RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Вдохновители неофашизма
5 мая 2014 г.

Вдохновители неофашизма

МИД России представил Владимиру Путину доклад о грубейшем нарушении прав человека на Украине
Гейропейский Содом
23 января 2015 г.

Гейропейский Содом

Мы стоим на пороге новых войн в той Европе, которую мы-то, глупые, считали раем
«Блага демократии» от США
25 октября 2016 г.

«Блага демократии» от США

25 октября 2016 года мировые СМИ опубликовали заявление Папы римского Франциска о том, что он поражен жестокостью, проявленной в отношении гражданских лиц, в особенности детей, во время боевых действий в Мосуле.
«Победа-70»: поэт Александр Савостьянов
5 апреля 2015 г.

«Победа-70»: поэт Александр Савостьянов

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Жемчужина Третьего Рима
1 марта 2014 г.

Жемчужина Третьего Рима

Спокойная уверенность Путина и тявканье проамериканской псарни
Главная » Читальный зал » После атаки

После атаки

Сайт «Российский героический календарь» 22 ноября 2016 года подвергся вирусному нападению тех, кто ненавидит русскую патриотическую тематику

Мы несколько дней не могли работать, но благодаря фирме http://frilans.ru, восстановившей сайт, сегодня, хотя и с опозданием, публикуем статью к 120-летию со дня рождения поэта Николая Тихонова.
После атаки

Это он, Николай Тихонов, сказал, как выдохнул на века о русском народе: «Гвозди бы делать из этих людей:/ Крепче бы не было в мире гвоздей».
22 ноября 2016 года ему исполнилось бы 120 лет.
Первый Герой Социалистического Труда среди отечественных литераторов, выдающийся поэт, прозаик, переводчик и общественный деятель Николай Семёнович Тихонов был лауреатом трёх Сталинских премий первой степени, двух Ленинских премий (кроме него, две Ленинские премии имел лишь Леонид Брежнев). Тихонов был также награждён тремя орденами Ленина, орденами Октябрьской революции, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени.
Многие годы он являлся членом Всемирного Совета Мира, председателем Советского комитета защиты мира и секретарём Союза писателей СССР. В семи созывах его избирали депутатом Верховного Совета СССР. Больших наград и званий в советской литературе был удостоен лишь нобелевский лауреат Михаил Шолохов.

…Когда я учился в академии, курс советской литературы нам читал профессор Пискунов. На ту пору он считался лучшим специалистом по довоенной литературе, написал о ней добрых два десятка книг. С ним дружили многие известные писатели и поэты. Он регулярно выступал в толстых журналах с обстоятельными и довольно едкими литературными разборами и анализами. Владимир Максимович вообще отличался юморной парадоксальностью мышления. Говорил: «Ну и что, что исчезло вологодское масло. Зато появилась вологодская литература, и ещё неизвестно, что лучше…». Тщательно конспектируя лекции Пискунова, я не мог не заметить его особую, почти уважительную пристрастность к Николаю Тихонову. Какую бы тему профессор ни поднимал в своих лекциях, всегда ссылался и на тихоновскую поэзию. И однажды (наши хорошие отношения позволяли это) я поинтересовался: «Владимир Максимович, вы так часто упоминаете творчество Тихонова, словно бы он – выдающееся явление в нашей поэзии или ваш закадычный приятель. А, по-моему, он не лучше своих современников: Н. Клюева, В. Багрицкого, Б. Лапина, Н. Майорова, М. Кульчицкого, Д. Вакарова, П. Когана. Если он и останется в памяти потомков, то, наверное, лишь строками: «Гвозди б делать из этих людей:/ Крепче б не было в мире гвоздей». Никогда не лезший за словом в карман, Пискунов в тот раз взял длинную паузу. Потом ответил: «Нет, у меня с Тихоновым знакомство шапочное. Мы знаем о существовании друг друга. Впрочем, Коля знает меня гораздо меньше, нежели я его… Да, а настоящих поэтов нельзя ранжировать, как новобранцев в строю. Неужели я вам этого не говорил? Не может быть. Тогда послушайте это: «Стихи Тихонова покорили меня сразу своей набатной мощью и искренностью. Потрясло впервые услышанное авторское выступление. Другие – «читали» стихи. Тихонов был вулканом, извергавшим живые, неостывшие глубины поэтической мысли: «Праздничный, веселый, бесноватый, / С марсианской жаждою творить, / Вижу я, что небо небогато, / Но про землю стоит говорить». Это не я написал – питерский литератор, моя хорошая приятельница Наташа Дилакторская. И, знаете, я с ней спорить бы не стал. Понимаете, перечисленные вами поэты были крутыми ветрами, коли позволительно такое сравнение. Но Тихонов был ураганом и по объёму, и по мощи написанного. Это сейчас его, как ту Сивку, укатали президиумы и высокие должности. В довоенной молодости он не знал себе ровни. А, кстати, – спохватился профессор, – что вы лично читали из Тихонова?».
Лихорадочно напрягши память, я вспомнил из курсантской поры «Брагу» и «Балладу о гвоздях». «Не густо, батенька, – хмыкнул профессор. – Предлагаю вам познакомиться со следующими тихоновскими сборниками». И перечислил их с десяток, начиная от «Военных коней» и заканчивая книгой «Шесть колонн». Не выполнить установки Владимира Максимовича нельзя было по определению. И так я, словно бы заново, открыл для себя, в самом деле, выдающегося советского поэта, настоящего русского интеллигента Николая Семёновича Тихонова.

Он родился в знаменитом «литературном» доме Санкт-Петербурга на Морской улице, где бывали А. Пушкин, А. Дельвиг, А. Горчаков, В. Жуковский, А. Грибоедов. Некоторое время в том доме жил А. Герцен. Отец будущего поэта работал при доме цирюльником, а мать – портнихой. Мальчишке поэтому было уготовано ремесленничество. Сам вспоминал: «Среда, в которой я провел раннее детство и юность, не могла способствовать развитию любви к искусству или литературе. Заработка едва хватало на содержание семьи. Жили мы в тесных, маленьких, темных квартирах, с керосиновым освещением, с трудом, по грошам, собирая средства… Семи лет я сам выучился читать и писать. Сначала ходил в городскую школу на Почтамтской улице, потом поступил в Торговую школу на Фонтанке. Главными моими друзьями были книги. А ещё я любил географию и историю. Эта страсть осталась у меня на всю жизнь. Я сам начал писать книги, где действие переносилось из страны в страну. В этих сочинениях я освобождал малайцев из-под ига голландцев, индусов – от англичан, китайцев – от чужеземцев. Работал в Военно-морском хозяйственном управлении в здании Адмиралтейства. Первое стихотворение – «На смерть Льва Толстого» я написал в 14 лет. Затем сочинил «Индию» и другие стихи. Добровольцем ушёл на фронт Первой мировой войны. В составе гусарского полка участвовал в боях. Был контужен». Мрачный колорит того безрассудно-жестокого времени пронизывает стихи походной тихоновской тетради «Жизнь под звездами»: «Словно хлора облако взлохмаченно, / Повисает на кустах туман»; «Тяжко ехать лесом тем, пропитанным / Йодистым дыханием тоски».
Первые публикации у Тихонова появились в 1918 году. Журнал «Нива» обнародовал вышеупомянутые стихи, рассказ «Чудо» и повесть «Старатели». Четыре года спустя молодой поэт издал и первые книги стихов – «Орда», «Брага». Они выпукло, почти зримо отразили, мрачную эпоху Первой мировой и Гражданской войн, Февральской и Октябрьской революций и принесли автору широкую известность.
Отмечая «смелую самостоятельность» молодого таланта, критика увидела в нём «одного из крупнейших поэтов послереволюционной России». Подчёркивалось, что поэзия молодого романтика воспевает радость жизни, мужество духа, волнение победы, красоту любви.
Она изображает людей такими, какими они могут быть, когда у них хватает смелости такими стать. К слову, именно в «Брагу» были включены «Баллада о пакете», «Баллада о гвоздях», «Перекоп». («Катятся звезды, к алмазу алмаз,/ В кипарисовых рощах ветер затих,/ Винтовка, подсумок, противогаз – / И хлеба – фунт на троих»). Традиционный для романтиков разлад с миром Тихонов сумел неброско заменить стремлением к единению с ним. При этом его поэтический герой, впрочем, как и сам сочинитель, оставались социально активными, граждански действенными. А сила воли героя вообще изображалась неподвластной любым препятствиям («Баллада о синем пакете»), даже смерти («Песня об отпускном солдате»). Но что больше всего подкупало в творчестве Тихонова, так это его творческая способность естественно соединять возвышенное и приземлённое. В отличие от героев прежнего, романтического искусства герои баллад Тихонова не изображались личностями только исключительными. Да, из окружающей среды они чем-то выделялись. Но и в то же самое время органически сливались с массами, выражали мечты и чаяния современников, борясь за них – и вместе с ними.

Наибольшую известность в те времена приобрела поэма Тихонова «Сами», посвященная его любимой Индии. В этом сочинении, едва ли не впервые в советской поэзии, был обрисован романтический – через восприятие индийского мальчика – образ В.И. Ленина. Успешно молодой литератор продолжает работать и над прозой. За рассказ «Сила», посвященный приключениям русского моряка в Китае, Тихонов получает первую премию на литературном конкурсе в Петрограде. Его приглашают в группу «Серапионовы братья». Позже Николай Семёнович отзовётся о своих литературных соратниках Е. Замятине, В. Шкловском, К. Чуковском, Н. Гумилёве, Б. Эйхенбауме, Л. Лунце, И. Груздеве, М. Зощенко, В. Каверине, Н. Никитине, М. Слонимском, Е. Полонской, К. Федине, и В. Иванове: «Это было общее стремление, общий коллектив, ощущение плеча к плечу и радость по поводу новых книг».
Необычайно жизнерадостный, обладавший кипучей энергией, Николай Тихонов не замыкался в литературном замке из слоновой кости. В жажде путешествий, он не уступал признанному русскому страннику и покорителю мировых просторов Николаю Гумилёву.

Далеко ведь не случайно флегматичный К. Федин назвал своего друга «советским Пржевальским».
Тихонов уже в начале двадцатых побывал во многих краях великой страны. Впечатляет одно перечисление его длительных маршрутов. Новороссийск, Кавказ, Военно-Грузинская дорога, Тбилиси, его окрестности – и поэтический цикл «Юг». Поэт С. Шаншиашвили подтверждает: «Николай Тихонов исходил всю Грузию – с востока на запад. Он знает наш край не хуже любого грузина». Далее следует Армения – и поэма «Красные на Араксе». Как и предыдущие тихоновские вещи, эти поэмы – реалистичны, но и вместе с тем романтичны. В 1926 г. Тихонов направляется в Узбекистан и Туркмению. Пешком странствует по Каракумам и в горах Копетдага, посещает Азербайджан. В 1930-м он снова в Туркмении, в составе бригады писателей, как и Л. Леонов, В. Луговской. Характерно, что Тихонов активно осваивает не только жизнь народов, но и литературы братских республик. Он активно работает над переводами стихов современных грузинских поэтов Г. Табидзе, С. Шаншиашвили, Т. Табидзе, И. Абашидзе, Г. Леонидзе, С. Чиковани, Г. Абашидзе, П. Яшвили. Затем знакомит русского читателя со стихами поэтов Украины, Таджикистана, Болгарии, Швеции.

В середине тридцатых Тихонов начинает осваивать, как бы мы теперь сказали, дальнее зарубежье. Объездив несколько стран Западной Европы, поэт чутко улавливает предгрозовое напряжение и передаёт его в книге стихов «Тень друга»: «Такой в ту ночь была Помпея, / Пред тем как утром пеплом лечь». В парижском саду, увидев, как дети мирно играли в ящике с песком, написал: «На спинах пикейных и нежных / Тень винтовок лежала крестом». И дальше этот трепетный образ вырастает в трагическое обобщение, в предчувствие: Франция падёт. «Кто ты, роющий могилу, / Европейский человек?». Всякий раз, возвращаясь на родину, Тихонов словно удваивает и утраивает собственную литературно-общественную деятельность. Так, на I съезде советских писателей именно он выступает с докладом о современной поэзии. Товарищи именно его избирают руководителем второй по численности Ленинградской писательской организации СССР. В это же самое время начинаются гонения на таких поэтов, как Н. Заболоцкий, Б. Корнилов, Т. Табидзе и многих других.
Тогда одно только знакомство с поэтом-«врагом народа» могло стать поводом и причиной ареста. Однако Тихонов не отшатнулся от своих, попавших в беду коллег и лично ходатайствовал по инстанциям практически за каждого репрессированного. В этом смысле Николай Семёнович, что называется «доигрался»: на него самого сфабриковали политическое дело. Были там «обвинения в связях с зарубежными троцкистами», «в организации контрреволюционной группы писателей в Ленинграде» и прочий трескучий бред. Тучи над поэтом сгустились, однако началась советско-финляндская война, и он ушёл на фронт…

В своё время жизнь подарила мне встречу и долгое почти дружеское общение с двойным тёзкой, известным советским поэтом Дудиным. Его поэтический путь начался с тетради стихотворений «Жесткий снег», написанной зимой 1939 года. Эти стихи выбрал тогда из потока редакционной почты и опубликовал в журнале «Звезда» за 1941 год Н. С. Тихонов. Михаил Александрович благодарно вспоминал: «Думаешь, я не понимаю, насколько слабыми и несовершенными были те мои первые строки, написанные в окопе финской войны на Карельском перешейке? Ещё как понимаю. Но какие-то высшие силы сделали так, что мои «вирши» попали в руки великого поэта Тихонова, и он дал мне путёвку в поэтическую жизнь. Это я помнить буду до самого последнего смертного вздоха. Тем более что, почитай, вырос на тихоновских балладах «Брага», «Орда», «Синий пакет». Многие утверждают, что именно мне Николай Семёнович как бы передал эстафету темы солдатского мужества и героизма. Для меня это, с одной стороны, и лестно, а с другой – опять же понимаю: мне никогда не подняться до такой глыбищи, какой был в нашей поэзии Тихонов».
От Дудина я узнал, как много сделал Тихонов во времена финской и Великой Отечественной войн.

Чрезвычайно популярными стали блокадные очерки Тихонова «Ленинградский год» и «Ленинградские рассказы». Благодаря историческому оптимизму автора, эти произведения быстро распространились по фронтам и в тылу. Номер «Известий» со статьей Тихонова «Будущее» попал в оккупированную Белоруссию. Партизаны выпустили статью отдельной брошюрой. Красноармеец-осетин Коцоев, посылая домой письмо с Ленинградского фронта, вложил в конверт статью Тихонова «Слава Кавказа» в своём переводе на родной язык. Сотрудники газеты «Боевые резервы» обращались к Тихонову с просьбой написать напутственное письмо воинам, уходящим на фронт. Сам поэт с одной передовой переезжал на другую. Его квартиру в Ленинграде называли дотом на линии фронта.
Тот же Дудин вспоминал: «Об этом знают немногие, но такой сверхпопулярный герой Великой Отечественной, как Вася Тёркин, возник во многом благодаря и Тихонову ещё на финской войне. Дело в том, что при редакции газеты Ленинградского военного округа именно тогда была образована литературная группа, в которую входили литераторы В. Саянов, Н. Щербаков, С. Вашенцев, Ц. Солодарь и другие. В том числе – и прикомандированный А. Твардовский. Возглавлял ту группу Тихонов. Вот он и предложил друзьям-поэтам создать серию занимательных рисунков о подвигах веселого солдата-богатыря. Первые стихотворные пояснения к этим рисункам были коллективными. У меня есть брошюра из серии «Фронтовая библиотечка газеты ”На страже Родины”» за апрель 1940 года «Вася Тёркин на фронте». Открывается она стихами А. Твардовского...».
Между прочим, в той же газете «На страже Родины» Николай Семёнович подготовил 113 боевых материалов с передовой. Лишь за первый год блокады, помимо поэтических произведений, таких как «Слово о 28 гвардейцах» (о панфиловцах), он написал 6 брошюр, 100 рассказов и публицистических статей.
В те пороховые годы Дудин знавал Тихонова, что называется, шапочно. Они встречались лишь пару раз. А вот Виссарион Саянов больше, чем кто-либо из ленинградских литераторов, был связан дружбой с Николаем Семеновичем. Саянов о своём друге сказал следующее: «Тихонов был главным летописцем блокады. Никто точнее и ярче не вёл эту летопись. И не только в поэзии. Собранное воедино, всё написанное Тихоновым даёт нам и цельную, и верную картину того, что пережил Ленинград. Конечно, каждый из нас что-то сделал в те тяжелейшие годы, но Тихонов, безусловно, сделал больше остальных».

Повествование двух фронтовых литераторов Дудина и Саянова о своём старшем собрате дополнилось для меня в начале восьмидесятых, когда я пришёл служить в газету «Красная звезда» и в 1983 году был включён в бригаду по празднованию 60-летия центрального военного органа. Кроме всего прочего, мы выпустили тогда юбилейную многотиражку «Красная звёздочка». Само собой, в первую очередь воздали должное выдающимся писателям и публицистам, трудившимся в годы Великой Отечественной войны в «Красной звезде». Таким как М. Шолохов, А. Толстой, В. Вишневский, К. Симонов, А. Платонов, В. Гроссман, И. Эренбург, А. Сурков, П. Павленко. Однако главный редактор генерал-лейтенант Н. Макеев распорядился добавить в это перечень ещё и Н. Тихонова. Но уже хорошо знавший биографию поэта, я робко возразил, что, дескать, он в нашей редакции не числился. На что получил указание: «А вы найдите в архиве «Красную звёздочку» к 25-летней годовщине, почитайте, и многое вам прояснится». И действительно, мы обнаружили заметку Тихонова под заглавием «Из осажденного Ленинграда».

«В «Красной звезде» я начал печататься очень давно, но никогда не ощущал такой тесной связи с ней, такого её значения в моей жизни, как в годы Великой Отечественной войны. Я видел своими глазами, как читают её с первой и до последней страницы на переднем крае бойцы и командиры, какой популярностью она пользуется в массах и как велика сила её ведущего, вдохновляющего слова. В тот период «Красная звезда» объединяла огромный боевой коллектив писателей, поэтов, очеркистов, журналистов. Большой гордостью для меня было печататься в такое время в такой газете, за которой следил миллионный, необыкновенный читатель, который с оружием в руках громил фашистских захватчиков. Особое значение страницы «Красной звезды» приобрели для меня после того, как, по предложению редакции, я начал печатать в ней свои ежемесячные обзоры положения в осажденном Ленинграде. Я начал их с мая 1942 года, и потом они под названием «Ленинград в июне», «Ленинград в июле» и т. д. печатались вплоть до освобождения Ленинграда, до дней разгрома немцев под Ленинградом. Последний очерк назывался «Победа».
Обычно полполосы отводила газета под этот обзор. Писать его было сложно и необыкновенно ответственно. Многое нельзя было сообщать о жизни фронта и города, чтобы не раскрывать военной тайны, многое редакция сокращала или из-за «излишней лирики», или по недостатку места, но на каждый такой очерк я имел письма с фронтов, от рассеянных по фронтам ленинградцев. Редакция «Красной звезды» много помогала мне, когда я писал поэму «Слово о 28-ми гвардейцах». В трудные минуты фронтовой, осадной жизни я всегда чувствовал товарищескую поддержку, заботу и дружеское участие моих боевых товарищей по «Красной звезде».
Эти признания выдающегося советского поэта я, бывший краснозвёздовец, впервые обнародовал для широкого читатели. И признаться, не без гордости. Никогда мне не доводилось встречаться с Тихоновым, но и его поэзия, и его самоотверженная жизнь с каждым годом становится мне ближе и дороже.

Остаётся добавить, что ещё в 1944 году Николая Семёновича отозвали с Ленинградского фронта и назначили председателем правления Союза писателей СССР. Он переехал в Москву. Однако после выхода постановления ЦК о журналах «Звезда» и «Ленинград», где Тихонову также посвящено несколько очень резких строк, его сняли с этого поста. Тем не менее, московская квартира поэта оставалась столь же гостеприимной и сердечной, какой была и ленинградская. «Я твердо уверена, – писала поэтесса Е. Книпович, – в том, что, если бы поставить палатку в самом глухом углу самой большой и безлюдной пустыни и поселить там Тихоновых – Николая Семёновича и Марию Константиновну, в первый же вечер "на огонек" сошлись бы люди. Откуда? Не знаю». Многие простые люди и власть имущие, знавшие необыкновенную человеческую отзывчивость Тихонова, настойчиво рекомендовали поэта и писателя на пост председателя Советского комитета защиты мира. В 1950 году такое назначение состоялось. Та работа оказалась чрезвычайно созвучной творческим устремлениям писателя-интернационалиста. В конце войны и в первые послевоенные годы Тихонов объездил все республики народной демократии, многие страны Ближнего и Среднего Востока, Южной Америки, Индию, Шри-Ланку, Афганистан, Пакистан и другие страны. «Болгарские записи», «Стихи о Югославии», «Грузинская весна», «Два потока», «Стихи о Китае», «Времена и дороги» – всё это книги неутомимого путешественника, «советского Пржевальского».

Один из самых начитанных русских писателей, владелец уникальной, погибшей в пожаре библиотеки, где были собраны изданные на нескольких языках свыше 15 тысяч книг, Тихонов был также непревзойденным устным рассказчиком, душой любой компании.
Последним трудом писателя, поэта и общественного деятеля стал сборник проникновенной лирики – «Песни каждого дня», своего рода стихотворный дневник, отличавшийся простотой и естественностью интонации. Всего же Тихонов написал 162 книги, издавшиеся свыше 400 раз на 50 языках народов мира.
Незадолго до смерти Николай Семёнович выступил по Всесоюзному радио с воспоминаниями о своём учителе Н. Гумилёве. Обильно цитировал его стихи, бывшие до тех пор под запретом.
Умер в феврале 1979 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Михаил Захарчук (http://www.stoletie.ru)

.
24 ноября 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
среда
2018

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез. Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение