RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Лирический реквием Виктора Астафьева
4 августа 2013 г.

Лирический реквием Виктора Астафьева

4 августа 1944 года гильотина оборвала жизнь русской княгини Веры Оболенской – участницы французского Сопротивления
Падение Украины-7
7 декабря 2014 г.

Падение Украины-7

Многие украинцы нынче, как встарь, готовы вновь лизать зад ляху или дяде Сему, но при этом с холопским высокомерием воротят нос от всего русского.
Лейтенантский дебют
29 июня 2013 г.

Лейтенантский дебют

Чтение выходного дня: героическая повесть о молодых военных моряках
10 апреля 2013 г.

Проза

До последнего дыхания
21 июня 2014 г.

До последнего дыхания

Через миллениум - 9: продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя).
Главная » Читальный зал » «Служу Советскому Союзу!»

«Служу Советскому Союзу!»

23 февраля 2017 года – 50 лет лучшей в мире военно-патриотической телепрограмме

Возникла она не на пустом месте, а продолжила добрые и созидательные традиции смирновского «Подвига».
«Служу Советскому Союзу!»

Полвека назад Центральный Комитет коммунистической партии принял постановление «О подготовке к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции». Советский народ призвался встретить и провести славную годовщину как великий праздник трудящихся всех народов СССР, как торжество идей Октября и коммунизма. Были в том постановлении и такие строки: «На страже завоеваний Октября, социализма стоят могучие Вооруженные Силы СССР. Следуя указаниям Ленина, под руководством партии рабочий класс, трудящиеся массы Советского государства создали для защиты своих завоеваний Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, доказали на деле не только способность к военной организации, но и свое военное превосходство над внутренними и внешними врагами. Красная Армия, разгромив интервентов и белогвардейцев, покрыла себя неувядаемой славой. Партия, советский народ не жалели сил и средств для укрепления её мощи. И когда в суровые годы Великой Отечественной войны Красная Армия вновь столкнулась с ударными силами империализма, напавшими на Советскую страну, она наголову их сокрушила. За полстолетие Вооруженные Силы СССР, опираясь на возросшую экономическую мощь Советского государства, превратились в неодолимую силу. Они оснащены самыми современными видами оружия и готовы нанести сокрушительный удар по любому врагу осмелившемуся посягнуть на СССР. Советские Вооруженные Силы совместно с вооруженными силами других братских социалистических государств надежно обеспечивают безопасность их народов, служат могучим фактором сохранения мира».

Абзац этот процитирован из Постановления полностью ещё и потому, что явился он как бы философской, идеологической и программной платформой телепередачи «Служу Советскому Союзу!», впервые вышедшей 23 февраля 1967 года и просуществовавшей вплоть до ликвидации СССР. Возникла она не на пустом месте, а продолжила добрые и созидательные традиции теле программы «Подвиг». Долгие годы передачу вёл известный военный писатель С.Смирнов, сделавший всеобщим достоянием героическую эпопею обороны Брестской крепости и добившийся того, чтобы День Победы стал всенародным праздником. Другими словами, велики заслуги этого писателя в пропаганде великих подвигов советского народа. Однако телевидению с ним пришлось расстаться. Вот как об этом вспоминает доктор исторических наук, профессор В. В. Егоров, долгое время работавший на ЦТ: «Однажды Сергей Сергеевич привёз из зарубежного круиза новую тему – патриотизма, неистребимой любви к Родине тех советских женщин, которые вышли замуж за иностранцев и в поисках лучшей жизни оказались за рубежом. В ряде стран Латинской Америки он беседовал с женщинами, у которых их личные планы не очень удались, и им страстно хотелось вернуться на Родину. Сергей Сергеевич почему-то считал это проявлением истинного патриотизма и непреходящей любви таких женщин к стране, которую они легкомысленно покинули. Здесь наши позиции с автором «Поиска» разошлись по принципиальным соображениям. Я считал, что поломанные судьбы этих женщин меньше всего подходят для пропаганды «любви к Родине» среди миллионов телезрителей. У меня вызывало чувство горечи нежелание писателя это понять. Сергей Сергеевич пошел жаловаться на меня в ЦК КПСС, председателю Гостелерадио, но там поддержали мою точку зрения, и работа С.С. Смирнова на телевидении закончилось».

После Смирнова «Подвиг» вели генерал армии П.И.Батов и Герой Советского Союза писатель В.В.Карпов. Передача представляла собой классический теле альманах со всеми положительными и отрицательными сторонами, присущими этому жанру. По большей части в «Подвиге» присутствовали только «говорящие головы». В подтверждение снова выдержка из воспоминаний В.Егорова: «П.И. Батов, который в ту пору был председателем Советского комитета ветеранов войны, рассказывая о военных путях-дорогах, то и дело употреблял слово «колдоёбины». Я попросил режиссёра остановить запись и сказал, что такого слова нет, а есть слово «колдобины». На что Батов возразил: «Ты разве был на фронте? Разве видел эти колдоёбины?» – «Нет, – говорю – на фронте не был. Но в эфире должны соблюдаться нормы русского языка». Я понимал, конечно, что каждый генерал, участник нашей программы, имеет за плечами огромный опыт руководства тысячами людей, которых он посылал на подвиг, на труд, возможно, на смерть. Тем не менее, приходилось, когда деликатно, когда с напором помогать им избегать ошибок, порой курьезных. Так, во время записи своего выступления маршал П.Ф. Батицкий водил пальцем по строчкам, не поднимая глаз от бумажки. Я попросил его постараться говорить с отрывом от текста, ведь на него смотрят миллионы телезрителей! И вдруг милейший Павел Федорович взорвался: «Что мне твои миллионы телезрителей! Мне один телезритель сказал: «Помни, не отвлекайся от текста, а то скажешь какую-нибудь ерунду». Передача в итоге получила хорошую оценку Верховного главнокомандующего. В другой раз участник Сталинградской битвы генерал Н.Г.Лященко рассказывал, что после непрерывных атак число наших воинов становилось все меньше и меньше, а нормы выдачи фронтовых 100 граммов были рассчитаны на количество солдат до начала боев. Поэтому многие шли в атаку, употребив значительно больше положенных 100 граммов. Я воспротивился такому рассказу, ведь многие сироты и вдовы тех, кто остался лежать в земле под Сталинградом, станут считать, что их мужья и отцы могли погибнуть из-за неспособности трезво оценить боевую обстановку. Генерал в ответ на замечание орал на меня по телефону, обещал снять с работы. Но передача прошла в моей редакции, и я продолжал служить телевидению. С огромным трудом преодолевая традиции кастовой замкнутости, а порой и опасения раскрыть военную тайну, телевидение доказывало военному ведомству, что является важным фактором воспитания и обучения личного состава вооруженных сил. Однажды дело дошло до того, что выступивший у нас начальник Генерального Штаба маршал В.Г.Куликов заявил мне, что наш отдел военных программ и меня самого следует мобилизовать, присвоить офицерские звания, чтобы мы могли активнее освещать жизнь армии. Я доложил об этом председателю Гостелерадио С.Г.Лапину. Тот при мне позвонил маршалу и сказал: «Значит, ты считаешь, что пора руководство телевидением передать от ЦК КПСС Министерству обороны? При случае я расскажу об этом твоем предложении Леониду Ильичу». На этом все поползновения подчинить себе телевидение у Министерства обороны прекратились».

Не мудрено, что со временем «тихая, кабинетная» телепрограмма «Подвиг» перестала отвечать возросшим требованиям телеаудитории и тем пропагандистским целям, которые перед ней ставились уже упомянутым Постановлением ЦК КПСС. Именно поэтому на Всесоюзном Центральном телевидении проявилась еженедельная телепередача «о воинах и для воинов» - «Служу Советскому Союзу!». Выходила она по воскресеньям в 10:00 сразу после передачи «Будильник» (с повтором по понедельникам). Передача, что называется, без раскачки, притирки и шлифовки стала активно освещать будни боевой, политической подготовки частей и соединений Вооружённых Сил СССР, культурно-массовые и праздничные мероприятия в Армии и на Флоте, другие вопросы, касающиеся почётной службы в Вооружённых Силах. Съемочные группы «Служу…» вместе с ведущим отправлялись в части и гарнизоны советских войск, как на территории Советского Союза, так и в места советского военного присутствия за рубежом. В объектив телекамеры попадали главным образом военнослужащие срочной службы, именно те, кто каждодневно выполнял свой воинский долг - простые солдаты и матросы, сержанты и старшины, младшие и старшие офицеры. Разумеется, появлялись на «голубых экранах» - так в те достославные годы именовалось в простонародье телевидение – и генералы в больших звёздах. Только крайне редко и практически никогда они не восседали в своих руководящих кабинетах. К примеру, в «Подвиге» регулярно любил красоваться бывший преподаватель Военно-политической академии имени В.И.Ленина генерал Д.А.Волкогонов. Златоуст в погонах на все лады, в немыслимых цветах и красках описывал преимущества социализма перед капитализмом, безудержно славил вооружённого защитника страны Советов. Новая передача от услуг генерала-краснобая решительно отказалась.

«Служу Советскому Союзу!» лишь на первых порах имела конкретный адрес, поскольку была создана для армии и об армии. Но уже через несколько лет её признали не только военные зрители. Передача приобрела популярность у самой что ни на есть широкой аудитории. Её смотрели и те, кто отслужил срочную; и юноши-призывники, собирающиеся стать в боевой армейский строй; и родные, близкие, знакомые военнослужащих. Даже детей дошкольного возраста трудно было оторвать от экранов телевизоров после их «Будильника». Автор этих строк более десятка лет внештатно сотрудничал с программой «Служу Советскому Союзу!», о чём в дальнейшем ещё будет сказано. На моём счету 17 лично снятых репортажей и семь часовых целевых передач. Так вот стоило мне «засветиться» в утреннем теле эфире, как домашний телефон начинал плавиться от шквала звонков. На моё имя за одну телепередачу приходило столько писем, сколько я не получал, работая в редакции газеты «Красная звезда», за год. Ну что вы хотите, если первое место в рейтингах телепередач стойко занимала информационная программа «Время» – 55%, то «Служу Советскому Союзу!» столь же стабильно занимал второе место с 33% зрительской аудитории. Просмотр телепередачи был рекомендован Главным политическим управлением Советской Армии и Флота. Время для просмотра предусматривалось в распорядке дня каждой советской воинской части. Однако не все воинские начальники с энтузиазмом принимали съёмочные группы ЦТ. Некоторые командующие военными округами, многие паркетные московские генералы из «Арбатского военного округа» нередко устраивали разнос своим подчинённым, если видели на экране даже незначительные нарушения уставных положений. Поэтому пробиваться в воинские части тележурналистам приходилось порой с большим трудом. Другими словами безоблачных отношений ЦТ с МО никогда не наблюдалось. И тут самое время рассказать о моём многолетнем участии в деятельности «Служу Советскому Союзу!»

Впервые я познакомился с телевизионными военными журналистами ещё обучаясь в Военно-политической академии имени В.И.Ленина. В те годы мой однокашник по Львовскому политучилищу Женя Москаль активно подвизался в военной программе и даже вёл её отдельные выпуски. Благодаря ему, мы сняли небольшой видеосюжет о нашем редакторском отделении. И тогда я впервые лицезрел себя по телевизору. Как по мне, так ощущения были непередаваемыми. После академии меня взяли на работу в редакцию «Красной звезды». И через год я с помощью журналиста Александра Тимонина подготовил свой первый получасовой телесюжет, о котором еженедельник «Говорит и показывает Москва» написал: «В газете «Красная звезда» несколько лет существует рубрика «Азимут». Её основная задача – рассказывать о жизни и службе курсантов военных училищ, избравших профессию офицера. На чём основан такой выбор жизненного пути, в чём истоки будущего профессионального мужества, целеустремлённости, дисциплинированности? Такие вопросы неоднократно поднимались на страницах газеты. В этом выпуске передачи наши гостит капитан М.Захарчук, занимающийся подготовкой «Азимута», курсанты Новосибирского военно-политического училища, руководитель экспедиции газеты «Комсомольская правда» к Северному полюсу Д.Шпаро, поэтесса Юлия Друнина, генерал армии А.П.Белобородов ведут беседу о своих судьбах, увлечениях, о романтике. Ведь у каждого свой азимут, которому следуют всю жизнь. Главное – не изменить ему, не уступить трудностям. Об этом рассказы наших гостей».

Так завязалась моя многолетняя дружба с коллегами из военной программы Центрального телевидения. Со временем мне стали поручать различные задания во многом и потому, что офицерские погоны и удостоверение центральной военной газеты позволяли мне свободнее себя чувствовать в воинских коллективах. А для души я регулярно снимал проводы призывников на ратную службу из своих родных краёв на Виннитчине. Причем мне всегда придавали операторов, звукорежиссёров и осветителей – это к вопросу о степени доверия ко мне как внештатнику. А я и в самом деле очень близко сошёлся со всеми ребятами из «Служу…». И в начале 1984 года написал обзорный хвалебный материал о телевизионной передаче для военных и о военных «Поиск продолжается». К моему немалому удивлению по выходу в свет публикации разразился просто-таки жуткий скандал. Оказалось, что тогдашний министр обороны Д.Ф.Устинов не очень-то жалует заведующего военной программой Центрального телевидения Михаила Борисовича Лещинского. Точнее даже и вовсе не любит этого заносчивого и гонористого тележурналиста, который предпочитает не кланяться высокому военному начальству, а считает, что сам с усами. Причём, что интересно. В оригинале моей рукописи перечислялись следующие журналисты: Л.Быковских, А.Тимонин, Д.Зенюк, С.Казаков, Ю.Миронов, А.Котов, В.Генрин, Е.Хохлов, В.Вовненко. Но дежурный заместитель главного редактор полковник Ф.Халтурин «вырубил» всех, оставив в материале единственную фамилию заведующего. Что больше всего министра и разозлило: неужели, возмущался он, кроме Лещинского в программе никто больше не трудится? Редакционные дознаватели, ко всему прочему, уличили меня в корыстных и даже меркантильных побуждениях, поскольку точно «установили наличие приятельских отношений Захарчука» с тем же Лещинским, его заместителем Львом Быковских, ведущим спецкором Александром Тимониным и другими. Как будто могло быть по-иному, если я сделал с тележурналистами из этой программы цикл из четырёх передач об истории и буднях «Красной звезды»! Однако заслуги мои в расчёт не принимались, мне грозили крупные неприятности и они, не сомневаюсь, упали бы на мою бедную голову неотвратимо, если бы не мужественный поступок полковника Беляева. Он всю вину за публикацию взял на себя, а его главный редактор генерал-лейтенант Н.И.Макеев любил как очень надёжного, квалифицированного редактора по отделу и потому только слегка пожурил: «Ну, как же вы, Александр Павлович, не поинтересовались отношением министра обороны к этому обормоту Лещинскому?»

То есть, читателю должно быть понятно, насколько в непростых условиях приходилось трудиться и творить тележурналистам из «Служу Советскому Союзу». Тем не менее, творили они, видит Бог, на славу. Во времена, о которых идёт речь, в телепередаче существовало более двух десятков подвижных, взаимозаменяемых рубрик – «Наш кинозал», «Радар», «У глобуса», «Родина твоя», «Искусство солдату», «Наш репортаж», «Полигон», «Спорт, спорт, спорт», и других. Надо ли говорить, что при таком многообразии телевизионной вёрстки военным журналистам бывало весьма непросто выдерживать единый смысловой стержень всей часовой передачи. Но именно на этом направлении их всегда и ждал успех. До сих пор в моей памяти – уникальный, просто-таки потрясающий цикл телепередач под рубрикой «В эти дни 40 лет назад». В течение почти трёх лет (!) тележурналисты «Служу…» рассказывали обо всех (!) битвах и операциях наших войск в годы Великой Отечественной войны! Ни до, ни после столь масштабного и глубоко-проникновенного освещения героизма советского солдата отечественное телевидение не знало. Десятки, сотни ветеранов минувших боёв выступали со своими воспоминаниями, как правило, на местах былых сражений. Подготовленная на высокой публицистической ноте рубрика «В эти дни…» становилась как бы сердцевиной всей последующей передачи, давала остальным современным сюжетам верную тональность и такую же публицистическую направленность.

В программе «Служу Советскому Союзу!» умели ценить и дорожить словом. И шло это, прежде всего, от руководителя Лещинского. Михаил Борисович мог нам прощать даже слабые «синхроны» - записи живого общения с героем,- если закадровый текст репортёра, что называется, вышибал у зрителя слезу. Сам недюжинный журналист, работавший до телевидения корреспондентом Владивостокского радио, на радиостанции «Тихий океан», на Всесоюзном радио «Маяк», он всегда показывал пример виртуозной публицистики в «живом» эфире. Десять лет Лещинский возглавлял военно-патриотический отдел ЦТ и, скажу безо всякого преувеличения, то были золотые годы телепрограммы «Служу Советскому Союзу!». Михаил обладал колоссальным авторитетом не только у своих подчинённых, у других коллег по цеху, но и у руководства ЦТ. Легендарный полиглот и ценитель искусства, первый заместитель Лапина – Энвер Назимович Мамедов натуральным образом благоволил Лещинскому, любил с ним обсуждать разнообразные творческие задумки. Благодаря такой мощной поддержке мой тёзка общался с заинтересованными представителями Министерства обороны, особенно с военными цензорами, что называется, всегда «с позиции силы». Сюжеты военной цензуре мы сдавали обычно по пятницам. В субботу их смотрело руководство ЦТ. И сколько же было случаев, даже на моей памяти, когда «душители» (военные цензоры сами себя так и называли!) категорически не соглашались «литовать» - одобрять тот или иной репортаж. А Лещинский, не дрогнув ни единым мускулом лица, спокойно посылал их «по матушке». И ни разу не поплатился за то даже взысканием. Военные перестраховщики его натурально боялись. А вот офицеры «из окопов», все те, кто нёс нелёгкую повседневную службу, Борисыча искренне уважали. Эта любовь особенно проявилась, когда моего тёзку в 1986 году с женой Адой отправили спецкором в Афганистан. Почти пять лет он передавал «горячие репортажи» из воюющей страны. Встал вопрос о том, кто может заменить «Леща» (так мы дружно звали своего шефа, а когда сердились – «Челюстью»)? И ребята во главе с боевым замом «Леща» Лёвой Быковских дружно указали на автора сих несколько сумбурных строк…

Ну что вам сказать, дорогой читатель. Более полувека я занимаюсь журналистикой. Написал несколько книг. Работал во многих изданиях, в ТАСС, сам руководил творческими коллективами. Но предложение возглавить «Служу Советскому Союзу!» полагаю самым важным, значимым и заманчивым за всю прожитую жизнь. Да, с лёгкой руки писателя Юрия Полякова «Служу…» называли ещё «В гостях у сказки». Но сколь же сладостной казалась та «сказка» для человека, может быть, и ошибочно, но полагающего себя творческим, - этого я вам передать словами всё равно не смогу. И стоит ли удивляться тому, что поначалу я согласился надеть на себя столь непосильный хомут. Только вовремя спохватился. Самому себе я лгать не мог. А раз так, то обязан был понимать: несмотря на действительно хорошее отношение ко мне сотрудников военной программы, на многочисленные собственные выступления «по ящику» - не телевизионный я по натуре человек. Обостренное осознание громадной ответственности за слово, молвленное перед красным глазком телекамеры, всегда бежит впереди моей мысли. Из-за этих, почти физиологических ножниц, я сильно зажимаюсь, во рту постоянно пересыхает. Плюс ко всему, ещё страдаю врожденным тремором, часто провоцирующим невоспитанных людей на дебильный вопрос: «А почему это у вас руки трясутся?». По жизни изредка отвечаю хамам, дескать, онанизмом в детстве занимался, кур воровал. Но ведя телерепортаж с микрофоном в руках, такими едкостями, однако, не спарируешь своё волнение. А ежели я не смогу по примеру того же тёзки Лещинского показать подчиненным, как надо работать, то какой же из меня заведующий телепрограммой или попросту телевизионный начальник? Был такой немецкий писатель Георг Кристоф Лихтенберг, заметивший однажды: «Остерегайся занять благодаря случайности пост, который тебе не по плечу, чтобы не казаться тем, чем ты не являешься на самом деле». Не знал я в середине восьмидесятых этой сентенции, но поступил в точном соответствии с её мудростью.

А на место Лещинского пришёл подполковник Валерий В., занимавший до этого скромную должность заместителя ответственного секретаря журнала «Советский воин» и не замеченный в активных творческих поползновениях. Поговаривали, что назначен он был по большой протекции. Нового заведующего Лев Быковских припечатал: «В Камбодже есть Пномпень. А у нас появился пень пнём». «Стиль метения» новой метлы я испытал и на себе. Сделав очередной репортаж о призыве на воинскую службу своих земляков в мае, дождался его выхода в эфир… в ноябре. О том, насколько случайным был этот человек на ТВ, свидетельствует тот факт, что в нынешней биографии он даже полсловом не упоминает о своей службе в «Служу…». Естественно, самую рейтинговую телепередачу ЦТ стало лихорадить по всем направлениям. Впрочем, как и само «перестроечное телевидение», и саму страну. Характерные симптомы той лихорадки можно проследить по названиям телепередач, призванным заменить на всех каналах «Служу Советскому Союзу!» Вот лишь некоторые из них: «Служу Отчизне», «Присяга», «Служу Отечеству», «Служу России», «Забытый полк», «Вижу цель», «Полевая почта» (с Алёной Апиной!), «Щит Родины», «Аты-баты». Но верхом идеологического цинизма и полнейшего пренебрежения к Армии и Флоту со стороны правящей элиты страны явилась телепередача… «Армейский магазин»! Белобилетные торгаши и лавочники, типа Гайдара, Чубайса, Козырева, Коха и прочей шелупони во главе со своим вечно пьяным ЕБНом на дух не переносили воинскую службу и потому готовы были заменить её такой прибыльной торговлей. Вспоминаются в связи с этим слова побратима по боевому строю полковника Михаила Ядрышникова: «Вообще, патриотическое воспитание - вопрос сложный, но нужный. Я, как военком, могу судить об этом не понаслышке. Раньше по телевизору шла передача «Служу Советскому Союзу». А что теперь наши дети видят по телевизору? Какие-то боевики, с морем крови, драками и насилием. Какие-то бессмысленные шоу. Как можно воспитать молодого человека, подготовить его к военной службе, если он и понятия не имеет, что такое эта армия?»

Что мы сегодня имеем в плане военно-патриотического воспитания молодёжи на телевидении? Есть передачи «Служу Отчизне» и «Служу России». Есть военные репортажи Александра Сладкова, других тележурналистов, спорадически обращающихся к освещению воинской службы. Даже специальный канал «Звезда» есть. Но когда я смотрю его передачи, обвально, до тошноты часто прерываемые рекламной блевотиной, мне вспоминаются слова великого патриота России, как никто до него воспевшего вооружённого защитника Отечества Владимира Высоцкого: «Нет, ребята, всё не так. Всё не так, ребята!»

 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
22 февраля 2017 г.

Комментарии:

В.Леонидов 22.02.2017 в 22:39 # Ответить
В.Леонидов
Ох,какая изумительная была эта передача - смирновский "Подвиг"! Ее ждали, ее любили, ей верили. Буквально каждая передача была и открытием, и откровением. Хорошо, что о ней вспомнили.
Ну а "Служу Советскому Союзу!" может порой и бывала слишком парадной, приукрашивающией армейскую действительность. Но дело она свое делала, насколько это было возможно делать в условиях тогдашних идеологических ограничений. Насчет "В гостях у сказки" - это Поляков неудачно пошутил. Было б, кстати, любопытно, если б на нынешней "Звезде" взялись показывать повторы лучшие из тех военных передач советской поры.
А.Костенко 24.02.2017 в 16:39 # Ответить
Записки М.Захарчука ценны не только тем, что рассказывают нам о любопытных деталях и мало кому ведомых доселе подробностях явлений и событий той великой и, увы, уже канувшей в историческое небытие Эпохи. Он, волею звезд, бывший в самой их гуще, сам являвшийся в какой-то степени их неотъемлемой частью, вольно или невольно является связующим звеном между разными, по сути, временами: тем, вчерашним, и этим - нынешним, постсоветским. И, сдаётся мне, именно в этой роли значение ретроспектив Захарчука переоценить невозможно. Ибо у Современного не может быть ясного представления о собственном Будущем без знания Прошлого. Знания глубокого, изобилующего мельчайшими фактами и нюансами.
История не любит сослагательного наклонения. Но почему-то с грустью подумалось: возглавь в своё время М.А.Захарчук программу "Служу Советскому Союзу" - и судьба у этой передачи была бы менее печальной.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 октября
среда
2017

В этот день:

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Тогда же и город на острове Котлин был назван Кронштадтом, что означает «Город—крепость» или «Укреплённый город».

В 1723—1747 годах построена центральная крепость, окружающая Кронштадт с моря и суши. В январе 1733 года при морском госпитале открылась госпитальная лекарская школа — первое военно-морское медицинское учебное заведение страны.

После катастрофического пожара 23 июля 1764 года Кронштадт восстанавливался по генеральному плану, составленному архитектором С. И. Чевакинским. В 1783 году Екатерина II хотела перевести адмиралтейство из Санкт-Петербурга в Кронштадт; комплекс зданий Кронштадтского адмиралтейства был построен в 1780—1790-х годах по проектам архитекторов М. Н. Ветошникова, В. И. Баженова и Ч. Камерона. Павел I отменил этот проект. В 1786 году открылось Морское офицерское собрание, ставшее центром культурной жизни Кронштадта.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

 Победа при Тарутине была первой победой русских войск в Отечественной войне 1812 года после Бородинского сражения. Успех укрепил дух русской армии, перешедшей в контрнаступление.
Цель Тарутинского боя не была достигнута полностью, но её результат оказался успешным, и ещё большее значение имел успех для подъёма духа русских войск. Прежде в ходе войны ни в одном сражении у любой из сторон (даже при Бородино) не было такого количества захваченных пушек, как в этом — 36 или 38 орудий. В письме царю Александру I Кутузов сообщает о 2 500 убитых французах, 1 000 пленных, и ещё 500 пленных на следующий день взяли казаки при преследовании. Свои потери Кутузов оценил в 300 убитых и раненых.

 

 


Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

 Основной самолёт Аэрофлота до 1940 года. Всего было построено 258 самолётов этого типа.

К разработке «К-5» Калинин приступил в 1926 г., прототип был построен в 1929 г. Машину подняли в воздух пилот М.А. Снегирёв и бортмеханик П.Н. Власов. В качестве третьего члена экипажа полетел сам Калинин. Случилось это на харьковском аэродроме "Сокольники". Самолёт оказался лёгок в управлении, хорошо слушался руля. 30 мая 1930 К-5 перелетел в Москву, где выдержал экзамен перед государственной комиссией. Госкомиссия установила, что самолёт вполне отвечает предъявленным требованиям. Дальность до 1000 км, скорость до 200 км в час.

 

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Японские радиопеленгаторы регулярно засекали выходившую в эфир радиостанцию группы Зорге. Засечь точно работающий передатчик, или даже приблизиться к нему достаточно близко, японцам так и не удалось. Мнение о провале группы как следствие успешно работавших пеленгаторов — это не более чем художественный вымысел. Первая радиограмма была перехвачена в 1937 году. С тех пор донесения перехватывались регулярно. Однако, расшифровать ни одну из перехваченных радиограмм японцы так и не смогли.

И только после того, как на первом же допросе радист Макс Клаузен выдал всё, что он знал о кодах шифрования, японцы смогли расшифровать и прочитать всю подборку перехваченных донесений за несколько лет. Эти донесения фигурировали в материалах следствия, и по ним обвиняемые давали свои пояснения.

Всего по делу группы Зорге было арестовано 35 человек, привлечено к суду 17. Дознание длилось до мая 1942 года. 16 мая 1942 года официальные обвинения были предъявлены первым 7 обвиняемым: Зорге, Одзаки, Максу Клаузену, Вукеличу, Мияги, Сайондзи и Инукаи. Остальным обвинения были предъявлены позднее. Приговоры основным обвиняемым были вынесены 29 сентября 1943 года. Зорге и Одзаки были приговорены к смертной казни через повешение, Вукелич и Клаузен — к пожизненному тюремному заключению, Мияги умер в тюрьме ещё до вынесения приговора. Подробно: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/september/povesit-na-royalnoj-strune?searched=%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B4+%D0%B7%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B5&advsearch=allwords&highlight=ajaxSearch_highlight+ajaxSearch_highlight1+ajaxSearch_highlight2

 

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

Спускаемый аппарат с набором научной аппаратуры благополучно отделился и впервые в истории космонавтики провел прямые измерения состава атмосферы Венеры при спуске в ней на парашюте.    Спускаемый аппарат мог работать при температуре вплоть до +425°C и при давлении до 10 атмосфер, причем для увеличения шансов на успех он десантировался на ночную сторону планеты. Перед стартом он был подвергнут стерилизации с целью предотвращения переноса на Венеру земных микроорганизмов.

Сигнал прекратился внезапно через 95 минут после начала спуска, на 25-26 км ниже начальной точки, когда за бортом было +280°C и 15 атмосфер. Сначала всем казалось, что это и был момент посадки и что «Венере-4» удалось дойти до поверхности в рабочем состоянии. И лишь через несколько недель стало ясно, что в действительности на высоте около 28 км аппрарат был раздавлен атмосферным давлением, оказавшимся намного больше предусмотренного при конструировании станции.

Лишь «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года, благополучно достигла поверхности планеты. Она разрабатывалась и строилась с учетом опыта полетов предыдущих АМС. Спускаемый аппарат был сконструирован заново, и он должен был работать не менее 30 минут на поверхности при температуре до +540°С и давлении до 150 атмосфер. Теоретические значения, полученные для поверхности планеты были такими: 500°С и 100 атмосфер, так что спускаемый аппарат был построен с запасом. На всякий пожарный случай.

Спустя 120 суток после старта, 15 декабря 1970 года, станция «Венера-7» достигла планеты.

15 декабря в 8 часов 34 минут 10 секунд спускаемый аппарат впервые в мире совершил мягкую посадку на поверхность Венеры. В общей сложности он передавал на Землю информацию в течение 53 минут, в том числе около 20 минут непосредственно с поверхности Венеры. Измеренная температура у поверхности Венеры составила 475°±20°С; она соответствовала давлению 90±15 атмосфер.

В 1975 году спускаемый модуль зонда "Венера-9" передал первые черно-белые фотографии поверхности планеты. И, наконец, первые цветные изображения были получены в 1982 году "Венерой-13".

Американцы далеко отстали от СССР в исследовании Венеры. Лишь в 1967 году через день после посадки советской "Венеры-4" мимо планеты на расстоянии 4000 км пролетел американский "Маринер-5". На околовенерианскую орбиту впервые США вышли с помощью аппарата «Пионер-Венера-1», запущенного 20 мая 1978 года, который проработал до августа 1992 года и осуществлял, в частности, радиолокационное картографирование планеты.

Американская пресса вынуждена была констатировать: "Русские побили США в борьбе за очень большое количество первых мест в освоении космоса: первые спутники, запуск первых животных и первого человека, первый выход в открытый космос, первая посадка зонда на Марсе, первый зонд к Венере, первая орбитальная станция, первый полет вокруг Луны».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение