RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Информация для отдыхающего вождя
26 июля 2017 г.

Информация для отдыхающего вождя

26 июля 1932 года Клим Ворошилов написал Иосифу Сталину «тяжелое» письмо с припиской: «прошу прощения за испорченное настроение».
Конкурс поэзии «Победа-70»
1 марта 2015 г.

Конкурс поэзии «Победа-70»

Российский героический календарь открывает Третий Всероссийский конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Как США украли Миг-25
6 сентября 2015 г.

Как США украли Миг-25

Недавно в США опубликованы воспоминания бывшего советского военного летчика Виктора Беленко, бежавшего почти сорок лет назад за рубеж.
Сто метров
17 мая 2017 г.

Сто метров

Этот рассказ нам прислали с электронной почты сайта "Московские суворовцы"
Вам звонит Сталин
28 ноября 2013 г.

Вам звонит Сталин

Ещё одна книга о вожде: необычные ракурсы
Главная » Читальный зал » Дважды тёзка графа Толстого

Дважды тёзка графа Толстого

6 апреля 2017 года исполнилось бы 80 лет моему большому другу Льву Быковских

Долгие годы он был одним из руководителей телевизионной программы «Служу Советскому Союзу!»
Дважды тёзка графа Толстого

Среди моих друзей Лев Николаевич Быковских был едва ли не самым добрым человеком. Временами казался даже патологическим альтруистом. Что во мне иной раз вызывало и раздражение. Возможно, и поэтому я называл его двойным тёзкой графа Толстого. В том смысле, что дружок как бы исповедовал теорию «непротивление злу насилием, прощать и даже полюбить врагов своих». Но больше всё же из-за простого совпадения имён и отчеств обоих. Лёва долгие годы исполнял многотрудные обязанности заместителя заведующего военно-патриотической телевизионной программы «Служу Советскому Союзу!» Михаила Лещинского. Последний был крутым профессионалом и таким же руководителем. А Быковских, как хороший и мудрый политработник всегда ослаблял те гайки, которые лихо закручивал «Лещ».

Мы с Лёвой познакомились в самом начале восьмидесятых. Очень скоро стали дружить семьями. Друга уже 11 лет как нет с нами. Но его супруга Эмма до сих пор близкий мне человек. В конце прошлого года она взяла и на собственные сбережения издала книжку стихов покойного мужа «Иметь надежды паруса…». Подсчитала всех друзей и каждому подготовила персональный экземпляр поэтического сборника. По части альтруизма Эмма недалеко ушла от Льва…

Быковских родился в селе Грошечное Курской области. Потом семья переехала в село Тополи соседней Украины. Так что мы со Львом иногда соревновались в знании украинской «соловьинои мовы». Чаще побеждал я, потому как знаю родной язык на генетическом уровне. А вот в понимании и ощущении поэзии друг меня опережал существенно. Во всяком случае, в журналистику его уж точно привела поэзия. Кропал стишата с детства. Когда служил срочную на Сахалине, публиковался во «Владивостокской правде». Командир полка Константин Осипов настоятельно советовал отличнику боевой и политической подготовки, радисту 1 класса Быковских штурмовать «высотку» МГУ. Того уговаривать долго не пришлось – давно мечтал о главном вузе стран.
Но на пути солдата ироничная судьба выстроила замысловатую полосу препятствий, описать которую есть смысл хотя бы в назидание другим, преодолевающим собственные жизненные высоты. Так вот поезд в столицу опоздал, и Лев не успел к началу экзаменов. Декан в виде исключения разрешил ему сдать испытания с другим потоком. Сочинения – «хорошо», русский язык и литература – «отлично», немецкий – кол! Солдат идёт за документами и встречает на своём пути заместителя декана Элеонору Лазаревич. Та знакомится с творческой папкой абитуриента, ведёт его к преподавателю немецкого и убеждает: таких самородков не следует «отстреливать» языком Гёте, Шиллера и Гейне. Итог: комиссия готова принять служивого на дневное отделение, но только без общежития и стипендии. Что ж, придётся переводиться на заочное, устраиваться на работу и искать жильё. Из этих невесёлых рассуждений Лёву вывел уверенный голос ещё одного «посланца Судьбы»: «О чём кручинишься боец?» По-солдатски кратко Быковских изложил парню все свои невзгоды. «Пошли к ректору Петровскому»,- решительно заключил «посланец». И был им студент 4-го курса, секретарь парторганизации журфака, будущий председатель гостелерадио СССР Леонид Петрович Кравченко. Да, а спустя ровно 30 лет Лёва слетает на Сахалин в свою часть и сделает великолепный часовой телевизионный очерк, который так и назовёт: «Тридцать лет спустя». И в нём будет всё то, о чём я сейчас рассказал, только с неповторимым подробностями и деталями, так характерными для поэтической личности Льва Быковских.

Он был врождённым телевизионным человеком, по-настоящему влюблённым в свою работу. Как и в свою жену. Однажды она с грустью признавалась: «Знаешь, Миша, как Лёву обидели на телевидении – за огромную работу сущие гроши заплатили. На его месте я бы туда носа не казала. Говорю ему об этом, а он мне отвечает: «Я, Эмма, согласен ещё им приплачивать за то, чтобы снимать телепередачи».

Быковских объездил и облетал весь СССР, побывал во всех группах советских войск за рубежом. Был одним из организаторов и участником первой экспедиции радиодесанта в географический центр Советского Союза. По собственной инициативе ездил в зону аварии на Чернобыльской АЭС. Награждён медалью «За спасение погибавших». На ликвидацию последствий землетрясения в Спитаке и Ленинакане мы с ним ездили вдвоём. А в Афганистане встретились под Шиндантом совершенно случайно. «Но для нас одно закономерно,/ Мудрецы дотошно подсчитали:/ Журналистам время служит скверно,/ Хоть уран они не добывали».

Жизнь и судьба Лёвы Быковских – большой кусок моих собственных жизни и судьбы. Что нашло достойное отражение в моей последней книге «Через Миллениум или 20 лет на изломе тысячелетий». Выдержками из неё я и закончу свою поминальную молитву по безвременно ушедшему другу.

«28.01.90, воскресенье.
Идя навстречу собственной лени и личной же неорганизованности, беру на себя социалистические обязательства вести дневник хотя бы по выходным дням недели. С другой стороны мне действительно катастрофически не хватает времени в будние дни. На прошлой неделе Лёва Быковских дважды снимал сотрудников нашей Военно-политической редакции для программы «Служу Советскому Союзу!». За вычетом меня. Не вылезаю из белого здания Министерства обороны. Несколько раз мотался в Архангельское и в Петрово-Дальнее. Готовлю статью за начальника Генерального штаба тёзки Моисеева и интервью с начальником бронетанкового управления генерал-лейтенантом Галкиным. Комаров ещё намеревается отправить меня в Баку. А я и с удовольствием полечу в этот замечательный город, даже не смотря на всё свинство, творящееся в нём за последнее время.

Быковских, наверное, на меня обидится. Ещё чего доброго подумает, что я не пожелал с ним выпить рюмку – другую. Хотя за те десять лет, что мы с Лёвой корешуем у него не наблюдалось случая усомниться в моём хлебосольстве. Это сейчас телевизионщики не очень мне досаждают, зная мою нешуточную загруженность. А во времена моей работы в «Красной звезде» не случалось недели, чтобы мы не собирались либо в моей редакции, либо на Королёва,12. Покойный Тимонин, Хохлов, Генрин, сам Быковских не единожды размечали на меня гонорары за свои репортажи. И я получал, как внештатник, очень приличные денежки, которые им, сотрудникам военной программы и не снились. Ну а когда возвращаешь приятелю полтыщи или, тысячу рублей,- грех такую сумму не обмыть. Пять раз Быковских отправлял со мной в командировки полностью укомплектованную телевизионную бригаду. Трижды я снимал проводы ребят на службу из своей родной Буши. Когда заведующий «Служу Советскому Союзу!» Михаил Лещинский с женой Адой Петровой отправлялись спецкорами в Афганистан, Лев Николаевич Быковских потратил немало усилий к тому, чтобы именно я возглавил военную редакцию на телевидении. Он так мастерски меня убеждал, такие радужные перспективы передо мной рисовал, что я чуть было, не согласился надеть на себя столь непосильный хомут, но вовремя передумал. Самому себе я лгать не мог. А раз так, то обязан был понимать: несмотря на действительно многочисленные выступления «по ящику» (одних видеозаписей различных передач с моим участием имею около двух десятков),- не телевизионный я человек. Обостренное осознание громадной ответственности за слово, молвленное перед красным глазком телекамеры, всегда бежит впереди моей мысли. Из-за этих, почти физиологических ножниц, я сильно зажимаюсь, во рту пересыхает. Плюс ко всему, еще страдаю врожденным тремором, часто провоцирующим невоспитанных людей на дебильный вопрос: «А почему это у вас руки трясутся?». По жизни изредка отвечаю, дескать, онанизмом в детстве занимался, кур воровал. Ведя телерепортаж с микрофоном в руках, такими едкостями, однако, не спарируешь свое волнение. А ежели я не смогу показать подчиненным, как надо работать, то какой же из меня заведующий телепрограммой или попросту начальник?
…Был такой немецкий писатель Георг Кристоф Лихтенберг, заметивший однажды: «Остерегайся занять благодаря случайности пост, который тебе не по плечу, чтобы не казаться тем, чем ты не являешься на самом деле». Не знал я этой сентенции, но поступил в точном соответствии с её мудростью.
Переговорил с мамой, которая гостит у сестры в Хмельницком. Завтра выезжает домой. Отец её уже, наверняка, заждался. Жёсткий, временами жестокий, сильно потрёпанный жизнью материалист, он боится… беды. Ночью может пойти куда угодно, но спать одному в доме для него предельно стрёмно. А мама болела. Об этом я запамятовал. Хорошо Таня напомнила. Ещё раз позвонил и за казённый счёт вволю наговорился с родным человеком. Мама видела меня по телевизору. Это Лёва Быковских расстарался. Подослал оператора и тот заснял меня персонально, чем сильно удивил, если не расстроил, шефа Комарова. Откуда Николаю Яковлевичу знать, что ребята из программы «На службе Отечеству» (бывшая «Служу Советскому Союзу!») – сплошь мои кореша, с которыми съедено немало соли, но ещё больше уничтожено спиртного. В итоге получилось, что половина сюжета составила жизнь и творческую деятельность Военно-политической редакции ТАСС, а другая половина – творчество военного специального корреспондента при министре обороны Михаила Захарчука. «Пытали» телевизионщики меня по Прибалтике. Подвинула их к тому моя большая статья в «Правде» под рубрикой «Заметки публициста».
*
…И, конечно, наведался к Лёве Быковских на 12-й этаж телевизионного куба. Повеселил публику анекдотами. Потом всей компанией отправились в останкинский ресторан. Вот где телевизионная братва спускает свои баснословные гонорары! Валеру Генрина все костерили за его «жидовство». Досталось и моему дружку Быковских за его вялость и безволие в характере. А он всё долдонил: ага, угу. Действительно тюха в некоторых моментах. Тот же Москаль Женя как мог использовал его доброту в своих корыстных целях. Все вокруг твердили: проходимца на груди пригрел. А Лёва точь-в-точь, как Оргон мольеровский, молившийся на Тартюфа, аки лев защищал моего однокашника. Пока Женя от души ему не нагадил.
*
Завтра в «Красной звезде» продолжится совещание представителей всех военных изданий СССР и групп войск. Будет продолжаться и силовая накачка силовых средств СМИ. Звонил Лёва Быковских. Сказал, что в трёх местах перемонтирует мой фильм. Потом позвонил ещё раз и заявил, что передумал – у меня не так уж и плохо получилось. А я знаю, что хорошо. Завтра с ним встретимся на Хорошевском шоссе. Лёва получил квартиру через дорогу от «Красной звезды». Приглашает заглянуть. Надо подумать, где приобрести цветы для Эммы. Первый раз же буду в их доме, и девушка наверняка стол накроет. Знаю её маниакальную щедрость.
*
На прошлой неделе в кафе Домжура подсели с Лёвой Быковских к Бовину. Угостили метра водкой. Разговорились. Александр Евгеньевич заявил: «На телевидении тогда наступит перестройка, когда Ненашев разрешит мне выступать перед камерой без галстука!» Ну, сегодня один телевизионщик уже вёл утреннюю передачу «120 минут без галстука». И зачем? Зачем нам ведущие телевизионных программ, вообще люди «лезущие в ящик» без галстуков? Теперь молодых людей ещё сложнее будет приручить к этому изысканному аксессуару одежды. Уже молчу о бабочке! Сейчас на сцену, в том же телевидение прут так называемые певцы, одетые хуже попрошаек. Чему научится молодёжь при столь тотальном пренебрежении к своему внешнему виду?
*
Сегодня позвонил Лёва Быковских. Он уже стал дедом. Клятвенно обещал, что мой сюжет пойдёт четвёртого ноября.
*
Кстати, из Останкино пришёл перевод на 133 рубля за мой ноябрьский репортаж о призыве в армию. Лёва Быковских через свою вселенскую канительность магарыча, разумеется, недостоин. Но я буду выше и всё-таки бутылку ему выставлю.
*
27.07.91, суббота.
Съездил на телевидение. Быковских выписал мне пропуск. Обговорили с ним юбилейную передачу о 60-летиии моего журнала «Вестник ПВО». Он всё упирает на то, чтобы через войска показывать редакцию. Кто бы спорил. «Лёва,- говорю дружбану,- наша с тобой задача решить главный вопрос, как строить мост: вдоль реки или поперёк. А собственно арку потом поставят подчинённые». Смеётся: ты, дескать, начальник без году неделя, а уже говоришь, как мэтр. Потому, милок, что некогда раскачиваться. Вчера заскочил в ТАСС сгонять партийку с Годусовым, а он, даже не поздоровавшись: «Я слышал военные журналы будут закрывать!» И на лице дружка, и в его обрадованной интонации не прочитывалось ни капли сожаления. Да, если развалится страна, то армия уцелеть никак не сможет. А рухнет «непобедимая и легендарная», как же устоит военная печать? Но наше дело такое: умирать собираешься, а нивку засевай. И ровно поэтому я буду работать ножками, как та оптимистическая лягушка. Попали две квакушки в крынку с молоком. Одна со страху сложила лапки и утопла. А другая работала ими до потери сознания. Уже на последнем издыхании почувствовала под лапами твёрдое – кусок масла сбила. И выпрыгнула из крынки.

К Лёве Быковских заскочил Слава Вовненко. Однажды мы с ним делали какой-то телесюжет. Потрепались. Потом я через переход отправился в другое здание в надежде разыскать Максима Никулина, чтобы с его помощью каким-то образом попасть со своим юбилеем в программу «Утро». На ловца и зверь прибежал. Точнее – «звериха» - Кира Григорьева. Эта баба ведает всей культурной информацией в утреннем блоке вещания на Центральном телевидении. Разговорились. Долго и почти иезуитски девка потрошила меня на тему какой-то изюминки. Пришлось по-военному сострить: «Извините, мадам, но нас в военные нанимали по здоровью, а теперь вы хотите спрашивать с меня, как с умного интеллектуала». Шутка Григорьевой понравилась, но мы так ни к чему конкретному и не пришли. Кира сдала меня своему редактору Володе Дмитриеву. Мужик оказался ещё большим перестраховщиком. И с ним мы тоже никакой каши не сварили. Стало ясно: в утренней программе выступление мне не светит. Поехал в ТАСС. Сам поел и временного своего водителя Петра покормил. Парень очень стеснялся. У них в гараже большая редкость, чтобы «хозяин» (в данном случае это я) кормил своего работника за собственный счёт. Рассказал Петру анекдот, который дважды «в кассу»: «Василий Иванович учит Петьку, как быть хорошим командиром: «Вот, допустим, приходишь ты, Петька, ко мне, а я сижу, чай пью. И ты садись, чай пей. Приходишь ты, я сижу, мясо ем. И ты садись, чай пей!»
*
29.09.91, воскресенье.
Только что прошла телепередача, посвящённая 60-летию журнала «Вестник ПВО». Помнится, я давал себе зарок не связываться с этими гнилыми, подлыми телевизионщиками, особенно с Валерием Генриным. Но Быковских, словно в пику мне дал именно этого посредственного режиссёра. Уж лучше бы я сам выполнил ту работу. А теперь вот и рад, что не стал «залупаться» и Лёва в итоге оказался прав. Очень даже неплохой сюжет получился. Главное дело, в нём присутствует мысль: стране нельзя без Войск ПВО. Накануне я оповестил всех своих непосредственных начальников о предстоящем теледействии, позвонил домой, сестре. Саша Иванов обещал записать сорокаминутный сюжет мне на плёнку. Хороший парень. Жаль уходит. Вчера мы с ним посетили чудную баню в отряде, где командиром полковнику Киндер (по-немецки – ребёнок, но офицер толковейший).
*
Не было у меня случая, чтобы не отметил своего дня рождения, какого-то приметного семейного события. Что же касается собственных круглых дат, то я всегда устраивал вокруг них роскошное пиршество. В этот раз на «тройное событие» пригласил семьдесят два человека. Не пришли: Быковских Лёва и Эмма, Широченко Юрий и Валя, Миша Лещинский, Никулины Юрий Владимирович и Татьяна Николаевна, Кричевцова Мария и Гара Александра. Остальная публика, в большинстве своём, прибыла к указанному времени в кафе у Савёловского вокзала. Любаня Безродная отдала мне его в безраздельное пользование до двух часов ночи. Тамадил Володя Конкин.
*
Когда пару недель стояли сильные морозы, в моей квартире было гораздо теплее, чем сейчас. Ходим по комнатам, кутаясь в халаты и свитера. Всё правильно: холод к голоду даже летом пристроится. А уж зимой – и подавно. Позвонил Лёва Быковских. Очень просит подсобить ему с телепередачей, где по существу решается его судьба. А у меня уже отпускные документы оформлены. Жаль до слёз…
*
Продолжаю вести переговоры с военной программой на телевидении: надо снять нашего начальника главного штаба генерал-полковника Виктора Синицына. Лёва Быковских обещал помочь.

*
Прошлой ночью мне приснился Сашка Тимонин. Сегодня позвонил на его квартиру. Дочь Анюта ответила. Уже большая девушка. Видать, на выданье. Говорит, что брат Андрейка давно работает после окончания института. Мама Оля трудится всё на том же месте. Других изменений у них нет. Меня она помнит, но слабо. Значит, никак.

Тимонин – был самый большой мой друг-телевизионщик, после Лёвы Быковских. Жаль, слишком рано ушёл парень. Надорвался на даче. А я спину свою там же у него на даче испортил.

Опережая время
В конце 2013 года телевизионщики из «ТВ-Центра» пригласили меня для сьёмок передачи о Герое Советского Союза Матросове. Пока ставили камеры, ладили освещение, я осматривал экспозиции второго этажа. И вдруг вижу своего покойного друга Тимонина, берущего интервью у лётчика-космонавта Валерия Кубасова. Переснял фото на свой мобильник. Вернувшись домой, позвонил вдове Оле. Оказалось, что она вторично выходила замуж и вторично же овдовела. Такой снимок у неё есть. И вообще разговаривала со мной женщина, словно в долг давала – вяло и нехотя. Даже не расспросила, где именно висит снимок её бывшего мужа. Видать, ей это всё до тусклой лампочки. Больше звонить не буду.
*
30 декабря в редакции состоялись проводы старого и встреча Нового года. А 31 я был ответственным и полдня провёл на службе.

Меня поздравили: Комаров, Сульдин, Гнидюк, Мазурик, Назарюк, Якубович, Ярмольник, Амарфий, Лобанов, Быковских. С Лёвой дольше других трепались. Правильно дружок подметил: зарылись мы в свои делишки, как в навоз, и света белого не видим. Чаще встречаемся в командировках, чем в столичном муравейнике. Приглашает на дачу. Бери, мол, девчонок своих и айда в Тарасовку. Даже лыжне надо прихватывать – обеспечит. Ах, как бы мне хотелось! Да грехи мои тяжкие не пускают…».
*
«Добрый – не тот, кто владеет добром./ Добрый не тот, кто развёл добродетель. Доброе меряют не серебром./ Доброе видится в добром свете./ Доброта от рождения…/ Так не бывает./ Доброта - не сосулька, она не тает./ Когда есть доброта – её хватает:/ Пусть оплачена добром,/ Доброта не станет злом». Лев Быковских, 1987 год.


Михаил Захарчук. Специально для РГК.

 

.
6 апреля 2017 г.

Комментарии:

Валерий Галкин 06.04.2017 в 17:08 # Ответить
"ЖЗЛ" от М.Захарчука пополнилось ещё одними воспоминаниями. СПАСИБО!!!
Татьяна П. 06.04.2017 в 17:46 # Ответить
Сколько людей и событий пронеслось передо мной, пока я читала о Льве Николаевиче Быковских.
И осталось послевкусие, доброе и грустное.
А ведь писал Михаил Александрович не только о друге, он писал о времени, в котором они жили и работали, о настоящей дружбе, о преодолении себя, утверждении и проверке.
Я узнала о хорошем человеке,влюблённом в свою работу, поэте, гражданине.
Дневниковые записи Михаила Александровича вылились в книгу. Знакома с некоторыми из них по публикациям.
Время, пропущенное через себя, своё понимание жизни и значимых событий и незначительных, но отмеченных почему-то им и важных для него.

И люди, словно через сито просеянные на человечность, верность и прочность.
И столько доброй грусти и восхищения выплеснулось наружу, что и мне, далёкому человеку, совсем из другой жизни, теплее стало.
Вот так мы и учимся всю жизнь.
Из многого взять и отметить только что-то важное для себя.
И идти дальше, набираясь evf, учась друг у друга, ошибаясь и огорчаясь.
И как горько, что по дороге жизни теряем друзей.
Они живы, пока мы помним их голос, улыбку, поступки.
Спасибо, Михаил Александрович.
Светлая память Льву Николаевичу.
Владимир, Кубань. 06.04.2017 в 20:39 # Ответить
Мне тоже посчастливилось немного сотрудничать с Львом Николаевичем. Добрейшей души был человек - прав Михаил. И телевизионщик - от Бога. Добрая ему память!
Сергей 06.04.2017 в 20:46 # Ответить
Сергей П-ов, Санкт-Петербург
Михаил, вы не утратили способность удивлять. И это радует.
Андрей 07.04.2017 в 13:48 # Ответить
С большим интересом прочитал и подумал - о ком из сегодняшних руководителей (инженеров, журналистов, менеджеров и т.д.) можно было бы так душевно рассказать?
Вера Корсакова 09.04.2017 в 19:48 # Ответить
Не знала этого человека,но теперь ,хотя и после его ухода , мне интересно, и важно узнать о его большой жизни. Его силе ума, силе доброты, силе правды.Светлая ему память И написано душевно, и интересно.
Игорь 10.04.2017 в 11:32 # Ответить
Хорошая была передача и творческие люди принимали в ней участие, такие как Лев Николаевич Быковских. светлая ему память. И Михаил Александрович продолжает радовать нас своим творчеством. Дальнейших творческих удач.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 августа
среда
2017

В этот день:

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Простой крестьянский парень из донской станицы, он стал одним из лучших пилотов Страны Советов, а потом и самым главным летчиком СССР.

В августе 1935 года Павел по комсомольскому призыву поступил в Сталинградское военное училище летчиков. Начинал летать на самолете «У-2». В 1938 году в звании лейтенанта прибыл в полк под Ленинградом. Вскоре он стал командиром звена истребителей. Во время войны с Финляндией Кутахов совершил 131 боевой вылет. В одном из боев был сбит и спустился на парашюте в тылу противника, пешком вернулся в расположение советских войск.

Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Мурманска, Кандалакши и Кировской железной дороги. Сопровождал караваны транспортных судов ленд-лиза.

Был одним из известнейших летчиков-истребителей Карельского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года Кутахову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны П. С. Кутахов совершил 497 боевых вылетов, провел 79 воздушных боев, в которых сбил 14 самолетов лично и 28 с напарниками.

После войны подполковник Кутахов ещё несколько лет командовал полком в Заполярье, а потом был направлен на Высшие офицерские летно-тактические курсы в Липецк. В 1957 году закончил Военную академию Генерального Штаба. В 1966 году ему, командующему авиацией Одесского военного округа, генерал-лейтенанту авиации, в числе первых было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1967 году генерал-полковник авиации П. С. Кутахов был назначен первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР. В марте 1969 года Маршал авиации Кутахов стал главнокомандующим ВВС СССР. В 1972 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Кутахов летал на современных истребителях до 60-летнего возраста.

В 1984 году ему во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза.

Умер 3 декабря 1984 года от обширного инсульта. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок - «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие ко дню окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

А Здор Александр Викторович — штурман, Аббязов Асхат Минахметович — бортинженер,
Вшивцев Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов Сергей Борисович — ведущий инженер,
Рязанов Виктор Петрович — ведущий инженер награждены орденами Мужества. О их подвиге снят фильм «Кандагар».

3 августа 1995 года самолёт Ил-76ТД бортовой номер RA-76842, принадлежавший казанской компании «Аэростан», с семью членами экипажа на борту по заказу правительства в Кабуле, в рамках межправительственного соглашения с Албанией, совершал коммерческий рейс по маршруту Тирана — Кабул (Баграм) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Сходные рейсы в Баграм, в частности, из Шарджи, экипаж выполнял неоднократно, перевозя самые разные грузы. Рейс из Тираны с боеприпасами был третьим после двух таких же, вполне успешных. Над Афганистаном самолёт был перехвачен истребителями движения «Талибан» и был принужден совершить посадку в районе Кандагара под предлогом досмотра груза. Среди формально разрешённых к перевозке стрелковых боеприпасов был обнаружен ящик с запрещёнными к перевозке снарядами.

Более года (378 дней) члены экипажа самолёта находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. Психологическое состояние экипажа тоже было очень тяжёлым: они всерьёз опасались за свою жизнь, так как были захвачены при перевозке оружия врагам «Талибана». С другой стороны, они долго не замечали никаких существенных усилий со стороны российских властей по вызволению их из плена. Талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь. Связь с Россией удавалось поддерживать, в частности, через Тимура Акулова, представителя президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Попытка Акулова обменять пленников на запчасти к вертолётам не удалась. С другой стороны, удалось добиться права на редкие личные встречи, в том числе с другими представителями российских властей в Афганистане и Пакистане, и передачу почты, что позволило обговорить детали возможного побега. Экипаж смог убедить талибов в том, что весьма ценный самолёт требует периодического технического обслуживания. За отсутствием собственных специалистов, экипажу было позволено, время от времени, под вооружённым конвоем, поддерживать самолёт в работоспособном состоянии.

И вот 16 августа 1996 года при очередном техобслуживании (в частности, поводом к нему послужило повреждённое колесо шасси) экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы и времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Самолёт-истребитель поднят в воздух не был. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо слито не было. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран (а не на север, в Россию), причём на предельно малых высотах. Авиадиспетчеры Ирана, как это было оговорено заранее, пропустили самолёт в своё воздушное пространство, в дальнейшем самолёт беспрепятственно прилетел в ОАЭ, в Шарджу.

В ночь с 18 на 19 августа российские лётчики благополучно вернулись в Казань. 22 августа того же года был подписан указ о награждении экипажа, командиру корабля и второму пилоту было присвоено звание Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества. Члены экипажа самолёта: Шарпатов, Владимир Ильич — командир воздушного судна, Хайруллин, Газинур Гарифзянович — второй пилот, Здор, Александр Викторович — штурман, Аббязов, Асхат Минахметович — бортинженер, Вшивцев, Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов, Сергей Борисович — ведущий инженер,

Рязанов, Виктор Петрович — ведущий инженер. (Википедия)

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение