RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Провокация в «Манеже»
23 августа 2015 г.

Провокация в «Манеже»

Некто Энтео, безосновательно называющий себя «православным активистом», устроил бузу на выставке
ТАСС уполномочен заявить...
3 февраля 2017 г.

ТАСС уполномочен заявить...

В этом году старейшее информагентство страны отмечает двойной юбилей: 40 лет в "новом" здании и 80 лет на Тверском бульваре
Счастливое детство
26 января 2019 г.

Счастливое детство

Новые стихотворения доброго друга нашего сайта уральского поэта Александра Костенко
Против расчеловечивания
4 сентября 2014 г.

Против расчеловечивания

Центр координации «Новая Русь» провёл в Ялте 2-ю Международную конференцию «Россия, Украина, Новороссия: глобальные проблемы и вызовы»
Дни сатаны
7 августа 2019 г.

Дни сатаны

6 - 9 августа 1945 года человекообразная бесовщина, называющая себя американцами, впервые в истории человечества применила против людей ядерное оружие, сбросив на японские города атомные бомбы
Главная » Читальный зал » Кое-что о Меченом

Кое-что о Меченом

2 марта 1931 года родился один из главных предателей и разрушителей СССР

На страницах РГК о таком типе и упоминать-то не хочется, но в назидание другим иудам, которых теперь развелось в стране слишком много, напомним: история не забывает ничего!
Кое-что о Меченом

За годы работы в ТАССе мне всего лишь четырежды пришлось освещать мероприятия с участием Генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Сергеевича Горбачева. Тем не менее, я написал и опубликовал о нем большое эссе под названием «Герострат ХХ века». Вот некоторые выдержки оттуда, в первую очередь на тему: Горбачев и армия ...
По версии, распространенной скандальным депутатом В. Уражцевым, Д. Язов якобы в одно время служил комкором на Ставрополье, был молчаливым членом бюро крайкома, и потому Горбачев его выдернул. Это неправда. Язов был командующим войсками Дальневосточного военного округа, когда Горбачев его приметил в свою первую поездку по этим краям и перевел в Москву...
Впоследствии генсек с Язовым сошлись очень тесно. Жили даже в одном доме друг над другом (кто сверху - читателю на сообразительность). Дружили семьями. Случалось, Эмма Язова прибегала к Раисе Горбачевой за спичками, а последняя к первой - за солью. А если без шуток, то Горбачевы и Язовы действительно часто делили застолье. Однажды после октябрьских праздников Дмитрий Тимофеевич приехал на службу в таком чудесном настроении, что мне показалось: вставь ему два перышка - полетит, как Икар. Адъютант просветил: вчера на день рождения Язова Горбачев подарил «деду» бриллиантовые запонки. Смею полагать, Дмитрий Тимофеевич тоже в долгу не оставался, не такой он человек.
... Их отношения, без преувеличения, можно было назвать сердечными и теплыми. Когда генсека-президента уже начали нести по кочкам, костерить в хвост и в гриву даже на официальных мероприятиях, Дмитрий Тимофеевич всякий раз воспринимал это, как недостойные выпады людей, ничего не смыслящих в большой политике. Он и сам, грешным делом, ничего не понимал в тех алогичных игрищах, которые творились с благословения, вернее, с попущения Горбачева. Но щеки всегда надувал усердно. Его самолюбие, видимо, всегда тешило то обстоятельство, что любимец мира, новоявленный гений перестройки выделил именно его, простого советского генерала из деревеньки Язово, и вознес на самые высокие вершины власти.
Что же касается Горбачева, то, имея Язова на короткой привязи, был он совершенно убежден в том, что и армия у него на таком же поводке, что она ему столь же послушна и предана, как ее командир Дима. У Михаила Сергеевича были, впрочем, многочисленные случаи утверждаться в подобном заблуждении. С его ведома, по его прямому распоряжению (и только так - не иначе! По-другому у нас просто не происходило никогда!) Вооруженные Силы использовались против своего народа в Тбилиси, Баку, Вильнюсе. Всегда все срабатывало как надо, не подводил друг-министр. Между тем генсек не понимал, - это было выше его разумения, - что армия выполняет гнусные приказы как бы по исполнительской инерции, ропща и негодуя с такой степенью злости, негодования, которых в этом специфическом государственном институте не наблюдалось даже при идиотских хрущевских реформах. Хотя тогда подполковников переквалифицировали в свинарей. Ничего, пережили. Солдат, умеющий держать в руках винтовку, всегда научится держать серп и молот.

Горбачев (опять-таки хотел он того или не хотел) нанес Вооруженным Силам куда ощутимее удар, нежели придурковатый Хрущев. Генсек не только развернул невиданную истерию очернительства армии, но и несколько раз употребил ее против собственного народа. Такие «деяния» потомки не должны забывать и прощать.
Если когда-нибудь Горбачеву будет предъявлен счет по всей его деструктивной деятельности (а это рано или поздно должно случиться), то в числе первых пунктов обвинения назовут пункт о развале армии и флота. Спору нет, те бывшие Вооруженные Силы СССР очень нуждались в коренной, радикальной перестройке. Слишком много противоречий накопилось в армии и на флоте...

Мог ли все это знать генсек-президент? Обязан был знать. И провести в армии, на флоте, в КГБ, МВД, в пограничных, железнодорожных, строительных и прочих войсках самые радикальные преобразования. Только при этом Горбачеву следовало помнить, что армейская среда слишком специфическая среда. Вместе с военно-промышленным комплексом это вообще государство в государстве и руководство им требует не просто серьезной - особой подготовки...
Если обществу без идеалов жить трудно, в чем мы сегодня доподлинно убеждаемся, то армия без них не может существовать вообще. О том не думали совершенно генсек-президент и его разудалая команда.

Более того, разваливающуюся по всем статьям и направлениям армию они еще превратили в политическую карту, которую разыгрывали при каждом, как им казалось, удобном случае: в Прибалтике, на Кавказе, в Карабахе, Душанбе...Четвертая власть - средства массовой информации - довершила то, что не успели горбачевцы. При этом сам Горбачев ни разу, ни словом, не говоря уже о действии, не дал понять служивым людям, что он с ними, за них. Он их с редким постоянством только предавал. И потому рухнула великая, мощная, едва ли не лучшая в мире военная машина. Рухнула вместе с государством, взлелеявшим ее. Поджег бикфордов шнур Горбачев - Герострат двадцатого века.
«Теперь общепринято считать, что «холодная война» закончилась и что большая заслуга в этом принадлежит Горбачеву и его сподвижникам. Но при этом стараются помалкивать о том, в чем именно заключалась роль Горбачева. Пройдут годы и поименно оценят эту роль по достоинству, а именно - как предательство интересов своей страны, своего народа. Я не знаю другого такого случая предательства, который можно по масштабам и последствиям сравнить с этим» (Александр Зиновьев, писатель).
Непосредственные встречи М. Горбачева с военными можно сосчитать на пальцах одной руки. Хотя я готов согласиться, что военными вопросами, в принципе, он занимался чаще. Угол зрения на эти проблемы у «реформатора» определялся вот такой «перестроечной» мыслью: «Бывшая для своего времени классической формула Клаузевица, что война есть продолжение политики, только другими средствами, - безнадежно устарела. Ее место в библиотеках». Смело, что и говорить, но к мировым реалиям подобные наблюдения никакого отношения не имеют.
Интересно, что военных Горбачев так же сторонился, как и нестандартно мыслящих интеллектуалов. Если последние пугали его сильными умами и логикой, то первые - простыми, но очень конкретными парадигмами и императивами. А словоохотливый, говорливый, краснобайствующий генсек пуще огня боялся вопросов незамысловатых, но в лоб. Военные, в силу своей профессиональной принадлежности, как правило, только так общались с Горбачевым. Потому он предпочитал контактировать с этой специфической частью народа через министра обороны Язова и своего советника Маршала С.Ф. Ахромеева. Были, разумеется, исключения. Например, по делу Руста Горбачев лично принимал меры, раздавая военным слонов и материализуя их боевой дух. Работал он с генералитетом и как председатель Совета обороны. Но я на таких мероприятиях не присутствовал. Дело в том, что в нашем телеграфном агентстве существовала специальная редакция политической информации - подразделение, которое освещало исключительно деятельность генсека и членов Политбюро ЦК КПСС. Там всегда работали асы партийного и государственного протокола, которые чрезвычайно редко обращались ко мне, военному журналисту, за помощью или советом. Таким образом, непосредственно с генсеком, а потом и с президентом я работал лишь четыре раза. Делать глубокомысленные выводы из этих эпизодов не собираюсь, но и рассказать о них зазорным не считаю.

Одна из продолжительных встреч молодого генсека с руководящим составом Вооруженных Сил запомнилась мне следующим моментом: он объявил там, что военнослужащие не будут отныне платить подоходный налог с суммы до трехсот пятидесяти рублей. Еще дал поручение новоиспеченному министру обороны: изготовлять на военных предприятиях фотоаппараты получше, чем у фирмы «Кодак» (ни много, ни мало!). Тогда же он усадил в президиуме начальника Главпура генерала армии А.Д. Лизичева рядом с министром обороны Д.Т. Язовым, заметив: отныне вы всегда должны действовать вместе, и чтобы через полгода проблема неуставных взаимоотношений в армии была решена.
Подоходный налог с указанной суммы у нас действительно не взимали, что явилось первой и последней акцией Горбачева, направленной на благосостояние военных. Язов с Лизичевым, до ухода последнего на заслуженный отдых в «райскую группу», всегда были вместе. Что же касается фотоаппаратов и дедовщины, то надеяться на сдвиги в этих двух областях мог только такой легкомысленный человек, как Горбачев.
Летом 1990 года специально для Михаила Сергеевича были организованы маневры в Одесском военном округе. Показушное, трескучее, в лучших традициях застойных времен мероприятие, где Горбачев вместе с министром обороны даже вручал ценные подарки «отличившимся», было проведено исключительно для галочки. Да и какие такие маневры для дела могли разворачиваться в Одесском, самом карликовом, декоративном округе? Но примечательны эти учения тем, что именно с них можно вести отсчет недолгого и весьма неэффективного заигрывания Горбачева с военными.
В том же году, сразу же после ноябрьских праздников, президент вновь позволил военным себя лицезреть вблизи. Его, что называется, уже начал клевать в одно место жареный петух. Все дело в том, что, примерно, за месяц до этого Б.Ельцин и И.Силаев собирали командующих округами, флотами, армиями и очень обстоятельно толковали с ними как дальше жить и служить. Горбачев сильно занервничал и решил встретиться с военными - народными депутатами. Его взвинченное состояние чувствовалось уже по тому, как старательно готовил Язов аудиторию накануне встречи. Он специально привел с собой заместителей по всем направлениям, которые должны были снять все 238 вопросов, заготовленных депутатами для президента. Инструктаж шел силовой, длительный. Все сделало руководство военного ведомства для того, чтобы не сильно расстраивать генсека-президента. Но народные депутаты в погонах того созыва уже вкусили запретного плода демагогии и гласности. Комэска из Молдавии, военный комиссар из Риги, начальник политотдела из Тбилиси и другие военные без особой дипломатии прижали президента: нужна ли ему армия, думает ли он о ее судьбе или служивые сами должны себя защищать?

Известный в те времена преподаватель марксизма-ленинизма, ставший в одночасье крутым демократом, майор Владимир Лопатин попытался с умным видом заговорить о теоретических вопросах военной реформы, но раздраженная аудитория его освистала. Она требовала поставить точку над «i»: если президент не может по-настоящему выполнять свои обязанности, то пусть уходит в отставку. Один капитан, как теперь принято говорить, грузинской национальности, выкрикнул громко и с акцентом:
- Я раншэ любыл вас, прэзэдэнт, но тепэр отдалися от вас навсэгда!
Полторы тысячи людей в форме устроили овацию этому признанию младшего офицера. Назревал скандал, и председательствующий Д. Язов выпустил одного за другим «подготовленных» ораторов. Они накал страстей чуть-чуть сбили, но все равно, итожа выступления военных депутатов, Горбачев пожаловался: негоже, мол, разговаривать с президентом в ультимативной форме. То есть, повторилось то же самое, что не раз случалось на заседаниях Верховного Совета. Стоило кому-нибудь поставить перед Михаилом Сергеевичем вопрос в лоб или упрекнуть его по делу, как он тут же призывал к соблюдению депутатской этики. Ответить что-либо вразумительное на любую претензию Горбачев не мог в принципе. Поэтому и диалог с ним был невозможен в принципе.
На самой последней встрече Президента СССР с воинством остановлюсь подробнее по причинам, которые в дальнейшем будут ясны читателю. 29-30 марта 1991 года в Вооруженных Силах состоялась первая Всеармейская партийная конференция. Главпур тогда возглавлял генерал-полковник Н.И. Шляга - фигура в политическом смысле, мало сказать, незаметная - никакая. В свое время генерал работал в аппарате ЦК КПСС. Дышащая уже на ладан политструктура, состоящая из растерянных, давно упустивших бразды правления и потому сильно раздраженных людей, пыталась руками этого ставленника уцепиться за соломинку. Так появилась идея первой и, кстати, последней Всеармейской партийной конференции.
Если бы подобное мероприятие проводилось за три - четыре года до описываемых событий, то максимум, на что могли бы рассчитывать ее делегаты, было бы приветственное письмо ЦК КПСС. Однако на дворе стояла весна 91-го, мощь Ельцина крепчала не по дням - по часам, а полная профнепригодность Президента СССР являлась секретом только для одного полишинеля - самого президента. Демократы его мутузили и метелили как пацана. Полагаю, прежде всего, поэтому он решил два дня (неслыханное дело!) отсидеться среди военных.

Добрый друг Дмитрий Тимофеевич на сей раз создал у Горбачева полную иллюзию того, что он-де еще ого-го президент, и что, если потребуется, то военные, несмотря ни на что, выступят за то, благодаря чему... президент еще держится. При этом ни министр, ни глава государства, похоже, даже в мыслях не допускали, что их песенка давно спета...
За чисто военное мероприятие в ТАССе, естественно, отвечал я и потому два дня проторчал в Театре Советской Армии. Само собой, предупредил руководство о том, что на конференции присутствует сам Президент СССР. В иные, более стабильные времена, на подобное событие была бы снаряжена спецбригада тассовских журналистов. А тут, смотрю на следующий день,- никого из коллег-зубров не обнаруживаю. Мне это сразу не понравилось, но на «нет» и суда нет. Значит, смекаю, наверху принято решение не раздувать кадило, обойтись одними моими сообщениями.
От нечего делать брожу по бесконечным закоулкам театральной военной сцены, сооруженной, как известно, по прямому указанию Лаврентия Берии. «Девяточники» на мне бдительность свою дуболомную оттачивают. А за трибуной в это время один за другим сменяются делегаты и переливают из пустого в порожнее... Слышу оживление в зале. Значит, Сам занимает место у микрофона.
Выйдя из катакомб сцены и приблизившись, сколь это позволил цербер из «девятки», к говорящему Горбачеву, я вдруг увидел, что перед ним на освещенной наклонной доске трибуны лежит только листочек из блокнота! И больше ничего! То есть, заготовленного выступления нет, генсек гонит экспромт (чего с этим дубьем военным церемониться), и это его спонтанное «творчество», наверняка, никем в настоящую минуту не фиксируется! В зале стенографисток нет - знаю точно. Сашки Беликова, ставшего в те дни летописцем семьи президента, тоже не видел. Моих коллег из ТАССа - факт нет. Представитель «Красной звезды» и в мыслях не имеет что-либо записывать - не по чину. У меня от испуга даже ладони вспотели. А Горбачев, знай себе, тараторит и витийствует по образцу и подобию, с которыми читатель уже ознакомлен.
Подбегаю к начальнику охраны президента Владимиру Медведеву. Так, мол, и так, товарищ генерал, кто, по-вашему, сейчас фиксирует речь президента? Где хотя бы Беликов? Медведеву, в общем-то, до тусклой лампочки мое волнение и мои проблемы. Но от надоевшего безделья он решает мне помочь и через пару минут сообщает, примерно, как прапорщик в том анекдоте: «Товарищ капитан! По вашему приказанию на счет бани договорился. Бани не будет!» Так и здесь, оказывается, ни одна душа из нескольких тысяч сидящих в зале официально не занимается записью речи «дорогого товарища Горбачева». Что касается Беликова, то он официально отпросился у руководства: приводит в порядок только что полученную улучшенную квартиру. Таким безразличием к выступлению президента Медведев и сам, в общем-то, удивлен. Подобного никогда раньше он не наблюдал. Странно... Обычно идет тройное, четверное дублирование записи. А здесь... Непонятно... Пущенная мною и усиленная Медведевым волна докатывается до Язова и Шляги. Последний выскакивает, как ошпаренный, за кулисы и с матючком делает клизму своим многочисленным клеркам, которые до сих пор лишь изображали кипучую деятельность. Через пару минут за кулисами уже несколько человек стояли с работающими диктофонами. За вторую половину речи генсека-президента я могу быть спокойным, а первая...

Собственно говоря, а чего я это так суечусь и волнуюсь? Ведь не получал же ни от кого конкретного задания: писать выступление Горбачева, чтобы дать его потом в изложении. Вот и пусть болит голова у того дятла, кто должен был заниматься такой работой, успокаивал я себя, возвращаясь в ТАСС. Идиот! Мои аргументы никто даже не стал выслушивать. А дежуривший зам. генерального директора Анатолий Красиков просто-таки поперхнулся моей наивностью. В самом деле, был журналист на задании и не записал выступление самого главы государства! Да где хочет, пусть там и раздобывает речь, тем более что из аппарата президента уже звонили, интересовались, когда будет представлен материал для ознакомления.
Я прекрасно понимал, что, начиная от самого этого многоликого аппарата и кончая тем же трусливым большеносым Красиковым, все звенья, в общем-то, хорошо отлаженного идеологического транспортера дали редко случающийся сбой. Слушайте, у того же Горбачева работает свыше сотни человек, которые так ли иначе должны были позаботиться об этой злополучной речи. В самом телеграфном агентстве целых десять человек только то и делают, что пасут президента. Наконец, и Главпуру не может быть безразлично: поимеет он драгоценные указания генсека или не поимеет.
Но я отлично отдавал себе отчет и в том, что если вдруг возьму и самоустранюсь от этой катавасии, махну на явный бедлам рукой, то уже завтра мне не позавидует самый униженный и оскорбленный в нашем славном государстве. Все то невидимое и злобное, чем начинены родной ТАСС, двоюродный Главпур, мачеха ЦК и отчим аппарат президента - все обрушится на меня, бедного стрелочника, в чем я не единожды убеждался. Короче, опуская очень непростые технические и организационные подробности, замечу, что к концу рабочего дня я имел (благодарю вас, родимые органы, вы одни не дремали!) четыре кассеты с полной записью исторического выступления Генерального секретаря ЦК КПСС, Президента СССР М.С.Горбачева перед делегатами первой Всеармейской партийной конференции. Исторического не только в смысле ироническом. Конференция ведь оказалась первой и последней, а выступление на ней дала только «Правда» - двести строк - так сам Михаил Сергеевич распорядился. У меня же речь хранится полностью, безо всяких купюр. Это ни много, ни мало - семь метров, распечатанных на принтере! И никто в мире, за исключением выступающего, двух контриков, меня и вас, читатель, до сих с этим выступлением Горбачева не знакомился.
...Когда меня приглашают выступить перед слушателями Военного университета (бывшая Военно-политическая академия), всегда прихватываю с собой этот рулон и разматываю его перед аудиторией. Ребята дивятся: каким болтливым был последний генсек и первый и опять же последний Президент СССР Горбачев!
Разумеется, привести его речь здесь полностью - нет никакой возможности. Но отдельные фрагменты, на мой взгляд, интерес читателю все же представят. Во-первых, можно опять же почитать «непричесанные» рассуждения бывшего генсека-президента, а, во-вторых, лишний раз убедиться в том, насколько далек был этот человек от суровых реалий жизни. На дворе, напомню, стояла весна 1991-го, страна летела в тартары...
«...Я решительный противник попыток любым способом протащить политику департизации в Вооруженные Силы. Партийные организации здесь, в этом важном институте государства несут огромную ответственность за поддержание на должном уровне боевого духа, настроения военнослужащих, а это имеет решающее значение и в дни мирные, когда осваивается дело военное, и в дни испытаний.
...Почудите, почудите. Я почувствую, как вы там размышляете.
Мы имеем итоги референдума. Одни считают, что референдум ничего не решил, больше того, он еще усложнил ситуацию. На это есть у нас такие лихие головы. А с другой стороны есть просто расчетливые люди. Причем, до референдума они призывали не идти на референдум, а если идти, то голосовать против, ибо это одобрение политического курса, поддержка президента, кабинета и так далее. Как только народ пришел 80 процентов, 76 процентов проголосовали за Союз, так они начали крутить кино в обратную сторону.

Так что народ - за Союз. А это позволяет нам переводить в плоскость практических действий проблему подписания нового Союзного Договора. Я вижу, что есть возможность у нас уже где-то в апреле проделать главную работу и в начале мая, к Дню Победы еще одну победу зафиксировать и подписать Союзный Договор. Это было бы прекрасно.
...Я советы могу дать, даже по военным делам, очень много, хотя стараюсь полагаться на экспертов, военных людей, увязывая их суждения с нашей политикой, безопасностью и т.д. Вижу роль свою в этом и не претендую на то, чтобы брать на себя непосредственные команды, как жить, как вести военное дело все. В связи с этим, я на курсы товарища Макашова (я видел, где-то он там сидит) не пойду. Он говорил: курсы надо для президента, для всех, кто с армией связан, организовать двухнедельные или трехнедельные. Тогда я должен сказать: вы тоже перестаньте мне советовать в политике - пройдите сначала курсы.

...Поэтому, товарищи, мы будем в духе ленинского завета строительством Вооруженных Сил заниматься основательно.
Краткие ответы буду давать... «Уважаемый Михаил Сергеевич. Псевдодемократы переходят в наступление, используя, по сути, фашиствующие формы, методы борьбы за власть. Вы проявляете поистине ленинское терпение, а они за силу. Каковы перспективы?» Полковник Аникин задает такой вопрос: «Не слишком ли мы занимаемся текущим моментом? Какова же конечная цель партии? Коммунизм? Вы лично, верите?» Я думаю, что мы должны сохранить курс, сохранить демократические преобразования. Я остаюсь коммунистом. Привержен ему на основе глубокого своего убеждения, которое я вряд ли уже после 60 лет изменю».

Изменил. Хотя он единственный из всех известных советских изменников-ренегатов (имя им легион) не должен был этого делать, как не может (даже теоретически) папа римский вдруг стать православным. И тогда бы он тоже остался в истории действительно великим человеком. А так - политическая блоха: сегодня - прыг сюда, завтра - прыг туда... Чихать ему с высокой колокольни на убеждения, даже на клятвенные, произносимые в исторических местах и в исторические времена. Это особенно явственно проявилось, когда он с пеной у рта (и, по всей видимости, за немалые бабки) защищал «информационную империю» прохиндея Гусинского. А еще пиццу рекламировал, сам себя в кино играл. Одно слово: мелкий человек и политик эпохи Сахарова, Пугачевой...
Ровно через год после описываемых событий удалось мне с немалыми трудами раздобыть такое приглашение: «Международный фонд социально-экономических и политических исследований (Горбачев-фонд) приглашает Вас на официальную презентацию Фонда, которая состоится 3 марта 1992 года в 18.00 по адресу: Ленинградский проспект, 55. Будем рады видеть Вас среди наших гостей. Просьба подтвердить Ваше участие. Контактные телефоны».
На этой презентации я увидел такую плотность известностей на квадратный метр довольно просторного зала, какой не встречал еще ни разу в жизни. Михаил Сергеевич в окружении телохранителей и нескольких сотен теле- и фоторепортеров медленно, как в звездные времена своей популярности, пропорол людское скопище и занял место у микрофона. О чем он говорил тогда, достаточно много писалось, что повторяться. Тем более, что никто из присутствовавших Горбачева не слушал даже в полуха - ели, пили. Столы были победнее, конечно, нежели у иных современных нуворишей, однако "принять" и закусить имелось. Горбачев не долго баловал своим присутствием столичный и зарубежный бомонд. До конца мероприятия оставался лишь бывший член Политбюро А.Н. Яковлев.
Домой меня любезно подбросил народный артист Ю. Никулин. Между прочим, я поинтересовался, что он думает о будущем бывшего Президента Советского Союза?
- Я так полагаю, что без будущего он не останется, - заметил мудрый Юрий Владимирович. - А как там поживает мой друг, Вобликов? (Генерал-полковник в отставке, командовавший когда-то тылом Войск ПВО – М.З.).
Деликатность перехода с одной отставной фигуры на другую я истолковал так, что, в принципе, все может быть в этом лучшем из лучших подлунных миров. И Горбачев когда-нибудь вновь станет двигать себя на вожделенную роль государственного кормчего. Как в воду глядел...
Неугомонный наш, Михаил Сергеевич, непотопляемый, непробиваемый, ненасытный. Он с верой и надеждой, незамутненными очами спокойно смотрит в будущее, рекламируя пиццу, снимаясь в политических блокбастерах и с пеной у рта защищая политического проходимца Гусинского. И в очах этих, уверяю вас, дорогой читатель, не отражаются пожарища войн, терзающих то, что когда-то было великой державой; миллионы беженцев, которых страна не знала семьдесят лет, и те же миллионы беспризорников, опять же ей неведомых; вообще все тяготы и невзгоды, обрушившиеся на всех нас.
Ничего этого «архитектор перестройки» не видит, и знать не хочет, тем более вины за собой никакой не чувствует. Он с непоколебимостью верного ленинца убежден в том, что дай ему сегодня, сейчас страну в руки - и он покажет, как надо и куда следует ее вести.
...Когда Горбачев рулил, о нем ходили тысячи презрительных анекдотов. Вот один из них. Для решения продовольственной проблемы приказал Горбачев Рыжкову разводить кроликов. А они начали дохнуть. Доложил об этом генсеку предсовмина. «А попробуй-ка поставь им в клетку черную доску и нарисуй там круг». Поставили, нарисовали, а кролики дохнут. Горбачев приказывает рисовать на доске квадраты, трапеции, параллелограммы - ушастые все сдохли, о чем и доложил Рыжков.
- Жаль, - разочарованно сказал генсек и президент одновременно, - сколько у меня еще было замыслов!
Он до сих пор готов нам, кроликам, нарисовать еще не один круг, квадрат, трапецию - да черт-те что. Он на все готов – лишь бы еще раз сесть на трон. Ему чертовски хочется работать...

Еще несколько слов о жене генсека и президента. Горбачев всю жизнь являл собой образцово-показательного мужа-подкаблучника. Нес это бремя легко и с удовольствием. Отринув в молодости любовь настоящую (одноклассница Ольга Карагодина - М.З.), он довольствовался подкаблучным суррогатом. И поэтому самые страшные государственные секреты и тайны, самые сложные вопросы общественной жизни советской супердержавы он, прежде всего, обговаривал с женой, а потом уж выносил их на Политбюро. Неглупая, в известных пределах и очень властная, Раиса Максимовна представлялась безвольному мужу-нарциссу всем: умом, честью и совестью. Даже, несмотря на то, что смерть жены Горбачев использовал в рекламно-имиджевых целях (как и все в своей жизни), похоже, потеря эта была для него серьезным ударом судьбы.

Полковник в отставке Михаил Захарчук, писатель, военный журналист
2 марта 2016 г.

Комментарии:

Галкин Валерий 02.03.2016 в 19:28 # Ответить
Про ИУДУ и помощника ОТЛИЧНОГО КОМБАЙНЁРА (благодаря которому, он стал комсомольским БОЛТУНОМ) СЛЫШАТЬ НЕ ХОЧУ.....НЕ ТОЛЬКО ЧИТАТЬ.
павел 02.03.2016 в 19:29 # Ответить
Это история... Весьма познавательно и показательна. За спиной армии и народа, используя фронтовика Язова, Горбачев валил страну, напоминая бездарь, поставленную к штурвалу корабля. Спасибо, Миша, за правдивость и порядочность!
Ирина 02.03.2016 в 19:52 # Ответить
ОЧЕНЬ интересно. Это те приметы истории, которые и создают Историю. Спасибо автору!
геннадий алехин 02.03.2016 в 21:42 # Ответить
Интересные детали.Особенно о Всеармейском партийном совещании.Кроме Захарчука мало,кто говорит о "Заслугах" генсека перед несокрушимой и легендарной
Татьяна Пороскова 03.03.2016 в 08:00 # Ответить
Прошлись по судьбам, по России…
Ломали, как хотели, сгоряча.
Как много горя люди износили.
Но теплится ещё свеча.
Народ всё помнит и всё знает,
И ношу всё свою несёт,
И близко к сердцу принимает.
Народ всегда Надеждою живёт.
И имя гордое России
не посрамит
и не предаст.
Он крепкий, верный, очень сильный
И выстоит в лихой и грозный час.

Спасибо, Михаил Александрович, не хочется возвращаться в те годы. Но это наше прошлое. А оно всегда связано с настоящим и будущим.
Александр Ушар 03.03.2016 в 09:35 # Ответить
Любопытные воспоминания и размышлизмы. Во многом солидарен с Михаилом в оценках, вот только не думаю, что этому "герою" место в "Российском героическом календаре". Разве что рубрику для таких деятелей специальную ввести - что-то вроде "Свалки истории".
Фарит Канюкаев 03.03.2016 в 13:19 # Ответить
Материал, как всегда - из первых уст и сверхпрофессионален. Многие сожалеют о развале СССР, потерях соцзавоеваний, но мы сами непосредственные участники этих процессов. И много ли среди военных по профессии нашлось защитников Строя по совести ? Легко прикрыться Присягой, что ждали приказа, но только Макашов и остался на слуху, который этой Присяге был верен по большому счету. Рохлину тоже не дали причесать устроивших переворот после "беловежских междусобойчиков". Как такое проглотили офицеры, присягавшие народу СССР ? Горбачев задачу, поставленную масонами, выполнил. К ответу должны быть привлечены и генералитет СССР, и высшие чины КГБ, и сегодняшние продолжатели дела по отделению Армии от народа. И не только "кумовья сердюковых" ...
Александр Костенко 03.03.2016 в 16:45 # Ответить
Если бы «Героический календарь» воспринял совет Саши Ушара как руководство к действию (т.е. буквально), – он тут же утратил одну из важных граней своей популярности – альтернативность в подаче информации, привел бы к её выхолащиванию и вкусовой однобокости. Очевидный «антигерой» М.Горбачев (по версии автора материала) – безусловно личность историческая, безоговорочно значимая. Поэтому никак от этого фигуранта совсем еще недавней нашей истории отмахнуться нельзя.
По поводу личного восприятия М.С.Горбачева, особенно уже в закатные его дни, замечу следующее (и вряд ли окажусь оригинальным): мутило буквально на физическом уровне от его велеречивости, которую многие справедливо сравнивали со словесной диареей. Такого одиозного, до предела опостылевшего правителя у моего народа, по ощущениям, ещё не случалось. И, даст Бог, не случится более никогда.
Эмилия 03.03.2016 в 17:51 # Ответить
Как всегда, читала на одном дыхании. Спасибо, Миша, за правду.
Андрей 03.03.2016 в 18:28 # Ответить
Болтливость и велеречивость неприятны. Но ненависть представителей армии, да и многих других, вызвал не этим. Как лихо открестился иудушка от вильнюсских событий, заявляя, что никаких приказов он не отдавал... А как целые полки и дивизии из Германии выводил в палатки в чистом поле... Зато гордился званием лучшего немца года. И много еще такого, за что люди в погонах готовы были намотать его на гусеницы...
Ненависть с годами ушла, да и стоит ли ненавидеть призраков... А брезгливость осталась.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
28 ноября
суббота
2020

В этот день:

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Первые русские боевые суда появились на реке Амур еще летом 1644 года — это были струги казачьего атамана В. Д. Пояркова. Потом там побывал на боевых стругах атаман Е. П. Хабаров. После него на долгие десятилетия Амур был недосягаем для русских. Лишь 10 июля 1850 года в результате экспедиции капитан-лейтенанта Г. И. Невельского низовья Амура стали вновь доступны для России. 8 мая 1854 года построенный на реке Шилке пароход «Аргунь» Сибирской военной флотилии вышел в Амур и впервые осуществил сплав до низовьев, став первым кораблем Военно-Морского Флота России в верхнем и среднем течении этой реки.

Но это было эпизодическое появление боевых судов на Амуре. Первое соединение боевых кораблей появилось здесь в 1895 году. Для обороны линии границы, обслуживания казачьих станиц, расположенных на берегах Амура, Уссури и Шилки, была создана Амурско-Уссурийская казачья военная флотилия. Состояла она первоначально из пароходов «Атаман» (флагман), «Казак Уссурийский», парового катера «Дозорный», барж «Лена» и «Булава». В экипажах числились забайкальские, амурские, уссурийские казаки.

Во время русско-японской войны 1904—1905 гг. на Амуре находились 6 вооруженных пароходов («Селенга», «Хилок» Военного ведомства, «Третий», «Шестой», «Восемнадцатый», «Аскольд» Пограничной стражи), пограничные катера «Артур» и «Часовой», 7 152-мм двухорудийных плавучих несамоходных батарей Сибирской флотилии («Беркут», «Орел», «Лунгин», «Чибис», «Гриф», «Сокол», «Крохаль»). Из них 2 апреля 1905 года был образован Отдельный отряд судов Сибирской флотилии.
По окончании неудачной для России войны значение военных кораблей на Амуре ещё более возросло. Для созданной в 1908 году Амурской флотилии было начато строительство 10 речных канонерских лодок с малым углублением («Бурят», «Орочанин», «Монгол», «Вогул», «Сибиряк», «Корел», «Киргиз», «Калмык», «Зырянин» и «Вотяк»). Кроме того, в состав флотилии были включены 10 бронированных посыльных судов типа «Штык» — первые в мире бронекатера (хотя этого термина тогда ещё не существовало).

В декабре 1917 г. флотилия подняла красные флаги, войдя в состав флота Российской Советской Республики. В июле-сентябре 1918 г. флотилия принимала участие в борьбе с японскими интервентами, белогвардейцами, чехословацкими воинскими частями. После интервенции и гражданской войны флотилия находилась в плачевном состоянии, потеряв более половины боевого состава, но в середине 1920-х гг. начала восстанавливаться.

27 июня 1931 года флотилия переименована в Амурскую Краснознаменную военную флотилию. В предвоенные годы, с 1935—1937 гг. стала активно пополняться специальными речными военными кораблями новой постройки. К 1941 г. флотилия пополнилась восемью канонерским лодками, а также минным и боно-сетевым заградителями, речными тральщиками, минными катерами, плавучими зенитными батареями и другими необходимыми судами.

В 1945 г. флотилия принимала участие в войне с Японией, находясь в оперативном подчинении 2-го Дальневосточного фронта — в Маньчжурской наступательной операции 9 — 20 августа 1945 г.

После войны развивалась и пополнялась новыми кораблями вплоть до начала «реформ» 1991 года. Из-за недофинансирования началось сокращение и резка на металлолм боевых кораблей и катеров. По состоянию на 2008 год от Амурской военной флотилии уцелел только один военный корабль — малый артиллерийский корабль «Вьюга». Не надо врагов — достаточно «демократов». И все будет разрушено.

 

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

 Проходила до 1 декабря 1943 года. Конференция стала важным этапом в развитии международных и межсоюзнических отношений, на ней был рассмотрен и решён ряд вопросов войны и мира: о постыдно запоздалом включении союзников в войну с Германией в Европе; о предоставлении независимости Ирану; о войне с Японией после разгрома нацистской Германии; о контурах послевоенного устройства мира.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Экипаж самолёта, как впоследствии выяснилось, составляли американский полковник Джон Сондерс и иранский офицер Мохаммад Шокуния. Выйдя на дистанцию прицельной стрельбы, Елисеев выпустил по нарушителю две ракеты Р-3С, но Фантом применил тепловые ловушки, и ракеты, захватив их, пролетели в 30 метрах от самолёта и самоликвидировались. Тогда Елисеев решился на таран. Оба самолета взорвались. Катапультироваться Елисееву не удалось, а вражеские пилоты оказались более удачливыми. Они катапультировались и были задержаны пограничниками. Генндию Николаевичу Елисееву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение