RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«За отвагу» Смоктуновского
27 марта 2015 г.

«За отвагу» Смоктуновского

28 марта 2015 года исполнилось бы 90 лет со дня рождения Иннокентия Смоктуновского
Чтение выходного дня: советский патриотизм
10 августа 2013 г.

Чтение выходного дня: советский патриотизм

Наша любовь к Отечеству — красная тряпка для тех, кто грабит нашу страну
2015: убийственный подарок
2 января 2015 г.

2015: убийственный подарок

1 января 2015 года вступил в силу закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», насаждающий ювенальную юстицию в России
Как в угоду НАТО разрушили систему коллективной безопасности
7 июня 2015 г.

Как в угоду НАТО разрушили систему коллективной безопасности

25 лет назад 7 июня 1990 года начался распуск Варшавского договора в целях подачи миролюбивого примера странам НАТО.
Ксения Петербургская
6 июня 2016 г.

Ксения Петербургская

6 июня — день памяти святой блаженной Ксении Петербургской
Главная » Читальный зал » Идеалов молодости не предал!

Идеалов молодости не предал!

20 ноября 2016 года – 100 лет Михаилу Александровичу Дудину

Он — фронтовик, подполковник, Герой Социалистического Труда, лауреат двух государственных премий, кавалер шести высших государственных наград, автор 70 поэтических сборников.
Идеалов молодости не предал!

В 1978 году бывший мой редактор окружной газеты Борис Рыбин, к тому времени уже возглавлявший литературную редакцию Воениздата, пригласил меня на вручение Михаилу Дудину медали имени А.А.Фадеева. На фуршете мы познакомились. Узнав, что я тоже Михаил Александрович, поэт окликнул стоявшего в сторонке военного писателя Карпова: «Володя, быстренько становись между нами и загадай любое желание – обязательно сбудется. Ты же будешь между дважды тёзками!» Кто-то подумает: экий пустяк! Не скажите. Как по капле воды можно судить о море, так и в невзрачном вроде поступке раскрывается весь человек. А главным достоинством Дудина как поэта и как личности было всегдашнее стремление сделать другим людям добро, помочь им - поддержать слабого, вдохновить робкого. Герой Социалистического Труда, лауреат двух государственных премий, кавалер шести высших государственных наград, автор 70 поэтических сборников он бы мог добрую половину своей жизни почивать на лаврах, поплёвывая в потолок. Однако Михаил Александрович тянул такую тяжеленную арбу общественных обязанностей, которую другие его коллеги даже с места сдвинуть бы не могли. Причём относился к тем обязанностям в высшей степени ответственно, неформально. По меньшей мере, трём десяткам молодых литераторов он точно помог войти в литературу и выпустить их первые книги. Многим рядовым ленинградцам, будучи депутатом Верховного Совета РСФСР нескольких созывов, помогал преодолевать бытовые неустройства, находить справедливость на работе, вернуть доброе имя.

Все годы после войны Дудин работал в ленинградском Комитете защиты мира. Он - инициатор создания Зелёного пояса Славы вокруг города на Неве. Несколько лет возглавлял Ленинградскую областную писательскую организации. Был секретарём правления Союза Писателей СССР. Десять лет был депутатом Верховного Совета РСФСР. Его перу принадлежат надписи на пропилеях у входа на Пискарёвское мемориальное кладбище и на монументе героическим защитникам Ленинграда. За организацию и проведение Всесоюзного пушкинского праздника поэзии и пропаганду творчества А. С. Пушкина Дудину присвоили звание «Почётный гражданин Пушкинских Гор». Стихи Дудина высечены на обелиске-могиле неизвестного солдата, при входе в Михайловские рощи со стороны деревни Бугрово. Вместе с Сергеем Орловым он написал сценарий бесподобного фильма «Жаворонок», посвящённого подвигу танкистов, оказавшихся в плену на территории Германии.
А ещё мог запросто заказать грузовик, самолично сложить в него несколько тысяч книг из своей огромнейшей (10 тысяч томов!) библиотеки и отправить их в Ивановский пединститут, который сам окончил до войны. Когда в 1989 году случилось спитакское землетрясение, поэт передал весь гонорар за книгу «Земля обетованная» в пользу пострадавших Армении. Кстати, ни один советский известный поэт не переводил стольких стихов с языков народов СССР, как Михаил Дудин. А как он замечательно рисовал дружеские шаржи и экспромтом сочинял эпиграммы, о том можно отдельно и долго рассказывать.

Важно подчеркнуть также то, что Михаил Александрович поддерживал многолетнюю и тесную дружбу с нашей газетой «На страже Родины». Тогда она была органом Ленинградского военного округа. Писатель (кстати, имел звание подполковника) часто гостил у питерских военных журналистов. Старожилы вспоминали, что многим из них он тоже помогал в быту и на службе. Такая деталь: для известного фильма «Максим Перепелица» Дудин написал слова к звучащим в нём песням. А ещё он упросил постановщиков фильма, чтобы в кадре была показана именно наша газета «На страже Родины». Картина, к слову, снималась недалеко от Петропавловки, где находилась редакция нашей «На страже Родины». Не все знают и то, что роль военного журналиста там сыграл молодой ленинградский, никому ещё неизвестный актёр Кирилл Лавров (в титрах он указан не был). К слову писатель и артист крепко дружили.

Вообще по натуре Дудин был заступником, как теперь модно говорить, борцом за права личности. Во всех своих делах, во всех идеях, с которыми выступал, поэт и писатель руководствовался той животворящей истиной, что «без прошлого нет будущего», что подвиг соотечественников в Великой Отечественной войне должен быть достойно увековечен и ни одно имя при этом нельзя забыть. (В одном из его писем ко мне есть чрезвычайно дорогая мне фраза: «Желаю Вам не терять в этом мире чувства беспокойства и по мере возможности превращать неизвестных солдат (а их очень много) в солдат с именами, отчествами и фамилиями. Будьте мне здоровы!».

Разумеется, Михаил Александрович много издавался, и власти своим вниманием его не обделяли. Но вот что в высшей степени примечательно: его стихи последних лет полностью разрушают стереотип удачника, баловня судьбы, любимца «системы». При этом в отличие от сонма идеологических ренегатов и гнусных перевёртышей поэт и гражданин Дудин нигде и ни в чём не предал идеалов молодости. А жить без веры он не мог. Правда, в чернобыльском цикле «Сегодня», в «Стихах из дневника Гамлета», в книгах «Полынь», «Заканчивается двадцатый век...» уже не было прежних романтических надежд. Зато присутствовала зрелая лирика горьких раздумий о сущем, а поэтическая речь его зазвучала жёстко, порой даже трагично, но предельно искренне: «Святая Правда есть, /Но что с неё возьмешь?.. / Власть - любит лесть, / А лесть - рождает ложь. / И нас с тобой / Опутало вранье. / И над земной судьбой / Кружится воронье». Заметьте: это отнюдь не постперестроечные строки. Они написаны во времена Генсека Черненко. Скажу больше: самые ценные и значимые для самого Дудина стихи второй половины 70-х - начала 80-х - «Давид Кугультинов в Норильске», «Тихий вздох над Сибирью», «Слово о словах», «У могилы Неизвестного солдата» («И тоска мою душу гнетёт, / И осенние никнут растения, / И по мрамору листья метёт/ Оскорбительный ветер забвения») вообще не были напечатаны по цензурно-идеологическим соображениям.
Впрочем, когда уже «дули свежие ветры», Дудин всё равно не смог при жизни выпустить свою последнюю книгу. Между тем он очень надеялся её изданием заработать средства на восстановление церкви в селе Вязовское Ивановской области, возле которой похоронена его мать и где он сам хотел обрести (и, слава Богу, обрёл) «последнюю квартиру». («Найдите мне место на этом погосте»).

…Михаил Александрович очень по-дружески, не побоюсь этого слова, душевно относился к автору этих строк с той встречи в Воениздате. Благодаря ему я познакомился и с другим великим русским подвижником – Семёном Степановичем Гейченко. И об этом есть смысл рассказать подробнее. В конце восьмидесятых на один из финалов Всесоюзной юнармейской военно-спортивной игры «Орлёнок» мы поехали с лётчиком-космонавтом Г.Т. Береговым. Перед этим я позвонил Дудину. Так, мол, и так, будем в Пскове. А вы обещали свозить меня в Пушкиногорье. В это кому-то трудно будет поверить, однако Михаил Александрович ответил по-военному: «Выезжаю и жду вас у Семёна». А надо отметить: Гейченко и Дудин были друзья – не разлей вода.
В Пушкиногорье меня доставил на служебном автомобиле корреспондент ТАСС по Псковской области Борис Власов. Хозяина музея и его гостя на месте не оказалось. Они отправились на перезахоронение останков боевого летчика лейтенанта Анатолия Григорьевича Зеленова, погибшего в небе Пушкиногорья в июле 1944 года. Мы с Борисом подъехали в деревню Новгородка, где проходило скорбное торжество. Дудин и Гейченко стояли на солнцепеке с непокрытыми головами. Поинтересовались, почему не приехал Береговой. «Ему что-то нездоровится», - ответил я. Семён Степанович выразил сожаление и рассказал, что могила летчика находилась на месте падения самолета, возле крохотной, всего в несколько домов, деревеньки Добрынино. Теперь она обезлюдела. Несколько лет назад наглухо заколотили последний жилой дом. Тогда однополчане Зеленова, ветераны 161-го истребительного авиационного полка 14-й воздушной армии и обратились в райисполком с просьбой перенести прах их побратима на братскую могилу к уже установленному обелиску. Началась обыкновенная и привычная волокита. Дудин и Гейченко подключились к святому делу и совместными усилиями добились справедливости. Тут место людное - имя героя уже не затеряется.
Потом Власов и Гейченко, как хозяева, занялись подготовкой обеда, а нас с Дудиным отправили погулять по великолепным аллеям парка. Вы себе, читатель, на минуточку представьте себя на моём месте. Вышагивал я по земле, на которой когда-то бродил Пушкин. А рядом был другой большой русский поэт, к слову, разрешивший мне включить диктофон. Временами даже хотелось себя ущипнуть: не сон ли это? Наверное, я когда-то чем-то угодил судьбе, коли она расщедрилась таким подарком…

«Впервые я побывал на этой благословенной для каждого русского человека земле в 1949 году. Помогал Гейченко чем мог в проведении 150-летнего юбилея величайшего мирового гения. И с тех пор бываю здесь ежегодно, даже по несколько раз. Сёма мне выделяет крохотную комнатушку, я вам её покажу. А мне больше не надо. Здесь я буквально преображаюсь. Какая-то аура, прана, сам не знаю, что на меня находит. Это даже не вдохновение, а нечто космическое, непонятное, но очень замечательное. Вы же понимаете, что это не просто музей-заповедник, которых в стране множество. В обычном музее доступ посетителей к экспонатам начинается в девять или десять часов утра, а заканчивается тогда, когда последний интересующийся вечером покидает территорию музея. Здесь ничего нельзя открыть и закрыть. Здесь живут люди так, как жили они во времена Пушкина. Площадь музея-заповедника… Нет-нет, Сёма меня заставляет всегда правильно называть: мемориальный историко-литературный и природно-ландшафный музей-заповедник - свыше 10 тысяч гектаров. Здесь экспонаты - великолепные, неповторимые пейзажи Михайловского, Тригорского, Петровского, речка Сороть с лугами и покосами, Савкина горка, старое кладбище Воронич, приусадебные парки, - словом всё то, что видел при жизни Пушкин, когда гулял здесь, на лошади скакал. Да, сейчас деревья другие, трава другая, но очертания берегов той же Сороти, холмы, буераки и перелески ведь точно такие же, какими их видел Пушкин. Пушкин! Я уже исходил здесь, излазил все окрестности за столько то лет, а всё не перестаю восхищаться. Господи, ступаю по тем же тропам, по которым Александр Сергеевич ходил!
Ведь вы смотрите: Пушкин приехал сюда в ссылку. Он был сугубо городской человек, причём известный наравне с царем. На его талант существовала сумасшедшая мода. Где бы он ни появлялся, ему все стоя аплодировали. И вдруг - ссылка сюда. По тем временам это место было синонимом варварства, российской глуши, тупости и косности. Он же написал: «Боже мой, что за речь, что за слова, что за матерщина, что за обряды! Где я? Что я? Все передо мной затмилось». А уже через два месяца воскликнет: «Здесь меня святое провидение осенило, поэзия, как ангел-утешитель спасла меня, и я воскрес душой!». Видать, что-то в этих местах и впрямь есть непостижимое, таинственное, загадочное...
Почему я постоянно возвращаюсь к фронтовой тематике? Да, наверное, прежде всего потому, что я - человек, вышедший из войны. Для меня война - подвиг, философия, мировоззрение, что угодно. Я видел смерть, заглядывал в её бездны. Я потерял очень многих друзей, и все их недюжинные жизни, невоплощенные думы лежат на моих плечах, на моей душе и требуют от меня, живого, ответственности за ту самую жизнь, ради которой они шли в бой и расплачивались за неё своими жизнями. Я проецирую прошлый опыт моей души, которая закалилась и окрепла в армейских условиях, на завтрашний день и живу этой связью. Для меня это и есть жизнь.
А родился я в деревне Клевнево ныне Ивановской области за год до Великой Октябрьской социалистической революции. Родители - крестьяне, мать была неграмотной. Учился в школе соседней деревни Бибирево. Любовь к чтению мне привил первый школьный учитель Александр Николаевич Куракин. Потом у меня было много хороших учителей. Меня судьба вообще не обидела ни на учителей, ни на друзей. Но первотолчок к познанию, жажду учиться, дерзать, считаю, все же разбудил Куракин. После школы было в моей судьбе много всяких, по-своему примечательных событий: сотрудничал в газете, работал на комсомольских стройках, в частности, возводил Баксанскую ГЭС, учился в Ивановском педагогическом институте. В 1939 году призван в армию. Успел повоевать до Великой Отечественной. В декабре 39-го наш артиллерийский полк прибыл эшелоном в Ленинград из-под Котовска. Выгрузились на запасных путях Варшавского вокзала. На всю жизнь запомнилась эта первая встреча с городом, ставшим мне впоследствии родным. В бой с белофиннами мы вступили где-то в районе Терийока. Я был разведчиком полковой артиллерийской группы. Кто понимает толк в военном деле, тот знает, какой это нелегкий и ответственный труд. Днём и ночью мы упорно продвигались до самого Выборга. Стоял сильный мороз, почти не умолкал артиллерийский грохот. На сон выпадали даже не часы - минуты. Потом мы вернулись в Ленинград. Пошли на транспортах через Балтику, мимо Гогланда, за четыреста пятьдесят километров на запад от Ленинграда, на полуостров Гангут (Ханко). Построили там укрепления, казармы. Вот там-то меня и застала Великая Отечественная.
В каменистую почву Гангута мы буквально вросли, стояли насмерть и не отступили ни на сантиметр. С полуострова Ханко на Ленинградский фронт нас вернулось около двадцати пяти тысяч человек. Сейчас, пожалуй, и тысячи не осталось в живых. Так, что за плечами каждого из нас, живущих, тех, кому судьба или счастливый случай подарили долгий век, стоят наши товарищи. Они - незримо с нами, в каждом нашем большом или малом деле, в радостях и печалях, в мыслях наших и чаяниях. Та война обострила гражданские чувства каждого из нас, нашу способность к самопожертвованию, самоотверженности во имя великой цели. Она как бы потеснила, притупила в наших душах сиюминутные, заурядные потребности. Если говорить конкретно обо мне, то ведь фронт дал мне таких друзей, как замечательный художник Борис Иванович Пророков. Мы воевали вместе. Первые стихи с полуострова Ханко я послал Николаю Семеновичу Тихонову. Он их напечатал в «Звезде» и с тех пор до конца своих дней очень нежно и сердечно относился ко мне. Да что там говорить, удостоверение члена Союза писателей СССР я получил в окопах Ханко благодаря Тихонову.
…Переводами я действительно занимаюсь очень много. Понимаете: наш век - особый. Он требует умения мыслить глобально, быть сыном земли. Мы должны знать друг друга. Представьте себе: несколько лет назад мне довелось проводить первый Пушкинский праздник в... Сенегале. А для этого надо переводить. Тут для меня ярчайший пример подвижничества - наш соотечественник Василий Иванович Жуковский. Благодаря ему русская культура значительно расширила свои горизонты, стала богаче, глубже, чище.
…Господь с вами, я искренне не понимаю, что такое свободное время. На мне столько общественных нагрузок, что иной раз не знаешь, какой отдать предпочтение. Но я не жалуюсь, упаси Бог! Вот на протяжении многих лет возглавляю Ленинградский комитет защиты мира, и работа в нём приносит мне громадное удовлетворение. Чтобы не было войны, мы, писатели, должны стучаться в каждое сердце, к каждому человеку. Идти к нему надо с письменными и устными речами, надо ездить, надо встречаться, общаться. Все современные проблемы мирового сообщества - глобального, государственного, семейного и личного плана - замыкаются на нравственном стержне человека. Сейчас стоит дилемма: или человечество похоронит войну, или война похоронит человечество. А чтобы человек жил радостно, надо сохранить всю великую мозаику жизни на земле, которую так замечательно придумала природа. Наверное, надо искать не различия в отношениях человека с человеком и человека с природой, а родство, сходство. Потому что на земле всё связано тесными узами родства – всё, начиная от травинки и кончая озонным слоем над нашей голубой планетой. Так что времени свободного у меня практически не бывает. Но всё же изредка люблю просто побродить по Ленинграду, насладиться его каменной неповторимой музыкой. Регулярно хожу в театр, в музеи, на выставки, особенно, когда бываю в других городах. Без машины и дачи существую спокойно. Лишь без Михайловского не могу обойтись. Очень часто езжу в гости к моему старому другу Семену Гейченко. Ну, вы надеюсь, убедились, что этого человека нельзя не любить. И чем больше я его знаю, тем ценнее он для меня становится. Хотя сказано не точно. Сёма для меня бесценен...»

В это время нас позвали за стол «отведать, чем Бог послал». Оказалось, что Гейченко с Власовым съездили за спиртным – как раз тогда по стране бушевала горбачёвская антиалкогольная придурь, и даже для директора музея водка была на вес золота. Мы хорошо посидели. Потом Борис уехал в Псков, а я остался. На следующий день Гейченко обещал устроить баню. Но это уже другая история и другой рассказ о Хранителе Пушкиногорья...

 

 

Полковник в отставке Михаил Захарчук.
19 ноября 2016 г.

Комментарии:

КАП 21.11.2016 в 17:53 # Ответить
Творчество Дудина М .А., конечно, знакомо, но в статье приводится очень много новых для читателя интересных фактов из его жизни - прочитала с большим воодушевлением.
Спасибо автору!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
23 октября
понедельник
2017

В этот день:

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Родился в семье крестьянина. В Первую мировую войну добровольцем ушёл на фронт, дослужился до старшего унтер-офицера. Был ранен в 1916 году и взят в немецкий плен. Освобождён после окончания войны. С 1919 года в Красной армии, в Гражданскую войну с 1918 по 1920 год был командиром взвода, эскадрона, помощником командира полка. Вступил в ВКП (б) в 1919 году. Окончил 24-ю Омскую пехотную школу имени Коминтерна (1922), Военную академию им. М. В. Фрунзе (октябрь 1925 по июнь 1928) и академические курсы при Военно-технической академии (1931).

С 21 июня 1941 года — командующий войсками Западного фронта. После разгрома значительной части войск фронта в Белостокско-Минском «котле» 30 июня 1941 года отстранён от командования и 4 июля арестован. 22 июля 1941 года, решением военного трибунала "за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти", был приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. Похоронен на подмосковном полигоне НКВД. В 1957 году посмертно реабилитирован и восстановлен в звании.

Маршал авиации Владимир Судец

23 октября 1904 года родился Владимир Александрович Судец (ум. 1981), маршал авиации, командующий Дальней авиацией (1955—1962), главнокомандующий войсками ПВО (1962—1966), Герой Советского Союза, Народный герой Югославии, Герой МНР.

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

В 1937 году научная экспедиция на «Георгии Седове» занималась исследовательскими работами в Карском море и в море Лаптевых в районе Ново-Сибирских островов. Программа исследований была почти закончена, когда «Георгий Седов» послали на помощь судам каравана, застрявшим в тяжёлых льдах юго-западной части моря Лаптевых.

Здесь собралось несколько ледокольных пароходов, но их усилия были тщетны: наступала ранняя зима, и пробитые ледоколами каналы быстро затягивались молодым льдом.

«Георгий Седов», «Садко» и «Малыгин» не смогли выйти изо льдов. 30 октября пришёл приказ начальника Главсевморпути о переходе на зимовочное положение. Опыта зимовки ни у кого из 217 человек не было.

10 ноября была выведена из эксплуатации машина, погасили топки, перешли на отопление с помощью камельков (буржуйка), освещение — керосинка (летучая мышь) и свечи. 3 апреля 1938 года из Тикси вылетели самолёты звена Героя Советского Союза Алексеева — «Н-170», «Н-171», «Н-172» (летчики Г. К. Орлов, П. Г. Головин). Не пробыв и двух часов после посадки на льдах, отправились обратно (эвакуировав 22 человека). От Тикси их отделяло 1100 км. Для второго рейса была создана промежуточная база (замёрзшая лагуна острова Котельного). 18 апреля «Н-170» и «Н-172» Алексеев и Головин вывезли 83 пассажира. 26 апреля в последний свой рейс — 79 человек. После этого на кораблях осталось по 11 человек. (33 во всём караване).

24 июня после осмотра водолазом Николаевым руля «Георгия Седова» было установлено, что тот повреждён одним из сжатий: судно потеряло возможность самостоятельно управляться. 28 августа 1938 года к каравану подошёл ледокол «Ермак» (капитан М. Я. Сорокин). После нескольких неудачных попыток буксировать «Георгия Седова», он отправился в ледовою разведку, но вскоре потерял один из винтов (лопнул вал и вместе с движителем ушёл на дно). Руководством было принято решение «Ермаку» возвращаться вместе с «Садко» и «Малыгиным», оставив «Георгия Седова» на вторую зимовку. 30 августа корабли ушли.

13 сентября в Главсевморпути приняли решение послать к «Седову» новый ледокол «Иосиф Сталин», а 17 сентября — и «Литке». Подойдя 23 сентября к «Седову» на 60 миль из-за тяжёлой ледовой обстановки (крупнобитый лёд 7 баллов, туман) ледоколы остановись. 24 сентября их отозвали обратно.

С 26 на 27 сентября в результате подвижек льда «Седову получил крен 18° на правый борт, под водой оказалось сливное отверстие холодильника. Забортная вода стала поступать внутрь судна. Несмотря на принятые меры, поступление воды прекратить не удалось и к полночи крен достиг 30°. В таком состоянии ледокол продолжал дрейф. Только в январе 1940 года уже в Гренландсом море (Северо-Западнее Шпицбергена) к дрейфующему пароходу

подошёл ледокол «Иосиф Сталин» и вывел его на чистую воду.

Дрейф продолжался 812 дней. Пройденный путь 3307 миль. 21 января суда добрались до Баренцбурга на Шпицбергене.

3 февраля 1940 года ледокол «Георгий Седов» награждён орденом Ленина. В тот же день был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР: "1. За проведение героического дрейфа, выполнение обширной программы научных исследований в труднейших условиях Арктики и проявленные при этом мужество и настойчивость присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

1. Бадигину Константину Сергеевичу — капитану ледокольного парохода «Георгий Седов».

2. Трофимову Дмитрию Григорьевичу — помполиту ледокольного парохода «Георгий Седов».

3. Ефремову Андрею Георгиевичу — старшему помощнику капитана.

4. Буйницкому Виктору Харлампиевичу — гидрографу.

5. Токареву Сергею Дмитриевичу — второму механику.

6. Алферову Всеволоду Степановичу — третьему механику.

7. Полянскому Александру Александровичу — радисту.

8. Бекасову Николаю Михайловичу — радисту.

9. Буторину Дмитрию Прокопьевичу — боцману.

10. Недзвецкому Иосифу Марковичу — машинисту.

11. Шарыпову Николаю Сергеевичу — машинисту.

12. Соболевскому Александру Петровичу — врачу.

13. Гаманкову Ефрему Ивановичу — матросу.

14. Гетману Ивану Ивановичу — кочегару.

15. Мегеру Павлу Власовичу — повару.

2. Выдать единовременную денежную награду Бадигину К. С., Трофимову Д. Г., Ефремову А. Г., Буйницкому В. Х., Токареву С. Д., Алферову В. С., Полянскому А. А., Бекасову Н. М., Буторину Д. П., Недзвецкому И. М., Шарыпову Н. С., Соболевскому А. П., Гаманкову Е. И., Гетману И. И. и Мегеру П. В. по 25.000 рублей каждому".

 

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Подробно:

http://rosgeroika.ru/geroi-nashego-vremeni/2013/october/podlost-i-geroizm-na-dubrovke

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение