RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Признаки надвигающейся бойни
23 сентября 2015 г.

Признаки надвигающейся бойни

Как сообщает американский журнал Foreign Policy, пентагон начал активную фазу подготовки превентивного удара по России
Великий четверг. Тайная вечеря
28 апреля 2016 г.

Великий четверг. Тайная вечеря

Сегодня отмечается Великий четверг Страстной недели
Все впереди?
21 ноября 2016 г.

Все впереди?

Тридцать лет назад был опубликован самый скандальный роман Василия Белова («Наш современник», № 7, 8, 1986 г., «Роман-газета», № 6, 1987).
Через миллениум - 8
22 мая 2014 г.

Через миллениум - 8

«Брэд сив кэблс» бывшего министра обороны Украины
Лирический реквием Виктора Астафьева
4 августа 2013 г.

Лирический реквием Виктора Астафьева

4 августа 1944 года гильотина оборвала жизнь русской княгини Веры Оболенской – участницы французского Сопротивления
Главная » Читальный зал » Софронов: красная глыба

Софронов: красная глыба

19 января 2016 года – 105 лет советскому поэту, писателю, драматургу Анатолию Владимировичу Софронову

Сегодня на него навешали уйму собак, а каким он был на самом деле?
Софронов: красная глыба

«Любите нас, пока мы живы,/ Пока травой не проросли:/ Не для корысти и наживы/ Мы в этот трудный мир пришли»

Анатолий Софронов был Героем Социалистического Труда, кавалером трёх орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени. Имел медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Лауреат трёх государственных премий Анатолий Владимирович был типичным советским поэтом, писателем, драматургом. Может быть, самым типичным из тех десятков тысяч «инженеров человеческих душ», которые заботливо взращивала коммунистическая партия, власть рабочих и крестьян.
Говорят, что многолетний главный редактор «Огонька» часто использовал служебное положение в личных целях. Публиковал в журнале огромные статьи о своих поездках за границу, да еще и в нескольких номерах, с продолжением. Выписывал себе за это огромные гонорары и умудрялся не платить с них партийные взносы. Были у него и другие отклонения. Комитет партийного контроля объявил ему строгий выговор. Но Софронов написал письмо Брежневу. Его доложили в хороший момент, и генеральный секретарь дал указание выговор снять. Софронов тут же решил заработать на Брежневе. Он спешно написал откровенно халтурную пьесу «Малая Земля» и начал проталкивать её в театры, используя все свои возможности. Пришлось вызывать его в ЦК и провести разъяснительную работу. А когда его попросили освободить должность главного редактора, он пытался выторговать взамен престижную должность в Союзе писателей.
С другой стороны мы просто обязаны знать, что Сафронов написал десятки популярных песен. Весьма плодотворным было его сотрудничество с композиторами Семёном Заславским, Сигизмундом Кацем, Юрием Милютиным, Матвеем Блантером. К нескольким романсам музыку написал певец Вадим Козин. Песни на стихи Софронова в разные годы исполняли Владимир Бунчиков, Владимир Нечаев, Вадим Козин, Николай Рубан, Владимир Трошин, Ольга Воронец, Майя Кристалинская, Иосиф Кобзон, Нани Брегвадзе, Мария Кодряну и многие другие. Песня «Шумел сурово Брянский лес» несомненный шедевр.
Вот мнение известного отечественного литератора Анатолия Калинина: «Нельзя нам забывать про таких песенников Великой Отечественной, как Анатолий Владимирович Софронов. На него в наше время только вешают собак, поминая недобрым словом время его работы редактором «Огонька». Совершенно незаслуженно. Может быть, что-то там и было. Но больше было доброго, значимого, хорошего. А вообще-то, писателя, поэта надо по делу его судить литературному. У Софронова есть ведь очень хорошие песни и в особенности те, что написаны были им в военную пору. Они тогда всюду звучали. Некоторые из них до сей поры поются, стали поистине народными. Софронова нельзя забывать. Ни в коем случае нельзя забывать. Песни его - это, вообще, драгоценный пласт. И казачество, в том числе, и в первую очередь донское, должно быть благодарно ему за то, что он первым, как говорится, за плугом шел, распахивая эту тему, за чепиги этого плуга держался».
Вспомню и я о своих отношениях с непростым человеком, способным литератором и дельным организатором партийной советской печати. А другой в те времена просто не существовало…
Анатолий Софронов обладал удивительным умением всегда быть у времени на виду. Он никогда ни под каким предлогом не уходил от проблем, которыми были озабочены партия и правительство, хотя чаще представлял эту свою кипучую деятельность, как заботу о стране, народе и мире. Есть у него даже такая строка: «И все, что в мире, нас всегда тревожит».
Почему-то здесь вспомнился старый анекдот. Сидят два пенсионера на лавочке и один озабоченно говорит другому: «Ты знаешь, что-то в последнее время меня Гондурас беспокоит» - «А ты его не чеши». Софронов, как и всякий настоящий идеологический партийный боец «чесался», извиняюсь, писал по любому поводу. Он занимался поэзией и публицистикой, драматургией и редакторством, педагогикой и тем, что нынче называется продюсированием. У него всегда и постоянно наблюдался творческий зуд. Был Анатолий Владимирович большим, шумливым, немножечко нагловатым, но в то же время и добрым, отзывчивым и участливым человеком. Во многом и поэтому его называли «человеком широкой мотни».
Познакомился я с ним настолько оригинальным образом, что просто грех не рассказать об этом. Только сначала сообщу читателю, что в своё время я написал хвалебный материал о генеральном секретаре ЦК КПСС Константине Устиновиче Черненко – (Кучере). Публикации в «Красной звезде» показалось мало, и я понес свой опус в «Огонёк». Причем, понёс решительно, никого не спрашивая, никому не звоня и ни с кем не советуясь. Подобные поступки встречаются в моём характере. И вот захожу в просторную приемную главреда, сообщаю секретарше, что хочу переговорить с Анатолием Владимировичем по поводу публикации в журнале собственного материала о Генеральном секретаре ЦК КПСС. Женщина, как я полагаю, доложила хозяину, что в приемной - какой-то малохольный, свихнутый майор порет чушь несусветную, но принят я был незамедлительно. Выкладываю рукопись перед Софроновым, он внимательно прочитывает первые страницы, остальные пробегает по диагонали и после небольшой паузы интересуется, кто я такой и каким образом смог написать подобный материал. Елико возможно кратко сообщаю свою биографию и то, что уже продолжительное время контактирую с помощником генсека Петровым.

- А вот мы сейчас Федору Павловичу и позвоним, - обрадовался явно озадаченный, если не напуганный мною хозяин кабинета. До сих пор он понятия не имел, как со мной поступить. По всем мыслимым и немыслимым партийным законам такие акции обычно подолгу оговаривались, тщательно готовились и перепроверялись. Но чтобы так вот, с бухты-барахты, возник материал о генсеке Кучере – подобного прецедента Софронов не мог представить даже в страшном сне. Маневр с помощником давал возможность главному редактору «Огонька» с честью выйти из пикантной, если не патовой для него ситуации. Лучший вариант, если бы Петров вообще меня не признал. Можно было бы просто выпроводить нахала, предварительно пожурив его или, в крайнем случае, вызвать милицию, военный патруль. Но произошло для Софронова самое неожиданное: помощник генсека сказал, что отлично меня знает, мой материал читал Сам и очень одобрительно отозвался о публикации в «Красной звезде». Так что инициативу мою с публикацией в «Огоньке» он, в принципе, может приветствовать.
Да, чуть не забыл: весь разговор с Петровым Софронов провел стоя! В заключение сказал, что материал он уже прочитал, конечно же, будет его публиковать, и передал привет «Константину Устиновичу и дражайшей Анне Дмитриевне». То есть, если он и не был на дружеской ноге с женой генсека, то ведь её имя и отчество произнёс, не заглянув ни в какие святцы! Тут же вызвал к себе редактора по отделу внутренней жизни, члена редколлегии А.Панченко. Лишь много времени спустя я по достоинству оценил паркетную и чиновничью изворотливость Анатолия Владимировича. Он, по всей видимости, изначально не намеревался публиковать мой материл. Возможно, по многим контрпричинам, о которых я не мог даже догадываться. А, может быть, мой опус не отвечал формату журнала или виделся огоньковскому руководителю слишком слабым. Но отказать в публикации он не мог. Поэтому вручил дело «угробления» публикации надежному штыку. Страдавший физическим недостатком Алексей Григорьевич Панченко оказался с бульдожьей журналистской хваткой. Он трудился над моим материалом с тщательностью, до сих пор мной не виданной. По часу сидел над каждым моим предложением и по дню над каждым абзацем. Он меня зетерроризировал своими правками и придирками, охотясь за мной всюду и находя меня даже в далеких командировках за тысячи километров от столицы. Материал я занёс в редакцию «Огонька» где-то в конце осени 1984 года, а Черненко умер в марте 1985 года. Все это время в редакции «шлифовали исторический материал о генеральном секретаре». И зашлифовали окончательно.
При этом с Анатолием Владимировичем мы поддерживали добрые, почти дружеские отношения. Он меня приглашал на все свои творческие вечера. Особенно зауважал после того, как я опубликовал о нём интервью в нескольких военных газетах. Привести здесь что-нибудь в качестве примера мне, откровенно говоря, не хочется. Розовые, кондовые вопросы и такие же ответы. Читать мне собственное «творчество» не хочется. Только ведь это я умён уже мужицким, задним числом. А в те времена не видел ничего зазорного в публикации подобных поделок.
Из песни, известно, слов не выбросишь. Тем более, что некоторые песни Софронова «Ростов-город», «Шумел сурово брянский лес», «Расцвела сирень», «Ах, эта красная рябина...», сдается мне, будут долго жить в народе. И фильм «Стряпуха», поставленный Эдмоном Кеосяном (тем самым, что снимал эпопеи о «красных дьяволятах» - М.З.) люди долго будут смотреть. Хотя бы потому, что колхозного гармониста Андрея Пчелку там сыграл еще никому неизвестный актёр Владимир Высоцкий. И было то в 1964 году. Правда, пел за него другой актер…
Ну, а громадный массив прочего сверхобильного творчества Анатолия Софронова – более полусотни пьес, не поддающаяся даже приблизительному учету публицистика, безбрежная поэзия, венцом которой стал роман в стихах «В глубь времени», - наверняка сгинут в пучине того самого времени. Если уже не сгинули. Кто сейчас вспомнит, что Анатолий Владимирович на закате застоя сумел выпустить шеститомное собрание своих сочинений одновременно в двух советских издательствах, чего не удавалось даже всесильному С.Михалкову?
Кстати, у меня одно такое собрание сочинений было. Я выбросил его на свалку, оставив лишь первый том, подписанный автором. Но пока не умру – помнить о Софронове буду. Вместе с ним протекала значительная часть моей жизни. А из неё выбрасывать мне ничего – ни хорошего, ни плохого - не пристало…

Михаил Захарчук
19 января 2016 г.

Комментарии:

Галкин Валерий 19.01.2016 в 22:26 # Ответить
"Герой своего времени"....
павел 19.01.2016 в 22:49 # Ответить
Очень убедительно , познавательно. Интересно. Спасибо, Миша! Успеха тебе и новых публикаций! С Крещением тебя!
Татьяна П. 19.01.2016 в 23:28 # Ответить
Для меня материал этот познавателен. Как многим мы связаны с прошлым. Помню, как получила выговор, когда при проверке обнаружилось, что не изучала с учащимися "Малую землю" . О пьесе я и не знала.
А вот песни Анатолия Владимировича слились с нашей жизнью.
Спасибо, Михаил Александрович.
Владимир Пономарев 20.01.2016 в 18:02 # Ответить
Всю сознательную жизнь работать, ошибаться, анализировать, работать... но останется один только "народный брянский лес", а остальное - на свалке, грустновато(... Хуже только, когда ничего не остается, когда всё на свалке. Спасибо за память, Михаил, буду помнить, что "брянский лес" и "стряпуха" - это Софронов.
Сергей Порохов 20.01.2016 в 20:10 # Ответить
В жизни у каждого было разное. То, что осталось - самое важное. Песни Софронова, фильмы, стихи - живут. А это важнее всей той чепухи, в которой, быть может, и истина есть... Но всем ведь известно - и с правдою врут.
Сергей Порохов 20.01.2016 в 20:18 # Ответить
Пелагея поет "Шёл казак на побывку домой". Это же Софронов. Его песня-шлягер
Александр Ушар 21.01.2016 в 08:16 # Ответить
Разноречивая фигура и, безусловно, талантливый человек, сумевший органично вписаться в систему ценностных ориентаций советской эпохи и стать важным винтиком огромного пропагандистско-просветительского механизма государства. Интересная личность и автору, как умелому художнику, удалось буквально несколькими мазками набросать именно такой его портрет. Получил удовольствие от прочтения - спасибо!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 августа
среда
2017

В этот день:

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Простой крестьянский парень из донской станицы, он стал одним из лучших пилотов Страны Советов, а потом и самым главным летчиком СССР.

В августе 1935 года Павел по комсомольскому призыву поступил в Сталинградское военное училище летчиков. Начинал летать на самолете «У-2». В 1938 году в звании лейтенанта прибыл в полк под Ленинградом. Вскоре он стал командиром звена истребителей. Во время войны с Финляндией Кутахов совершил 131 боевой вылет. В одном из боев был сбит и спустился на парашюте в тылу противника, пешком вернулся в расположение советских войск.

Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Мурманска, Кандалакши и Кировской железной дороги. Сопровождал караваны транспортных судов ленд-лиза.

Был одним из известнейших летчиков-истребителей Карельского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года Кутахову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны П. С. Кутахов совершил 497 боевых вылетов, провел 79 воздушных боев, в которых сбил 14 самолетов лично и 28 с напарниками.

После войны подполковник Кутахов ещё несколько лет командовал полком в Заполярье, а потом был направлен на Высшие офицерские летно-тактические курсы в Липецк. В 1957 году закончил Военную академию Генерального Штаба. В 1966 году ему, командующему авиацией Одесского военного округа, генерал-лейтенанту авиации, в числе первых было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1967 году генерал-полковник авиации П. С. Кутахов был назначен первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР. В марте 1969 года Маршал авиации Кутахов стал главнокомандующим ВВС СССР. В 1972 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Кутахов летал на современных истребителях до 60-летнего возраста.

В 1984 году ему во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза.

Умер 3 декабря 1984 года от обширного инсульта. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок - «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие ко дню окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

А Здор Александр Викторович — штурман, Аббязов Асхат Минахметович — бортинженер,
Вшивцев Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов Сергей Борисович — ведущий инженер,
Рязанов Виктор Петрович — ведущий инженер награждены орденами Мужества. О их подвиге снят фильм «Кандагар».

3 августа 1995 года самолёт Ил-76ТД бортовой номер RA-76842, принадлежавший казанской компании «Аэростан», с семью членами экипажа на борту по заказу правительства в Кабуле, в рамках межправительственного соглашения с Албанией, совершал коммерческий рейс по маршруту Тирана — Кабул (Баграм) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Сходные рейсы в Баграм, в частности, из Шарджи, экипаж выполнял неоднократно, перевозя самые разные грузы. Рейс из Тираны с боеприпасами был третьим после двух таких же, вполне успешных. Над Афганистаном самолёт был перехвачен истребителями движения «Талибан» и был принужден совершить посадку в районе Кандагара под предлогом досмотра груза. Среди формально разрешённых к перевозке стрелковых боеприпасов был обнаружен ящик с запрещёнными к перевозке снарядами.

Более года (378 дней) члены экипажа самолёта находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. Психологическое состояние экипажа тоже было очень тяжёлым: они всерьёз опасались за свою жизнь, так как были захвачены при перевозке оружия врагам «Талибана». С другой стороны, они долго не замечали никаких существенных усилий со стороны российских властей по вызволению их из плена. Талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь. Связь с Россией удавалось поддерживать, в частности, через Тимура Акулова, представителя президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Попытка Акулова обменять пленников на запчасти к вертолётам не удалась. С другой стороны, удалось добиться права на редкие личные встречи, в том числе с другими представителями российских властей в Афганистане и Пакистане, и передачу почты, что позволило обговорить детали возможного побега. Экипаж смог убедить талибов в том, что весьма ценный самолёт требует периодического технического обслуживания. За отсутствием собственных специалистов, экипажу было позволено, время от времени, под вооружённым конвоем, поддерживать самолёт в работоспособном состоянии.

И вот 16 августа 1996 года при очередном техобслуживании (в частности, поводом к нему послужило повреждённое колесо шасси) экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы и времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Самолёт-истребитель поднят в воздух не был. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо слито не было. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран (а не на север, в Россию), причём на предельно малых высотах. Авиадиспетчеры Ирана, как это было оговорено заранее, пропустили самолёт в своё воздушное пространство, в дальнейшем самолёт беспрепятственно прилетел в ОАЭ, в Шарджу.

В ночь с 18 на 19 августа российские лётчики благополучно вернулись в Казань. 22 августа того же года был подписан указ о награждении экипажа, командиру корабля и второму пилоту было присвоено звание Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества. Члены экипажа самолёта: Шарпатов, Владимир Ильич — командир воздушного судна, Хайруллин, Газинур Гарифзянович — второй пилот, Здор, Александр Викторович — штурман, Аббязов, Асхат Минахметович — бортинженер, Вшивцев, Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов, Сергей Борисович — ведущий инженер,

Рязанов, Виктор Петрович — ведущий инженер. (Википедия)

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение