RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Идеалов молодости не предал!
19 ноября 2016 г.

Идеалов молодости не предал!

20 ноября 2016 года – 100 лет Михаилу Александровичу Дудину
Пушкин против Путина
6 июня 2019 г.

Пушкин против Путина

Накануне 220-летия со дня рождения гениального русского поэта и мыслителя вышла в свет его малоизвестная статья «Джон Теннер», которая обрела сегодня особую злободневность
Василию Лановому — 85
17 января 2019 г.

Василию Лановому — 85

О народном артисте СССР рассказывает наш постоянный автор и друг писатель Михаил Захарчук
«Отказался оставить поле боя»
21 июня 2013 г.

«Отказался оставить поле боя»

Начало Великой Отечественной войны: рассекреченные архивы
Сталин об однополых мерзостях
27 мая 2013 г.

Сталин об однополых мерзостях

В связи с падением Франции в грязную задницу содомского растления уместно напомнить, как с подобной западной гадостью боролся вождь трудового советского народа
Главная » Читальный зал » Младший сын вождя

Младший сын вождя

19 марта 1962 года в казанской ссылке умер генерал-полковник авиации Василий Сталин.

Он стал одной из первых жертв культа личности… Хрущева.
Младший сын вождя

Сын Сталина не был ангелом. Многое, что о нем рассказывали впоследствии и друзья, и враги, было правдой. Далеко не всегда «приятной», «красивой». Наоборот, часто – страшной, но правдой. Но Василий и жил нараспашку. Во многом именно за это и поплатился. Но за это же – за душу нараспашку - заслужил искреннее уважение своих боевых товарищей, летчиков. Сегодня нет никакой натяжки в том, что генерал-полковника авиации Василия Сталина называют одной из первых жертв культа личности… Хрущева. Это тоже страшная правда тех лет.
И все-таки лжи вокруг имени Василия Сталина (сегодня она перекочевала в разряд «устоявшихся стереотипов») до сих пор слишком много. Например, он действительно не был Джугашвили. Он был Сталиным. Это его официальная фамилия. Именно так при рождении Василия его записал отец. Это не хорошо и не плохо – это просто факт. Впрочем, и незнание многими таких подробностей сегодня – тоже факт.
Кстати, точно так же, не слишком-то стараясь отделить правду от наслоений вымыслов и лжи, буквально вчера в России вспоминали о старшем сыне Сталина, Якове, днем рождения которого считается 18 марта 1907 года.
Что касается Василия Сталина, то беспристрастные, много объясняющие воспоминания о нем оставил генерал-майор артиллерии Артем Федорович Сергеев. Для Василия Сергеев был больше, чем друг детства. Сергеев был приемным сыном Иосифа Сталина. Фрагменты из этих воспоминаний – ниже.
***
«Василий был властолюбивым мальчиком, а материально абсолютно бескорыстным. Он мог все отдать, что у него было, даже если за это ему могло попасть. Всегда старался товарищам что-то подарить, если даже ему и самому эта вещь была нужна. «За други своя» он готов был «живот положить». Василий, будучи школьником, много дрался, но никогда не дрался с теми, кто был слабее его или меньше. Дрался со старшими после какого-нибудь спора или обиды, нанесенной слабому. Он был «слабозащитником». Ему часто доставалось, его колотили крепко. Он никогда не жаловался и, уверен, считал позором пожаловаться, что ему крепко досталось. Он был добрым мальчиком, в отношении товарищей у него была ласковость, с возрастом она прошла».
***
«Василий, если и ревновал кого-то, то к власти. Он был человеком властолюбивым. Но и эта ревность была сиюминутной, до определенного момента. Отношения его со Светланой были нормальными. Но любви особой не было. Он переживал, что отец Светлану очень любил, ставил в пример. Любовь эта выражалась не словами, а отношением: жестами, интонацией. Сталин с дочкой был более ласков».
***
«[На даче] Василий всегда пытался что-то делать. И если ему что-то доверялось, разрешалось делать, то он работал буквально до изнеможения. Ему говорили: «Вася, хватит». Если бы его не останавливали, то он работал бы до тех пор, пока не упал. И не зря говорят «работа до упаду». Василий действительно работал до изнеможения. Нужно ли копать, нужно ли что-то перенести, подмести, снег сбросить — Василий всегда тут как тут, если он был на даче. Ему говорили: «Вася, довольно, надо отдохнуть». Он отвечал неизменно: «Я не устал».
***
«Он был талантлив во многом. Был хорошим спортсменом, хотя физически казался не крепким, даже на вид хиленьким. Например, играли старшие в футбол, его брали в команду: не за фамилию, а за ноги. Прекрасно играл в бильярд ещё мальчишкой. Мы с ним в свое время занимались в кавалерийской школе. Нам было по 13–14 лет. Нашими тренерами были мастера. Мы все прыгали конкур пионер-класса. А Василий, только начав заниматься, прыгал с мастерами, чемпионами, с такими, как капитан Эйдинов, Александра Левина, чемпионка СССР, Валентин Мишин. Как известно, лошадь в фамилиях не разбирается, ею управлять нужно. Мастера сами удивлялись. Конь у него был Борт. И, как говорится, мастер на мастере сидел. Они были привязаны друг к другу. Василий заходит в конюшню, Борт его ещё не видит, у себя в деннике стоит, но уже копытами перебирает, ржет — чувствует Василия, волнуется и радуется. Ну и Василий подойдет, сразу трепать его, гладить, в морду целовать, кусочек сахара даёт. Я удивлялся, что его так животные любят. А потом понял — они чувствовали, что он их очень любил, и отвечали ему тем же. Это была часть его жизни, а я тогда этого не понимал».
***
«О Василии и друзья, и коллеги-лётчики (наставники, сослуживцы, подчинённые) были высокого мнения. Его инструктор, Герой России, полковник в отставке Фёдор Прокопенко или генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Долгушин отзывались о Василии прекрасно. Вдруг читаем о том, как он плохо учился в военном училище, о том, что его даже не выпустили лейтенантом, диплом не дали, а дали справку и одного-единственного выпустили в звании младшего лейтенанта. Но его инструктор Фёдор Фёдорович Прокопенко, полковник в отставке, до сих пор жив. Он — Герой России: его представляли к званию Героя Советского Союза трижды, но представление куда-то пропадало. 53 года ходило, в конце концов Прокопенко получил звание уже Героя России. И на этот счет Фёдор Прокопенко публично заявил: «Что это за болтовня? Кто это говорит? Кто лучше меня, его инструктора, может это знать? Я подписывал его диплом как инструктор. В архиве диплом наверняка есть, и подпись там моя стоит. Он был недостаточно усидчивый человек, но там, где дело касалось самолёта и полёта — лётного дела, устройства машины, аэродинамики — у него были только отличные оценки, по всем лётным дисциплинам. И мало того. Мы начали осваивать тогда истребитель И-16. Это очень строгая машина. Василий нас упросил допустить его и освоил эту машину. Я утверждаю — он летал лучше всех остальных курсантов, был самым сильным из них. Летал смело, инициативно, интуитивно. Выпустился лейтенантом и сразу был назначен в строевую боевую часть. Он рвался в бой, не думал, что с ним может что-то случиться, это ему даже и мешало, так как Василий забывал о безопасности, чувство самосохранения у него не срабатывало, были возможности его атаковать сзади, сбоку. Он в бой бросался, завидев противника, буквально накидывался на него. У него было тяжелейшее ранение в ногу, вырвавшее его надолго из боевого строя. В его послужном списке записано, какие типы самолетов он освоил. Кажется, он все освоил. Летал на всем, что летало. Попадал в трудные ситуации: то в самолет молния ударила и машина стала неуправляемой, но он посадил её все-таки. Сумел он посадить машину с лётчиками в Куйбышеве на аэродром, когда за самолётами летали, а другие не смогли. То есть он не только сам выходил из сложнейших ситуаций, но и других спасал. И никогда потом не сетовал, не бахвалился. Всегда говорил: «Война есть война, самолёт есть самолёт, лётчик есть лётчик. Здесь уж кто кого».
***
«[В годы войны] … его буквально спас от смерти Фёдор Прокопенко. Та же ситуация: Василий кинулся за немецким самолётом, ни о чём не думая, а только о том, чтобы убить врага, и не смотрит, что у него на хвосте уже другой немец сидит. Это гробовое положение — верная смерть! А Фёдор Фёдорович того буквально грудью с хвоста у Василия выдавил, показывая, что идёт на таран. Когда сели, на Василия накинулись свои же лётчики, материли его! Но не били! — Прокопенко говорил. Василию сказали: «Ты — командир полка, но не только командир. У тебя фамилия, которую ты тоже должен защищать. Ты не должен так безоглядно бросаться». А тот только улыбался виновато и подарил потом фотографию своему спасителю с надписью «Фёдору Фёдоровичу Прокопенко. Спасибо за жизнь. Жизнь — это Родина».
***
«О нем писали массу всякой гадости, не соответствующей действительности. В свое время в «Огоньке» некая Уварова написала статью о Василии. Это была отвратительная ложь. Эта Уварова представляется учительницей немецкого языка Василия. (Хотя учительницей его не была и вообще не работала в этой школе). Пишет эта Уварова, как он над ней и над другими учениками издевался, сводит его в один класс с Тимуром Фрунзе, противопоставляя плохому Василию хорошего Тимура (а они учились в разных классах: в 9-м и 8-м). Пишет, как Василий весь в иностранном ходил. Да если бы у него пуговица была иностранная, его бы отец в окно выкинул. В доме ничего иностранного не терпелось.
Ещё она пишет, как его возили в школу на двух машинах: на одной он с главным охранником, а на другой, мол, охрана. Да его никто на машине не возил! Он даже хвастал перед ребятами, что если окончит школу без троек, отец в качестве поощрения возьмет его один раз на машине на дачу. А так ездили на дачу на паровике, а в школу на трамвае или автобусе. Школа находилась на Площади Восстания, Садово-Кудринская, д. З. Сейчас там факультет и кафедра 1-го Московского мединститута.
Я насчитал в той статье 27 абзацев гадостей о Василии.
Ребята, учившиеся с Василием в классе, были страшно возмущены этой статьей, со мной советовались: мы, мол, напишем Коротичу, что там всё неправда. Но я им сказал, что Коротич, будучи редактором, сознательно допустил эту ложь, а, возможно, и заказал такого рода статью. Поскольку статью одноклассников, опровергавшую ложь, нигде не брали, они решили подать в суд. Заводилой был Вася Алёшин, одноклассник Василия, который не мог стерпеть такой лжи. Но в суде сказали: «А есть у вас заверенная доверенность от пострадавшего? Ах, он умер 30 лет назад! Тем более заявление мы у вас не возьмём».
***
«Василий был человеком храбрым, преданным, материально бескорыстным. Он всегда делился тем, что у него есть, с другими, был щедр. Больно читать статьи о его богатстве, о манто каких-то. Да у него ничего не было! Получка в армии 15 числа, после этого все к нему шли — стол был накрыт для друзей. Дней через 10–15 к нему приходили со своим — у него уже было шаром покати. Очень был хлебосолен: кормил не только гостей, но и тех, кто пришёл к нему что-то починить, к примеру. Вот киномеханик у него работает. Василий всегда после сеанса ему: «Пошли ужинать». Человек стеснялся, отказывался, но Василий ему: «Ты когда работал, то работал, а сейчас работа закончена. Почему не пойти поесть?» Любил всегда всех угостить и не ставил себя выше кого-то чисто по-человечески. Ну, а перекусили — можно и по рюмочке».
***
«Его уважали как лётчика. Бойцы знали, что у него опыт небольшой, но способности высокие и совершенно отчаянные бойцовские качества. Уважали подчинённые и опытные воздушные бойцы, такие, как командир эскадрильи Долгушин или Фёдор Прокопенко: они больше его налетали в бою, хотя Долгушин с ним вместе учился, но ему больше пришлось летать — Василий был ранен и лечился в госпитале. Он попадал в безвыходные положения, причём не только в одиночку на истребителе, но на транспортном самолёте, например. Положение кажется безнадежным, а Василий выходил из него, спасая и машину, и людей».
***
«Был он большой новатор: его предприимчивость и личная инициатива по созданию и внедрению чего-то нового, его инициатива в боевой работе была очень широка. У него был цепкий ум: он всё схватывал налету и быстро ориентировался в происходящем. Например, широко использовал кино, телевидение. Он не боялся внедрять новое и брать на себя ответственность за это, не боялся делать не по трафарету, не боялся новаторства, наоборот.
Создал очень хороший узел связи, когда был командующим ВВС Московского военного округа. Штаб авиации тогда находился там же, где штаб округа, на улице Осипенко. Василий перевел его на аэродром: на центральном аэродроме было здание, аэродром перестал действовать как центральный, он туда перевел штаб. «А то там половина штаба не слышали мотора самолётного», — говорил. Ещё так сказал: эти штабные, которые всю войну просидели на улице Осипенко, может, только что эвакуировались в Куйбышев и географию не знают. Им надо поучить географию по дальним гарнизонам. И отправил их служить по стране. А к себе брал лётчиков-инвалидов, списанных с лётной работы. Ему говорили, мол, да ну, что это за штаб?! Он отвечал: ничего, мол, пока они не всё знают, но как воевать — знают и работают с полной отдачей и желанием. И штаб у него работал безукоризненно и самоотверженно.
Возьмем организацию воздушных парадов — сложнейшая работа, где нужна абсолютная слаженность штаба, управление всеми задействованными структурами.
Он устраивал парады над Красной площадью, там участвовали сотни самолётов разного типа. Реактивные и поршневые самолёты летят с разными скоростями, с разных аэродромов, находящихся на разном расстоянии от Москвы. Бомбардировщики вообще издалека взлетали. А ведь где-то они должны сойтись для группового пролёта, имея разницу в скоростях в сотни километров, и строгим порядком пройти над Красной площадью. Здесь точность должна быть абсолютная. Пять секунд расхождения — это промашка полная. А откуда-то они идут, а тут и ветер дует, ещё много факторов надо учитывать. И надо всё рассчитать, маршруты проложить, в том числе учесть скорость и направление ветра. Ветры-то дуют по-разному. У него была карта московских домов: высота, расположение. Ну и улицы, дороги. Как вести группы? Какие ориентиры? Прекрасные ориентиры — дороги и дома. Их высота различна, и где-то ещё находится заводская труба. А высота пролёта самолётов над Красной площадью малая.
Василий был хороший организатор, и он все это устраивал. Не зря ведь, когда его не стало в той структуре, штаб сильно изменили, парадов не стало. После него кто бы это делал? Тут помимо организаторских способностей смелость необходима, нужно не бояться брать на себя ответственность, идти на риск. Для всего этого нужно день и ночь готовиться, проводить бесконечные тренировки, делать сложные штурманские расчёты. Нужно налаживать связку «земля — борт самолета». Он создал отличный узел связи, куда брал не именитых людей, по блату, так сказать. Он, поверив в человека, увидев его способности, мог поручить ему важный участок. Но при этом говорил: «Я тебе доверяю, ты мне обещал, а обмана я не терплю». И люди оправдывали его доверие. Потом, когда его уже не было, старые лётчики, командиры делились, что когда вопрос какой-то возникал, то между собой говорили: «Давай, как при Василии Иосифовиче, как он делал».
***
«Пунктик властолюбия у Василия был, любил он быть выше других. И в компаниях тоже. Например, он хотел быть командиром дивизии. А на то место шёл человек, который был по стажу выше. Василий поступил по отношению к нему некрасиво: сам сел на это место. Тот не прошёл. Но тут же обеспечил, чтобы тот человек пошёл выше и даже стал над ним начальником. И далее они были друзьями. Василий был незлобив, отходчив».
***
«Василия посадили в апреле 1953. [...] Его как-то отпускали и снова посадили. Полное беззаконие: он приговорён был с направлением в лагерь, а держали-то его в тюрьме. Лагерь хоть какая-то воля. А тюрьма — клетка, там под контролем полностью, жёстче всё. Он — очень деятельный человек, с кипучей энергией, любящий любой труд, и ему особенно было мучительно сидеть в клетке.
Выпустив, сразу сослали в Казань. В Казани поселили на 5 этаже в доме без лифта. А у него ноги были больные: ранение и сосуды очень плохие. Его после тюрьмы смотрел Александр Николаевич Бакулев и даже заплакал: «Васька, до чего тебя довели».
[...] Оттуда он писал Хрущёву, Молотову только относительно своего положения. Не писал мне. Думаю, заботясь о возможных адресатах, понимая, что письмо его может быть какой-то компрометацией. Он был человеком весьма благородным, предусмотрительным и осмотрительным, но не по отношению к себе».
Цитируется по книге: А. Сергеев, Е. Глушик. «Беседы о Сталине». (М., «Крымский мост». 2006).

"Солдатский храм" (https://vk.com/ruvoin)

.
19 марта 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
14 июля
вторник
2020

В этот день:

Морской бой у острова Фидонит

14 июля 1788 года во время русско-турецкой войны 1787–1791 годов произошел бой русской эскадры из 36 кораблей под командованием контр-адмирала М. И. Войновича у оострова Фидонит (Змеиный) с турецкой армадой из 49 судов. Турки пытались прорваться к осажденной русскими крепости Очаков. Наша эскадра перекрыла им путь.

Морской бой у острова Фидонит

14 июля 1788 года во время русско-турецкой войны 1787–1791 годов произошел бой русской эскадры из 36 кораблей под командованием контр-адмирала М. И. Войновича у оострова Фидонит (Змеиный) с турецкой армадой из 49 судов. Турки пытались прорваться к осажденной русскими крепости Очаков. Наша эскадра перекрыла им путь.

Командовавший авангардом русских кораблей Ф. Ф. Ушаков применил новый тактический прием — сосредоточенный удар артиллерии по флагманскому кораблю неприятеля. После трехчасового боя турки, несмотря на значительный перевес сил, вынуждены были ретироваться. Турецкая эскадра не смогла оказать помощь гарнизону осажденной крепости Очаков.

Первые залпы «Катюш»

14 июля 1941 года прогремели первые залпы по врагу легендарных "Катюш" - бесствольных систем полевой реактивной артиллерии БМ-13.

Первые залпы «Катюш»

14 июля 1941 года прогремели первые залпы по врагу легендарных "Катюш" - бесствольных систем полевой реактивной артиллерии БМ-13.

14 июля 1941 года семь советских установок залпового огня БМ-13-16 (боевых машин с 16 ракетными снарядами 132 мм на каждой), смонтированные на автомобильном шасси ЗИЛ-6, одновременно ударили по железнодорожной станции города Орша, забитой немецкими составами с тяжелой военной техникой, боеприпасами и горючим. Эффект одновременного (7-8 сек.) удара 112 ракет калибра 132 мм был потрясающим в прямом и переносном смысле - сначала содрогнулась земля и загрохотало, а потом все запылало. Так в Великую Отечественную войну вступила первая отдельная экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Андреевича Флерова.

 

День физкультурника в блокадном Ленинграде

14 июля 1942 года в блокадном Ленинграде в честь Всесоюзного Дня физкультурника проведен вечер показательных выступлений во фронтовом Доме Красной армии. Сообщение об этом по радио и в газетах подняло дух и у ленинградцев, и в войсках, защищающих город на Неве.

Знак «За службу в разведке»

14 июля 1990 года в СССР был учрежден нагрудный знак «За службу в разведке», ставший высшей ведомственной наградой в органах Службы внешней разведки (СВР).

Знак «За службу в разведке»

14 июля 1990 года в СССР был учрежден нагрудный знак «За службу в разведке», ставший высшей ведомственной наградой в органах Службы внешней разведки (СВР).

С 1990 года эту награду получили более 500 сотрудников внешней разведки. Знак № 1 был вручен pазведчику Джорджу Блейку. Имена всех награжденных внесены на Доску славы кабинета истории СВР РФ.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение