RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Вечный Воин Святой Руси
7 февраля 2016 г.

Вечный Воин Святой Руси

Продолжаем публиковать произведения, участвующие в конкурсе патриотической поэзии, который посвящен 100-летию Алексея Маресьева
Лейтенантский дебют
29 июня 2013 г.

Лейтенантский дебют

Чтение выходного дня: героическая повесть о молодых военных моряках
Стихи о детстве
14 января 2018 г.

Стихи о детстве

Наш постоянный автор Александр Костенко прислал свои новые стихи
Советский патриотизм
11 августа 2020 г.

Советский патриотизм

Под таки заголовком 11 августа 1947 года в газете «Правда» опубликована статья Д. Шепилова.
Ритуальный поджог?
5 февраля 2015 г.

Ритуальный поджог?

Катастрофический пожар в здании Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) наводит на серьезные подозрения
Главная » Читальный зал » Этот двуликий Райкин

Этот двуликий Райкин

24 октября 2016 года – 105 лет А.И.Райкину

О встречах с ним рассказывает наш постоянный автор журналист и писатель Михаил Захарчук
Этот двуликий Райкин


«Живьем» я впервые увидел Аркадия Исааковича на творческом вечере Майи Плисецкой в одна тысяча девятьсот «страшно подумать каком далёком году». Он гастролировал тогда в Москве и пришёл в Дом актера с женой Руфью Марковной, чтобы поздравить прославленную балерину на её творческом вечере. Говорил очень умно, проникновенно, а, главное, в отличие от других выступающих, очень лапидарно и почти стыдливо. Словом, не "тянул одеяло" на собственную персону - тактичность, которая была свойственна не очень многим известным деятелям той ещё, совет? ?кой культуры. Даже автографы осаждавшим его экзальтированным девушкам подписывал... Плисецкой. Чем, признаться, меня и покорил, а заодно и подвинул на смелость, в иных обстоятельствах вряд ли для меня, старлея, слушателя ВПА, возможную. Короче, я подошёл за кулисами к Райкину, держащему в руке бокал шампанского, и очень так напрямик сказал, тщательно скрывая волнение: - Аркадий Исаакович, мне бы хотелось взять у вас интервью для военной газеты. - Да? - искренне удивился он. Я эхом повторил его «да» и с поникшим чувством стал ожидать вежливого или наоборот категоричного отказа, что сути всё равно бы не поменяло. Однако тут мне поспешествовала Майя Михайловна, и метр назвал телефон своей московской квартиры на улице Горького, где проживал его сын Константин.

На следующий день я стоял возле её дверей в парадной форме поистине с королевской точностью, которую битых полчаса регулировал, расхаживая взад-вперёд по улице имени товарища Буревестника пролетарской революции. Открыл дверь мне сам Аркадий Исаакович, и при его виде я второй раз за истекшие сутки испытал жутчайшее чувство досады. Дело в том, что артист тоже был при полном вечернем параде: белоснежная, накрахмаленная рубашка, галстук в крохотную крапинку, которую не различает телевизионная камера, тёмно малиновый пуловер, светлый пиджак в мелкую клеточку и тёмные брюки, отутюженные до такой степени, что муха, налетев на одну из стрелок, рисковала бы «располовиниться». На ногах, правда, красовались домашние, изрядно поношенные шлепанцы. Ну, так это значило лишь то, что мне «отстегнётся» минут десять, если повезет - пятнадцать, после чего Райкин сменит тапочки на лакированные туфли и поминай его как звали. И удивляться тут нечему, в кои времена он появляется в столице. Вы будете смеяться, и, конечно же, не поверите (временами мне самому кажется, что это было с кем-то другим – не со мной), однако просидел я у Аркадия Исааковича четыре с половиной часа! И даже чай с ним попил. А теперь уж и вовсе читайте невероятное: артист, оказалось, оделся так специально для встречи со мной, по тому времени начинающим военным газетчиком! И вечер он полностью освободил для нашей беседы. И у меня есть свидетели: Константин Райкин, Авангард Васильев, плюс ещё две пожилые женщины, находившиеся в квартире, имён которых, разумеется, я не знаю.

Ах, какое огромное, не вмещающееся в грудной клетке, чувство удовольствия я испытал от общения с прославленным корифеем эстрады – это даже невозможно вам описать! Он ведь ни йотой, ни малейшим нюансом не дал понять своего невообразимого превосходства передо мной. Так обстоятельно и так вдумчиво, выверено отвечал на вопросы, словно бы не мне, а ему позарез было необходимо именно то конкретное интервью. Наповал, впрочем, он сразил меня не только этим. Спустя какое-то время, сказал: - Вот никогда никому не показывал своих наград, а для вас, военного журналиста, сделаю исключение.
Пошел в другую комнату и вынес оттуда достаточно объёмную, красиво отделанную шкатулку. В ней, совершенно в трогательном беспорядке были свалены государственные ордена и медали, ведомственные значки и юбилейные знаки, какие-то зарубежные награды. Я насчитал их более тридцати. Запомнилось: «Ветеран труда», Золотой орден Красного знамени Венгерской республики, ордена Трудового Красного знамени, Дружбы народов, польские ордена труда и культуры, несколько юбилейных медалей, два ордена Отечественной войны, Знак пограничника, медаль «За оборону Кавказа» (Героем Соцтруда он тогда ещё не был). При этом больше всего меня удивило то, что Аркадий Исаакович с равной степенью подробностей рассказывал о времени и поводе получения тех же орденов и значка пограничника. То есть вес и значимость наград его совершенно не волновали, никакого различия между ними артист, пожалуй, и не понимал, однако события, стоящие за эмалированными железками чтил и помнил.

Сказать откровенно, за свою приличную журналистскую практику мне посчастливилось беседовать со многими прославленными деятелями культуры, но такого внимания к своей скромной персоне, пожалуй, и не упомню. Может быть, ещё Майя Плисецкая столь же чутко и внимательно относилась к моим профессиональным потугам. И скажите после этого, что великого человека нельзя распознать по поступку, как по капле определить морские воды. А Райкин был велик, что бы мы теперь о нём ни писали и ни вспоминали. Более того: в тех конкретно-исторических условиях существования советской эстрады его так никто и не превзошёл. И уж точно не превзойдёт в будущем, потому что для этого потребовалась бы снова советская власть, а она уже вряд ли вернется. Это был воистину гениальный советский сатирик, блестящий мастер разговорного эстрадного жанра, миниатюры. Все его плюсы и минусы проистекали именно из этого определяющего обстоятельства. «Я считал и считаю актерскую профессию важнейшим родом общественной деятельности. К себе отношу это втройне. Ведь если сегодня не сказать о насущных проблемах нашей жизни, то когда же о них говорить? И если я не скажу о них, кто это сделает за меня? Вот, по-моему, главная заповедь советского сатирика, призванного помогать партии в строительстве нового общества, в той перестройке, которой живет наша страна». Даже притом, что эти слова, наверняка, вложены в уста сатирика ушлым партийным борзописцем, он (сатирик) их подписал с легким сердцем и чистой совестью, будучи глубоко убежденным: именно так в данной стране надо жить и творить. По-иному - невозможно. И в этом тоже проявлялась райкинская гениальность. По степени виртуозной, фантастической приспособляемости, амбивалентности и толерантности к системе он не знал себе равных, притом, что девяносто девять и девять десятых остальных деятелей советской культуры тоже особой оппозиционностью к р ежиму не отличались. Однако согласитесь: одно дело демонстрировать лояльность к власть предержащим певцу, драматическому актеру, художнику, композитору, да тем же поэтам и прозаикам и совсем иное - эстрадному сатирику, хлеб и вода которого – «бичевание всяческих недостатков». А Райкин всю долгую творческую жизнь «морально разоружал, уничтожал бюрократов, мещан, лентяев, грубиянов, чинуш и невежд». И был при этом зацелован, заласкан партий ными и государственными бонзами до такой степени, как, наверное, ни один другой советский артист.

В 1981 году он получил звание Героя Социалистического Труда, а за год до этого стал лауреатом Ленинской премии. Владел двумя шикарными квартирами в Москве и Ленинграде. Даже прописан был сразу в двух столицах, чего не удостаивались даже члены Политбюро. Поразительный феномен! Вот что написал о нём в своей книге «Высоцкий и другие» Павел Леонидов: «Мы сидим с Аркадием Исааковичем в ресторане «Балчуг». Райкина узнают повсеместно, и это - очень трудно. Не только для него, но и для его спутников. Вокруг все глазеют, и наползает на нас со всех сторон шепот: Райкин, смотрите, Райкин. Популярность актера - тяжелая часть его ремесла. Я думаю: популярным артистам надо платить за вредность. Обслуживают нас мгновенно. И - как вежливо! Фантастически вежливо, но когда наступает пора расплатиться, и я достаю деньги, Райкин проверяет счет и говорит мне, не понижая своего ленивого негромкого голоса: "Рубля на чай вполне достаточно!» - Ему жаль моих денег.
В этот же день за час до начала концерта он заходит ко мне и просит бесплатно шесть билетов. То, что ему полагалось бесплатно на сегодня, он взял еще вчера. Я говорю, что бесплатных мест больше нет. Он говорит, что надо «загнуть» платные билеты из брони. Это - жульничество, и он это знает. Но ему не жаль денег Мосэстрады. В принципе, - мне тоже не жаль. И я «загибаю» шесть билетов. Райкин записывает номера мест, сворачивает бумажку и пишет на ней фамилию директора гастронома «номер один», « лисеевского», Юры Соколова. Юра - мой приятель, но даже сатирику Райкину нужны деликатесы, которых нет в обычной продаже. На другой бумажке Райкин пишет фамилию «Соловьев». Это тоже мой знакомый из министерства торговли. Сатирик что-то добывает в министерстве торговли. На третьей бумажке он пишет: «Захаров». Этот деятель мне тоже знаком. Это полковник МВД, заместитель начальника отдела ОБХСС СССР по делам полиграфии и искусства. И этот тоже нужен сатирику Райкину, которого знает вся страна, включая Политбюро в полном составе. Но зачем ему ОБХСС?!

И снова о Райкине-человеке. Ведь, наверное, Райкин-человек бегает по учреждениям, чтобы помочь уборщице получить комнату, чтобы осветителю добавили зарплату, чтобы иногороднему писателю-сатирику устроить столичную прописку, чтобы... Но стоп! Я увлекся, ибо именно Райкин всего этого никогда не делает, хотя другие, скажем, Сергей Михалков, очень даже делают. А Райкин на мелочи не разменивается, он довольствуется тем, что дает нам поглядеть на себя в те полтора часа, когда он громит сильных мира сего, которые в ложах заливаются от смеха, аплодируют и дают ему звания.

Аркадий Райкин - скучный, но, видимо, добрый человек, и поэтому у него было сто инфарктов. Ну, не сто, так девяносто девять. Как только на уровне ленинградского обкома «рубят» ему новую смешную шутку - инфаркт, в крайнем случае - микро. И сразу по всей стране шум и гам. Наверху пугаются народных волнений и шутку разрешают. Наверху рассуждают примерно так: чем революцию получить, пусть уж лучше он нас покритикует. И он критикует... аж начальников третьего ранга, а не дворников, как вся остальная советская сатира. А. Райкин - лицо советской сатиры, лицо в маске; я имею ввиду не те маски, которые он напяливает, и не те, которые срывает, а ту единственную, которая - лицо сатиры». Позволю себе добавить к этим, безусловно, правдивым воспоминаниям и несколько собственных, небесспорных соображений о феномене Райкина.
Итак, он, прежде всего, был, как это кому-то ни покажется странным, даже нелепым, - очень хитроумным человеком, этаким мудрым артистом-змием. Наверное, еще в молодости, в 1939 году, став лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады, Аркадий Исаакович понял, что обладает бесспорным талантом. Взрастить его, взлелеять в тогдашнем конкретном обществе можно было и нужно лишь при одном условии: если не перепо ручать этих забот никому, кроме самого себя. Чем успехом, достойным искреннего восхищения, всю жизнь он и занимался, не отвлекаясь ни на какие суетные мелочи. Никто, например, включая дочь и сына, не сможет похвастаться тем, что Райкин его учил, патронировал и помогал всячески, чем, признаемся, с разным успехом, но занимались практически все более-менее известные артисты, художники, писатели, композиторы и тому подобные интеллигенты. Райкина в этом смысле упрекнуть нельзя. Почти все, кто называет себя учениками сатирика, лукавят. Им просто посчастливилось какое-то время работать на мэтра. Не более того. Но когда наиболее талантливые твёрдо становились «на крыло», Аркадий Исаакович, как кукушонок, выбрасывающий яйца из гнезда (и великая глупость осуждать этот птичий инстинкт!), всенепременно от них избавлялся. Играть на его собственном теннисном корте с ним партию на равных никогда и никому не позволялось. Подавать мячики - пожалуйста, да и то - бегать при этом по кромке, не очень привлекая внимания публики. Тот же Леонидов упоминает о некоем талантливом Вадике Деранкове, которого уволили за то, что он... еврей. На самом деле - из-за дерзости, с которой мальчишка оттягивал часть одеяла популярности у метра. А этого не позволялось делать ни Карцеву с Ильченко, ни даже супер талантливому Жванецкому. И опять-таки, порицать за это Райкина нельзя, потому что таков был способ существования его уникального дарования, которое не подлежало ни дроблению, ни, тем более, разбазариванию да распылению. Прежде всего, поэтому Аркадий Исаакович был в театре и художественным руководителем, и главным режиссером, и ведущим артистом. И, слава Богу, что был!

Практически каждую свою новую программу он «пробивал» не снизу вверх, как это проделывали простые смертные, а наоборот, сверху – вниз. Приём этот всегда приносил поразительный эффект и в, конечном итоге, «забойно» работал на упрочение и без того не хилого авторитета сатирика. Причём, сам он редко боролся против свинцово-безголовой идеологической цензуры. Зато очень умело, если не сказать искусно, сталкивал лбами своих ярых сторонников и агрессивных противников. Например, одиозный заведующий отделом культуры ЦК КПСС В.Ф. Шауро называл Райкина чуть ли не антисоветчиком, а главный редактор в то время газеты «Правда» (впоследствии и член Политбюро) М.В. Зимянин искренне советовал артисту не обращать внимания на всякие обвинения и держать «хвост морковкой». На фоне нынешнего разгула вседозволенности и безбрежной гласности кто-то и в данном таланте Райкина усмотрит ущербность. Мы же мастера мнить себя стратегами, даже не видя боя со стороны, а только читая старые боевые сводки. А сатирику же в избранном им сложнейшем жанре приходилось, и жить с волками, и выть по-волчьи. И альтернатив на сей счёт, согласимся, для него не существовало.

«Сатирик - профессия, требующая особого мужества. Мы всегда на передовой, в войне с теми, кто становится объектом нашего внимания, и кто узнает себя в том или ином персонаже, и кто боится признать себя таковым и быть узнанным другими, а потому всеми силами и средствами старается умерить наш критический пыл. Сорок семь лет существует театр, которым я руковожу, и все годы каждый выход на сцену - риск, опасность получить "пулю в спину" и как последствия тяжелого ранения – инфаркт». Если снять напыщенность с тогдашней терминологии, то в остатке мы всё равно получим ситуацию, почти реальную, во всяком случае, не такую простую, как она кажется кое-кому с нынешней кочки. Включая и райкинскую снежную седину и его инфаркты, которые отдельными недоброжелателями ставились под сомнение (как тем же Леонидовым, который «катил бочку на сатирика из-за бугра»). Точнее, не сами сердечные приступы, а их численность. Но, даже с учётом того, что мы принимаем за истинность суждения Леонидова, нельзя отрицать и бесспорного факта, что все-таки «пробивал» сердцем сатирик свои шутки, на что никто по тем временам был неспособен. И, может быть, прежде всего, поэтому подхватывалось в народе «бу-у-зделанно!», «в греческом зале», «айн унд цванциг», «в задних рядах тоже интересуются». И поэтому, в том числе, люди говорили: «Райкина на вас нет». То есть, я сейчас о профессионализме высочайшей пробы, о той степени тотальной самоотдачи, которыми, конечно же, владел Райкин, любя при этом и искусство в себе и себя в искусстве. И ещё неизвестно, чего больше. А что касается инфарктов, то какая, в сущности, разница, если из ста всамделишными были только три, а четвертый - летальный. Право слово, стоит ли нам в этом случае заниматься подобной арифметикой.

Хотя с другой стороны понять некоторых завистников Райкина можно. Им обидно, что они, тоже ведь не лыком шитые, в то благодатное время не сумели столь полно и всеобъемлюще попользоваться содержимым бездонной тоталитарной кормушки, как это сумел сатирик. Ну так, братцы, социализм он тем и славился, что каждому воздавал по его способностям. А у Райкина-то были выдающиеся и уникальные способности. Чего же нам теперь на зеркала-то пенять...

Во всех бесчисленных воспоминаниях и рассуждениях о Райкине он предстает перед нами исключительно тихим, скромным, почти что застенчивым человеком. На самом деле эти качества - лишь одно из проявлений его удивительного дуализма в жизни и творчестве. Ибо на самом-то деле артист являл собой клокочущий, только не взрывающийся в быту вулкан. (На сцене - да!) Или взрывающийся крайне редко. (Мне рассказывали знающие люди, что сатирик мог даже запросто съездить по физиономии лица особенно нерадивому или особо строптивому подчиненному). Другими словами Райкин был как бы двуликим Янусом: на людях - один, для своего внутреннего мировоззрения - иной. Ещё более интересной, если так можно выразиться, представляется философская, мировоззренческая и ментальная раздвоенность личности Райкина.
Совсем недавно я с удивлением вдруг узнал от сына сатирика, что: «Еврейской культурой он увлечён был всегда. Отец вырос в патриархальной семье, где соблюдались все традиции. Хотя меня воспитывал как-то вне этого...». Здесь у артиста проступают как бы уже три лика. Согласитесь, воспевать и защищать в качестве партийного сподручного социалистические ценности, втуне исповедуя еврейские патриархальные, воспитывая при этом сына «как-то вне этого» (того и другого?) - высочайшая, запредельная степень духовного конформизма. Но опять-таки, ни судьей здесь, ни адвокатом никому из нас быть не пристало, потому что мы судим да рядим извне тех, конкретно-исторических событий, а Райкин жил и творил внутри их. Однако с учётом даже этих запоздалых сведений о его жизни, как-то по иному воспринимаешь ту знаменитую байку, которая имела довольно долгое и стойкое хождение в народе. Многие советские люди тогда были твердо убеждены, что знаменитый сатирик отправил в Израиль гроб с останками матери (или тещи?), вложив туда многие золотые вещи и бриллианты. Бред и чушь собачья, что тут скажешь. С другой стороны, сколько же душевных сил и нервов пришлось потратить Аркадию Исааковичу с женой для того, чтобы нейтрализовать эту инсинуацию. Говорят, они, оба беспартийные (в театре вообще числился лишь один коммунист И. Минкович) даже обращались в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС, к самому А.Я. Пельше за помощью, - так достала их злостная сплетня. Но если вспомнить, что ничего в мире не проходит бесследно и всё в нём непостижимым для нашего слабого ума образом взаимосвязано, то не приблизимся ли мы и к пониманию того, почему вдруг народ так жестоко казнил своего кумира столь жутким подозрением, чего не проделывал ни с кем иным, ни до, ни после? Не явилось ли это спонтанной платой Райкина за вынужденное раздвоение его личности? Ей-богу не знаю...

Однажды Аркадий Исаакович приехал в гости к писателю К. Чуковскому, который жил безвыездно на переделкинской даче. Выходит артист из машины, а хозяин встречает его возле дачной калитки. «Здравствуйте, Аркадий Исаакович!» - «Здравствуйте, дорогой Корней Иванович!» - «Ну, проходите, дорогой Аркадий Исаакович!» - «Да нет, сначала вы проходите, вы старше меня» - «Да нет, проходите вы, вы же мой гость». Дальше в течение получаса (на самом деле! – М.З.) идет препирательство и, наконец, писатель и сатирик достигают консенсуса: вместе проходят в калитку. Далее следуют по дорожке до дверей веранды, в которые даже при желании войти сразу двум мужикам невозможно. Здесь соревнование в воспитанности достигает совершенно невиданных высот. Чтобы доказать, что он никогда не проследует впереди старше себя человека, Райкин ложится на травку прямо у веранды. Корней Иванович плюхается тут же, поскольку он не мыслит себе ситуации, чтобы не пропустить гостя в дом первого. Наблюдавшая за этой сценой женщина-прислуга Чуковского выскакивает в ужасе на улицу с пледом в руках и пытается его подстелить под хозяина. Тот в гневе её прогоняет, не забыв поинтересоваться: «Может вам, любезный Аркадий Исаакович, подстелить?» - «Спасибо, мне и так хорошо».
Обоюдное лежание длится что-то около получаса. Чуковский не выдерживает и соглашается первым войти в веранду. Но уже собственно в дверь дома все-таки исхитряется втолкнуть первым Райкина, после чего произносит с укоризной: «Боже мой, какая невоспитанная молодежь нынче пошла! На вашем месте, уважаемый Аркадий Исаакович, я бы все же пропустил вперед себя старшего!». Лишь после этих слов оба рассмеялись. Интермедия-экспромт получила законченное завершение.

Закончить заметки о великом сатирике хотелось бы его ответом на мой вопрос: «Аркадий Исаакович, если бы снова 1938 год, потом - война, снова длинный и не всегда, увы, усеянный розами путь самоутверждения, что бы вы изменили в своей жизни?» - Смею сказать, что мой творческий путь неотделим от судеб страны, народа. Я счастлив этим. Стало быть, ничего в жизни не менял бы. Единственное, что не хотелось бы переживать вновь, так это войну. Столь страшное испытание, выпавшее на нашу долю, никогда не должно повториться. Об этом особенно важно помнить теперь, когда средства разрушения достигли такой чудовищной силы. Здесь не могу не вспомнить известную сказку о семи козлятах и волке. Идет по лесу волк - зубами щелк. Навстречу ему - семь козлят и все такие милые, симпатичные. Волк страшно обрадовался этой встрече и говорит шести козлятам: Козлятушки-ребятушки, вам не страшно так поздно гулять?» «Мы гуляем», - ответили 5 козлят. «А что, вот так вам вчетвером не страшно?» «Страшно», - ответили трое козлят. «А вы пойте, песенки знаете? А ну оба - дуэтом: жил-был у бабушки серенький козлик, ну, запевай ты, мой единственный, иди ко мне поближе, я плохо слышу. А худой какой! Как начинается песенка?» - «Жил-был...» - «Это точно, жил-был, хорошая песенка», - и волк, кряхтя, улегся под деревом с чистой совестью спать. Да, с чистой. Это же волк. Что вы от него хотите?! У него же не дом, а логово, и порядки у него волчьи. Другое дело наши, человеческие повадки. У нас же столько накоплено друг против друга оружия, что мы можем уничтожить планету 15 раз. Осталось только решить один вопрос: кто ее хотя бы однажды восстановит? У меня в монологе из последнего спектакля «Мир дому твоему» этот гамлетовский вопрос обращен ко всем людям и его, я думаю, поймут зрители и в Москве, и в Нью-Йорке. Мир дому твоему, человек, в какой бы части нашего дома ты ни проживал. Дом - это вся наша планета. Каждый здравомыслящий человек поймет, что добром дело не кончится, если мы не повернем мозги в эту сторону. Но сегодня уже недостаточно только разговаривать о том, что воевать друг с другом бессмысленно. Нужно очень активное противодействие всем тем, кто еще помышляет о войне...
Сдаётся мне, что эти слова не потеряли актуальности и сейчас, как не исчезло втуне и замечательное творчество великого советского сатирика.

Полковник в отставке Михаил Захарчук.
24 октября 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 октября
понедельник
2020

В этот день:

Художник-воин Василий Верещагин

26 октября 1842 года родился Василий Васильевич Верещагин

Художник-воин Василий Верещагин

26 октября 1842 года родился Василий Васильевич Верещагин

Он в возрасте девяти лет поступил в морской кадетский корпус. Затем служил на флоте. Выйдя в отставку, поступил в петербургскую Академию художеств. В 1867 году с радостью принял приглашение Туркестанского генерал-губернатора генерала К. П. Кауфмана состоять при нём художником. Приехав в Самарканд после взятия его русскими войсками 2 мая 1868 года, Верещагин получил боевое крещение, выдержав с горсткой русских солдат тяжелую осаду этого города восставшими местными жителями. Художник проявил настоящую офицерскую доблесть, за что был награжден Орденом Святого Георгия Выдающаяся роль Верещагина в этой обороне доставила ему Орден Святого Георгия 4-й степени. В дальнейшем он участвовал в боевых походах по всей Средней Азии, написав множество выдающихся произведений.

Весной 1877 года с началом русско-турецкой войны Верещагин отправился в действующую армию. Командование причислило его к составу адъютантов главнокомандующего Дунайской армией с правом свободного передвижения по войскам. Художник участвовал в некоторых сражениях. В июне 1877 он получил тяжёлое ранение. Дело было так. Верещагин попросился в качестве наблюдателя на борт миноносца «Шутка», устанавливавшего мины на Дунае. Во время атаки на турецкий пароход, их обстреляли турки и шальная пуля пробила художнику насквозь бедро. Ранение оказалось серьёзным, из-за неправильного лечения началось воспаление, появились первые признаки гангрены. Пришлось сделать операцию по вскрыванию раны, которую доктора не сделали, как следовало бы, в день прибытия Верещагина в госпиталь, после чего он быстро пошел на поправку.

В 1882—1883 годах Верещагин путешествовал по Индии. В 1884 году ездил в Сирию и Палестину, после чего писал картины на евангельские сюжеты. В 1894 году Василий Верещагин с семьей путешествовал по Пинеге, Северной Двине, Белому морю и посетил Соловки. В 1901 году художник посетил Филиппинские острова, в 1902 — США и Кубу, в 1903 — Японию.

Когда началась русско-японская война, Верещагин поехал на фронт. Он погиб 31 марта 1904 года вместе с адмиралом С. О. Макаровым при взрыве на мине броненосца «Петропавловск» на внешнем рейде Порт-Артура.

Наиболее известные работы великого художника: «Наполеон в России», серия «Варвары»,

«Апофеоз войны», «Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой», «После атаки. Перевязочный пункт под Плевной» (1881), «В турецкой покойницкой», «Подавление индийского восстания англичанами», цветная гравюра «Наполеон в Кремле».

 

Конструктор термояда Николай Духов

26 октября 1904 года родился Николай Леонидович Духов, советский конструктор бронетехники, ядерного и термоядерного оружия

Конструктор термояда Николай Духов

26 октября 1904 года родился Николай Леонидович Духов, советский конструктор бронетехники, ядерного и термоядерного оружия

Родом с Полтавщины. С 14 лет Духов работал секретарём Вепричского комитета бедноты, с 1921 года — агентом продотряда. Также был заведующим районной избой-читальней, секретарём райземлеса, заведовал ЗАГСом. В 1925 году поступил на Чупаховский завод резчиком свёклы. Позже его перевели в технико-нормировочное бюро. Духову было 22 года, когда ему представилась возможность получить настоящее образование. По решению заводского комсомольского собрания, ему вручили путёвку на рабфак Харьковского геодезического и землеустроительного института. После окончания рабфака он был рекомендован «для зачисления без испытания на механический факультет» Ленинградского политехнического института, где обучался с 1928 по 1932 год и получил специальность инженера-конструктора тракторов и автомобилей.

После окончания института был направлен на ленинградский завод «Красный Путиловец» (позднее — Ленинградский Кировский завод), где прошёл путь от рядового инженера до заместителя главного конструктора завода. В 1936 году его, как инженера автотракторной специальности, привлекли к работе по улучшению бронетанковой техники. Духов перешёл в СКБ-2 Кировского завода, где сразу приступил к созданию единой методики тягового и прочностного расчёта танков, которой он и его коллеги впоследствии пользовались не один год. Затем ему поручили руководство конструкторской группой, занимавшейся модернизацией танка Т-28. В конце 1938 года Николай Леонидович предложил технический проект новой машины — тяжёлого танка КВ-1. В 1939 году Кировский завод приступил к серийному выпуску танков КВ.

В 1941 году Ленинградский Кировский завод эвакуировался в Челябинск, где на базе Челябинского тракторного завода начали разворачивать производство танков КВ.

Постановлением Государственного Комитета Обороны Духов был назначен главным конструктором, оставаясь в этой должности до 1948 года. Николай Леонидович наладил на заводе поточно-конвейерное производство танков КВ, возглавил разработку их модификаций и самоходных артиллерийских установок, осуществил коренную модификацию средних танков Т-34. Под его руководством разрабатывались тяжёлые танки КВ-1с, КВ-85, ИС-1, ИС-2, ИС-3 и ИС-4.

В 1948 году Духов был привлечён к работам в советском атомном проекте и стал заместителем главного конструктора КБ-11 (Арзамас-16) Юлия Борисовича Харитона. Возглавляя конструкторский сектор, Духов руководил разработками конструкции как первого отечественного плутониевого заряда, так и конструкции атомной бомбы. Он активный участник испытаний первой отечественной атомной бомбы на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 года и первой водородной бомбы РДС-6с 12 августа 1953 года.

С 1954 года Николай Леонидович стал директором, главным конструктором и научным руководителем филиала № 1 КБ-11 (в настоящее время ВНИИА им. Н. Л. Духова), которым руководил до своей смерти в 1964 году. Духов определил основные направления тематики института — создание ядерных боеприпасов для стратегических и тактических комплексов ядерного оружия, систем электрического и нейтронного инициирования ядерных зарядов, приборов автоматики ядерных боеприпасов, унифицированной контрольно-измерительной аппаратуры. За десять лет под его руководством разработаны три поколения блоков автоматики, первое поколение ядерных боеприпасов для семнадцати различных носителей — баллистической ракеты Р-7, торпеды Т-5, первых крылатых ракет для ВВС, ВМФ, ПВО, для этих ядерных боеприпасов была разработана целая гамма электромеханических приборов. Для контроля ЯБП и блоков автоматики разработаны первые три поколения контрольно-измерительной аппаратуры: осциллографическая, малогабаритная безосциллографическая и автоматизированная с цифровой регистрацией. Николай Леонидович по праву может считаться основателем конструкторской школы по ядерным боеприпасам.

 

Первая публичная казнь в Минске

26 октября 1941 года фашисты устроили в Минске первую публичную казнь.

Первая публичная казнь в Минске

26 октября 1941 года фашисты устроили в Минске первую публичную казнь.

 Из тюрьмы вывели 10 человек, приговоренных за связь с партизанами. Среди убитых подпольщиков была Мария Брускина, которая перед войной только-только закончила школу.

Она по заданию подполья устроилась работать в лазарет, и помогала раненым советским солдатам бежать к партизанам, изготавливала фальшивые немецкие документы, используя фотоаппарат, за хранение которого фашисты приговаривали к смертной казни. Девушку арестовали по доносу, и перед казнью провели по улицам города с фанерным щитом на шее, на котором была надпись на немецом и русском «Мы партизаны, стрелявшие по германским войскам».

В минском музее Великой отечественной войны хранятся 30 фотографий с той страшной казни. Фашисты хладнокровно снимали весь процесс убийства. Эти фотокарточки были свидетелями обвинения на Нюрнбергском процессе. Их предъявил миру Михаил Ромм в фильме «Обыкновенный фашизм», они вошли во все многотомные издания о войне. Хорошо бы сегодня показывать их тем европейцам, которые огульно обвиняют советских воинов-освободителей в «жестоком обращении» к местному населению в 1945 году.

 

Опала Маршала Жукова

26 октября 1957 года Маршал Победы снят с поста Министра обороны

Опала Маршала Жукова

26 октября 1957 года Маршал Победы снят с поста Министра обороны

Причина одна: тогдашний глава политической системы государства Никита Хрущев боялся, что Маршал Победы отрешит его от кормила власти.

А через день состоялся Пленум ЦК КПСС, который вообще заклеймил позором Маршала Победы.

 

Постановление Пленума ЦК КПСС

Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте (орфография и стиль оригинала)

Вооружённые Силы Советского Союза, одержав всемирно-историческую победу в Великой Отечественной войне, оказались на высоте своих задач и с честью оправдали любовь и доверие народов СССР.

В послевоенные годы благодаря заботам Коммунистической партии и Советского Правительства, на основе общего подъёма народного хозяйства нашей страны, крупных успехов в развитии тяжёлой промышленности, науки и техники, Вооружённые Силы СССР поднялись на новую более высокую ступень в своём развитии, они оснащены всеми видами современной боевой техники и вооружения, в том числе атомным и термоядерным оружием и ракетной техникой. Политико-моральное состояние войск находится на высоком уровне. Командные и политические кадры Армии и Флота беспредельно преданы своему народу, Советской Родине и Коммунистической партии...

Главный источник могущества нашей Армии и Флота состоит в том, что их организатором, руководителем и воспитателем является Коммунистическая партия — руководящая и направляющая сила Советского общества. Следует всегда помнить указание В. И. Ленина о том, что «политика военного ведомства, как и всех других ведомств и учреждений, ведётся на точном основании общих директив, даваемых партией в лице её Центрального Комитета и под его непосредственным контролем».

Пленум ЦК КПСС отмечает, что за последнее время бывший Министр обороны т. Жуков Г. К. нарушал ленинские, партийные принципы руководства Вооружёнными Силами, проводил линию на свёртывание работы партийных организаций, политорганов и Военных Советов, на ликвидацию руководства и контроля над Армией и Военно-Морским Флотом со стороны партии, её ЦК и Правительства.

Пленум ЦК установил, что при личном участии т. Жукова Г. К. в Советской Армии стал насаждаться культ его личности. При содействии угодников и подхалимов его начали превозносить в лекциях и докладах, в статьях, кинофильмах, брошюрах, непомерно возвеличивая его персону и его роль в Великой Отечественной войне. Тем самым в угоду т. Жукову Г. К. искажалась подлинная история войны, извращалось фактическое положение дел, умалялись гигантские усилия Советского народа, героизм всех наших Вооружённых Сил, роль командиров и политработников, военное искусство командующих фронтами, армиями, флотами, руководящая и вдохновляющая роль Коммунистической партии Советского Союза...

Таким образом т. Жуков Г. К. не оправдал оказанного ему Партией доверия. Он оказался политически несостоятельным деятелем, склонным к авантюризму как в понимании важнейших задач внешней политики Советского Союза, так и в руководстве Министерством обороны.

В связи с вышеизложенным Пленум ЦК КПСС постановил: вывести т. Жукова Г. К. из состава членов Президиума и членов ЦК КПСС и поручил Секретариату ЦК КПСС предоставить т. Жукову другую работу.

Пленум Центрального Комитета КПСС выражает уверенность в том, что партийные организации, выполняя решения XX съезда КПСС, будут и впредь направлять свои усилия на дальнейшее укрепление обороноспособности нашего социалистического государства.

(Принято единогласно всеми членами Центрального Комитета, кандидатами в члены Центрального Комитета, членами Центральной Ревизионной Комиссии и одобрено всеми присутствовавшими на Пленуме ЦК военными работниками и ответственными партийными и советскими работниками).

 

До сих пор вокруг причин неожиданного снятия Георгия Жукова со всех партийных и государственных постов идут споры даже в среде профессиональных историков: ведь он был надежным союзником Хрущева, незадолго до этого спас Никиту от оппозиции в лице Молотова, Маленкова, Кагановича и Шепилова, помог разгромить ее на июньском пленуме ЦК. Отчего же такая неблагодарность? Об этом РГК попросил рассказать доктора исторических наук, акдемика Юрия РУБЦОВА:
-
Бытуют разные мнения. Наиболее простое объяснение случившегося: зависть первого секретаря ЦК ко все возраставшим в партии и стране авторитету и влиянию Маршала Победы, опасение, что на фоне Жукова станут особенно видны ущербные стороны его собственной личности. Думаю, такие мотивы в поведении Хрущева присутствовали. И все же главная причина, на мой взгляд, в конфликте Жукова с политической системой. После июньского пленума партийная элита особенно остро почувствовала, что с такой личностью во главе Министерства обороны, как Жуков – герой войны, авторитетный военный руководитель, человек независимый, не склонный к компромиссам и политиканству, – использовать армию в качестве орудия захвата и (или) удержания власти невозможно. Если ЦК рассматривал армию как орудие борьбы за власть, как «орган подавления» любых действий, враждебных политическому режиму, то Жуков – как орудие защиты Отечества от внешней опасности. Столкнулись, таким образом, интересы государства, за которые ратовал Жуков, и интересы партийных верхов, которые отстаивал президиум ЦК. Официально устранение Жукова было мотивировано недооценкой с его стороны партийно-политической работы в армии и на флоте. Уверен, что такое обвинение представляло дымовую завесу, скрывавшую политическую расправу с одним из виднейших людей страны, хотя отчасти оно и было правдой. Требуется лишь правильно расставить акценты: Жуков не выступал против политической работы в Вооруженных Силах, он возражал против всевластия партийных комитетов, некомпетентного вмешательства политработников в обязанности командиров. И прежде всего – против попыток использовать армию как орудие политической борьбы.

Как члена высшего партийного органа, Жукова нельзя было удалить с поста кулуарно, обычным решением президиума ЦК. Его судьбу мог решить только пленум, лихорадочную подготовку которого провели в отсутствие маршала, направленного в заграничную поездку в Югославию и Албанию. Чтобы заранее обеспечить поддержку крутых мер по отношению к Жукову, партийная элита пошла на широкомасштабный подлог. За 22 дня, в течение которых маршал отсутствовал на родине, президиум ЦК во главе с Хрущевым полностью реализовал замысел закулисного сговора. Под предлогом войсковых учений первый секретарь ЦК собрал в Киеве руководство Минобороны и командующих всеми военными округами. Им Хрущев лично вдалбливал мысль, что Жуков опасен для государства и партии, поскольку вынашивает бонапартистские устремления, и что положение может спасти только немедленное удаление его из руководства партии и государства. Как показали события, надежды Хрущева на то, что высшие военачальники поймут его «правильно», полностью оправдались. Среди них не нашлось ни одного, кто возвысил бы голос против наветов на боевого товарища.

Затем была организована серия собраний партийных активов в центре и в военных округах, на которых в качестве докладчиков выступали члены и кандидаты в члены президиума ЦК, сообщавшие коммунистам ложную информацию о действиях и замыслах маршала.

Партийный актив центральных управлений Министерства обороны СССР, Московского военного округа и Московского округа ПВО 22-23 октября был задуман как генеральная репетиция октябрьского пленума. С большой речью на нем выступил Хрущев. Впервые с начала антижуковской кампании он столь определенно сформулировал политические обвинения в адрес министра обороны, заявив о попытках Жукова оторвать армию от партии, поставить себя между военнослужащими и Центральным Комитетом. Он дал также присутствующим понять, что вывод министра обороны из состава президиума ЦК предрешен. Руководящая верхушка КПСС сознательно пошла на нарушение всех норм партийной жизни. Деятельность коммуниста, тем более члена высшего политического руководства, обсуждалась без его участия и даже без информирования его самого о факте обсуждения. Только так – запечатав уста обвиненному маршалу, скрыв под предлогом военной и государственной тайны происходящее судилище от широких партийных масс и манипулируя послушным активом, можно было добиться устранения Жукова. Любое публичное разбирательство и камня на камне не оставило бы от обвинений маршала в антигосударственной деятельности.

26 октября министр обороны прибыл в Москву. Прямо с аэродрома его привезли на заседание президиума ЦК, где Жуков впервые услышал об обвинениях в свой адрес. Маршал пытался их опровергнуть. Судя по скупой протокольной записи, он резко возражал против «дикого», по его словам, вывода о его стремлении отгородить Вооруженные Силы от партии и отказался признать, что принижал значение партийно-политической работы. Вместе с тем он высказал готовность признать критику и исправить ошибки, попросив в заключение назначить компетентную комиссию для расследования обвинений в свой адрес. Однако исход дела был предрешен заранее. Члены высшего партийного ареопага боялись Жукова. Он им нужен был не исправляющий ошибки, а низвергнутый. Особенно усердствовали Булганин, Суслов, Брежнев, Игнатов. Итог – снятие Жукова с поста министра обороны. Текст указа был подготовлен заранее.

28 октября 1957 года состоялся пленум ЦК, призванный одобрить это решения. При этом одновременно с полномочиями министра обороны Жукова лишили доступа к служебной документации, которая позволила бы аргументированно отвечать на выдвинутые обвинения. Система навалилась на Жукова всей мощью. Помимо 262 членов ЦК, кандидатов в члены ЦК и членов Центральной ревизионной комиссии, а также нескольких десятков секретарей обкомов партии, заведующих отделами и ответственных работников аппарата ЦК КПСС, к работе октябрьского пленума были привлечены 60 высших военачальников. В качестве тягчайшего, с точки зрения президиума ЦК, свидетельства преступления Жукова на пленуме было названо учреждение им спецназа – школы диверсантов в две с лишним тысячи слушателей. Как ударный «кулак» в личном распоряжении министра обороны, который может быть использован в заговорщических целях («Диверсанты. Черт его знает, что за диверсанты, какие диверсии будут делать»), – так расценил созданный Жуковым спецназ в своем выступлении Хрущев.

Давая объяснения, маршал особо просил обратить внимание на отсутствие у него какого бы то ни было преступного умысла, что легко могла бы установить соответствующая партийная комиссия, о создании которой маршал ходатайствовал здесь же. Школа была создана из имевшихся в военных округах 17 рот, готовивших спецназовцев, чтобы сделать уровень подготовки (обучение иностранным языкам, сохранение военной тайны) соответствующим тем требованиям, которые предъявляются к такого рода учебным заведениям.

Признав, что он допустил ошибку, не проведя решение о создании такой школы через президиум ЦК, Жуков решительно отверг обвинение, будто он вообще действовал тайно. Он сослался на то, что дважды устно докладывал об этом Хрущеву, и характерно, что первый секретарь, так охотно, судя по стенограмме пленума, вступавший в полемику с ораторами, не решился опровергнуть эти слова перед участниками пленума.

Поводом к другому принципиальному обвинению в адрес Жукова стали слова, сказанные им в июне 1957 года в тот момент, когда члены президиума ЦК, противостоявшие Хрущеву, попытались выяснить, не удастся ли привлечь армейские части для разрешения в свою пользу политического кризиса. «Без моего приказа ни один танк не тронется с места», – заявил министр обороны. Тогда Хрущев оценил занятую маршалом позицию как «партийную» – да и какую иную оценку он мог дать, если это веское заявление Жукова обеспечивало ему сохранение поста руководителя КПСС.

Теперь, спустя четыре месяца, первый секретарь ЦК предпочел «забыть» об этом, доверив своим приближенным искажение реальной картины происшедшего. «Оказывается, – заявил Микоян, – танки пойдут не тогда, когда ЦК скажет, а когда скажет министр обороны». И, по существу бросая в адрес Жукова обвинение в антисоветской и антипартийной деятельности, заметил, что таким образом поступают в странах, где компартия в подполье, где «всякие хунты-мунты», а «у нас политический климат не подходит для таких вещей». Слова Жукова о его готовности напрямую обратиться к армии и народу в случае, если оппозиционеры во главе с Молотовым будут настаивать на снятии Хрущева, по мнению Микояна, прямо указывали на «бонапартистские» устремления маршала. «Разве не ясно, что это позиция – непартийная и исключительно опасная?», – вопрошал Суслов.

Фарисейский характер этих обвинений был очевиден для всех, кто знал обстоятельства кризиса в партийных верхах в июне 1957 года. Ведь по существу именно твердая позиция трезво мыслящего, волевого и патриотически настроенного маршала уберегла тогда страну от хаоса. И, если уж доводить мысль Суслова о «бонапартизме» Жукова до логического завершения, то напрашивается вопрос: что мешало министру обороны уже в тот момент взять власть в свои руки, если он к ней стремился?

Кстати, та ситуация вполне актуальна и сегодня. Наше преимущество перед теми, кто жил и правил полвека назад, в том, что мы можем извлечь уроки из их деятельности. Другое дело, хотим ли мы это делать? Вернее, хочет ли этого нынешняя полновластная партия — «Единая Россия?» Огромная страна, тем более переживающая кардинальную ломку, должна быть управляемой. Это, конечно, так. Но никакой авторитетный руководитель, никакой аппарат власти не заменят самого широкого участия людей в решении собственной судьбы, как никакими суррогатами в красивой упаковке, вроде «суверенной демократии», не подменить народовластия. Бесспорно, любой вопрос решать узким кругом проще. Но лучше ли, правильнее ли? И куда такая практика обычно заводит? В данном случае октябрь 1957 года, проложив нечестный путь к утверждению полного единовластия Хрущева, в конце концов, обернулся политическим крахом не только для него самого, но и для того либерального реформаторского курса, который принято связывать с его именем и называть «оттепелью». 14 октября 1964 года уже другой октябрьский пленум ЦК, организованный в отсутствие Хрущёва (по изобретенной им же схеме), находившегося на отдыхе, освободил его от партийных и государственных должностей «по состоянию здоровья».

 

 

Помянем Маршала Буденного

26 октября 1973 года умер Семён Михайлович Будённый Семен Михайлович Буденный прожил 90 лет. Из них 70 отдал военной службе и служению Родине.

Помянем Маршала Буденного

26 октября 1973 года умер Семён Михайлович Будённый Семен Михайлович Буденный прожил 90 лет. Из них 70 отдал военной службе и служению Родине.

 

В 1903 году он был призван в армию. Служил срочную службу на Дальнем Востоке в Приморском драгунском полку, там же остался на сверхсрочную. Участвовал в русско-японской войне 1904—1905 годов в составе 26-го Донского казачьего полка.

В 1907 году как лучший наездник полка отправлен в Петербург в Офицерскую кавалерийскую школу на курсы наездников для нижних чинов, которые закончил в 1908 году. До 1914 года служил в Приморском драгунском полку. Участвовал в Первой мировой войне старшим унтер-офицером 18-го драгунского Северского полка на германском, австрийском и кавказском фронтах, за храбрость награждён «полным георгиевским бантом» — Георгиевскими крестами (солдатскими «Егориями») четырёх степеней и Георгиевскими медалями четырёх степеней.

Первый крест 4-й степени унтер-офицер Будённый получил за захват немецкого обоза и пленных 8 ноября 1914 года. По приказу командира эскадрона ротмистра Крым-Шамхалова-Соколова, Будённый должен был возглавить разведывательный взвод численностью 33 человека, с задачей вести разведку в направлении местечка Бжезины. Вскоре взвод обнаружил большую обозную колонну немецких войск, двигавшуюся по шоссе. На неоднократные донесения ротмистру об обнаружении обозов противника, был получен категорический приказ продолжать скрытно вести наблюдение. После нескольких часов бесцельного наблюдения за безнаказанным перемещением противника, Будённый принимает решение атаковать один из обозов. Внезапной атакой из леса взвод напал на роту сопровождения, вооружённую двумя станковыми пулемётами и разоружил её. Двое офицеров, оказавших сопротивление, были зарублены. Всего в результате было захвачено около двухсот пленных, из них два офицера, повозка с револьверами разных систем, повозка с хирургическими инструментами и тридцать пять повозок с тёплым зимним обмундированием. Потери взвода составили два человека убитыми. Однако, дивизия к этому времени успела далеко отступить, и взвод с обозом только на третий день догнал свою часть.

За этот подвиг весь взвод был награждён Георгиевскими крестами и медалями.

Однако вскоре Буденный был лишён своего первого Георгиевского креста 4-й степени за рукоприкладство к старшему по званию — вахмистру Хестанову, который перед этим оскорбил и ударил Будённого в лицо. Снова получил крест 4-й степени на турецком фронте в конце 1914 года. В бою за город Ван, находясь в разведке со своим взводом, проник в глубокий тыл расположения противника, и в решающий момент боя атаковал и захватил его батарею в составе трёх пушек.

Летом 1917 года вместе с Кавказской кавалерийской дивизией прибыл в город Минск, где был избран председателем полкового комитета и заместителем председателя дивизионного комитета. В августе 1917 года вместе с М. В. Фрунзе руководил разоружением эшелонов корниловских войск в Орше.

В феврале 1918 года Будённый создал революционный конный отряд, действовавший против белогвардейцев на Дону, который влился в 1-й кавалерийский крестьянский социалистический полк под командованием Б. М. Думенко, в который Будённый был назначен заместителем командира полка. Полк впоследствии вырос в бригаду, а затем кавалерийскую дивизию, успешно действовавшую под Царицыном в 1918 — начале 1919 года.Во второй половине июня 1919 года в Красной армии было создано первое крупное кавалерийское соединение — Конный корпус, участвовавшее в августе 1919 года в верховьях Дона в упорных боях с Кавказской армией генерала П. Н. Врангеля, дошедшее до Царицына и переброшенное к Воронежу, в Воронежско-Касторненской операции 1919 года вместе с дивизиями 8-й армии одержавшее победу над казачьими корпусами генералов Мамонтова и Шкуро. Части корпуса заняли город Воронеж, закрыв 100-километровую брешь в позициях войск Красной армии на московском направлении. Победы Конного корпуса Будённого над войсками генерала Деникина под Воронежем и Касторной ускорили разгром противника на Дону.

19 ноября 1919 года командование Южного фронта на базе Конного корпуса создало Первую Конную армию. Командующим этой армией был назначен Будённый. Первая Конная армия, которой он руководил по октябрь 1923 года, сыграла важную роль в ряде крупных операций Гражданской войны по разгрому войск Деникина и Врангеля в Северной Таврии и Крыму.

В 1921—23 годах Будённый — член РВС, а затем заместитель командующего Северо-Кавказского военного округа. Провёл большую работу по организации и руководству конными заводами, которые в результате многолетней работы вывели новые породы лошадей — будённовскую и терскую.

В 1923 году Будённый стал «крёстным отцом» Чеченской автономной области: надев шапку бухарского эмира и красную ленту через плечо он приехал в Урус-Мартан и по декрету ВЦИКа объявил Чечню автономной областью.

В ноябре 1935 года ЦИК и Совнарком СССР присвоил пяти крупнейшим советским полководцам новое воинское звание «Маршал Советского Союза». В их числе был и Будённый. С 1937 по 1939 годы Будённый командовал войсками Московского военного округа, с 1939 — член Главного военного совета НКО СССР, заместитель наркома, с августа 1940 — первый заместитель наркома обороны СССР.

Во время Великой Отечественной войны входил в состав Ставки Верховного Главнокомандования, участвовал в обороне Москвы, командовал группой войск армий резерва Ставки (июнь 1941 года), затем — главком войск Юго-Западного направления (10 июля — сентябрь 1941 года), командующий Резервным фронтом (сентябрь — октябрь 1941 года), главком войск Северо-Кавказского направления (апрель — май 1942 года), командующий Северо-Кавказским фронтом (май — август 1942 года). В июле-сентябре 1941 года Будённый был главнокомандующим войск Юго-Западного направления (Юго-Западный и Южный фронты), стоящих на пути немецкого вторжения на территорию Украины. В сентябре Будённый не побоялся отправить телеграмму в Ставку с предложением отвести войска из-под угрозы окружения, в то же самое время командующий фронтом Кирпонос информировал Ставку о том, что у него нет намерений отводить войска. В результате Будённый был отстранен Сталиным от должности главнокомандующего Юго-Западным направлением и заменён С. К. Тимошенко. На этом военная карьера Буденного пошла на убыль. Закончил войну он командующим кавалерией Красной Армии, а в 1947—1953 годах был заместителем министра сельского хозяйства СССР по коневодству.

Из беседы писателя Константина Симонова с бывшим начальником штаба Юго-Западного направления генерал-полковником А. П. Покровским:

«Будённый — человек очень своеобразный. Это настоящий самородок, человек с народным умом, со здравым смыслом. У него была способность быстро схватывать обстановку. Он сам не предлагал решений, сам не разбирался в обстановке так, чтобы предложить решение, но когда ему докладывали, предлагали те или иные решения, программу, ту или иную, действий, он, во-первых, быстро схватывал обстановку и, во-вторых, как правило, поддерживал наиболее рациональные решения. Причём делал это с достаточной решимостью.

В частности, надо отдать ему должное, что когда ему была доложена обстановка, сложившаяся в Киевском мешке, и когда он разобрался в ней, оценил её, то предложение, которое было сделано ему штабом, чтобы поставить вопрос перед Ставкой об отходе из Киевского мешка, он принял сразу же и написал соответствующую телеграмму Сталину. Сделал это решительно, хотя последствия такого поступка могли быть опасными и грозными для него. Так оно и вышло! Именно за эту телеграмму он был снят с должности командующего Юго-Западным направлением, и вместо него был назначен Тимошенко».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение