RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Встреча с Константином Симоновым
28 ноября 2015 г.

Встреча с Константином Симоновым

К 100-летию выдающегося писателя военный журналист Виктор Андрусов прислал в РГК свои воспоминания
Герои и предатели
20 декабря 2014 г.

Герои и предатели

Почему государство самоустранилось от широкой публичной трактовки главных понятий гражданственности
Что будет с Украиной
14 февраля 2015 г.

Что будет с Украиной

В Донбассе продолжает гибнуть население, "Правый сектор" не признает минских договоренностей и активизирует военные действия.
Лунный камень преткновения
24 октября 2014 г.

Лунный камень преткновения

Россия и США почти одновременно заявили о своих претензиях на гигантские территории нашей космической спутницы
Тревога за Русь
10 апреля 2014 г.

Тревога за Русь

РГК продолжает конкурс патриотической поэзии - 2014, посвященный 700-летию преподобного Сергия Радонежского
Главная » Читальный зал » Помянем Владимира Солоухина

Помянем Владимира Солоухина

20 лет назад ушёл из жизни этот великолепный писатель

Он нам через десятилетия завещал: «Держитесь, копите силы…»
Помянем Владимира Солоухина

Очень точно и проникновенно сказал о Солоухине Патриарх Московский и всея Руси Алексий II: «За годы жизни Господь судил Владимиру Алексеевичу многое сделать и пережить. Однако во всех жизненных обстоятельствах он всегда являл пример принципиальности, честности и верности своему призванию. Он прошел долгий, насыщенный многими событиями и испытаниями творческий путь. Сегодня Солоухина знают как выдающегося писателя современности, внесшего свой весомый вклад в сокровищницу мировой культуры. Создание высокохудожественных литературных произведений, многочисленные выступления в российской и зарубежной печати, участие во многих общественно значимых акциях, труды по воссозданию храма Христа Спасителя - все эти и другие дела Владимир Алексеевич с успехом осуществлял на протяжении всей своей жизни. И, видимо, промыслительно, что его отпевание было совершено в воссозданной всероссийской святыне».
И далее: «Своим подвижническим служением искусству, мудрым словом и добрым делом он, посредством данного от Бога таланта, убедительно свидетельствовал о любви к России, приверженности высоким христианским идеалам и вере в великую духовную силу нашего народа. Посему Владимир Алексеевич снискал заслуженный авторитет и признание, а его вдохновенное творчество неизменно привлекало и привлекает к себе внимание культурной общественности. Господь да упокоит душу его в селениях Небесных и да сотворит ему вечную память».

Двадцать лет назад я сделал запись в дневнике, которая затем перекочевала в книгу «Через Миллениум или 20 лет на изломе тысячелетий»: «Умер Владимир Солоухин. От тяжкого недуга. Нестандартный был советский поэт и писатель. Глубокий, твёрдый и упёртый человек. «Самостность» свою, внутренний стержень души и характера имел крепкие. Немногие литераторы наши смогут похвастаться такими качествами. Завещал похоронить себя во Владимирском селе Алепино, где родился. Вознесенский написал поминальное стихотворение «Сосед»: «Сквозь вечные наши споры/ предсмертная скорбь сосет.../ Сквозь доски гнилого забора заутренний свет плывет.../ Он – тезка Владимирского собора и Золотых ворот./ Плывут над тоской великой, не уместясь в гробу, верблюды его верлибров - с могилою на горбу».
Строки Солоухина: «Мы - волки, нас мало,/ Нас, можно сказать, - единицы./ Мы те же собаки,/ Но мы не хотели смириться».

Однажды я вычитал у Василия Пескова: «Говорят, что Сталин, просматривая кинохронику, обратил вниманье на задержку Черчилля у строя почетного караула. «Что за парень его заинтересовал?» - спросил Сталин. Когда ему доложили, он, попыхивая трубкой, обмолвился: «Нельзя ли этого малого чем-нибудь отличить?» Спросили об этом служивого Солоухина. Тот попросил: «Напечатать бы книжку стихов...» Это, скорее всего, легенда - имя знаменитого человека всегда легендами обрастает».
Конечно, легенда - согласится иной продвинутый читатель и приведёт в подтверждение апокриф из повести «Соло на IBM» Сергея Довлатова. Там рассказывается о приезде в СССР Арманда Хаммера. Дело было, утверждает Довлатов, в 1953 году. «Даже имело место что-то вроде почётного караула. Хаммер прошёл вдоль строя курсантов. Приблизился к одному из них, замедлил шаг. Перед ним стоял высокий и широкоплечий русый молодец. Хаммер с минуту глядел на этого парня. Возможно, размышлял о загадочной славянской душе. Всё это было снято на кинопленку. Вечером хронику показали товарищу Сталину». Ну, и так далее.

Для начала о нелепостях у Довлатова. Во-первых, Хаммер был всего лишь ловким американским дельцом. И стал бы великий Сталин ради такого шустряка-самоучки организовывать почётный караул? Во-вторых, Солоухин уволился из армии в 1946 году. В третьих, то что именно Черчилль (а не Хаммер!) останавливался перед Владимиром Алексеевичем никакая не легенда – правда. У меня была счастливая возможность услышать это из уст самого героя. Мой сослуживец по «Красной звезде» полковник Станислав Ковалёв находился в дальних родственных связях с Владимиром Алексеевичем. И однажды пригласил поэта на наши редакционные посиделки. Вот запись его рассказа из моего блокнота: «Меня призвали в августе 1942 года, как и всех моих сверстников. Но, в отличие от них, сложивших головы при первом же соприкосновении с фронтовым огнем (говорят, что парней 1924 года рождения уцелело около трех процентов), я оказался в Полку специального назначения (лотерея и рулетка судьбы), который теперь называется Кремлевским. Служил до весны 1946 года. Последнее звание – сержант, последняя должность – командир отделения. Черчилль, да, останавливался передо мной. Долго смотрел, не мигая. Ну и я хрен ему мигнул. Что-то он и сказал, да только я же английского не знал. А потом уже разное говорили – и про Сталина, и про книгу мою. Но на самом деле я сумел опубликовать, благодаря, конечно, своему командованию, всего лишь стихотворение «Дождь в степи». Зато в «Комсомольской правде». Тогда для меня это было сродни книге. Правда и то, что в форме «кремлевца» я усердно посещал сразу несколько столичных литературных кружков и объединений. Там мои стихи заприметили Луговской, Кирсанов, Антокольский, Сельвинский, руководившие литобъединениями. С их подачи я и пошёл в Литературный институт. Принимали меня Фёдор Гладков и Василий Казин. Со мной учились Расул Гамзатов, Юрий Бондарев, Юрий Трифонов, Евгений Винокуров, Владимир Тендряков, Юлия Друнина, Владимир Бушин, Константин Ваншенкин, Семён Шуртаков, Игорь Кобзев, Виктор Гончаров, Григорий Поженян, Эдуард Асадов, Инна Гофф, Ольга Кожухова, Наум Мандель (Коржавин), Бенедикт Сарнов, Герман Валиков, Отар Чиладзе, а также болгарские, албанские, румынские и польские молодые писатели. С некоторыми связь поддерживаю до сих пор».

Позволю себе привести ещё одну выдержку из того единственного общения с Владимиром Солоухиным. Но сначала замечу: перечисляя своих однокашников по Литинституту, поэт не зря начал с Гамзатова.
С Гамзатовым их связывала большая человеческая дружба и творили они, что называется, на одной пламенной волне. Не зря же самое известное сочинение великого горца «Мой Дагестан» перевёл именно Солоухин.
В предисловии написал: «Эта книга о Родине, об отношении к ней любящего сына, об интересной и трудной должности поэта, о не менее интересной и не менее трудной должности гражданина. Если бы меня спросили, о чем эта книга и все творчество Расула Гамзатова, вместе взятое, то я ответил бы одним словом – о любви! О глубокой и неизменной любви к жизни, к своей малой Родине – Дагестану и большой – России; о любви к матери, отцу, семье; о любви к женщине, к другу, к советскому человеку и человеку вообще; о любви к окружающей среде... И тогда даже, когда он пишет о теневых сторонах жизни, о карьеристах, перевертышах, лицемерах, рвачах, мерзавцах, подлецах, обо всём черном, то это тоже продиктовано любовью!»

Так вот Владимир Алексеевич рассказывал: «Расула я очень много переводил. Кроме «Моего Дагестана» - стихи разных лет, сборник «Сказания», прозаические вещи. А ещё Гафурова «Абуталиб сказал» - тоже дагестанского поэта – переводил. Поэтому часто гостил у Расула. Каждый раз он мне оказывал такой «горячий приём», что удивляюсь, как я потом и ноги уносил. Но ко мне он ни разу не захаживал. Всё дела не позволяли. Ведь ни один советский писатель не тянул на своём горбу стольких общественных нагрузок, как этот горец. И всё же однажды я его затащил в свою квартиру на Красноармейской. Открываю бар, а там у меня на восьми полках напитки со всего мира собранные, и говорю: «Выбирай, дорогой Расул! Что твоя душа подскажет, то мы с тобой сейчас и выпьем». Он прищурил свой орлиный горный взор и сверху донизу внимательно оглядел разноцветные емкости с забугорным пойлом. Потом виновато так произнёс: «Слушай, Володя, тут у тебя одни иностранцы. Я их не знаю, они меня не знают. Ты лучше поставь мне обыкновенной русской водки».

…Володя был «поскрёбышем» – десятым ребёнком в зажиточной крестьянской семье. Родители владели мельницей и огромной пасекой.
«Мои первые семь лет - счастливейшие годы жизни. Вокруг меня была российская, доколхозная ещё деревня (впоследствии разоренная и уничтоженная), с яблонями и пасеками, с частными лошадьми, со скрипом телег, с колокольным звоном, с праздниками и сенокосами, со светлой речкой Борщей, с грибными пересёлками, с васильками во ржи».
Интерес к литературе мальцу привила мать Степанида Ивановна – энергичная, волевая женщина, сумевшая всем своим детям (!) дать высшее образование.

После окончания Литинститута Солоухин работал разъездным корреспондентом-очеркистом журнала «Огонёк», писал репортажи о поездках по стране и загранице. Первый свой сборник стихов (1953 год) назвал по имени первого опубликованного стихотворения «Дождь в степи». Критика заметила оригинального молодого поэта, отметив «тонкую прелесть его образов». Потом поэтические книжки Владимир Алексеевич стал выпускать практически ежегодно: «Разрыв-трава», «Ручьи на асфальте», «Журавлиха». Уже в ранней лирике обнаруживается масштабность поэтического мышления Солоухина. Его чёткая гражданская позиция выявляется в стихах, содержащих раздумья о смысле жизни, о взаимоотношениях поэта и народа («Партийный билет», «Колодец», Жители земли», «Как выпить солнце»). Летом 1956 года поэт пешком исходил (всего одолел около 800 километров) свою малую родину – Владимирщину. Так появились знаменитые, на всю страну прогремевшие «Владимирские просёлки» - сорок дневниковых записей, сделанных во время путешествия по отчему краю. Центровая запись – любовный портрет родной деревни Алепино, «спроецированной на экран невозвратного детства обычного крестьянского мальчика». Писатель был убеждён: как в капле воды можно увидеть отражение мира, так в жизни одного села можно обнаружить нечто, характерное для всей России.

Возрожденная Солоухиным форма повествования от первого лица вписалась, как впечаталась, в ту непростую эпоху своей обнаженной исповедальностью, резкой принципиальностью в обозначении авторской позиции.

В предисловии к первому сборнику прозы Солоухина великий Леонид Леонов назвал автора «одним из интереснейших современных писателей второго поколения» и выразил надежду, что он «ещё не раз впереди одарит нас умнейшей зрелой прозой, глубокой и звонкой стихотворной строкой». Предсказание оказалось пророческим. Спустя десять лет после «просёлков» Солоухин ошарашивает – другое слово трудно подобрать – общественность Советского Союза острополемичными художественно-публицистическими очерками «Письма из Русского музея» и «Чёрные доски» о древнерусском искусстве. Писатель тогда поднял острейшие проблемы спасения и восстановления гибнущих памятников старины. Размышляя о роли современного человека в поступательном развитии жизни, Солоухин ставил и разрабатывал сложнейшие вопросы его взаимодействия с землей, с природой, с культурой, с наследием прошлого. Мне вспоминаются бесконечные споры той поры на тему: открытие Солоухиным для широкого круга людей великой ценности православной иконы – это добро или зло? И ведь находилось немало либерально мыслящих, которые утверждали: Солоухин своей книгой вызвал нездоровый интерес к церковным святыням. Образовался целый криминальный промысел из тёмных личностей, грабивших церкви и старушек. Нет, лучше было бы, чтобы иконы продолжали рубить на растопку печей и использовать их в качестве гнёта для бочек с соленьями!

И вообще, после преступной хрущёвской антицерковной войны, что осталось бы от целого мира икон, если бы не солоухинское тщание?

А касаемо воровского промысла, так это другое. И корни у него другие. Впрочем, спор сей разрешил Патриарх Алексий II, сказав на отпевании писателя: «Владимир Алексеевич первым начал духовное возрождение нашей жизни».

Ещё одна традиционная для Солоухина тема «уважения к преданиям старины» стала основой книг «Время собирать камни» и «Продолжение времени (Письма из разных мест)». В последней писатель делился своими раздумьями о печальной судьбе исторических мест, связанных с именами выдающихся деятелей русской национальной культуры таких, как Г. Державин, А. Блок, Н. Гоголь, Ф. Достоевский, Л. Толстой. Во всеуслышание прозвучал призыв: стране и народу нужно действенно изменить критическое положение в отношении к культурному наследию прошлого - памятникам старой архитектуры, живописи, музыки. Так в «Чёрных досках», «Письмах из Русского музея», в «Славянской тетради» и «Письмах из разных мест» сформировалась особая солоухинская «философия патриотизма». Главная мысль художественно-публицистических книг Солоухина – величайшая ответственность русского человека за сохранение духовных богатств перед грядущими поколениями.

В начале 1960-х Солоухин, без преувеличения, пережил духовный перелом: «Я начал прозревать и, точнее сказать, прозрел». История того «прозрения» рассказана в романе «Последняя ступень (Исповедь вашего современника)». Писатель назвал его «главной книгой, которая была написана без оглядки, то есть, без самоцензуры». Рукопись пролежала в столе почти двадцать лет. Правда, одна из глав романа под названием «Читая Ленина» публиковалась в немецком издательстве «Посев». А полностью издали его только в 1995 году. Примечательно, что ознакомившийся со «ступенью» ещё в рукописи, всё тот же классик Леонов заметил: «Вообще ходит человек по Москве с водородной бомбой в портфеле и делает вид, что там бутылка коньяку».

«Опальное» произведение Солоухина - это исповедальный роман о мучительном пути прозрения русского писателя-самородка, о судьбе России в XX веке, о сложной сущности советского строя и образа жизни в эпоху «застоя», о роковых национальных вопросах «Что делать?» и «Кто виноват?».

Семидесятые годы прошлого столетия оказались едва ли не самыми плодотворными для Владимира Алексеевича. Он много пишет, ездит по стране и миру, регулярно выступает перед своими благодарными читателями.
В 1979 году Солоухин в составе делегации советских писателей летит в США. Распустив слух о том, что запил, Владимир Алексеевич исчезает из поля зрения членов делегации почти на трое суток. По-штирлицки покинув гостиницу, едет в город Вермонт, где тогда жил высланный из России Александр Солженицын. Они беседуют почти сутки напролёт…

Вообще, часто бывая за границей, Солоухин поразительно много и часто общался с эмигрантами, При этом не скрывая своих монархических, а временами и антисоветских взглядов. Многим даже казалось, что у него со времён службы в Кремле образовалась в высшей номенклатуре, а может быть, и в КГБ некая могущественная "крыша". В самом деле, очерки его то и дело переиздавались в эмиграции. Не раз сам он читал на эмигрантских собраниях свои знаменитые стихотворения "Настала очередь моя" и "Россия еще не погибла, пока мы живы, друзья". Установил контакт с эмигрантским издательством "Посев", куда передавал на хранение свои антисоветские рукописи. В 1980 году опубликовал рассказы в энтээсовском журнале "Грани". В 1988 г. в "Посеве" вышли его автобиографическая книга о детстве «Смех за левым плечом», эссе «Читая Ленина», «Расставание с идолом». Для официального советского писателя такое «бретёрское» поведение выглядело в высшей степени дерзким. Е. Романов, председатель "махровой антисоветской" организации НТС, которой и принадлежал "Посев", воспоминал: «Творчество Солоухина было легальное, и в то же время проповедовало нелегальные ценности и чувства. Книги его выходили в Советском Союзе достаточно большими тиражами, ими зачитывались, они пробудили к жизни целое движение защитников памятников старины и русских традиций. В них чувствовалась вечная Россия, которая была под покровом "советчины", но она продолжала жить. И кто-то должен был о ней напоминать, собирать ее камни для будущего. Солоухин принадлежал к таким людям, и этим он войдет не только в литературу».

…Гёте прав был: «Хочешь узнать поэта – побывай на его родине». В Алепино я ехал жуткой мартовской снежной круговертью. Казалось, зима из последних сил пыталась остановить наступление весны.
Но лишь только свернул с Владимирского шляху, метель заметно поутихла. Во всяком случае, снимок въезда в Алепино сделал. И более чем столетний домик, в котором родился большой русский писатель, поэт, общественный деятель, запечатлеть удалось. А потом метель вновь залютовала. Только я уже находился в жарко натопленном помещении и общался с его обитателями. Жена писателя Роза Солоухина-Заседателева плохо слышит, но ум и память имеет крепкие. «Когда мы поженились, дом стоял на подпорках. Отремонтировали и наезжали сюда только летом. В Москве у нас была хорошая четырёхкомнатная квартира, купленная на гонорары Володи. Подлая гайдаровская реформа лишила нас абсолютно всех денег. Гонорары на сберкнижках пропали до копейки. А муж заболел. И я бегала по ларькам, в поисках газет подешевле на рубль – другой. Сейчас три моих дочери получили компенсацию по вкладам и решили потратить её на восстановление дома. Теперь хранительница нашего семейного очага - старшая дочь Елена. Они с мужем Вадимом ремонтируют кабинет Володи на втором этаже. А я, конечно, была его единомышленницей во всём. Да что там – тенью его была. Мы же вдвоём с ним ходили по Владимирщине. Когда Володя сюда приезжал, я следила, чтобы местные мужики ему не досаждали в то время, когда он работал. Мы все жили по его распорядку. Никогда не отвлекали на всякие хозяйственные нужды. Надо гвоздь забить – это я сделаю. И в огороде я, и за продуктами в райцентр я. А как же иначе? Но читатели, конечно, нам досаждали. Приезжали школами, техникумами из Александрова, Покрова, Екатеринбурга. У Володи, правда, настоящие были почитатели. А мы им картошку на костре в ведре варили».

Спрашиваю у дочери:
- Елена Владимировна, не намереваетесь сделать в доме отцовский музей?
- Пока что нет. Мы же в нём живём. Хотя кабинет ремонтируем полным ходом. В нём всё будет как при жизни отца. Вот и рамы оконные уже закупили. Как только потеплеет – вставим.
- А этот портрет молодого Солоухина – никак работа Ильи Глазунова?
- Разумеется. Они были очень дружны почти что сорок лет. А потом разошлись, но об этом нельзя рассказать в двух словах...
- Вы вообще-то довольны тем, как хранится память о вашем отце в Алепино, во Владимирской области, в стране?
- Сложный вопрос. Память ведь можно искусственно взращивать и стимулировать. К счастью, отцовскому литературному наследию подобное взращивание ни к чему. Его книги говорят сами за себя. Вот даю вам изданные Благотворительным фондом имени В.А. Солоухина «При свете дня», «Чаша», «Стихи. Венок сонетов». Полистайте на досуге и вы убедитесь: у книг этих судьба будет очень долгой. Меня, откровенно говоря, куда больше беспокоит другое. Видели практически полностью разрушенный храм возле нашего дома? Отец сохранил по всей стране столько памятников старины, как редко кто из отечественных деятелей культуры. Под его руководством восстанавливался и главный храм России – храм Христа Спасителя. А вот церковь, в которой его крестили, восстановить так и не удалось. У властей, как всегда, нет денег, а церковные иерархи говорят, что в Алепино нет прихожан. Хотя я глубоко убеждена, что храм можно и нужно восстановить, хотя бы как памятник архитектуры. И в память об отце.

«Держитесь, копите силы,/ Нам уходить нельзя./ Россия еще не погибла,/ Пока мы живы, друзья». Владимир Солоухин.

 

Михаил Захарчук (http://www.stoletie.ru)

 

 

/
6 апреля 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 августа
среда
2017

В этот день:

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Простой крестьянский парень из донской станицы, он стал одним из лучших пилотов Страны Советов, а потом и самым главным летчиком СССР.

В августе 1935 года Павел по комсомольскому призыву поступил в Сталинградское военное училище летчиков. Начинал летать на самолете «У-2». В 1938 году в звании лейтенанта прибыл в полк под Ленинградом. Вскоре он стал командиром звена истребителей. Во время войны с Финляндией Кутахов совершил 131 боевой вылет. В одном из боев был сбит и спустился на парашюте в тылу противника, пешком вернулся в расположение советских войск.

Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Мурманска, Кандалакши и Кировской железной дороги. Сопровождал караваны транспортных судов ленд-лиза.

Был одним из известнейших летчиков-истребителей Карельского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года Кутахову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны П. С. Кутахов совершил 497 боевых вылетов, провел 79 воздушных боев, в которых сбил 14 самолетов лично и 28 с напарниками.

После войны подполковник Кутахов ещё несколько лет командовал полком в Заполярье, а потом был направлен на Высшие офицерские летно-тактические курсы в Липецк. В 1957 году закончил Военную академию Генерального Штаба. В 1966 году ему, командующему авиацией Одесского военного округа, генерал-лейтенанту авиации, в числе первых было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1967 году генерал-полковник авиации П. С. Кутахов был назначен первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР. В марте 1969 года Маршал авиации Кутахов стал главнокомандующим ВВС СССР. В 1972 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Кутахов летал на современных истребителях до 60-летнего возраста.

В 1984 году ему во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза.

Умер 3 декабря 1984 года от обширного инсульта. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок - «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие ко дню окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

А Здор Александр Викторович — штурман, Аббязов Асхат Минахметович — бортинженер,
Вшивцев Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов Сергей Борисович — ведущий инженер,
Рязанов Виктор Петрович — ведущий инженер награждены орденами Мужества. О их подвиге снят фильм «Кандагар».

3 августа 1995 года самолёт Ил-76ТД бортовой номер RA-76842, принадлежавший казанской компании «Аэростан», с семью членами экипажа на борту по заказу правительства в Кабуле, в рамках межправительственного соглашения с Албанией, совершал коммерческий рейс по маршруту Тирана — Кабул (Баграм) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Сходные рейсы в Баграм, в частности, из Шарджи, экипаж выполнял неоднократно, перевозя самые разные грузы. Рейс из Тираны с боеприпасами был третьим после двух таких же, вполне успешных. Над Афганистаном самолёт был перехвачен истребителями движения «Талибан» и был принужден совершить посадку в районе Кандагара под предлогом досмотра груза. Среди формально разрешённых к перевозке стрелковых боеприпасов был обнаружен ящик с запрещёнными к перевозке снарядами.

Более года (378 дней) члены экипажа самолёта находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. Психологическое состояние экипажа тоже было очень тяжёлым: они всерьёз опасались за свою жизнь, так как были захвачены при перевозке оружия врагам «Талибана». С другой стороны, они долго не замечали никаких существенных усилий со стороны российских властей по вызволению их из плена. Талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь. Связь с Россией удавалось поддерживать, в частности, через Тимура Акулова, представителя президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Попытка Акулова обменять пленников на запчасти к вертолётам не удалась. С другой стороны, удалось добиться права на редкие личные встречи, в том числе с другими представителями российских властей в Афганистане и Пакистане, и передачу почты, что позволило обговорить детали возможного побега. Экипаж смог убедить талибов в том, что весьма ценный самолёт требует периодического технического обслуживания. За отсутствием собственных специалистов, экипажу было позволено, время от времени, под вооружённым конвоем, поддерживать самолёт в работоспособном состоянии.

И вот 16 августа 1996 года при очередном техобслуживании (в частности, поводом к нему послужило повреждённое колесо шасси) экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы и времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Самолёт-истребитель поднят в воздух не был. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо слито не было. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран (а не на север, в Россию), причём на предельно малых высотах. Авиадиспетчеры Ирана, как это было оговорено заранее, пропустили самолёт в своё воздушное пространство, в дальнейшем самолёт беспрепятственно прилетел в ОАЭ, в Шарджу.

В ночь с 18 на 19 августа российские лётчики благополучно вернулись в Казань. 22 августа того же года был подписан указ о награждении экипажа, командиру корабля и второму пилоту было присвоено звание Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества. Члены экипажа самолёта: Шарпатов, Владимир Ильич — командир воздушного судна, Хайруллин, Газинур Гарифзянович — второй пилот, Здор, Александр Викторович — штурман, Аббязов, Асхат Минахметович — бортинженер, Вшивцев, Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов, Сергей Борисович — ведущий инженер,

Рязанов, Виктор Петрович — ведущий инженер. (Википедия)

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение