RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Воскресный сеанс
17 июня 2018 г.

Воскресный сеанс

Публикуем стихотворение нашего постоянного автора и друга — уральского поэта Александра Михайловича Костенко
Избавь Россию, Боже, от напастей!
1 сентября 2016 г.

Избавь Россию, Боже, от напастей!

В качестве отклика на статью «Быть русским» наш постоянный автор Михаил Захарчук прислал стихи своего боевого товарища капитана первого ранга Владимира Чупахина
Поклон Великой русской деревне
24 июля 2019 г.

Поклон Великой русской деревне

Недавно РГК опубликовал пронзительную статью о Русской Деревне нашего постоянного автора и друга талантливейшего российского поэта Игоря Дмитриевича Гревцева
Вечер памяти Валентина Распутина
18 марта 2017 г.

Вечер памяти Валентина Распутина

В Московском Доме Русского зарубежья прошли торжества в честь великого русского писателя
Светлые песни хуторянки
7 августа 2017 г.

Светлые песни хуторянки

7 августа 2017 года София Ротару отмечает юбилей
Главная » Читальный зал » Софронов: красная глыба

Софронов: красная глыба

19 января 2016 года – 105 лет советскому поэту, писателю, драматургу Анатолию Владимировичу Софронову

Сегодня на него навешали уйму собак, а каким он был на самом деле?
Софронов: красная глыба

«Любите нас, пока мы живы,/ Пока травой не проросли:/ Не для корысти и наживы/ Мы в этот трудный мир пришли»

Анатолий Софронов был Героем Социалистического Труда, кавалером трёх орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени. Имел медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Лауреат трёх государственных премий Анатолий Владимирович был типичным советским поэтом, писателем, драматургом. Может быть, самым типичным из тех десятков тысяч «инженеров человеческих душ», которые заботливо взращивала коммунистическая партия, власть рабочих и крестьян.
Говорят, что многолетний главный редактор «Огонька» часто использовал служебное положение в личных целях. Публиковал в журнале огромные статьи о своих поездках за границу, да еще и в нескольких номерах, с продолжением. Выписывал себе за это огромные гонорары и умудрялся не платить с них партийные взносы. Были у него и другие отклонения. Комитет партийного контроля объявил ему строгий выговор. Но Софронов написал письмо Брежневу. Его доложили в хороший момент, и генеральный секретарь дал указание выговор снять. Софронов тут же решил заработать на Брежневе. Он спешно написал откровенно халтурную пьесу «Малая Земля» и начал проталкивать её в театры, используя все свои возможности. Пришлось вызывать его в ЦК и провести разъяснительную работу. А когда его попросили освободить должность главного редактора, он пытался выторговать взамен престижную должность в Союзе писателей.
С другой стороны мы просто обязаны знать, что Сафронов написал десятки популярных песен. Весьма плодотворным было его сотрудничество с композиторами Семёном Заславским, Сигизмундом Кацем, Юрием Милютиным, Матвеем Блантером. К нескольким романсам музыку написал певец Вадим Козин. Песни на стихи Софронова в разные годы исполняли Владимир Бунчиков, Владимир Нечаев, Вадим Козин, Николай Рубан, Владимир Трошин, Ольга Воронец, Майя Кристалинская, Иосиф Кобзон, Нани Брегвадзе, Мария Кодряну и многие другие. Песня «Шумел сурово Брянский лес» несомненный шедевр.
Вот мнение известного отечественного литератора Анатолия Калинина: «Нельзя нам забывать про таких песенников Великой Отечественной, как Анатолий Владимирович Софронов. На него в наше время только вешают собак, поминая недобрым словом время его работы редактором «Огонька». Совершенно незаслуженно. Может быть, что-то там и было. Но больше было доброго, значимого, хорошего. А вообще-то, писателя, поэта надо по делу его судить литературному. У Софронова есть ведь очень хорошие песни и в особенности те, что написаны были им в военную пору. Они тогда всюду звучали. Некоторые из них до сей поры поются, стали поистине народными. Софронова нельзя забывать. Ни в коем случае нельзя забывать. Песни его - это, вообще, драгоценный пласт. И казачество, в том числе, и в первую очередь донское, должно быть благодарно ему за то, что он первым, как говорится, за плугом шел, распахивая эту тему, за чепиги этого плуга держался».
Вспомню и я о своих отношениях с непростым человеком, способным литератором и дельным организатором партийной советской печати. А другой в те времена просто не существовало…
Анатолий Софронов обладал удивительным умением всегда быть у времени на виду. Он никогда ни под каким предлогом не уходил от проблем, которыми были озабочены партия и правительство, хотя чаще представлял эту свою кипучую деятельность, как заботу о стране, народе и мире. Есть у него даже такая строка: «И все, что в мире, нас всегда тревожит».
Почему-то здесь вспомнился старый анекдот. Сидят два пенсионера на лавочке и один озабоченно говорит другому: «Ты знаешь, что-то в последнее время меня Гондурас беспокоит» - «А ты его не чеши». Софронов, как и всякий настоящий идеологический партийный боец «чесался», извиняюсь, писал по любому поводу. Он занимался поэзией и публицистикой, драматургией и редакторством, педагогикой и тем, что нынче называется продюсированием. У него всегда и постоянно наблюдался творческий зуд. Был Анатолий Владимирович большим, шумливым, немножечко нагловатым, но в то же время и добрым, отзывчивым и участливым человеком. Во многом и поэтому его называли «человеком широкой мотни».
Познакомился я с ним настолько оригинальным образом, что просто грех не рассказать об этом. Только сначала сообщу читателю, что в своё время я написал хвалебный материал о генеральном секретаре ЦК КПСС Константине Устиновиче Черненко – (Кучере). Публикации в «Красной звезде» показалось мало, и я понес свой опус в «Огонёк». Причем, понёс решительно, никого не спрашивая, никому не звоня и ни с кем не советуясь. Подобные поступки встречаются в моём характере. И вот захожу в просторную приемную главреда, сообщаю секретарше, что хочу переговорить с Анатолием Владимировичем по поводу публикации в журнале собственного материала о Генеральном секретаре ЦК КПСС. Женщина, как я полагаю, доложила хозяину, что в приемной - какой-то малохольный, свихнутый майор порет чушь несусветную, но принят я был незамедлительно. Выкладываю рукопись перед Софроновым, он внимательно прочитывает первые страницы, остальные пробегает по диагонали и после небольшой паузы интересуется, кто я такой и каким образом смог написать подобный материал. Елико возможно кратко сообщаю свою биографию и то, что уже продолжительное время контактирую с помощником генсека Петровым.

- А вот мы сейчас Федору Павловичу и позвоним, - обрадовался явно озадаченный, если не напуганный мною хозяин кабинета. До сих пор он понятия не имел, как со мной поступить. По всем мыслимым и немыслимым партийным законам такие акции обычно подолгу оговаривались, тщательно готовились и перепроверялись. Но чтобы так вот, с бухты-барахты, возник материал о генсеке Кучере – подобного прецедента Софронов не мог представить даже в страшном сне. Маневр с помощником давал возможность главному редактору «Огонька» с честью выйти из пикантной, если не патовой для него ситуации. Лучший вариант, если бы Петров вообще меня не признал. Можно было бы просто выпроводить нахала, предварительно пожурив его или, в крайнем случае, вызвать милицию, военный патруль. Но произошло для Софронова самое неожиданное: помощник генсека сказал, что отлично меня знает, мой материал читал Сам и очень одобрительно отозвался о публикации в «Красной звезде». Так что инициативу мою с публикацией в «Огоньке» он, в принципе, может приветствовать.
Да, чуть не забыл: весь разговор с Петровым Софронов провел стоя! В заключение сказал, что материал он уже прочитал, конечно же, будет его публиковать, и передал привет «Константину Устиновичу и дражайшей Анне Дмитриевне». То есть, если он и не был на дружеской ноге с женой генсека, то ведь её имя и отчество произнёс, не заглянув ни в какие святцы! Тут же вызвал к себе редактора по отделу внутренней жизни, члена редколлегии А.Панченко. Лишь много времени спустя я по достоинству оценил паркетную и чиновничью изворотливость Анатолия Владимировича. Он, по всей видимости, изначально не намеревался публиковать мой материл. Возможно, по многим контрпричинам, о которых я не мог даже догадываться. А, может быть, мой опус не отвечал формату журнала или виделся огоньковскому руководителю слишком слабым. Но отказать в публикации он не мог. Поэтому вручил дело «угробления» публикации надежному штыку. Страдавший физическим недостатком Алексей Григорьевич Панченко оказался с бульдожьей журналистской хваткой. Он трудился над моим материалом с тщательностью, до сих пор мной не виданной. По часу сидел над каждым моим предложением и по дню над каждым абзацем. Он меня зетерроризировал своими правками и придирками, охотясь за мной всюду и находя меня даже в далеких командировках за тысячи километров от столицы. Материал я занёс в редакцию «Огонька» где-то в конце осени 1984 года, а Черненко умер в марте 1985 года. Все это время в редакции «шлифовали исторический материал о генеральном секретаре». И зашлифовали окончательно.
При этом с Анатолием Владимировичем мы поддерживали добрые, почти дружеские отношения. Он меня приглашал на все свои творческие вечера. Особенно зауважал после того, как я опубликовал о нём интервью в нескольких военных газетах. Привести здесь что-нибудь в качестве примера мне, откровенно говоря, не хочется. Розовые, кондовые вопросы и такие же ответы. Читать мне собственное «творчество» не хочется. Только ведь это я умён уже мужицким, задним числом. А в те времена не видел ничего зазорного в публикации подобных поделок.
Из песни, известно, слов не выбросишь. Тем более, что некоторые песни Софронова «Ростов-город», «Шумел сурово брянский лес», «Расцвела сирень», «Ах, эта красная рябина...», сдается мне, будут долго жить в народе. И фильм «Стряпуха», поставленный Эдмоном Кеосяном (тем самым, что снимал эпопеи о «красных дьяволятах» - М.З.) люди долго будут смотреть. Хотя бы потому, что колхозного гармониста Андрея Пчелку там сыграл еще никому неизвестный актёр Владимир Высоцкий. И было то в 1964 году. Правда, пел за него другой актер…
Ну, а громадный массив прочего сверхобильного творчества Анатолия Софронова – более полусотни пьес, не поддающаяся даже приблизительному учету публицистика, безбрежная поэзия, венцом которой стал роман в стихах «В глубь времени», - наверняка сгинут в пучине того самого времени. Если уже не сгинули. Кто сейчас вспомнит, что Анатолий Владимирович на закате застоя сумел выпустить шеститомное собрание своих сочинений одновременно в двух советских издательствах, чего не удавалось даже всесильному С.Михалкову?
Кстати, у меня одно такое собрание сочинений было. Я выбросил его на свалку, оставив лишь первый том, подписанный автором. Но пока не умру – помнить о Софронове буду. Вместе с ним протекала значительная часть моей жизни. А из неё выбрасывать мне ничего – ни хорошего, ни плохого - не пристало…

Михаил Захарчук
19 января 2016 г.

Комментарии:

Галкин Валерий 19.01.2016 в 22:26 # Ответить
"Герой своего времени"....
павел 19.01.2016 в 22:49 # Ответить
Очень убедительно , познавательно. Интересно. Спасибо, Миша! Успеха тебе и новых публикаций! С Крещением тебя!
Татьяна П. 19.01.2016 в 23:28 # Ответить
Для меня материал этот познавателен. Как многим мы связаны с прошлым. Помню, как получила выговор, когда при проверке обнаружилось, что не изучала с учащимися "Малую землю" . О пьесе я и не знала.
А вот песни Анатолия Владимировича слились с нашей жизнью.
Спасибо, Михаил Александрович.
Владимир Пономарев 20.01.2016 в 18:02 # Ответить
Всю сознательную жизнь работать, ошибаться, анализировать, работать... но останется один только "народный брянский лес", а остальное - на свалке, грустновато(... Хуже только, когда ничего не остается, когда всё на свалке. Спасибо за память, Михаил, буду помнить, что "брянский лес" и "стряпуха" - это Софронов.
Сергей Порохов 20.01.2016 в 20:10 # Ответить
В жизни у каждого было разное. То, что осталось - самое важное. Песни Софронова, фильмы, стихи - живут. А это важнее всей той чепухи, в которой, быть может, и истина есть... Но всем ведь известно - и с правдою врут.
Сергей Порохов 20.01.2016 в 20:18 # Ответить
Пелагея поет "Шёл казак на побывку домой". Это же Софронов. Его песня-шлягер
Александр Ушар 21.01.2016 в 08:16 # Ответить
Разноречивая фигура и, безусловно, талантливый человек, сумевший органично вписаться в систему ценностных ориентаций советской эпохи и стать важным винтиком огромного пропагандистско-просветительского механизма государства. Интересная личность и автору, как умелому художнику, удалось буквально несколькими мазками набросать именно такой его портрет. Получил удовольствие от прочтения - спасибо!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 февраля
среда
2020

В этот день:

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

 В результате операции были спасены от захвата и перебазированы 236 кораблей и судов, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок.
Тем не менее после завершения похода, по приказу Льва Троцкого, А. М. Щастный был арестован «за преступления по должности и контрреволюционные действия». После суда его приговорили к расстрелу. Это был первый судебный смертный приговор в Советской России. Обвинение, по словам историка С. Мельгунова, было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти».

 

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

 Её состав: руководитель станции Иван Дмитриевич Папанин, метеоролог и геофизик Евгений Константинович Фёдоров, радист Эрнст Теодорович Кренкель, гидробиолог и океанограф Петр Петрович Ширшов.

Созданная в районе Северного полюса станция «СП» через 9 месяцев дрейфа (274 дня) на юг была вынесена в Гренландское море, льдина проплыла более 2000 км. Ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурман» сняли четвёрку зимовщиков 19 февраля 1938 года за 70-й широтой, в нескольких десятках километров от берегов Гренландии.

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

В 1981 году Глеб закончил Киевское высшее общевойсковое командное училище. Служил в Воздушно-десантных войсках. В 1981—1983 годах участвовал в боевых действиях в Афганистане (провинции Пактия) в составе 56-й десантно-штурмовой бригады, командовал разведвзводом; совершил 79 разведвыходов в качестве командира группы. Его рейды отличали подготовленность, трезвый расчёт, сохранение личного состава и практически всегда — полное выполнение боевой задачи.

Затем служил в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Рязань). Участвовал в ликвидации вооружённых межнациональных конфликтов в «горячих точках» на территории бывшего СССР.

С декабря 1994 по март 1995 года участвовал в боях первой чеченской войны. Будучи начальником штаба 137-го парашютно-десантного полка, возглавлял сводный батальон (300 десантников). В декабре 1994 года при продвижении войск к Грозному батальон подполковника Юрченко разгромил бандформирование, уничтожив до 40 боевиков, 2 реактивные установки залпового огня «Град», 3 бронетранспортёра и 6 пулемётов. При подходе в населённому пункту, где оборонялись около 100 боевиков, Юрченко один вышел к позициям противника и в переговорах с командованием боевиков и старейшинами села убедил их отказаться от сопротивления. Село было занято без боя.

При штурме Грозного 1 января 1995 года батальон подполковника Юрченко, выполняя задачу по оказанию помощи 131 Майкопской мотострелковой бригаде в районе железнодорожного вокзала, занял оборону в здании управления железной дороги. Он организовал круговую оборону, наладил взаимодействие с артиллерией; в боях 2-6 января 1995 года десантники уничтожили свыше 100 боевиков, танк и несколько единиц бронетехники врага. Днём 6 января в этот район вышли основные силы группировки российских войск.

Решая следующую задачу по захвату здания Департамента госбезопасности Ичкерии, Юрченко организовал 3-дневный непрерывный обстрел здания, превращённого боевиками в мощный узел обороны. После обрушения фасада здания 9 января по сигналу в бой вступили 6 штурмовых групп. Боевики были захвачены врасплох и уничтожены на месте, разрозненые очаги сопротивления подавлены. Штурм занял около 30 минут, атакующие погибших не имели.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 1995 года № 289 гвардии подполковнику Глебу Борисовичу Юрченко присвоено звание Героя Российской Федерации.

Продолжил службу в Российской армии. Воинское звание — полковник.

 

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

В январе 2001 года правительство Российской Федерации (под явням давлением США) приняло решение о затоплении станции. В числе причин официально были названы: выработка ресурса, дорогое обслуживание (ок. 200$ млн. в год).

Предлагались многочисленные проекты по спасению станции. Например, во время визита в Россию президента Ирана Хатами, иранская делегация предложила финансировать станцию, Россия же, со своей стороны, должна бы была готовить иранских космонавтов.

Уничтожение прекрасной станции было невыгодно России еще и с социальной точки зрения. Это вело к сокращению более 100 тысяч рабочих мест высококвалифицированных научных и инженерно-технических работников. Для внутриполитической ситуации это рост социальной напряженности, ликвидация современных наукоемких производств, которые в случае правильно поставленного менеджмента могли бы в будущем стать основой роста благосостояния страны.

Тем не менее, орбитальная станция «Мир» была затоплена в Тихом океане 23 марта 2001 года.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение