RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Распятие Украины
24 марта 2015 г.

Распятие Украины

Год тому назад 25 марта 2014 года РГК опубликовал статью «Горечь Украины», которая вызвала необычайно массовые отклики
Истребить поголовно!
24 января 2014 г.

Истребить поголовно!

24 января 1919 года опубликована человеконенавистническая директива о политике расказачивания, подписанная Свердловым
   Кровавая комната
2 декабря 2013 г.

Кровавая комната

1 декабря 1992 года погиб в автомобильной катастрофе первый заместитель начальника Главного разведывательного управления генерал-полковник Ю.А. Гусев
Воскресный сеанс
17 июня 2018 г.

Воскресный сеанс

Публикуем стихотворение нашего постоянного автора и друга — уральского поэта Александра Михайловича Костенко
Александр Проханов: русская доля
26 февраля 2015 г.

Александр Проханов: русская доля

В день 77- летия (родился 26 февраля 1938 года) этого выдающегося писателя-патриота и общественного деятеля публикуем несколько его высказываний
Главная » Читальный зал » Перо и скальпель

Перо и скальпель

10 марта 1910 года родился Павел Ефимович БЕЙЛИН, хирург, воин, писатель

На фронт он уйдет добровольцем - сразу же, в воскресенье, 22 июня 1941 года. И пройдет войну полностью, до последних ее выстрелов и последней ее крови.
Перо и скальпель

После войны генерал армии Александр Васильевич Горбатов о хирурге Павле Бейлине вспоминал так: «Вместе с 3-й армией хирург прошёл весь героический путь от Мценска до стен Берлина и далее до Бранденбурга. Время от времени я посещал госпиталь и всегда был рад пожать руку человеку, о котором с такой теплотой говорили воины».
О Павле Бейлине очень часто отзывались именно с теплотой. Бывало, коллеги, - врачи и писатели, - были краткими. Но эта краткость дорогого стоила: «Перо и скальпель, словесность и медицина, изящные искусства и проза операционной...».
Бейлина-писателя узнали раньше, чем Бейлина-врача. Газеты и журналы первые его рассказы начали публиковать еще в начале 1930-х. Первая книга вышла, когда автору было 24 года. Да и членом Союза писателей СССР он стал, еще не закончив медицинский институт.
Бейлин успевал везде. Врач, военный хирург, учёный - кандидатскую защитил еще до войны. Точнее, еще до первой в своей жизни войны – на Карельском перешейке, с финнами. Потом опять работа в киевской клинике. На фронт хирург и писатель Павел Бейлин ушел уже состоявшимся человеком. Как минимум, прекрасно знающим, что «Человек живет один раз» - так называлась его книга, вышедшая в 1941-м.
В 1941-м он сделает и главный в своей жизни выбор. На фронт он уйдет добровольцем - сразу же, в воскресенье, 22 июня 1941 года. Бейлин пройдет войну полностью, до последних ее выстрелов и последней ее крови. Ведущий хирург полевого подвижного госпиталя, спасший сотни солдатских жизней. Два ордена Красной Звезды, «Отечественная война» 1 и 2 степени...
Как жил Бейлин после войны? «Мужественный фронтовой хирург, новатор здравоохранения, талантливый прозаик, - отзывались о нем коллеги. - Фактически его можно назвать первым в Украине тридцатых-восьмидесятых годов врачом-профессионалом, ставшим профессиональным писателем».
О хирурге Павле Ефимовиче Бейлине до сих пор помнят не только на родной для него Украине. Его книги «Самое дорогое» и «Поговори со мною, доктор» когда-то помогли состояться послевоенному поколению советских врачей. Состояться не просто профессионально – личностно. Но от войны в своих произведениях Бейлин тоже уже не сможет уйти.
Война в воспоминаниях писателя-хирурга потрясает. И не верится, что этим мемуарам больше полувека. В конце 1950-х – начале 1960-х о войне еще не принято было ТАК вспоминать…
Он ушел из жизни в 1988-м. В Киеве, на доме, где жил Павел Бейлин, мемориальная доска жива до сих пор.
«Живи, солдат» назвал когда-то Павел Бейлин свои мемуары. Ниже – отрывок из этой книги.

 

***

Январским днем 1945 года наш госпиталь выезжал в Германию. […] Наши грузовики влились в бесконечные колонны наступающих войск. Вот и пограничные столбы. Над дорогой огромное полотнище с надписью: «Логово фашистского зверя».
Первые прусские домики: стены из красного кирпича, островерхие черепичные крыши. На обочинах шоссе — изрешеченные «фердинанды» и «тигры», разбитые орудия, опрокинутые вверх колесами грузовики, «мерседесы», «опели», «ганзы», «БМВ». По полям, среди кустарников и перелесков, брели бездомные черно-белые коровы с непомерно развитым выменем. Пугливо перебегали дорогу одичавшие кошки, в страхе метались выгнанные из заповедников косули.
В ближайших к границе селениях жителей почти не было. Но по мере того, как мы продвигались в глубь Восточной Пруссии, все чаще встречали растерянных и хмурых немцев. А в Аленштейне их уже было много. За Аленштейном же, ближе к Вормдиту и Гутштату, они запрудили все дороги. Толпами шли кто на юг, кто на север, кто на запад. С барахлом, с домашней утварью, с детьми, с животными.
Вспомнилось наше отступление. Сейчас это случилось с немцами. В душах наших бойцов не было ни злорадства, ни торжества мщения. Все видели: катится по дорогам лавина человеческого горя и слез, отчаяния и безысходности...
С сочувствием глядя в глаза матерей, стариков, выбившейся из сил детворы, я мысленно задавал вопросы: «Как они в свое время не преградили путь фашизму? Неужели им вскружил голову дурман побед?».
Развернулись мы в городе Вормдит, на окраине, в местной больнице.
Городок мало пострадал от войны. Целехонькие коттеджи, магазины, огромные вывески, ратуша
Больница имела вид замкнутого каре из красных кирпичных зданий. В центре двора — небольшая церковь.
Гражданских больных в больнице не было, — только раненые солдаты и офицеры.
Мы разбрелись по отделениям. Я попал в офицерское.
Среди гробового молчания иду по палатам. Из наших товарищей со мной никого не оказалось. Один из офицеров костылем захлопнул двери, которые я оставил открытыми из предосторожности. Я вздрогнул и остановился. Кто-то из раненых громко и вызывающе спросил: «Вас хабен зи мит унс фор?»
Оловянные, налитые кровью, глаза сверлили меня. Большинство здесь было ранено в глаза. Это особенно неприятно: озлобленный взгляд единственного глаза.
Я находился в глазной палате.
Все офицеры были пожилые и среднего возраста. Тучные, с квадратными лицами. С развитыми нижними челюстями. Лобастые. Лысеющие, со склеротическими червяками на висках. Обнаженные сытые шеи и отвисшие груди.
Мысленно воображаю их затянутыми в серо-голубые мундиры с крестами под двойными подбородками, с вскинутыми кверху левыми руками для приветствия «Хайль Гитлер», и мне становится жутко.
Все они решили, что их сейчас схватят и будут расстреливать.
- Раненых мы лечим... Здесь будет размещен советский госпиталь... Соблюдайте спокойствие... - сказал я по-немецки.
Что-то упало на пол, зазвенев. Это офицер, захлопнувший двери, уронил нож. Что он намеревался сделать: покончить с собой? Наброситься на меня? Его единственный глаз смотрел широко.
- Где ваши врачи? — спросил я.
Одноглазый офицер глухо ответил:
- Ушли. У нас нет врачей.
Это прозвучало символически.
Кто эти люди? И люди ли они? В природе происходит ряд повышений. Камни становятся растениями, растения – животными, животные – людьми, а люди – богами. Эти строки встретились мне в «Путевых картинах» Генриха Гейне. Те, кто лежат в этой палате, обратили себя в животных. Это – гестаповцы, эсэсовцы, штурмбанфюреры. Выжженная земля – это их тактика! И сыпной тиф в Междуречье – тоже. И освенцимы – тоже...
Возвращаюсь к двери. Под ногами неприятно громко поскрипывает паркет. Меня провожают угрюмые, тяжелые, мутные взгляды.
Вот он, смертельно раненный зверь в своем логове!
На лестнице преградила путь полька-монашка. Она работала здесь санитаркой.
- Пане доктоже, я хочу вам кое-что показать... Идемте!
Она оглядывалась и тянулась к моему уху.
- Глаза... Мертвые глаза... — добавила она шепотом. С ума сошла эта женщина!.. О каких глазах она толкует? […]
Монашка распахнула двери. Мы вошли в узкую комнату, заставленную стеклянными шкафами и холодильниками. Густо пахло формалином.
Один из холодильников полька открыла. Оттуда она извлекла банку с законсервированными глазными яблоками.
- Я видела, как это делали. Иезус-Мария, это было страшно.
Банка в руках монашки плясала.
- Черт возьми, да говорите же, наконец, что вы видели и что это все означает? — заорал Лазарев.
- Это — глаза военнопленных, - глухо объяснила полька. - Их вырезали у военнопленных – русских, поляков, англичан... Потом пересаживали роговицу немцам.
Мы вышли во двор, на воздух. Каршин сказал:
- Это делало фашистов более слепыми, чем зрячими! […]
Всех раненых немцев сосредоточили в одном корпусе. Выделили для них медикаменты и перевязочный материал. Разыскали немецких врачей в городе и отдали раненых на их попечение.
В других корпусах развернули свой госпиталь.
Личный состав госпиталя был расквартирован в ближайших коттеджах.
Коттедж, в котором поместились Лазарев, Каршин и я, принадлежал семье Ольтенов. Людвиг, глава семьи, рабочий, погиб два года назад во время бомбежки. Осталась жена с двумя детьми. Выцветшая, исстрадавшаяся женщина...
Ребята, как загнанные зверьки, жались к матери. Они не отступали от нее и поглядывали исподлобья на нас, стараясь угадать намерения незнакомых людей: не собираемся ли мы причинить им вред?
Потом привыкли. Мы даже стали друзьями.
Фрау Ольтен, вытирая передником глаза, делилась со мной:
- Нам с мужем не нужно было чужой земли и чужих богатств. Вот мое жизненное пространство: мой дом, мой садик... Муж трудился, я – тоже. Во всем мире так работают люди – в России, во Франции, в Польше. Тот, кто трудится, тому не нужно чужое... Нам задурили голову победами... Целыми днями играли марши. Забивали гвозди в гроб Германии. Хоронили нас... Проклятый Гитлер!
Фрау Ольтен обняла своих ребят.
- Ганс и Фридрих не возьмут в руки оружия для разбойничьих дел. Об этом я позабочусь...
С нами на квартире фрау Ольтен жил Сережа Гусев. Он делился пайком с хозяйкой и детьми.

- Мутер, бери... Тут консервы и хлеб. Тебя ни в чем винить нельзя. Ты – тоже пострадавшая...
Ольтен рассадила детей вокруг стола. Нарезала хлеб тонкими-тонкими ломтиками, «намазала» на них консервы и раздала ребятам.
- А вырастут, будут фашистами... — неожиданно вырвалось у Сергея.
Фрау Ольтен помрачнела. Изменившимся голосом ответила:
- В Вормдите живет одна моя приятельница. Ее сын служил в гестапо. Так вот что сказала о нем мать: если бы я знала, что из него выйдет убийца, я задушила бы его в колыбели.
По улице в это время мимо окна проходили двое: женщина и раненый немецкий солдат. Солдат опирался на плечо женщины. Несколько шагов сделают и останавливаются (мы разрешили родственникам забирать раненых домой).
- Ферфлюхтер Гитлер!.. – донеслось с улицы. Фрау Ольтен подошла к окну.
- Это наш сосед... Он живет через дорогу. Он был ранен в живот и в ноги... Это он кричит от боли... Видите, как исказилось его лицо... Дом его разбит снарядами. Они будут жить в развалинах... Как они будут жить?
Солдат присел на корточки. Одной рукой он опирался на землю, другой – обвил шею женщины. Видимо, намеревался лечь на землю. Курточка его расстегнулась. Женщина свободной рукой пыталась застегнуть пуговицы. Пилотка слетела на землю.
Подобрал пилотку Каршин, возвращавшийся из госпиталя. Из окна мы видели, как он надел ее на голову солдата и помог женщине довести его до развалин дома, что напротив. Теперь солдат опирался на плечи Каршина и своей жены.
- Ферфлюхтер Гитлер! — орал он.
В эту минуту я вспомнил казаха из «газовой» палаты. Он тоже кричал: «Гитлер – собака».
Проклятия фашизму всех народов слились теперь с проклятиями самих немцев.
Вошел Каршин. Безбровое лицо его было сосредоточено.
- Только что я разговаривал с немецким солдатом... - сказал Каршин.
- Мы это видели из окна.
- Прозревают немцы... Это истинное прозрение... – продолжал Каршин, – без пересадки роговицы. Не будет больше Германия Гитлера и изобретателей душегубок. Вернется ей добрая слава Гете, Гейне, Шиллера, Бетховена, Баха, слава Маркса, Энгельса, Тельмана...
Фрау Ольтен слушала наш разговор. Главное я перевел ей по-немецки. Она сказала:
- Гитлер должен умереть самой позорной смертью. В банке, куда бы могли плюнуть люди всех наций и каждая немецкая мать. Пусть он утонет в плевках миллионов людей!..
Вечером мы читали Гете в оригинале…
____________________

(Цитируется по изданию: Бейлин П.Е. «Живи, солдат». М., Воениздат, 1960)

 

Солдатский храм (https://vk.com/ruvoin)

.
10 марта 2016 г.

Комментарии:

administrator 10.03.2016 в 08:24 # Ответить
К сожалению, гитлеровские бациллы расползаются сегодня не только по Германии, но и по США, и даже по Украине...

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 ноября
вторник
2019

В этот день:

Летчик-испытатель Гордиенко

12 ноября 1934 года родился Владимир Гаврилович ГОРДИЕНКО, заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза.

Летчик-испытатель Гордиенко

12 ноября 1934 года родился Владимир Гаврилович ГОРДИЕНКО, заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза.

В 1954 году окончил Черниговское военное авиационное училище лётчиков, в 1962 году — школу лётчиков-испытателей. В 1962—1977 годах был лётчиком-испытателем Горьковского авиационного завода. Участвовал в испытаниях серийных самолётов «МиГ-21», «МиГ-25», а также их различных модификаций. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1971 года за «мужество и отвагу, проявленные при испытании новой авиационной техники» Владимир Гордиенко был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 11397.

В 1977—1990 годах Гордиенко был лётчиком-испытателем Лётно-исследовательного института имени Громова. В 1990 году в звании полковника Гордиенко был уволен в запас. Работал лётчиком-испытателем научно-производственным объединения «Авиатика».

Первый полет Ту-95

12 ноября 1952 года первый полёт самолёта Ту-95 совершил экипаж лётчика-испытателя А. Д. Перелёта.

Первый полет Ту-95

12 ноября 1952 года первый полёт самолёта Ту-95 совершил экипаж лётчика-испытателя А. Д. Перелёта.

Ту-95 (по кодификации НАТО: Bear — «Медведь») — советский/российский турбовинтовой стратегический бомбардировщик-ракетоносец. Это самый быстрый винтовой самолёт, ставший одним из символов холодной войны. Предназначен для поражения крылатыми ракетами важных объектов в тылу противника в любое время суток и при любых погодных условиях. Служит до сих пор.

30 июля 2010 установлен мировой рекорд беспосадочного полёта для серийных самолётов — за 43 часа бомбардировщики Ту-95 пролетели около 30 тысяч километров над тремя океанами, четырежды дозаправившись в воздухе.

 

Подводный атомный ракетодром

12 ноября 1960 года вступила в строй первая российская АПЛ К-19 проекта 658 с 3 баллистическими ракетами Р-13.

Подводный атомный ракетодром

12 ноября 1960 года вступила в строй первая российская АПЛ К-19 проекта 658 с 3 баллистическими ракетами Р-13.

За многочисленные аварии лодка имела на флоте прозвище «Хиросима».
Всего с момента постройки «К-19» прошла 332 396 миль за 20 223 ходовых часа. Выполнила 6 боевых служб общей длительностью 310 суток, осуществила пуск 22 баллистических ракет, провела 60 торпедных стрельб.

 В 2003 году была отправлена на утилизацию на завод «Нерпа», несмотря на просьбы о превращении лодки в музей. Часть ограждения выдвижных устройств сохранена как мемориал и установлена у проходных СРЗ «Нерпа».

Крейсер «Червона Украина»

12 ноября 1941 года на этот легендарный корабль вышли в атаку 28 фашистских штурмовиков

Крейсер «Червона Украина»

12 ноября 1941 года на этот легендарный корабль вышли в атаку 28 фашистских штурмовиков

В Севастополе на Графской пристани установлена мемориальная доска, где на красном граните высечен силуэт крейсера и подпись: "Здесь, ведя бой с противником, 12 ноября 1941 года погиб крейсер "Червона Украина".

Судьба этого корабля богата событиями. Он был заложен 19 октября 1915 года в Николаеве. Первая мировая и Гражданская войны надолго прервали строительство. «Недострой» в феврале 1919 года захватили французские интервенты. Но уже в марте того же года экипаж поднял на корабле красный флаг и перешел на сторону Советов. В январе 1920 года, захваченный белогвардейцами, корабль был отбуксирован в Одессу и посажен на мель. Через месяц большевики сняли его с мели и вернули в Николаев. 26 декабря 1922 года крейсер получил имя « Червона Украина» и вскоре Николаевские государственные заводы приступили к достройке корабля по первоначальному проекту. Через четыре с половиной года он вошел в состав Черноморского флота.
25 июля 1929 года «Червону Украину» посетил И. В. Сталин, который благословил первый советский крейсер на переход в Средиземное море и совершение дружественных визитов в Италию и Грецию. «Червона Украина» также дважды побывала в Турции.

Великую Отечественную войну крейсер встретил под командованием капитана 1 ранга Н.Е.Басистого в составе бригады крейсеров в Севастополе. 23-25 июня он произвел постановку оборонительных минных заграждений. Затем участвовал в обороне Одессы, в эвакуации войск и населения.
5 ноября командиром корабля был назначен капитан 2 ранга И.А.Заруба. 8 ноября крейсер первым из кораблей эскадры открыл огонь по наступающим на Севастополь войскам противника. 9 и 10 ноября выполнил семь стрельб (выпущено 48 и 100 снарядов соответственно).
12 ноября 1941 года на стоящий у Графской пристани Севастополя крейсер было совершено несколько воздушных налетов фашистской авиации. Только в первой волне участвовало 28 пикирующих бомбардировщиков. В 11.00 крейсер получил попадание двух авиабомб в районе шкафута. В 12.24 еще три бомбы разорвалось в непосредственной близости от его борта. Носовая часть “Червоной Украины” заметно осела в воду, но крейсер продолжал вести бой и держаться на плаву, хотя на нем погибло 70 человек.
Воздушные налеты продолжались до наступления темноты, но больше ни одна бомба не достигла цели. Экипаж делал все возможное для спасения крейсера, однако через две огромные пробоины в правом и левом бортах во внутренние помещения корабля проникло около трех тысяч тонн воды. В ночь на 13 ноября крен на левый борт достиг критических 40°, и командир “Червоной Украины” капитан 2 ранга Заруба по приказанию командующего флотом отдал команду покинуть корабль. Когда последний барказ отошел от крейсера, он, перевернувшись, ушел под воду с поднятым кормовым флагом.
Экипаж "Червоной Украины» влился в состав частей, обороняющих Севастополь, а 17 декабря из снятых с крейсера 130-мм орудий в Севастополе сформировали четыре береговые батареи.

Но на этом судьба крейсера не завершилась. После войны он был поднят, отремонтирован и использовался в качестве плавучего учебного центра. В 1952 году крейсер был посажен на грунт в районе косы Бакая в качестве мишени для бомбометания морской авиации. Там уже окончательно погиб, отдав жизнь для совершенствования боевой подготовки морских летчиков. Вечная ему слава!

 

Подвиг спецназовца Сергея Богданченко

12 ноября 1999 года ему было присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно)

Подвиг спецназовца Сергея Богданченко

12 ноября 1999 года ему было присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно)

Сергей Николаевич Богданченко совершил подвиг 10 сентября 1999 года в Новолакском районе Дагестана. Бой за высоту 715,3 был одним из самых драматичных эпизодов специальной операции по уничтожению вторгшихся сюда незаконных вооруженных формирований. Захватить и удержать высоту спецназовцам предстояло 9 сентября. Незаметно миновав позиции боевиков, к шести часам утра спецназовцы заняли гребень высоты и сразу же вступили в бой. Дня организации надежной обороны группа под командованием старшего лейтенанта Сергея Богданченко была направлена в зеленку, на самый крутой скат холма. Здесь-то они и столкнулись с боевиками, которые готовили запасные позиции на случай наступления российских войск. В жестоком бою бандитов выбили с занимаемых позиций. Сергей Богданченко, получив тяжелое ранение, продолжал руководить боем. Спецназовцы выполняли поставленную задачу. Они сумели удержать высоту. При эвакуации Сергей скончался на руках своих подчиненных...
Сергей Николаевич Богданченко родился 21 февраля 1969 года в станице Вознесенская Краснодарского края. Окончил вознесенский механико-технологический техникум. В июне 1988 года призван на срочную военную службу. После службы окончил СПТУ-28 в Лабинске, работал на одном из предприятий города. В 1994 году поступил на службу по контракту во внутренние войска. В 1996-м Сергей окончил курсы подготовки младших офицеров при Санкт-Петербургском высшем военном командном училище внутренних войск МВД России. С ноября 1998 года служил в армавирском отряде специального назначения.

Навечно зачислен в списки личного состава части. Улица в станице Вознесенская, на которой жил Герой, отныне носит его имя.

День специалиста безопасности

12 ноября в России отмечается День специалистов по безопасности

День специалиста безопасности

12 ноября в России отмечается День специалистов по безопасности

10 лет назад инициатором и организатором праздника выступил крупнейший интернет-портал по безопасности Sec.Ru, и День специалиста по безопасности ежегодно стали отмечать 12 ноября, начиная с 2005 года.
Понятно, что эта профессия является одной из самых древних. Она появилась еще в античные времена и развивалась вместе с обществом. Одними из самых древних «секьюрити» можно назвать людей, которые пробовали пищу и напитки перед тем, как к трапезе приступит господин, и «сотрудников» персональной охраны, которая всегда существовала у правителя (стража, дружина и т.п.). Эти люди должны были защищать своего господина от любых видов посягательств на его личность.
В "демократической" России армия спецов по безопасности разрослась как раковая опухоль. Сотни тысяч спецов охраняют школы, магазины, гаражи, склады,жилые дома, свинофермы, всяческих чиновничков, крупных воров и бандюг, олигархов, проституток, певичек и прочую ерунду. От общественно-полезного труда отрываются сотни тысяч здоровых мужиков.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение