RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Победа-70»: поэтэсса Лариса Гассельбах
2 мая 2015 г.

«Победа-70»: поэтэсса Лариса Гассельбах

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Трудовая лошадка советского кинематографа
9 апреля 2016 г.

Трудовая лошадка советского кинематографа

9 апреля – 90 лет со дня рождения народного артиста России Всеволода Дмитриевича Сафонова
Падение Украины-9
20 декабря 2014 г.

Падение Украины-9

Если ехать поездом из Москвы в Черновцы, нужно преодолеть 12 пограничных пунктов: 6 украинских, 4 молдавских, 2 российских. Можно ли придумать что-то более государственно-скудоумное?
СоЛЖЕницын — позор и несчастье  России
7 декабря 2018 г.

СоЛЖЕницын — позор и несчастье России

Либеральная власть вознамерилась воздвигнуть в Москве памятник основному идеологу криминальной революции девяностых годов прошлого века.
«Служу Советскому Союзу!»
22 февраля 2017 г.

«Служу Советскому Союзу!»

23 февраля 2017 года – 50 лет лучшей в мире военно-патриотической телепрограмме
Главная » Читальный зал » Спасти жемчужину Солнечногорска

Спасти жемчужину Солнечногорска

Почему руководство военного ведомства не может исправить ошибки предшественников

Солнечногорский военно-морской санаторий идет ко дну из-за пробоины, сделанной еще при недоброй памяти Сердюкове
Спасти жемчужину Солнечногорска

Где-то в конце весны или в начале лета 1986 года, точнее уже и не припомню, на базе вместительного клуба военно-морского санатория в Солнечногорске состоялось расширенное совещание командующего состава ВМФ СССР. В то время я, спецкор ТАСС при министре обороны, обязан был отслеживать и освещать подобные мероприятия по так называемой схеме «Звезда-2». Другими словами, сообщать о них окружным, флотским, армейским и флотильским газетам. С докладом на совещании выступил недавно назначенный Главкомом ВМФ адмирал флота Владимир Чернавин. В перерыве я подошел к нему (мы познакомились, еще когда Владимир Николаевич занимал должность начальника Главного штаба ВМФ) и попросил текст доклада, чтобы выписать из него некоторые заинтересовавшие меня факты и примеры.
– Зачем он тебе? – искренне удивился флотоводец. – Ведь все равно дашь на свою ленту ТАСС лишь 10 строчек.
– Для центральной печати, может быть, втиснусь и в пять строчек. Но для армейских и флотских газет напишу обстоятельный отчет. Не сочтите за лобовой подхалимаж, но в вашем докладе есть стоящие вещи, представляющие интерес.
– Значит, ты можешь готовить и большие материалы. Тогда у меня просьба: напиши про этот санаторий. Ведь он, без преувеличения, – лучшее лечебно-оздоровительное заведение на флоте, а возможно, и во всех Вооруженных силах.

Не так часто советские главкомы выказывали просьбы нашему брату, рядовому военному журналисту. И по уму мне тогда следовало бы просто заверить Чернавина: сделаю. Тем более что знал прекрасно: во многом именно благодаря ему обыкновенный, в принципе, военный санаторий, переданный в подчинение медслужбы ВМФ еще в войну, превратился действительно в лучшее санаторно-курортное заведение Советского Союза. Однако я живо представил себе длинную вереницу тассовского начальства, через которое пришлось бы «пробивать» хвалебный материал о курорте, и мне стало тоскливо. Ведь даже если бы я придумал забойный повод для публикации, и даже если бы унизительно кланялся каждому «бугорку» в ТАССе, от которого зависело «добро» или – «в корзину», то все равно вероятность первого была мизерной. И я, грешен, ответил как в том анекдоте – уклончиво. Типа того, что, мол, постараюсь...

НЕТ СЛЕДА БЫЛОГО ШИКА

И вот как осенние листья, почти не слышно, незаметно прошелестели 30 лет. Несколько недель назад я вернулся из «Санатория «Солнечногорского» федерального государственного бюджетного учреждения «Санаторно-курортный комплекс «Подмосковье» Министерства обороны РФ» (СКК) – такое теперь полное название носит заведение, которое в свое время заботливо пестовал последний главком ВМФ великого Советского Союза. Только, как на духу признаюсь, мне бы не хотелось, чтобы Владимир Николаевич вновь побывал в этом учреждении. Ибо его ждали бы куда как большие разочарования, нежели их пережил Ипполит Матвеевич Воробьянинов, увидев постаревшую любовь молодости Елену Станиславовну. У той хоть «от былой красоты не осталось и следа», зато «голос был тот же, что и в девяносто девятом году, перед открытием парижской выставки». Нынешний же санаторий представляет собой откровенно унылое, если не убогое зрелище. Что более, чем красноречиво подтверждают отзывы отдыхающих, взятые мной из Интернета: «Двухместный номер не ремонтировался со времени постройки, потолок обсыпался. При обращении в службу размещения ответили, что другого ничего нет. Геннадий». «Мы в шоке! Я не знаю, кто пишет сюда положительные отзывы. Наверное, сотрудники. Заплатили 60 тыс. руб. за шесть дней на четверых за отдых без процедур. Мария». «Был в санатории три дня. Кругом грязь и разруха. Аркадий». «Санаторий больше похож на богадельню. Палаты больше похожи на бомжатник. И – полнейшая разруха. Наталья».

Так что же случилось с санаторно-курортной жемчужиной Солнечногорска? Если предельно лапидарно, то она пала жертвой неграмотных и, как оказалось, крайне вредных преобразований бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова. Росчерком пера он элементарно объединил под одно управление – то самое СКК – санатории «Марфинский», «Архангельское», «Солнечногорский», «Слободка», «Звенигородский», дома отдыха «Можайский», «Подмосковье», «Космодром» и базу отдыха «Боровое». Причем самый первый в этом списке – «Марфинский», где, собственно, и располагается управление СКК, был назначен как бы «любимой женой господина» и практически полностью переведен на платную основу. Если туда и могут попасть военные пенсионеры, то в звании не ниже генерал-полковника в отставке. И то – выборочно. Остальным «контингентом» должны заниматься все прочие заведения. Но все деньги при этом пересылать… правильно – в Марфино.

ОТГОЛОСКИ НЕДАВНИХ РЕФОРМ

Идея централизации, с помощью которой велись недавние кардинальные преобразования в ВС РФ, согласимся, не самая плохая. В определенном смысле она принесла и ожидаемые результаты, как, например, в сокращении округов, в реорганизации некоторых учебных заведений, по другим направлениям. Однако доведенное до абсурда укрупнение, хотя бы в той же подмосковной оздоровительной структуре, способно в оконцовке ее и уничтожить окончательно. Чтобы не быть голословным, приведу в доказательство лишь некоторые примеры и факты.

Государственное задание по оздоровлению отдыхающих за второй и третий квартал уходящего года санатории «Солнечногорский» выполнил на 99,99%. Казалось бы, результат – блестящий. Заведение должно процветать. Однако его кредиторская задолженность по состоянию на конец прошлого лета составила… 35 млн руб.! При этом заработная плата работников санатория упала более чем существенно. Так, врачи, исключая стоматологов, в 2014 году получали в среднем 49,52 тыс. руб. В текущем – 31,24 тыс. руб. А вот данные по среднему и младшему медперсоналу соответственно. Первые в 2014 году получали в среднем по 34,3 тыс. руб., в 2016 году – 22,31 тыс. руб. Вторые в 2014 году – 20,24 тыс. руб., а в 2016 году – 13,14 тыс. руб. Только за три последних месяца из санатория уволилось 23 сотрудника. Заявление на увольнение подали еще пятеро.

В разговоре с заместителем начальника филиала Евгением Стругайло я выяснил, что он не имеет права самостоятельно премировать даже медсестру, не говоря уже об отличившемся враче. На всякий маневр штатным расписанием – табу. Доходит просто до смехотворного. При клубе есть бильярдная с одним столом-развалюхой. Зато час игры на нем стоит, как в фешенебельной бильярдной, – 200 руб. Но отдыхающий должен приобрести квитанцию в кассе санатория. А уж та, в свою очередь, отправит деньги опять-таки в Марфино. Кстати, чтобы пригласить того или иного артиста, исполнителя в клуб санатория, нужно заключать договор через Марфино. И так на каждом шагу.

«Если бы это было только унизительно, – признавался Страгайло, – хрен бы с ним, люди мы не гордые. Однако такая суперцентрализованная политика в нашем случае просто стремительно разорительная. Знаете, я уже пережил на своем веку разгром такой легендарной военной структуры, как курсы «Выстрел», где был начальником поликлиники. Повторять сей печальный опыт не намерен. Если санаторий и дальше будут продолжать разваливать – уйду».

ВОЗМОЖНА ЛИ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Хуже всего дела обстоят с аукционами по заключению госконтрактов на все виды оказания услуг: водоснабжение, теплоснабжение, организация питания, на закупку медтехники, прочих материальных ценностей. В эти «святая святых» представителей филиалов не допускают и на пушечный выстрел. Правда, присылают копии контрактов.
«И вот я смотрю, – говорит Евгений Владимирович, – 5 л масла приобретаются за 800 руб. По 160 руб., стало быть, за литр. А я бы у себя в Солнечногороске взял его меньше, чем за сотню рублей. По всем прочим показателям картина та же. У нас исторически сложились великолепные отношения с местными органами власти. С их поддержкой и помощью мы, как говорится, горы могли бы свернуть. Однако малейшая наша инициатива гасится на корню еще на дальних подступах. Так, недавно мы вышли с предложением организовать на нашей базе межведомственный реабилитационный центр не только для Министерства обороны, но и для МВД, национальной гвардии, гражданской авиации, морского и речного судоходства. Потенциал у нас громадный, кадры высококвалифицированные. Наши разработки даже не дошли до руководства…»
Каков же выход из этой ситуации?
«В связи со сложившейся тяжелой ситуацией в филиале «Санаторий «Солнечногорский» федерального государственного бюджетного учреждения «Санаторно-курортный комплекс «Подмосковье» Министерства обороны Российской Федерации просим Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием решить вопрос по выходу филиала «Санаторий «Солнечногорский» из состава федерального государственного бюджетного учреждения СКК «Подмосковье» с формированием самостоятельного санаторно-курортного учреждения как юридического лица с прямым подчинением Главному военно-медицинскому управлению Министерства обороны Российской Федерации». Это выдержка из письма сотрудников санатория начальнику управления А.Я. Фисуну. Но я далеко не уверен, что бумага дойдет до адресата. Тем более сомневаюсь, что будет принято единственно верное решение.

…А, видит Бог, так бы хотелось позвонить адмиралу флота Чернавину и доложить: «Товарищ главком, санаторий «Солнечногорский» живет и процветает».

Михаил Захарчук, полковник в отставке (http://nvo.ng.ru)

 

 

.
12 ноября 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 декабря
вторник
2018

В этот день:

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!». Правда, тогда он назывался «Молитва русского народа». А с 31 декабря 1833 года стал официальным гимном Российской Империи под новым названием «Боже, Царя храни!» и просуществовал до Февральской революции 1917 года.

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!». Правда, тогда он назывался «Молитва русского народа». А с 31 декабря 1833 года стал официальным гимном Российской Империи под новым названием «Боже, Царя храни!» и просуществовал до Февральской революции 1917 года.

 

История создания Гимна такова. В 1833 году по указанию императора Николая I состоялся своего рода закрытый конкурс на новый Гимн России. Из поэтов в нем участвовали Нестор Кукольник, Василий Жуковский и некоторые другие, из композиторов — Михаил Глинка, Алексей Львов и пр. В итоге царю понравилась работа Львова и Жуковского: во-первых, звучит как молитва, гимн так и назывался поначалу — «Молитва русского народа»; во-вторых, мелодия простая, легко запоминающаяся.

Напомним текст этого произведения.

 

Боже, Царя храни!

Сильный, державный,

Царствуй на славу нам,

Царствуй на страх врагам,

Царь православный.
Боже, Царя храни!

Боже, Царя храни!

Славному долги дни

Дай на земли!
Гордых смирителю,

Слабых хранителю,

Всех утешителю -

Всё ниспошли!
Перводержавную

Русь Православную

Боже, храни!
Царство ей стройное,

В силе спокойное, -

Все ж недостойное,

Прочь отжени!

О, провидение,

Благословение

Нам ниспошли!
К благу стремление,

В счастье смирение,

В скорби терпение

Дай на земли!

 

 

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

В декабре 1959 года, после выхода постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании новой скоростной подводной лодки, новых типов энергетических установок и научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок», в ЦКБ-16 (ныне СПМБМ «Малахит») была начата работа по созданию скоростной подводной лодки нового поколения, с титановым корпусом, с усовершенствованной атомной энергетической установкой и с возможностью запуска крылатых ракет из подводного положения (для вооружения лодки в 1960 году было начато проектирование ПКР П-70 Аметист).

Подлодка предназначалась для нанесения ракетных и торпедных ударов по авианосным соединениям противника. Также планировалось изучение новых конструкционных материалов, в частности — титанового сплава для корпуса лодки. Первоначально главным конструктором был назначен Н. Н. Исанин, позже его сменил Н. Ф. Шульженко. При проектировании лодки решением руководства было запрещено использовать уже освоенные приборы, автоматику, оборудование. Это решение повлекло за собой значительное увеличение сроков разработки проекта и удорожание работ, а также обусловило уникальность получившегося корабля.

В 1961 году начался выпуск рабочих чертежей после утверждения технического проекта. А

28 декабря 1963 года в цехе №42 под заводским номером 501 была заложена экспериментальная крейсерская подводная лодка К-162. 21 декабря 1968 года лодку спустили на воду, а 31 декабря 1969 года был подписан приемный акт и корабль вступил в строй.

25 сентября — 4 декабря 1971 года К—162 овершила дальний поход на полную автономность в Атлантический океан (от Гренландского моря до Бразильской впадины), во время которого продемонстрировала высокие скоростные качества, преследуя ударный авианосец США «Саратога». Во время похода на борту находилось 129 человек (вместо 83 по штату). За два с половиной месяца лодка всплывала на поверхность всего один раз.

 

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Юлий Борисович Харитон родился в Петербурге 14 февраля (27 февраля по новому стилю). В 1939—1941 годах Юлий Харитон и Яков Зельдович впервые осуществили расчет цепной реакции деления урана.

Участвовал в атомном проекте с 1945 года, распоряжением ГКО СССР от 20 августа 1945 года № 9887сс/ов был включён в состав Технического совета Специального комитета. Ему в составе группы учёных (А. И. Алиханов (председатель), Ландау, А. Б. Мигдал, С. А. Рейнберг, М. А. Садовский, С. С. Васильев и А. П. Закощиков) на заседании 30 ноября 1945 года было поручено проанализировать все имеющиеся материалы о последствиях применения атомных бомб в Хиросима и Нагасаки и определить эффективность фактора взрывной волны, фактора теплового и фактора радиоактивного излучения.

С 1946 года Харитон — главный конструктор и научный руководитель КБ-11 (Арзамас-16) в Сарове при Лаборатории № 2 АН СССР. К работе над реализацией ядерно-оружейной программы под его руководством были привлечены лучшие физики СССР. В обстановке строжайшей секретности в Сарове велись работы, завершившиеся испытанием советских атомной (1949) и водородной (1953) бомб. В последующие годы работал над сокращением веса ядерных зарядов, увеличением их мощности и повышением надёжности.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение