RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Убийство  СССР
10 декабря 2014 г.

Убийство СССР

8 декабря 1991 года были подписаны предательские Беловежские соглашения
Террорист, значит — НЕЖИТЬ!
23 ноября 2015 г.

Террорист, значит — НЕЖИТЬ!

Подавляющее большинство россиян — за отмену моратория на смертную казнь для уличенных в терроризме
Война и мир глазами Патриарха
9 января 2016 г.

Война и мир глазами Патриарха

Предстоятель Русской Православной Церкви дал интервью о некоторых военных угрозах 2016 года генеральному директору российского международного информационного агентства «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву.
США — империя войны
9 ноября 2016 г.

США — империя войны

Глобальный кризис неуклонно перерастает в общепланетарную бойню за ресурсы
Бесы Украины-3
13 июля 2016 г.

Бесы Украины-3

Продолжаем публиковать страницы из дневника уроженца Винницкой области писателя Михаила Захарчука
Главная » Читальный зал » Софронов: красная глыба

Софронов: красная глыба

19 января 2016 года – 105 лет советскому поэту, писателю, драматургу Анатолию Владимировичу Софронову

Сегодня на него навешали уйму собак, а каким он был на самом деле?
Софронов: красная глыба

«Любите нас, пока мы живы,/ Пока травой не проросли:/ Не для корысти и наживы/ Мы в этот трудный мир пришли»

Анатолий Софронов был Героем Социалистического Труда, кавалером трёх орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени. Имел медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Лауреат трёх государственных премий Анатолий Владимирович был типичным советским поэтом, писателем, драматургом. Может быть, самым типичным из тех десятков тысяч «инженеров человеческих душ», которые заботливо взращивала коммунистическая партия, власть рабочих и крестьян.
Говорят, что многолетний главный редактор «Огонька» часто использовал служебное положение в личных целях. Публиковал в журнале огромные статьи о своих поездках за границу, да еще и в нескольких номерах, с продолжением. Выписывал себе за это огромные гонорары и умудрялся не платить с них партийные взносы. Были у него и другие отклонения. Комитет партийного контроля объявил ему строгий выговор. Но Софронов написал письмо Брежневу. Его доложили в хороший момент, и генеральный секретарь дал указание выговор снять. Софронов тут же решил заработать на Брежневе. Он спешно написал откровенно халтурную пьесу «Малая Земля» и начал проталкивать её в театры, используя все свои возможности. Пришлось вызывать его в ЦК и провести разъяснительную работу. А когда его попросили освободить должность главного редактора, он пытался выторговать взамен престижную должность в Союзе писателей.
С другой стороны мы просто обязаны знать, что Сафронов написал десятки популярных песен. Весьма плодотворным было его сотрудничество с композиторами Семёном Заславским, Сигизмундом Кацем, Юрием Милютиным, Матвеем Блантером. К нескольким романсам музыку написал певец Вадим Козин. Песни на стихи Софронова в разные годы исполняли Владимир Бунчиков, Владимир Нечаев, Вадим Козин, Николай Рубан, Владимир Трошин, Ольга Воронец, Майя Кристалинская, Иосиф Кобзон, Нани Брегвадзе, Мария Кодряну и многие другие. Песня «Шумел сурово Брянский лес» несомненный шедевр.
Вот мнение известного отечественного литератора Анатолия Калинина: «Нельзя нам забывать про таких песенников Великой Отечественной, как Анатолий Владимирович Софронов. На него в наше время только вешают собак, поминая недобрым словом время его работы редактором «Огонька». Совершенно незаслуженно. Может быть, что-то там и было. Но больше было доброго, значимого, хорошего. А вообще-то, писателя, поэта надо по делу его судить литературному. У Софронова есть ведь очень хорошие песни и в особенности те, что написаны были им в военную пору. Они тогда всюду звучали. Некоторые из них до сей поры поются, стали поистине народными. Софронова нельзя забывать. Ни в коем случае нельзя забывать. Песни его - это, вообще, драгоценный пласт. И казачество, в том числе, и в первую очередь донское, должно быть благодарно ему за то, что он первым, как говорится, за плугом шел, распахивая эту тему, за чепиги этого плуга держался».
Вспомню и я о своих отношениях с непростым человеком, способным литератором и дельным организатором партийной советской печати. А другой в те времена просто не существовало…
Анатолий Софронов обладал удивительным умением всегда быть у времени на виду. Он никогда ни под каким предлогом не уходил от проблем, которыми были озабочены партия и правительство, хотя чаще представлял эту свою кипучую деятельность, как заботу о стране, народе и мире. Есть у него даже такая строка: «И все, что в мире, нас всегда тревожит».
Почему-то здесь вспомнился старый анекдот. Сидят два пенсионера на лавочке и один озабоченно говорит другому: «Ты знаешь, что-то в последнее время меня Гондурас беспокоит» - «А ты его не чеши». Софронов, как и всякий настоящий идеологический партийный боец «чесался», извиняюсь, писал по любому поводу. Он занимался поэзией и публицистикой, драматургией и редакторством, педагогикой и тем, что нынче называется продюсированием. У него всегда и постоянно наблюдался творческий зуд. Был Анатолий Владимирович большим, шумливым, немножечко нагловатым, но в то же время и добрым, отзывчивым и участливым человеком. Во многом и поэтому его называли «человеком широкой мотни».
Познакомился я с ним настолько оригинальным образом, что просто грех не рассказать об этом. Только сначала сообщу читателю, что в своё время я написал хвалебный материал о генеральном секретаре ЦК КПСС Константине Устиновиче Черненко – (Кучере). Публикации в «Красной звезде» показалось мало, и я понес свой опус в «Огонёк». Причем, понёс решительно, никого не спрашивая, никому не звоня и ни с кем не советуясь. Подобные поступки встречаются в моём характере. И вот захожу в просторную приемную главреда, сообщаю секретарше, что хочу переговорить с Анатолием Владимировичем по поводу публикации в журнале собственного материала о Генеральном секретаре ЦК КПСС. Женщина, как я полагаю, доложила хозяину, что в приемной - какой-то малохольный, свихнутый майор порет чушь несусветную, но принят я был незамедлительно. Выкладываю рукопись перед Софроновым, он внимательно прочитывает первые страницы, остальные пробегает по диагонали и после небольшой паузы интересуется, кто я такой и каким образом смог написать подобный материал. Елико возможно кратко сообщаю свою биографию и то, что уже продолжительное время контактирую с помощником генсека Петровым.

- А вот мы сейчас Федору Павловичу и позвоним, - обрадовался явно озадаченный, если не напуганный мною хозяин кабинета. До сих пор он понятия не имел, как со мной поступить. По всем мыслимым и немыслимым партийным законам такие акции обычно подолгу оговаривались, тщательно готовились и перепроверялись. Но чтобы так вот, с бухты-барахты, возник материал о генсеке Кучере – подобного прецедента Софронов не мог представить даже в страшном сне. Маневр с помощником давал возможность главному редактору «Огонька» с честью выйти из пикантной, если не патовой для него ситуации. Лучший вариант, если бы Петров вообще меня не признал. Можно было бы просто выпроводить нахала, предварительно пожурив его или, в крайнем случае, вызвать милицию, военный патруль. Но произошло для Софронова самое неожиданное: помощник генсека сказал, что отлично меня знает, мой материал читал Сам и очень одобрительно отозвался о публикации в «Красной звезде». Так что инициативу мою с публикацией в «Огоньке» он, в принципе, может приветствовать.
Да, чуть не забыл: весь разговор с Петровым Софронов провел стоя! В заключение сказал, что материал он уже прочитал, конечно же, будет его публиковать, и передал привет «Константину Устиновичу и дражайшей Анне Дмитриевне». То есть, если он и не был на дружеской ноге с женой генсека, то ведь её имя и отчество произнёс, не заглянув ни в какие святцы! Тут же вызвал к себе редактора по отделу внутренней жизни, члена редколлегии А.Панченко. Лишь много времени спустя я по достоинству оценил паркетную и чиновничью изворотливость Анатолия Владимировича. Он, по всей видимости, изначально не намеревался публиковать мой материл. Возможно, по многим контрпричинам, о которых я не мог даже догадываться. А, может быть, мой опус не отвечал формату журнала или виделся огоньковскому руководителю слишком слабым. Но отказать в публикации он не мог. Поэтому вручил дело «угробления» публикации надежному штыку. Страдавший физическим недостатком Алексей Григорьевич Панченко оказался с бульдожьей журналистской хваткой. Он трудился над моим материалом с тщательностью, до сих пор мной не виданной. По часу сидел над каждым моим предложением и по дню над каждым абзацем. Он меня зетерроризировал своими правками и придирками, охотясь за мной всюду и находя меня даже в далеких командировках за тысячи километров от столицы. Материал я занёс в редакцию «Огонька» где-то в конце осени 1984 года, а Черненко умер в марте 1985 года. Все это время в редакции «шлифовали исторический материал о генеральном секретаре». И зашлифовали окончательно.
При этом с Анатолием Владимировичем мы поддерживали добрые, почти дружеские отношения. Он меня приглашал на все свои творческие вечера. Особенно зауважал после того, как я опубликовал о нём интервью в нескольких военных газетах. Привести здесь что-нибудь в качестве примера мне, откровенно говоря, не хочется. Розовые, кондовые вопросы и такие же ответы. Читать мне собственное «творчество» не хочется. Только ведь это я умён уже мужицким, задним числом. А в те времена не видел ничего зазорного в публикации подобных поделок.
Из песни, известно, слов не выбросишь. Тем более, что некоторые песни Софронова «Ростов-город», «Шумел сурово брянский лес», «Расцвела сирень», «Ах, эта красная рябина...», сдается мне, будут долго жить в народе. И фильм «Стряпуха», поставленный Эдмоном Кеосяном (тем самым, что снимал эпопеи о «красных дьяволятах» - М.З.) люди долго будут смотреть. Хотя бы потому, что колхозного гармониста Андрея Пчелку там сыграл еще никому неизвестный актёр Владимир Высоцкий. И было то в 1964 году. Правда, пел за него другой актер…
Ну, а громадный массив прочего сверхобильного творчества Анатолия Софронова – более полусотни пьес, не поддающаяся даже приблизительному учету публицистика, безбрежная поэзия, венцом которой стал роман в стихах «В глубь времени», - наверняка сгинут в пучине того самого времени. Если уже не сгинули. Кто сейчас вспомнит, что Анатолий Владимирович на закате застоя сумел выпустить шеститомное собрание своих сочинений одновременно в двух советских издательствах, чего не удавалось даже всесильному С.Михалкову?
Кстати, у меня одно такое собрание сочинений было. Я выбросил его на свалку, оставив лишь первый том, подписанный автором. Но пока не умру – помнить о Софронове буду. Вместе с ним протекала значительная часть моей жизни. А из неё выбрасывать мне ничего – ни хорошего, ни плохого - не пристало…

Михаил Захарчук
19 января 2016 г.

Комментарии:

Галкин Валерий 19.01.2016 в 22:26 # Ответить
"Герой своего времени"....
павел 19.01.2016 в 22:49 # Ответить
Очень убедительно , познавательно. Интересно. Спасибо, Миша! Успеха тебе и новых публикаций! С Крещением тебя!
Татьяна П. 19.01.2016 в 23:28 # Ответить
Для меня материал этот познавателен. Как многим мы связаны с прошлым. Помню, как получила выговор, когда при проверке обнаружилось, что не изучала с учащимися "Малую землю" . О пьесе я и не знала.
А вот песни Анатолия Владимировича слились с нашей жизнью.
Спасибо, Михаил Александрович.
Владимир Пономарев 20.01.2016 в 18:02 # Ответить
Всю сознательную жизнь работать, ошибаться, анализировать, работать... но останется один только "народный брянский лес", а остальное - на свалке, грустновато(... Хуже только, когда ничего не остается, когда всё на свалке. Спасибо за память, Михаил, буду помнить, что "брянский лес" и "стряпуха" - это Софронов.
Сергей Порохов 20.01.2016 в 20:10 # Ответить
В жизни у каждого было разное. То, что осталось - самое важное. Песни Софронова, фильмы, стихи - живут. А это важнее всей той чепухи, в которой, быть может, и истина есть... Но всем ведь известно - и с правдою врут.
Сергей Порохов 20.01.2016 в 20:18 # Ответить
Пелагея поет "Шёл казак на побывку домой". Это же Софронов. Его песня-шлягер
Александр Ушар 21.01.2016 в 08:16 # Ответить
Разноречивая фигура и, безусловно, талантливый человек, сумевший органично вписаться в систему ценностных ориентаций советской эпохи и стать важным винтиком огромного пропагандистско-просветительского механизма государства. Интересная личность и автору, как умелому художнику, удалось буквально несколькими мазками набросать именно такой его портрет. Получил удовольствие от прочтения - спасибо!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 октября
четверг
2018

В этот день:

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Тогда же и город на острове Котлин был назван Кронштадтом, что означает «Город—крепость» или «Укреплённый город».

В 1723—1747 годах построена центральная крепость, окружающая Кронштадт с моря и суши. В январе 1733 года при морском госпитале открылась госпитальная лекарская школа — первое военно-морское медицинское учебное заведение страны.

После катастрофического пожара 23 июля 1764 года Кронштадт восстанавливался по генеральному плану, составленному архитектором С. И. Чевакинским. В 1783 году Екатерина II хотела перевести адмиралтейство из Санкт-Петербурга в Кронштадт; комплекс зданий Кронштадтского адмиралтейства был построен в 1780—1790-х годах по проектам архитекторов М. Н. Ветошникова, В. И. Баженова и Ч. Камерона. Павел I отменил этот проект. В 1786 году открылось Морское офицерское собрание, ставшее центром культурной жизни Кронштадта.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

 Победа при Тарутине была первой победой русских войск в Отечественной войне 1812 года после Бородинского сражения. Успех укрепил дух русской армии, перешедшей в контрнаступление.
Цель Тарутинского боя не была достигнута полностью, но её результат оказался успешным, и ещё большее значение имел успех для подъёма духа русских войск. Прежде в ходе войны ни в одном сражении у любой из сторон (даже при Бородино) не было такого количества захваченных пушек, как в этом — 36 или 38 орудий. В письме царю Александру I Кутузов сообщает о 2 500 убитых французах, 1 000 пленных, и ещё 500 пленных на следующий день взяли казаки при преследовании. Свои потери Кутузов оценил в 300 убитых и раненых.

 

 


Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

 Основной самолёт Аэрофлота до 1940 года. Всего было построено 258 самолётов этого типа.

К разработке «К-5» Калинин приступил в 1926 г., прототип был построен в 1929 г. Машину подняли в воздух пилот М.А. Снегирёв и бортмеханик П.Н. Власов. В качестве третьего члена экипажа полетел сам Калинин. Случилось это на харьковском аэродроме "Сокольники". Самолёт оказался лёгок в управлении, хорошо слушался руля. 30 мая 1930 К-5 перелетел в Москву, где выдержал экзамен перед государственной комиссией. Госкомиссия установила, что самолёт вполне отвечает предъявленным требованиям. Дальность до 1000 км, скорость до 200 км в час.

 

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

Спускаемый аппарат с набором научной аппаратуры благополучно отделился и впервые в истории космонавтики провел прямые измерения состава атмосферы Венеры при спуске в ней на парашюте.    Спускаемый аппарат мог работать при температуре вплоть до +425°C и при давлении до 10 атмосфер, причем для увеличения шансов на успех он десантировался на ночную сторону планеты. Перед стартом он был подвергнут стерилизации с целью предотвращения переноса на Венеру земных микроорганизмов.

Сигнал прекратился внезапно через 95 минут после начала спуска, на 25-26 км ниже начальной точки, когда за бортом было +280°C и 15 атмосфер. Сначала всем казалось, что это и был момент посадки и что «Венере-4» удалось дойти до поверхности в рабочем состоянии. И лишь через несколько недель стало ясно, что в действительности на высоте около 28 км аппрарат был раздавлен атмосферным давлением, оказавшимся намного больше предусмотренного при конструировании станции.

Лишь «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года, благополучно достигла поверхности планеты. Она разрабатывалась и строилась с учетом опыта полетов предыдущих АМС. Спускаемый аппарат был сконструирован заново, и он должен был работать не менее 30 минут на поверхности при температуре до +540°С и давлении до 150 атмосфер. Теоретические значения, полученные для поверхности планеты были такими: 500°С и 100 атмосфер, так что спускаемый аппарат был построен с запасом. На всякий пожарный случай.

Спустя 120 суток после старта, 15 декабря 1970 года, станция «Венера-7» достигла планеты.

15 декабря в 8 часов 34 минут 10 секунд спускаемый аппарат впервые в мире совершил мягкую посадку на поверхность Венеры. В общей сложности он передавал на Землю информацию в течение 53 минут, в том числе около 20 минут непосредственно с поверхности Венеры. Измеренная температура у поверхности Венеры составила 475°±20°С; она соответствовала давлению 90±15 атмосфер.

В 1975 году спускаемый модуль зонда "Венера-9" передал первые черно-белые фотографии поверхности планеты. И, наконец, первые цветные изображения были получены в 1982 году "Венерой-13".

Американцы далеко отстали от СССР в исследовании Венеры. Лишь в 1967 году через день после посадки советской "Венеры-4" мимо планеты на расстоянии 4000 км пролетел американский "Маринер-5". На околовенерианскую орбиту впервые США вышли с помощью аппарата «Пионер-Венера-1», запущенного 20 мая 1978 года, который проработал до августа 1992 года и осуществлял, в частности, радиолокационное картографирование планеты.

Американская пресса вынуждена была констатировать: "Русские побили США в борьбе за очень большое количество первых мест в освоении космоса: первые спутники, запуск первых животных и первого человека, первый выход в открытый космос, первая посадка зонда на Марсе, первый зонд к Венере, первая орбитальная станция, первый полет вокруг Луны».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение