существенно повлиявшем на всю его последующую литературную судьбу. Борис Леонидович, кстати, посоветовал молодому коллеге срочно вступить в Союз советских писателей. «С членским билетом вы элементарно попадёте на фронт даже с вашим отвратительным зрением». Так оно и случилось. Лев Иванович побывал на многих фронтах от Политуправления Красной Армии. Писал в разные издания. В 1944 году вступил в ВКП(б). А в победном 45-м написал свою знаменитую песню: «Дороги». Был награждён двумя боевыми орденами и несколькими медалями. За цикл стихов и песен к кинофильму «Юность мира» удостоен Сталинской премии. Более тридцати лет избирался членом правления Союзов писателей РФСР и Советского Союза. В Литературном институте до последнего года своей жизни вёл семинар молодых поэтов.

… А ещё в той поминальной молитве двадцатилетней давности я писал: «Такие строки мог исторгнуть из души только поэт выдающийся: «Эх, дороги…/ Пыль да туман,/ Холода, тревоги/ Да степной бурьян./ Знать не можешь/ Доли своей,/ Может крылья сложишь/ Посреди степей». Лев Иванович был поэтом выдающимся. Он прожил долгую и по-своему непростую жизнь. Достаточно сказать хотя бы о том, что напутствовал его в большую поэзию Борис Пастернак, а когда «партия приказала», ученику пришлось предать своего учителя. Таких поступков «по велению партийного долга» в биографии Ошанина, к прискорбию, набралось немало. На закате своей жизни он их мучительно и больно переосмысливал печатно и изустно. При этом страдал нравственно и физически, поскольку был поражен раковым заболеванием, о котором, полагаю, догадывался.

Перед очередными выборами в Госдуму поэта настойчиво зазывали к себе представители разных политических сил и течений, справедливо рассчитывая на то, что колоссальный поэтический авторитет Ошанина сработает на их популярность среди так называемого электората. Тогда Лев Иванович написал стихотворение «Позволь, Россия» и отнес его в «Независимую газету», чем только усилил поэтическое и патриотическое звучание строк:

«Три партии сразу меня зовут,

Распахивая гостеприимно двери.

Отдавая России талант и труд,

Говорю: «Благодарю за доверье».

Но со всех губерний и волостей,

С поломудростью-полувздором,

Рвутся к власти лидеры всех мастей,

Истощая Россию враждой и террором.

Вновь голод показывает клыки,

Хотя вся элита в пирах и попойках,

Я с теми, кто хочет, чтоб старики

Не рылись от голода на помойках.

Я с теми, кто хочет, чтоб мальчик рос

С душою, полной добра и света,

Чтоб между машинами в дождь и мороз

Не предлагал господам газету.

Почти полвека я в партии был,

Но не сумел за эти полвека

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Валерий Галкин 30.12.2016 в 01:15 # Ответить
Да.......Мы выросли на этих песнях...
Александр Костенко 30.12.2016 в 09:17 # Ответить
Кровь от крови, плоть от плоти системы, в которой пришлось жить (а порой - и выживать в буквальном смысле, чего уж тут греха таить)... И в том, что имя Льва Ошанина оказалось в длинном ряду тех, кто подписался под печально знаменитым "вердиктом" об исключении Б.Пастернака из членов СП СССР, приговорном, по сути, для писателя-нобелеанта, - была не вина, а, скорее, беда Льва Ивановича. Малодушный конъюнктурный поступок, за который потом ему было явно не по себе - всю оставшуюся жизнь. Возможно (исключать этого нельзя) послуживший детонатором его смертельной болезни...

Однако всё вышесказанное не умаляет значимости Льва Ошанина как поэта. Творчество Л.И. - заметная веха в развитии отечественной поэзии. В особенности - поэзии т.н. "песенной". Практически все песни, что были написаны в разные времена на его тексты, стали шедеврами русской песенной культуры.

Ещё раз огромное спасибо М.Захарчуку за то, что не позволяет нашей памяти проявлять своё самое негожее качество - забывчивость!
В.Леонидов 30.12.2016 в 18:47 # Ответить
«Забота наша такая,
Забота у нас простая, -
Жила бы страна родная,
И нету других забот!».
Сколько копий сегодня ломается вокруг понятия «патриотизм»! Каким он должен быть, каким не должен, как его воспитывать у молодежи, как формировать у народа в целом? И так далее, и тому подобное. А вот ведь есть гениально простые ошанинские строки, которые, в сущности, все про патриотизм объясняют и, словно в яблочко, попадают в любое искреннее и неравнодушное сердце. И как же важно, чтобы эти великие строки не превращались в силу нашей глупости в нечто «полузабытое», «списанное в архив», «не соответствующее современному формату» и т.д. Ну, нельзя разбрасываться такими сокровищами! Спасибо М.Захарчуку за то, что он побуждает задуматься об этом!
Ирина 02.01.2017 в 03:45 # Ответить
Вечная память большому русскому поэту Л.И. Ошанину. Он останется жить в стихах! Спасибо, МАЗ!!!
Наталья 12.01.2017 в 08:02 # Ответить
Легенда советской поэзии, чтобы не говорили и не писали. Яркий, выразительный, вместе с тем понятный, простой, легко запоминающийся и общедоступный слог. Его поэзия - часть истории, становления и взросления целого поколения, часть Великой эпохи и от этого никуда не денешься. Много интересного и нового прочла и даже удивилась. Спасибо. Наталья

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 октября
пятница
2020

В этот день:

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

 Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978), министр обороны СССР (1976—1984).

Родом из Самары из рабочей семьи. В 22 года вступил добровольцем в Красную армию, уаствовал в боевых действиях с басмачами. Осенью 1929 года стал студентом механического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института. Работал секретарём комсомольской организации, являлся членом партийного бюро института. Затем перешел в

Ленинградский военно-механический институт, который закончил в 1934 году. C 1934 года — инженер, начальник бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте. С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора, директор Ленинградского завода «Большевик». С 9 июня 1941 года по 14 декабря 1957 года — нарком вооружения СССР, министр вооружения СССР, министр оборонной промышленности СССР. 14 декабря 1957 года — 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. За подготовку первого полёта человека в космос (Ю. А. Гагарин, 12 апреля 1961 года) удостоен звания Героя Социалистического Труда. 13 марта 1963 года — 26 марта 1965 года — первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего Совета народного хозяйства СССР. 26 марта 1965 года — 26 октября 1976 года — секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. 29 апреля 1976 года — 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР. Среди членов Политбюро 1970—1980-х гг. отличался тем, что спал по 4—4,5 часа. Был исключительно энергичен, предприимчив, очень быстро решал задачи управления и руководства предприятиями.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время учений новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких. Генерал-лейтенант Иван Устинов (однофамилец) вспоминал: "На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался - и делами, и в персональном плане... В конце концов я ему напомнил: "Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения". - "Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь я сталинской закалки". Да вот видите..."

Похоронен на Красной площади (кремирован, урна с прахом замурована в Кремлёвскую стену).

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе.

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир — Г. А. Александер) и ББ-35 (командир — А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм.

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавшей Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек. 9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру . В течение 10 дней наступавшим удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Она была разработана в 1954—1961 годах группой физиков-ядерщиков под руководством академика Игоря Курчатова.

Бомбардировщик Ту-95В с "Царь- бомбой" на борту, пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев, штурман И. Н. Клещ, бортинженер В. Я. Бруй, вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А. Через 2 часа после вылета бомба была сброшена с высоты 10 500 метров на парашютной системе по условной цели в пределах ядерного полигона «Сухой Нос». Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью). Самолёт-носитель успел улететь на расстояние 39 километров, а самолёт-лаборатория — на 53,5 километра. Огненный шар взрыва достиг радиуса примерно 4,6 километра. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, подмявшая и отбросившая шар от земли. Световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров. Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Ощутимая сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров; диаметр его двухъярусной «шляпки» достиг (у верхнего яруса) 95 километров. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. Однако о каких-либо разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма и посёлке Белушья Губа не сообщалось.

Основной целью, которая ставилась и достигнута этим испытанием, была демонстрация владения Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения — тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602. Крайне важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем.

Интересно, что тогда еще любивший советскую власть академик А. Д. Сахаров (впоследствии проамериканский диссидент) предложил проект по тайному размещению нескольких десятков сверхмощных ядерных боеголовок мощностью от 200 или даже 500 мегатонн вдоль американских морских границ, что, по мнению учёного, позволило бы отрезвить неоконсервативные круги политической элиты США, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений. В случае нападения США на СССР можно было затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами. Гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон, Аннаполис. Волна достигает крыш небоскребов. Друга волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло низко расположенный Хьюстон, Новый Орлеан, Пенсаколу.

К сожалению, Хрущев отклонил этот проект. Подобную идею сегодня вынашивает академик Игорь Острецов: уничтожение США с помощью направленного взрыва, вызывающего гигантскую волну в заданном направлении.

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

 

Первым был запущен «Космос-186». Он являлся «активным» кораблём , то есть он должен был найти с помощью радиолокационной антенны «пассивный» корабль «Космос-188», сблизиться и пристыковаться.

30 октября 1967 года во время пролёта корабля «Космос-186» над космодромом был запущен «Космос-188» в той же плоскости орбиты, но с опережением на 24 км. Для осуществления стыковки необходима высокая точность вывода на орбиту, так как автоматическая система стыковки может работать только до определённой величины расстояния между кораблями. Расстояние в 24 км не превышало этого предела. Командой из центра управления были активированы системы ориентации, системы автоматического управления и счётно-решающие устройства. После обнаружения «пассивного» корабля «Космос-186» стал корректировать свою орбиту в вертикальной и горизонтальной плоскостях, приближаясь к «Космосу-188» на скорости 90 км/ч. Когда расстояние между кораблями составило 300 м, отключился главный двигатель, и начали свою работу двигатели малой тяги. Последний этап стыковки называется причаливанием. Во время причаливания скорость сближения кораблей составила 0,5—1 м/с. Затем произошла сама стыковка: штанга стыковочного узла «Космоса-186» попала в конусообразный захват «Космоса-188». Состыкованными корабли летали 3,5 часа, совершив около 2 витков вокруг Земли. Затем по команде с Земли они расстыковались и последовательно приземлились: сначала «Космос-186», потом «Космос-188».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение