RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Против расчеловечивания
4 сентября 2014 г.

Против расчеловечивания

Центр координации «Новая Русь» провёл в Ялте 2-ю Международную конференцию «Россия, Украина, Новороссия: глобальные проблемы и вызовы»
Фашизм финансировали США
5 января 2019 г.

Фашизм финансировали США

4 января 1932 года состоялась встреча крупнейшего английского банкира М. Нормана с Гитлером, на которой было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП Федеральной резервной системой США и Банком Англии
СССР против террористов
3 января 2016 г.

СССР против террористов

Советская тяжёлая огнемётная система залпового огня "Буратино", вероятно, в 2016 году будет поставлена в Сирию
Трудовая лошадка советского кинематографа
9 апреля 2016 г.

Трудовая лошадка советского кинематографа

9 апреля – 90 лет со дня рождения народного артиста России Всеволода Дмитриевича Сафонова
Попранные права
25 января 2014 г.

Попранные права

25 января 1918 года в Советской России была принята "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа"
Главная » Читальный зал » Госпожа Элегантность

Госпожа Элегантность

31 июля 2017 года 80-летний юбилей народной артистки Советского Союза Эдиты Пьехи

Её творчество любят если не все, то очень многие. И есть за что. Имя этой певицы давно уже стало своеобразным эталоном исполнительского мастерства.
Госпожа Элегантность

 

Впрочем, Эдита Станиславовна и в жизни - достойный пример не только для восхищения, но и подражания. У неё изысканный и безупречный сценический вкус. Никто и никогда не мог упрекнуть певицу за слепое следование модным эстрадным веяниям - сама всегда была здесь законодателем. Не все, наверное, знают, что Пьеха - первая в стране исполнительница, запевшая по-европейски. И опять же, не подражательски, а органично, с присущей только ей манерой. Пьеху невозможно представить погрузневшей, осунувшейся, угрюмой или агрессивной, в некрасивом, тем более в неумном, вызывающем наряде, с крикливой прической, с другими расхожими и разнузданными эстрадными прибамбасами. Это всегда - сама элегантность, при взгляде на которую непременно поднимается настроение и хочется подпеть, неважно, есть у тебя голос или его нет и в помине.

Врожденную и воспитанную интеллигентность, я бы даже сказал не феминистскую мудрость Эдита Станиславовна проявила и в личной жизни. Несколько лет она работала под художественным руководством Александра Броневицкого. И была его супругой. Потом они разошлись. Пьеха сама воспитала дочь Илону (и какую дочь!), не покинув сцены. Но обиды, злости (так бы понятной, если исходить из обыденной житейской логики) на бывшего мужа не затаила. Благодаря, в основном, её усилиям, память о Броневицком, как неординарном эстрадном деятеле, до сих пор хранится в отечественной культуре. Его последний юбилей певица лично организовала и провела на самом высочайшем уровне.
Наконец, не будем забывать едва ли не главный феномен, связанный с именем этой исполнительницы. Она (случай уникальный!) сумела стать органической частью нашей отечественной культуры, настоящей народной артисткой, придя в Советский Союз совершенно из другого мира и в такие времена, когда подобные поступки невозможны были в принципе.

- Впрочем, Эдита Станиславовна, об этом лучше вам самой рассказать.

- Мои родители - поляки. В поисках работы перед первой мировой войной эмигрировали и поселились в шахтном поселке юга Франции. Папа спустился в забой шестнадцатилетним, а в тридцать семь мы его похоронили - скончался от профессиональной болезни силикоза. Следом за ним умер и мой старший семнадцатилетний брат, проработавший три года в забое. Выпали на мою долю и жестокость фашистской оккупации, и голод, и холод - не было детство беззаботным.

Во Франции я прожила девять лет. Вторые девять лет - в Польше, куда мама вернулась с отчимом. Там мы тоже обитали в шахтерском поселке. Росла я болезненной, худенькой, этаким заморышем. Но, видно, от родителей перешёл в наследство хороший инстинкт самосохранения. Бегала, прыгала, непоседой слыла. В школе, потом в педагогическом лицее уже была заядлой спортсменкой - не занималась разве что лишь тяжелой атлетикой. Сейчас на спорт у меня почти не остаётся времени, однако той, лицейской закалки хватает. В школе и лицее училась очень хорошо - и собственной настойчивости хватало, и мать с отчимом - суровые, но справедливые люди - меня хорошо подстегивали. За отличные успехи в учебе в 1955 году получила право приобретать дальнейшее образование в Советском Союзе. Училась в Ленинградском университете на психологическом отделении философского факультета. Заканчивала его уже заочно - вовсю концертировала.

- Подробнее расскажите о том, почему и как стали петь.

- Пела с детства, хотя в семье ни у кого особых музыкальных способностей не наблюдалось. Солировала в лицейском хоре. А в Ленинградском университете... Здесь всё произошло, как в настоящей сказке. Несколько раз спела в общежитии и меня быстренько оформили в художественную самодеятельность. Как-то в Таврическом дворце проходил вечер первокурсников. Меня попросили спеть что-нибудь. Исполнила свой «Червонный автобус». Четыре раза вызвали на «бис». А поскольку я действительно хотела, нет - страстно желала петь, то это поощрение как бы катализировало мои честолюбивые намерения. Чтобы иметь возможность проявлять свои певческие способности (они тогда для меня были несомненными), записалась в хор польского землячества. Там меня и приметил Александр Броневицкий - будущий руководитель ансамбля «Дружба». Впрочем, такое название мы получили только в 1958 году, когда впервые выступили в зале Ленинградской филармонии. А в то время Саша ещё руководил студенческим безымянным коллективом. Он и пригласил меня выступить в Голубом зале прославленной консерватории. Там же присутствовал Василий Павлович Соловьев-Седой, который, по слухам, очень тепло отозвался о моем исполнении...

- Он сказал: «Эта девочка открыла новый стиль в нашей эстраде».

- Тронута такой осведомленностью.

- Ну, во-первых, я всегда готовлюсь к интервью с вами, а во-вторых, являюсь вашим многолетним поклонником из принципиальных соображений. Да, мы любим вас за голос - тембра ни на кого не похожего; за вашу манеру исполнения - мягкую, доверительную; за то, что даже в самые незатейливые поэтические строки вы органически вкладываете юмор, иронию, раздумья. Но в главном, думается, мы отдаём вам симпатии потому, что, несмотря на женскую и исполнительскую хрупкость, вы на протяжении уже нескольких десятилетий являете собой как бы спокойный остров в бушующем море музыкальной жизни, серьезно пораженной «роковой» как раковой болезнью...

- Я в своих оценках не столь категорична. Всё дело в том, что молодежь - всегда сторонница музыки эпатирующей. И это закономерно. Я ведь тоже когда-то начинала с того, что не пела, а голосила. Хотелось, знаете ли, на весь мир прокричать, да погромче, чтобы люди услышали, какая я счастливая в свои восемнадцать лет. Конечно, критики, специалисты, просто доброжелательные люди сразу заметили, что «молодое дарование» нуждается в хорошей школе. А меня такие советы застали врасплох: петь же я умею, чего же ещё от меня хотят? Но хватило ума серьезно заняться вокалом, изучить теорию музыки, наконец, пуститься в поиски своей песни, перестав петь всё, что под руку попадало. Училась у Клавдии Ивановны Шульженко, у других мастеров отечественной песни. Главное в этих поисках заключалось в том, что я на эстраде не опровергала, не зачёркивала всего того, что было до меня - старалась себя выразить. Это непросто в зрелом возрасте, в молодых годах - тем более. Опираясь на те свои университеты, могу сказать: главная беда нашей современной эстрады (это уже конкретно по вашему вопросу) заключается в том, что семнадцати-, восемнадцатилетние и ещё моложе её хозяева агрессивно отвергают всё с порога: мы - хорошие, все остальные, кто играет и поёт не так как мы - плохие. Хуже всего, что за этой агрессивной самодовольностью редко стоит труд. Большинство молодых поют, как все, стремясь шокировать публику чем угодно, кроме мастерства. Но если кто-то ищет, стремится сказать своё слово в исполнительстве, в формах подачи, то это же замечательно. Как не порадеть такому дерзновению.

С другой стороны, и об этом тоже надо сказать со всей прямотой, в вокально-инструментальном буме во многом повинны руководители филармоний, концертных помещений, всевозможные продюсеры. Они воспринимают интерес публики к ансамблям, исполнителям только с коммерческой стороны. Нездоровый ажиотаж вокруг поп музыки используется для меркантильных целей. Это благодаря таким «законодателям» появилось понятие «концертная площадка», которая вмещает много слушателей. В эстрадном лексиконе давно установилось деляческое «сеанс». В погоне за выгодой исполнители традиционно стали петь под фонограмму. По-прежнему живуч термин: «Едем на чёс», то есть в города и веси, где неизбалованная публика позволяет попросту «чесать деньги». И получается, что концертов на местах много, но вкусы публики не только не развиваются - наоборот деградируют.

- Эдита Станиславовна, прекрасно понимаю, что не все воспоминания доставляют вам радость, тем более, что вы и не первый раз ими делитесь, но уж коль скоро интервью с вами приобрело некий ретроспективный характер, понятный с оглядкой на ваш большой юбилей, то расскажите, пожалуйста, о тех трудностях, которые вам пришлось преодолеть после ухода из ансамбля «Дружба».

- Он случился в 1976 году. С тех пор, естественно, многие моменты потеряли остроту и для моих поклонников, и для меня самой. Могу лишь заметить, что до определенного момента Саша был для меня непререкаемым авторитетом, и подчинялась я ему беспрекословно. Но потом и человеческое, и творческое мое «Я», что называется, потребовало свободы. Саша поначалу расценил это лишь как мой дамский каприз, а когда всё же понял (человек он был очень умный, хотя и очень властный) глубинную суть наших разногласий, то было уже, как говорится, поздно - я ушла. Тогдашнее расставание с коллективом явилось серьёзным моим Рубиконом. Всё взвесив, я прекрасно отдавала себе отчёт в том, что либо наступит конец моей певческой карьеры, либо я сумею всё начать сначала.

Семь, нет, восемь лет понадобилось на то, чтобы довольно не простой организм, имя которому «Эдита Пьеха», «зафункционировал» нормально, чтобы в нём восстановилось ровное кровообращение, чтобы мне поверили, меня поддержали люди, чтобы появилась хорошая техническая база, без которой современный эстрадный исполнитель ничто.

Откровенно говоря, сейчас мне не в пример легче, чем было в начале восьмидесятых. И дочь, Илона помогает, и зять, и даже внуки стараются хоть чем-то подсобить бабушке. А ведь ещё несколько лет назад я сама вынуждена была ходить после концертов по различным учреждениям и организация и говорить: «Здравствуйте, я импресарио Эдиты Пьехи». Аппаратура, свет, звук, репертуар, костюмы, съёмки, записи, переговоры - всё это и ещё многое другое висело на мне одной. Порой мне казалось, что живу, по меньшей мере, в нескольких ипостасях. Эдита - женщина, мать. Эдита - артистка: за час до начала концерта я сама себя приводила в боевую готовность - костюм, прическу. После концерта ехала домой и превращалась уже в администратора. Планировала, что предстоит достать, кому позвонить, что сделать. Уточняла репертуар к гастролям, заботилась о том, чтобы вовремя напечатали программки и верный ли в них текст. Доставала билеты летом в южные города, пробивала отдельные номера для своих музыкантов, чтобы могли репетировать.

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 октября
пятница
2019

В этот день:

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Тогда же и город на острове Котлин был назван Кронштадтом, что означает «Город—крепость» или «Укреплённый город».

В 1723—1747 годах построена центральная крепость, окружающая Кронштадт с моря и суши. В январе 1733 года при морском госпитале открылась госпитальная лекарская школа — первое военно-морское медицинское учебное заведение страны.

После катастрофического пожара 23 июля 1764 года Кронштадт восстанавливался по генеральному плану, составленному архитектором С. И. Чевакинским. В 1783 году Екатерина II хотела перевести адмиралтейство из Санкт-Петербурга в Кронштадт; комплекс зданий Кронштадтского адмиралтейства был построен в 1780—1790-х годах по проектам архитекторов М. Н. Ветошникова, В. И. Баженова и Ч. Камерона. Павел I отменил этот проект. В 1786 году открылось Морское офицерское собрание, ставшее центром культурной жизни Кронштадта.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

 Победа при Тарутине была первой победой русских войск в Отечественной войне 1812 года после Бородинского сражения. Успех укрепил дух русской армии, перешедшей в контрнаступление.
Цель Тарутинского боя не была достигнута полностью, но её результат оказался успешным, и ещё большее значение имел успех для подъёма духа русских войск. Прежде в ходе войны ни в одном сражении у любой из сторон (даже при Бородино) не было такого количества захваченных пушек, как в этом — 36 или 38 орудий. В письме царю Александру I Кутузов сообщает о 2 500 убитых французах, 1 000 пленных, и ещё 500 пленных на следующий день взяли казаки при преследовании. Свои потери Кутузов оценил в 300 убитых и раненых.

 

 


Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

 Основной самолёт Аэрофлота до 1940 года. Всего было построено 258 самолётов этого типа.

К разработке «К-5» Калинин приступил в 1926 г., прототип был построен в 1929 г. Машину подняли в воздух пилот М.А. Снегирёв и бортмеханик П.Н. Власов. В качестве третьего члена экипажа полетел сам Калинин. Случилось это на харьковском аэродроме "Сокольники". Самолёт оказался лёгок в управлении, хорошо слушался руля. 30 мая 1930 К-5 перелетел в Москву, где выдержал экзамен перед государственной комиссией. Госкомиссия установила, что самолёт вполне отвечает предъявленным требованиям. Дальность до 1000 км, скорость до 200 км в час.

 

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Японские радиопеленгаторы регулярно засекали выходившую в эфир радиостанцию группы Зорге. Засечь точно работающий передатчик, или даже приблизиться к нему достаточно близко, японцам так и не удалось. Мнение о провале группы как следствие успешно работавших пеленгаторов — это не более чем художественный вымысел. Первая радиограмма была перехвачена в 1937 году. С тех пор донесения перехватывались регулярно. Однако, расшифровать ни одну из перехваченных радиограмм японцы так и не смогли.

И только после того, как на первом же допросе радист Макс Клаузен выдал всё, что он знал о кодах шифрования, японцы смогли расшифровать и прочитать всю подборку перехваченных донесений за несколько лет. Эти донесения фигурировали в материалах следствия, и по ним обвиняемые давали свои пояснения.

Всего по делу группы Зорге было арестовано 35 человек, привлечено к суду 17. Дознание длилось до мая 1942 года. 16 мая 1942 года официальные обвинения были предъявлены первым 7 обвиняемым: Зорге, Одзаки, Максу Клаузену, Вукеличу, Мияги, Сайондзи и Инукаи. Остальным обвинения были предъявлены позднее. Приговоры основным обвиняемым были вынесены 29 сентября 1943 года. Зорге и Одзаки были приговорены к смертной казни через повешение, Вукелич и Клаузен — к пожизненному тюремному заключению, Мияги умер в тюрьме ещё до вынесения приговора. Подробно: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/september/povesit-na-royalnoj-strune?searched=%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B4+%D0%B7%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B5&advsearch=allwords&highlight=ajaxSearch_highlight+ajaxSearch_highlight1+ajaxSearch_highlight2

 

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

Спускаемый аппарат с набором научной аппаратуры благополучно отделился и впервые в истории космонавтики провел прямые измерения состава атмосферы Венеры при спуске в ней на парашюте.    Спускаемый аппарат мог работать при температуре вплоть до +425°C и при давлении до 10 атмосфер, причем для увеличения шансов на успех он десантировался на ночную сторону планеты. Перед стартом он был подвергнут стерилизации с целью предотвращения переноса на Венеру земных микроорганизмов.

Сигнал прекратился внезапно через 95 минут после начала спуска, на 25-26 км ниже начальной точки, когда за бортом было +280°C и 15 атмосфер. Сначала всем казалось, что это и был момент посадки и что «Венере-4» удалось дойти до поверхности в рабочем состоянии. И лишь через несколько недель стало ясно, что в действительности на высоте около 28 км аппрарат был раздавлен атмосферным давлением, оказавшимся намного больше предусмотренного при конструировании станции.

Лишь «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года, благополучно достигла поверхности планеты. Она разрабатывалась и строилась с учетом опыта полетов предыдущих АМС. Спускаемый аппарат был сконструирован заново, и он должен был работать не менее 30 минут на поверхности при температуре до +540°С и давлении до 150 атмосфер. Теоретические значения, полученные для поверхности планеты были такими: 500°С и 100 атмосфер, так что спускаемый аппарат был построен с запасом. На всякий пожарный случай.

Спустя 120 суток после старта, 15 декабря 1970 года, станция «Венера-7» достигла планеты.

15 декабря в 8 часов 34 минут 10 секунд спускаемый аппарат впервые в мире совершил мягкую посадку на поверхность Венеры. В общей сложности он передавал на Землю информацию в течение 53 минут, в том числе около 20 минут непосредственно с поверхности Венеры. Измеренная температура у поверхности Венеры составила 475°±20°С; она соответствовала давлению 90±15 атмосфер.

В 1975 году спускаемый модуль зонда "Венера-9" передал первые черно-белые фотографии поверхности планеты. И, наконец, первые цветные изображения были получены в 1982 году "Венерой-13".

Американцы далеко отстали от СССР в исследовании Венеры. Лишь в 1967 году через день после посадки советской "Венеры-4" мимо планеты на расстоянии 4000 км пролетел американский "Маринер-5". На околовенерианскую орбиту впервые США вышли с помощью аппарата «Пионер-Венера-1», запущенного 20 мая 1978 года, который проработал до августа 1992 года и осуществлял, в частности, радиолокационное картографирование планеты.

Американская пресса вынуждена была констатировать: "Русские побили США в борьбе за очень большое количество первых мест в освоении космоса: первые спутники, запуск первых животных и первого человека, первый выход в открытый космос, первая посадка зонда на Марсе, первый зонд к Венере, первая орбитальная станция, первый полет вокруг Луны».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение