RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Вам звонит Сталин
28 ноября 2013 г.

Вам звонит Сталин

Ещё одна книга о вожде: необычные ракурсы
НАТО в Дебальцевском котле
9 февраля 2015 г.

НАТО в Дебальцевском котле

В Донбассе попали в окружение более двух тысяч иностранных наёмников, присланных Западом для «демократизации» Украины
Праздник труда в стране безработных
1 мая 2020 г.

Праздник труда в стране безработных

Первомай в современной России, к сожалению, потерял свою изначальную суть
В огороде-бузина, в Вашингтоне-мания величия
19 сентября 2013 г.

В огороде-бузина, в Вашингтоне-мания величия

Сенатор Маккейн в «Правда.Ру» лишний раз показал экспансивность и сиволапость политики США
Небо — шестое чувство
30 апреля 2016 г.

Небо — шестое чувство

Продолжаем поэтический конкурс, посвященный 100-летию со дня рождения советского воздушного аса Героя Советского Союза Алексея Маресьева
Главная » Читальный зал » Представляем писателя Александра Волковича

Представляем писателя Александра Волковича

Его новую повесть «Берёза белая» прислал в РГК поэт Александр Костенко

С такой припиской: «Автор, талантливость и неординарность которого очевидны, практически лишен читательской аудитории. Но разве это справедливо?»
Представляем писателя Александра Волковича

Волкович Александр Михайлович родился в городе Бресте в 1950-м году в семье военнослужащего. Детство и юность провел в поселке Домачево Брестского района в многодетной семье из четверых детей. Закончил Домачевскую среднюю школу.

Отец – офицер Советской Армии, фронтовик, умер в 1975., мать – библиотекарь школьной библиотеки Домачевской СШ, ныне на пенсии.

Трудовую деятельность начал стивидором Архангельского морского порта. Работал на сплаве, лесоповале на Русском Севере и в Сибири.

Закончил факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища.

Служил в армейской печати.

После увольнения в запас работал в районной газете «Заря над Бугом», возглавлял отделы сельской жизни, писем и социальных проблем.

Открывал и редактировал газету тюменских нефтедобытчиков «Нефтяник Когалыма» в Тюменской области России. Был заведующим отделом промышленности республиканского журнала «СЭЗ «Брест», корреспондентом областной газеты «Заря».

В настоящее время живет и работает в Бресте. Редактор и составитель районного краеведческого альманаха «Астрамечаўскі рукапіс»).

Член Союза писателей Беларуси, член Белорусского Союза журналистов.

Лауреат международных литературных премий: интернет-журнала «Русский переплет» (2007 г. Москва) в номинации «Большая проза» - первое место, Диплом и Большой приз за повесть «Оберег»; конкурса «Литературная Вена-2008»» - первое место в номинации «проза», конкурса военных писателей им. Героя Советского Союза В.Карпова (2009г., г. Самара) - в номинации «проза». Дипломант областного литературного конкурса им. В.Колесника в номинации «проза» - 2010г. Награжден Дипломом 1 степени и бронзовой статуэткой «Золотой Купидон» на Дне Белорусской письменности в Заславье за материалы, опубликованные в альманахе «Астрамечаўскі рукапіс» (2014 г.). Лауреат Первой литературной премии фонда «Spiritual Diplomacy» «За высокий международный профессиональный уровень в произведениях, способствующих этическому росту читателей и мастерскому показу души белорусского народа» (2015 г). Дипломант XIII Национального конкурса печатных СМИ “Золотая Литера» в номинации «Лучший творческий проект года районных, городских, многотиражных печатных СМИ» за проект «Астрамечаўскі рукапіс”, 2017 г.

Автор книг: «Зубр беловежский чугунный» (дилогия, 2007 г., издательство «Альтернатива», г. Брест), «Береза черная – береза белая» (сборник повестей и рассказов, 2009 г., издательство «Литаратура и Мастацтва», г. Минск), «Алеся. Беловежские сны» (повести и рассказы, 2009 г., Брестская областная типография», «Письма войны» - (документально-публицистический сборник, 2010 г., Брестская областная типография), «Лето красных лошадей», (повести, рассказы, эссе, путевые заметки, 2012 г., Брест, издательство «Альтернатива»), “И тогда спроси свою печаль” (повести и рассказы, 2017 г. “Альтернатива”, Брест).

БЕРЕЗА БЕЛАЯ
Повесть

В прошлой своей жизни я служил в дружине князя Олега Святославовича, а наш полк стоял в древнем местечке Овруч. После того, как киевская княгиня Ольга в отместку за убиенного мужа спалила столицу древлянской земли Коростень, центр удельного княжества переместился во Вручай, позже переименованный в Овруч – по схожести названия земляных валов, окружающих поселение неприступным обручем. Здесь мы и стояли.

Как-то в затишье между сражениями призвал меня к себе князь Олег. Снаряжай, молвит, лейтенант, струги и валяй на заслуженный отдых по Днепру и Припяти, через Пину и Ясельду в свое захолустное Берестье, к родителям под крылышко. А если, говорит, Днепро-Бугский канал еще не прорыли, то ты упрись-де, не ленись – и волоком, волоком по полесским болотам и речкам до самого родительского дома и досунешься. Дескать, после трудов ратных гуляй во всю прыть и девок, как кур, щупай, пока назад на службу не позову…

Канал Днепро-Буг тогда еще и не замышляли прорывать, ибо славяне запили намертво, потом войны затеяли: то с Наполеоном, то с кайзером Вильгельмом, то с Гитлером. А пока все эти исторические разборки происходили, я уже в новой своей жизни сел на маршрутный автобус Житомир-Брест и допылил благополучно до родительского дома. Как и велел Олег, девок щупал, по стране ездил, бражничал. Потом все это наскучило, обрыдло – и я решил назад в свой Овручский полк возвернуться. Но не тут-то было! Князя Олега давно уже Ярополк Свенельд убил, только собор Золотоверхий на месте его гибели остался, а все войска разошлись на зимние квартиры. О славных полковых командирах здесь уже не помнили. Время остановилось для меня где-то в годах 80-90-х. Наша N-ская гвардейская танковая дивизия неизвестно куда сгинула вместе с моим полком. До этого мы готовили танковые экипажи для Группы Советских Войск в Германии, вместе с новенькими «семьдесятдвойками» обученные экипажи в ГСВГ и отправляли. Теперь необходимость отпала. По причине очередного вселенского раздрая все советские войска из Восточной Европы вывели и по России распихали. А их обжитые, насиженные места поспешили занять корпуса НАТО. На всякий случай. Обрадованные таким поворотам дела хохлы постарались тоже от советских полков поскорее избавиться, а оставленную ими боевую технику, которую не смогли по дешевке продать, себе заграбастали…

Где моя, в такую мать, дивизия?! Где мой Овручский полк? Не сыскать. Остались только бывшие полигоны, танкодромы между Коростенем, Овручем и Лугинами гусеничными траками перепаханные, брошенные военные городки, мародерами разграбленные…

Сел я на пригорке, прислонился к ободранной березке и стал думу тяжкую думать. О том, как мы на этой древней земле, считай, под Олеговыми стягами служили, хоть и в учебные, но в реальные атаки на танках и БМП полигонными тропами хаживали…

Помнится, и в стародавние времена в здешних, исконно славянских краях брат на брата вставал за княжеский престол и землю русскую, рать на рать выходила за уделы и почести, всякий раз то басурман, то варягов на подмогу кличучи. Разве только и выдалась всему краю передышка, когда танковые, мотострелковые полки нашей славной гвардейской дивизии здесь стояли и общее ратное дело вершили, оберегая великую родину - СССР…

Однако притомился я речь держать на своем бугорке, будто на трибуне, - нагадаю лучше, как в последний раз здесь в войнушку играли в составе частей Прикарпатского военного округа…

 

Славен городишко Овруч весенним вечером: тих, уютен, не суетлив, на холмах лежит, отдыхает, как и весь здешний гарнизон. Идешь, бывало, после службы с местной кошечкой под ручку, сапогой блестишь, поскрипываешь, весь из себя наглаженный, наодеколоненный, - комары отлетают, а прохожие, особенно девчата молодые и не очень, поглядывают на тебя как-то по-особенному, с улыбочкой-ухмылочкой, призывно, можно сказать. Однако ты на других подруг - ноль внимания, фунт презрения; ее, единственную (на нынешний вечер), бережно ведешь под локоток, слова озорные на ушко нашептываешь, а когда поравняешься с каким-нибудь майоришком, которого в другой раз и не заметил бы, - козырнешь лихо, с прищелком – красота! Не кто-нибудь вышагивает по улице – гвардия!

Городок тоже в тебя влюблен. Добродушно щурится от удовольствия лицезреть твою лейтенантскую молодость и бесшабашность. Ведь ты для него и жених, и защитник, и кормилец. Вот важно раскланивается с тобой кучерявый Моисей-сапожник – намедни подбил тебе звонкие косячки-подковки и вставки в голенища хромачей врезал, бутылочкой сапоги на икрах блестят, на камешках позвякивают. Вон Жора-портной приветливо лыбится, доволен своей работой – ушитые им бриджи тебе в самую пору, лежат, как приклеенные. Оксанка из офицерского кафе вообще от тебя без ума, как, впрочем, и от всех молодых, неженатых, улыбку по привычке на лице занавесочкой повесила. Однако все это, товарищи-граждане, – только цветочки, ягодки завтра будут. И все потому, что поутру строевой смотр затевается с прохождением с песней по городу. И ты пойдешь, обязательно пойдешь вместе со всеми, как ходил уже не раз, парадной коробкой, печатая ритм, - мостовая прогнется от хлесткого шага. Будешь стоног, сторук, стоглаз, центром притяжения и центробежной силой строя. Весь мир будет смотреть на тебя, так же, как и ты на него – широко и влюбленно. «Взвейтесь, соколы, орлами, полно горе горевать, то ли дело под шатрами в поле лагерем стоять…». Песня строевая в два голоса, звонкими глотками исполненная, она и встреча, она и прощание – оказалось, праздник на потом откладывается…

Ночью дивизия, урча моторами, уйдет по тревоге в выжидательные районы и затаится там под маскировочными сетями в ожидании броска на дальний полигон. Дивизия – кошка: ходит одна и как хочет, ей городские заботы ни к чему. Логика танкового бытия выводит ее в чисто поле. Начинается весенний гон.

 

Я свои хромовые сапожки на яловые по дурости не поменял – и с первых часов полигонной жизни маяться начал: грязюку топтать ими жалко, а на броне из-за подковок скользко. Намокли сапожки, как колодки острожные, ноги сковали. Восторженность парадная сразу меня и оставила, шмыгнула в сторонку, только ее и видели. Благо подвернулся старшина знакомый, он меня и перековал – одолжил кирзачи и портянки новые, сухие. Без них я бы совсем обезножел. Согласившись с прапорщиком, что выбираться на учения в неразношенных сапогах - пытка самочинная, я с радостью принял приглашение переночевать в палатке технического замыкания полка и оказался в компании с майором Кургузкиным, зампотехом танкового батальона – личностью в нашей дивизии, надо заметить, известной и популярной. А поскольку о нем и дальше не раз пойдет речь, расскажу-ка о Кургузкине подробнее.

У майора было три достоинства: золотые руки, склонность не высовываться и любящая жена. Какое из них перевешивало – судить трудно. Находясь в диалектическом единстве, эти жизненные приобретения инженера-танкиста проявлялись главным образом борьбой противоположностей, причем с доминирующей ролью в мужних служебных делах благоверной супруги по имени Клавдия. Если в солдатском песенном фольклоре «Тамарка» – обязательно санитарка, а «Маша» – повариха наша, то Клава олицетворяла собой почти все профессиональные женские достоинства, применительные к воинской службе, но прежде всего она была женой майора Кургузкина – единственной и неповторимой. А сам Кургузкин - спокойным до безразличия офицером-работягой, все умеющим, любую технику знающим, безотказным, как танковый дизель. Единственное, что ему постоянно не удавалось, – это быть на виду у начальства. Никак не мог он усвоить золотое армейское правило, блестяще оцененное замполитами: когда командира хвалят – встань рядом, когда ругают – скромно отойди в сторону… Напротив, зампотех отдувался за многие просчеты своих непосредственных начальников, принимая незаслуженные упреки молча, как должное. А, по сути, только благодаря его предусмотрительности, негромкой распорядительности и мастерству техника в батальоне работала как часы.

Но Клава! Клава! О ней не вспомнить нельзя.

Страницы:   1 2 3 4 5 6 7  »

Комментарии:

Алескендер 17.12.2017 в 08:56 # Ответить
Слава Богу! Волкович - замечательное явление русской славянской и общечеловеческой прозы. Благодарность издательству РГК. Светлая проза. Родниковая.
Вячеслав Толстов 17.12.2017 в 11:32 # Ответить
Спасибо. Хорошее знакомство с творчеством ровесника
Валерий Пинчук 19.12.2017 в 12:29 # Ответить
Повесть в первую очередь - это воспоминания военного журналиста о своей непростой, но в то же время интересной службе. Кстати, я сам родом из этих мест, в танковой многотиражке стажировались и работали многие мои однокурсники. Той дивизии уже давным давно нет, как и нет той великой державы, которой все мы присягали. Но есть повесть Волковича, как светлое воспоминание, как грустная песня обо всем преждевременно ушедшем и зря потерянном - о жизни тех, кто родом из СССР...
Владимир Эйснер 20.12.2017 в 14:22 # Ответить
Всё есть в новой повести Александра Волковича: и современный танкодром с великим мастером своего дела зампотехом майором Кургузкиным (тут мой упрёк автору: мог бы и покрасивей фамилию для главного ЛГ подобрать) и маршалы, и генералы, и ревнивые жёны и отчаянный священник (как же без него?) о. Павел и да же "...Князь Игорь и Ольга на холме сидят, дружина пирует у брега."
И неожиданно обнаруживаешь себя в центре повествования, уходящего в глубь времён на тысячу лет, объявшего территорию от Днепра до Северной Двины и от Припяти до Печоры. И дух захватывает от замысла автора, сумевшего сказать между строк не меньше чем в строках.

"... И какими бы асфальтами автотрасс и магистралей меня не закатывали бы, какими городами и заводами меня не застраивали бы, какими нефтепроводами и шлагбаумами меня не пронзали бы, какими границами и заборами не отрубали мне руки и ноги, - я буду вечно лежать между Коростенем, Овручем и Лугинами, упираться стопами в Житомир и Киев, держаться пальцами за Мозырь и Ровно, а головою повернут на Минск и Москву... У меня под локтем будет плескаться купальня княгини Ольги, а к щеке прижиматься Золотоверхий Овручский собор.
Аминь."

В наши дни, когда заокеанские "доброжелатели" рвут на части древние, исконные славянские земли, эта повесть-предостережение звучит как "колокол на башне вечевой" и отзовётся в сердце каждого любящего землю Отчизны, народы её, воды её, небо её.
Честь и хвала Александру Волковичу, здравия автору и многая лета!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 октября
суббота
2020

В этот день:

Крепкий Орешек

24 октября 1702 года Петр Первый с войском и флотом овладел шведской крепостью Нотебург, которая была исконно русской и раньше называлась Орешек. Первые сведения о ней имеются в Новгородской летописи, в которой рассказывается, что "в лето 6831... (т. е. в 1323 году) была построена новгородским князем Юрием Даниловичем, внуком Александра Невского, деревянная крепость, названная Ореховой".

Крепкий Орешек

24 октября 1702 года Петр Первый с войском и флотом овладел шведской крепостью Нотебург, которая была исконно русской и раньше называлась Орешек. Первые сведения о ней имеются в Новгородской летописи, в которой рассказывается, что "в лето 6831... (т. е. в 1323 году) была построена новгородским князем Юрием Даниловичем, внуком Александра Невского, деревянная крепость, названная Ореховой".

В конце XV века Великий Новгород со своими владениями вошел в состав Московского государства, которое начало заниматься укреплением всех бывших новгородских крепостей.

Старая Ореховая крепость была разобрана до фундамента, и на ее месте построено новое мощное оборонительное сооружение, отвечающее всем требованиям защиты при осаде с помощью артиллерии. По периметру всего острова поднялись двенадцатиметровой высоты каменные стены протяженностью 740 метров, толщиной в 4.5 метра, с шестью круглыми башнями и одной прямоугольной. Высота башен достигала 14-16 метров, диаметр внутренних помещений - 6 метров. Все башни имели четыре яруса боя, нижний из которых был перекрыт каменным сводом. В разных ярусах башен размещались бойницы и специальные проемы для подъема боеприпасов.Внутри этой крепости располагается еще одно укрепление - цитадель с тремя башнями, между которыми проходили сводчатые галереи для хранения продовольствия и боеприпасов и боевой ход - "влаз". Каналы с откидными мостами, огибавшие цитадель, не только преграждали к ней подступы, но и служили внутренней гаванью.

Крепость Орешек, находящаяся на важном торговом пути по Неве к Финскому заливу Балтийского моря, преграждала всегдашним соперникам - шведам вход в Ладожское озеро. Во второй половине XVI века шведами дважды были предприняты попытки овладеть крепостью, но оба раза были успешно отбиты. В 1611 году шведские войска все-таки овладели Орешком после двухмесячной блокады, когда в результате голода и болезней из 1300 защитников крепости осталось не больше сотни.

В ходе Северной войны (1700-1721 годов) взятие крепости Нотебург Петр Первый поставил первоочередной задачей. Ее островное положение требовало для этого создание флота. Петр приказал в Архангельске построить тринадцать кораблей, из которых два судна - "Святой дух" и "Курьер" - волоком через болота и тайгу заонежские мужики дотащили от Белого моря до Онежского озера, где спустили на воду, а далее по Свири и Ладожскому озеру корабли пришли к истокам Невы.

Первые русские отряды во главе с Петром I появились под Нотебургом 26 сентября 1702 года, на следующий день началась осада крепости. 11 октября по ст. ст., после десятидневной бомбардировки, русские пошли на штурм, продолжавшийся 13 часов. Нотебург снова стал русской крепостью, официальная передача произошла 14 октября 1702 года. По поводу взятия крепости Петр написал: "Правда, что зело жесток сей орех был, однако же, слава Богу, счастливо разгрызен". По царскому указу, в память взятия Нотебурга выбили медаль с надписью: "Был у неприятеля 90 лет". Крепость Нотебург Петром была переименована в Шлиссельбург, что означает в переводе с немецкого "Ключ-город". 200 с лишним лет крепость выполняла оборонительные функции, затем стала политической тюрьмой. С 1928 года здесь был музей. Во время Великой Отечественной войны Шлиссельбургская крепость в течение почти 500 дней героически оборонялась и устояла, не допустив замыкания кольца блокады вокруг Ленинграда. Гарнизон крепости внес вклад и в освобождение города Шлиссельбурга, который в 1944 году был переименован в Петрокрепость. С 1966 года Шлиссельбургская крепость (Орешек) снова стала музеем.

Разведчица Надежда Троян

24 октября 1921 года родилась Надежда Викторовна Троян (ум. 2011), советская разведчица и медсестра партизанского отряда «Буря», Герой Советского Союза, кандидат медицинских наук, старший лейтенант медицинской службы.

Разведчица Надежда Троян

24 октября 1921 года родилась Надежда Викторовна Троян (ум. 2011), советская разведчица и медсестра партизанского отряда «Буря», Герой Советского Союза, кандидат медицинских наук, старший лейтенант медицинской службы.

Её детство прошло в Белоруссии. С началом Великой Отечественной войны, находясь на территории, временно оккупированной немецкими войсками, участвовала в работе подпольной организации в городе Смолевичи Минской области. Члены подпольной комсомольской организации, созданной на торфозаводе, собирали разведданные о противнике, пополняли ряды партизан, оказывали помощь их семьям, писали и расклеивали листовки. С июля 1942 была связной, разведчицей, медсестрой партизанских отрядов «Сталинская пятёрка» (командир М. Василенко), «Буря» (командир М. Скоромник), бригады «Дяди Коли» (командир — Герой Советского Союза П. Г. Лопатин) в Минской области. Участвовала в операциях по взрыву мостов, нападении на вражеские обозы, не раз участвовала в боях. По заданию организации приняла участие совместно с М. Б. Осиповой и Е. Г. Мазаник в операции по уничтожению немецкого гауляйтера Белоруссии Вильгельма Кубе. Об этом подвиге советских партизан рассказано в художественном фильме «Часы остановились в полночь» («Беларусьфильм») и сериале «Охота на гауляйтера» (режиссёр Олег Базилов, 2012). Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1209) Надежде Викторовне Троян присвоено 29 октября 1943 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

После войны в 1947 году окончила 1-й Московский медицинский институт. Работала директором НИИ санитарного просвещения Министерства здравоохранения СССР, доцентом кафедры хирургии 1-го Московского медицинского института.

День подразделений спецназа

24 октября 1950 года военный министр СССР Маршал Советского Союза А.М. Василевский издал директиву о формировании 46 рот специального назначения штатной численностью по 120 человек в каждой.

День подразделений спецназа

24 октября 1950 года военный министр СССР Маршал Советского Союза А.М. Василевский издал директиву о формировании 46 рот специального назначения штатной численностью по 120 человек в каждой.

Праздничной эта дата стала после издания Указа Президента Российской Федерации № 549 от 31 мая 2006 года «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение