RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Виртуоз арены
16 мая 2018 г.

Виртуоз арены

80 лет назад 16 мая 1938 года родился великий русский дрессировщик Мстислав Михайлович Запашный
Посвящение матери
25 ноября 2018 г.

Посвящение матери

25 ноября 2018 года в России отмечается День матери
Гибель поэта Алексея Лебедева
15 ноября 2017 г.

Гибель поэта Алексея Лебедева

В ночь с 14 на 15 ноября 1941 года в Балтийском море подорвалась на трёх донных минах и затонула подводная лодка Л-2.
Вам звонит Сталин
28 ноября 2013 г.

Вам звонит Сталин

Ещё одна книга о вожде: необычные ракурсы
Жестокие рифмы Победы
4 мая 2018 г.

Жестокие рифмы Победы

Наш давний друг и постоянный автор московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев прислал подборку своих стихов
Главная » Читальный зал » Убийство поручика Лермонтова

Убийство поручика Лермонтова

27 июля 1841 года в Пятигорске в 26-летнем возрасте от руки негодяя погиб великий русский поэт

Сколько ещё поэм, стихотворений и повестей он мог бы написать, проживи столько же, сколько подлец Мартынов, считающийся его убийцей!
Убийство поручика Лермонтова

 

Более полутора столетий в обществе витают сомнения: а на дуэли ли убили Лермонтова? И даже: Мартынов ли автор рокового выстрела?
Всё дело в том, что расследование было проведено поспешно и, как бы сегодня сказали, с многочисленными процессуальными нарушениями. К тому же слишком многим влиятельным особам Лермонтов был неугоден.

На
следующий день после смерти поэта комендант Пятигорска полковник Ильяшенков назначил следствие. Единственной версией была гибель поручика Лермонтова на дуэли с отставным майором Мартыновым — давним приятелем убитого ещё по юнкерскому училищу. Мартынова заключили в городскую тюрьму, секундантов — корнета Глебова и князя Васильчикова — на гауптвахту, потом под домашний арест.
Следствие установило:13 июля 1841 года на вечере у Верзилиной Лермонтов отпустил очередную остроту в адрес Мартынова. Тот вызвал поэта на дуэль, она состоялась через два дня у подножия горы Машук. Лермонтов стрелять отказался, стоял, подняв пистолет вверх. Мартынов, подойдя к барьеру, выстрелил и убил поэта наповал.

Состоялся военный трибунал: Мартынову дали три месяца тюрьмы (хотя уголовная статья предусматривала наказание вплоть до высшей меры), секундантов вообще освободили.

Александр Владимирович Карпенко, много лет проработавший в уголовном розыске и участвовавший в раскрытии ряда сложных преступлений, в том числе заказных убийств, уже в наше время более десяти лет расследовал обстоятельства гибели Лермонтова. Вот его мнение: «Не надо быть юристом, чтобы обратить внимание на то, как халатно расследовалось дело. Мартынову, Глебову и Васильчикову предоставили «вопросные листы». Письменно же, всё обдумав, они должны были отвечать. Показания, по сути, не перепроверялись... содержались обвиняемые так, что имели возможность обмениваться записками. И обменивались! Вот, например. Глебов пишет в тюрьму Мартынову: «...Прочие ответы твои согласуются с нашими, исключая того, что Васильчиков поехал со мной; ты так и скажи. (...) Надеемся, что ты будешь говорить и писать, что мы тебя всеми средствами уговаривали (помириться. — Авт.). Напиши, что ждал выстрела Лермонтова».
...Отдельная тема — оружие стрелявшихся. Сначала в деле фигурируют пистолеты, изъятые в доме поэта и Столыпина («одноствольные с фестонами с серебряными скобами и с серебряною насечкою, из коих один без шомпола и без серебряной трубочки»). Потом выясняется, что это ошибка, — пистолеты Столыпина. Появляются другие — якобы принадлежавшие Лермонтову пистолеты Кухенрейтера. Они и объявляются оружием дуэли. Но ведь в описи имущества поэта значится лишь «пистолет черкесский с золотою насечкою в чехле азиатском» — и никаких других...
Медицинское освидетельствование тела также проведено поразительно небрежно. «Наставление врачам при судебном осмотре и вскрытии тел» 1829 г. предписывало «определить род повреждения... описать величину, вид, длину и ширину самого повреждения и сличить с орудиями, коими оное причинено...» Не сделано! Мы знаем лишь, что пуля пробила грудь навылет. Согласно современным исследованиям — справа налево, снизу вверх, под углом 60 градусов. Возникает вопрос о позе, в которой погибший мог быть во время дуэли...
Почему тело Лермонтова лежало под проливным дождём ещё более трёх часов? (Кстати, один из слуг уверял, что поэт умер не сразу, везли потом ещё живого.) Участники дуэли объясняли — мы отправились искать врача. Но почему не погрузить тело в дрожки, просто не перекинуть поперёк седла? Почему следствие не уточняло элементарные подробности? Почему то? Почему это? «Почему» нет конца».

Версия А.В. Карпенко: в Пятигорске имелась целая группа влиятельных врагов Лермонтова (во главе с генеральшей Мерлини). Они интриговали, пытались стравить с поэтом других офицеров (например, молодого Лисаневича). В конце концов болезненно самолюбивого, комплексующего Мартынова завести удалось. После вызова тот понял: проигрывает в любом случае. Откажешься от дуэли — станешь посмешищем в глазах общества (трус!). Выйдешь к барьеру — всё равно моральная победа за Лермонтовым: он стрелять не станет, однако раздражённого, суетящегося «Мартышку» при других так припечатает! А.В. Карпенко заключает: "Что произошло потом у подножия Машука, кто и когда туда приехал, ход самой дуэли — всё это мы знаем из путаных показаний людей, заведомо симпатизировавших Мартынову. Но события могли происходить и иначе. Например: Мартынов и Лермонтов просто договорились о встрече. Уже на месте Мартынов (после резкого разговора?) с близкого расстояния выстрелил в сидящего на лошади поэта (потому такой угол проникновения пули в тело). После чего бросился к Глебову: выручай, была дуэль с Лермонтовым без секундантов, я его убил! Придумывается «сценарий» (но спешно, с массой нестыковок). Тогда понятно, почему лежало под дождём три часа тело Лермонтова (пока за ним не приехали). Почему возникла необходимость в появлении пистолетов Кухенрейтера (раз была дуэль — нужны более мощные)".

Воронежский писатель Николай Литвинов, также ранее рботавший в уголовном розыске, в своей книге «М.Ю. Лермонтов. Величие и трагедия» предлагает ещё одну версию: Лермонтова убил даже не друживший с ним Мартынов, а синхронный с его выстрелами выстрел настоящего убийцы из засады в кустах. Заказчиком же мог быть непосредственно сам царский двор, не любивший литератора за его вольнолюбивые стихи. Лермонтова, как известно, отправили воевать на Кавказ, в самую кровавую кашу событий. Но его мистическим образом не брали пули и кинжалы горцев. А годы шли, и тогда проблему решили устранить по принципу Лёлика из «Бриллиантовой руки»: «Неэстетично? Зато дёшево, надёжно и практично»...
«Когда во дворце стало известно о гибели на дуэли русского поэта и офицера, — пишет Литвинов, - Николай встретил известие с удовлетворенностью. По словам П.И. Бартеневой, «Государь по окончании литургии, войдя во внутренние покои кушать чай со своими, громко сказал: „Получено известие, что Лермонтов убит на поединке; собаке — собачья смерть!..“

По сей день, пожалуй, преобладает версия о резком, злом, неуживчивом характере Лермонтова, что и послужило главной причиной его постоянных дуэлей, одна из которых закончилась трагедией. Это аргументированно опровергал великий советский литературовед Ираклий Андронников: «Лермонтов действительно был разным и непохожим — среди беспощадного к нему света и в кругу задушевных друзей, на людях и в одиночестве, в сражении и в петербургской гостиной, в момент поэтического вдохновения и на гусарской пирушке. Это можно сказать про каждого, но у Лермонтова грани характера были очерчены особенно резко, и мало кто возбуждал о себе столько разноречивых толков. Одни воспоминания о нем надобно читать, понимая буквально, другие — угадывая в описаниях, казалось бы объективных, бессильную злобу и стремление дискредитировать если не поэзию, то хотя бы поэта — человека иного образа мыслей и нравственных представлений, разрушавшего общепринятую условность и весь этикет лицемерного великосветского общества и поставившего себе целью говорить одну только беспощадную правду. Такие мемуары приходится читать, угадывая под личиной беспристрастных свидетелей непримиримых врагов.

Н. П. Раевский, офицер, встречавший Лермонтова в кругу пятигорской молодежи летом 1841 года, рассказывал: «Любили мы его все. У многих сложился такой взгляд, что у него был тяжелый, придирчивый характер. Ну, так это неправда; знать только нужно было, с какой стороны подойти... Пошлости, к которой он был необыкновенно чуток, в людях не терпел, но с людьми простыми и искренними и сам был прост и ласков».

«Он был вообще не любим в кругу своих знакомых в гвардии и в петербургских салонах». Это прямо противоположное утверждение принадлежит князю Васильчикову, секунданту на последней — роковой — дуэли с Мартыновым.

«Все плакали, как малые дети», — рассказывал тот же Раевский, вспоминая час, когда тело поэта было доставлено в Пятигорск.

«Вы думаете, все тогда плакали? — с раздражением говорил много лет спустя священник Эрастов, отказавшийся хоронить Лермонтова. — ...Все радовались».

И сколько ни будете читать воспоминаний о Лермонтове, более, чем о поэте, они будут говорить вам об отношении к нему мемуаристов. Кому из них верить, если даже и декабрист Н. И. Лорер оставил недоброжелательную запись о нем?
...Впрочем, есть книги, которые содержат самый достоверный лермонтовский портрет, самую глубокую и самую верную лермонтовскую характеристику. Это — его сочинения, в которых он отразился весь, каким был в действительности и каким хотел быть! Читая лирические стихи и бурные романтические поэмы, трагический «Маскарад» и одну из самых удивительных книг во всей мировой литературе — «Герой нашего времени» мы невольно вспоминаем, что сказал Пушкин о Байроне: «Он исповедался в своих стихах невольно, увлеченный восторгом поэзии». Как всякий настоящий, а тем более великий поэт, Лермонтов исповедался в своей поэзии, и, перелистывая томики его сочинений, мы можем прочесть историю его души и понять его как поэта и человека».

Его старший и верный друг Мария Лопухина писала Лермонтову: «Если вы продолжаете писать, ...ничего не показывайте вашим товарищам, потому что иногда самая невинная вещь причиняет нам гибель. Остерегайтесь сходиться слишком близко с товарищами, сначала хорошо их узнайте. У вас добрый характер, и с вашим любящим сердцем вы тотчас увлечетесь».
Добрый характер, любящее сердце, способность увлекаться — вот каким он был в отношениях с друзьями. Он не изменял им, не забывал их. Лермонтов не умел и не хотел скрывать свои мысли, маскировать чувства. Уроки Марии Лопухиной впрок не пошли. Он оставался доверчивым и неосторожным. И больше, чем открытая злоба врагов, его ранила ядовитая клевета друзей, в которых он ошибался. И чувство одиночества в царстве произвола и мглы, как назвал николаевскую империю А. И. Герцен, было для него неизбежным и сообщало его поэзии характер трагический.

Ираклий Андронников: «Чем старше он становился, тем все чаще соотносил субъективные переживания и ощущения с опытом и судьбой целого поколения, все чаще «объективировал» современную ему жизнь. Мир романтической мечты уступал постепенно изображению реальной действительности. Все чаще в поэзию Лермонтова вторгалась повседневная жизнь и конкретное время — эпоха 30—40-х годов с ее противоречиями: глубокими идейными интересами и мертвящим застоем общественной жизни.
И все, что им создано за тринадцать лет творчества, — это подвиг во имя свободы и родины. И заключается он не только в прославлении бородинской победы, в строках «Люблю отчизну я...» или в стихотворном рассказе «Мцыри», но и в тех сочинениях, где не говорится прямо ни о родине, ни о свободе, но — о судьбе поколения, о назначении поэта, об одиноком узнике, о бессмысленном кровопролитии, об изгнании, о пустоте жизни...
С юных лет светское общество, с которым Лермонтов был связан рождением и воспитанием, олицетворяло в его глазах все лживое, бесчувственное, жестокое, лицемерное. И заглавие трагедии «Маскарад» заключает в себе смысл иронический, ибо у этих людей лицо было маской, а в маскараде, неузнанные, они выступали без масок, в обнажении низменных страстей и пороков. И Лермонтов имел смелость высказать все, что думал о них. В день гибели Пушкина он впервые заявил о себе. И первое, что он сказал им: Свободы, Гения и Славы палачи! Он грозил им народной расправой и указывал на их связь с императорским троном. «Люди лицемерные, слабые никогда не прощают такой смелости», — писал о нем Герцен. И на последних вдохновениях Лермонтова уже лежит печать обреченности. Но неуклонно следовал он по избранному пути. И ненависть к «стране господ», отрицание купленной кровью славы только обостряли его любовь к «печальным деревням» и к «холодному молчанию» русских степей.
...Великая человечность Лермонтова, пластичность его образов, его способность «перевоплощаться» — в Максима Максимыча, в Казбича, в Азамата, в Бэлу, в княжну Мери, в Печорина, соединение простоты и возвышенности, естественности и оригинальности — свойства не только созданий Лермонтова, но и его самого. И через всю жизнь проносим мы в душе образ этого человека — грустного, строгого, нежного, властного, скромного, смелого, благородного, язвительного, мечтательного, насмешливого, застенчивого, наделенного могучими страстями и волей и проницательным беспощадным умом. Поэта гениального и так рано погибшего. Бессмертного и навсегда молодого».

Так от чьих рук погиб Лермонтов? Вопрос, на мой взгляд, сравним с вечным вопросом Человечества: кто распял Христа? В ответах можно найти конкретных людей. Но главное, видимо, в другом: Их убило то худшее, нечеловеческое, что есть в обществе, да и в каждом из нас — эгоизм, тщеславие, жадность, своекорыстие, неверие в чистоту, в любовь к ближнему, в свет...

 

Сергей Турченко
27 июля 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 ноября
понедельник
2020

В этот день:

Разгром турок у Синопа

30 ноября 1853 года состоялось Синопское морское сражение во время Крымской войны

Разгром турок у Синопа

30 ноября 1853 года состоялось Синопское морское сражение во время Крымской войны

В нем русская эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова разгромила численно превосходящую турецкую эскадру.

Незадолго до этого были получены разведданные о том, что турки в Синопе готовят силы для высадки десанта у Сухума и Поти. Русское командование направило туда 84-пушечные линейные корабли «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав» под общим командованием вице-адмирала П.С. Нахимова. В Синопской бухте наш адмирал обнаружил

отряд турецких кораблей под защитой 6-ти береговых батарей. Он решил блокировать порт до подхода подкреплений. 28 ноября к отряду Нахимова присоединилась эскадра контр-адмирала Ф. М. Новосильского (120-пушечные линейные корабли «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи»). У турок имелось 7 фрегатов, 3 корвета, 2 парохода и 2 транспортных судна плюс они могли быть усилены союзным англо-французским флотом, расположенном в бухте Бешик-Кертез (пролив Дарданеллы).

Утром 30 ноября наша эскадра направилась к рейду. Линейный корабль «Императрица Мария» был засыпан снарядами, большая часть его рангоута и стоячего такелажа оказалась перебита, у грот-мачты осталась нетронутой только одна ванта. Однако линкор безостановочно шел вперед и, действуя батальным огнём по неприятельским судам, отдал якорь против фрегата «Аунни-Аллах»; последний, не выдержав получасового обстрела, выбросился на берег. Тогда русский флагманский корабль обратил свой огонь исключительно на 44-пушечный фрегат «Фазли-Аллах», который скоро загорелся и также выбросился на берег. После этого действия корабля «Императрица Мария» сосредоточились на батарее № 5.

Аналогично действовали другие наши корабли.

Около 2 часов дня турецкий 22-пушечный пароходофрегат «Таиф» под командованием Яхья-бея вырвался из боевой линии и обратился в бегство. Пользуясь преимуществом в скорости хода он сумел уйти от преследующих его русских кораблей и сообщить в Стамбул о полном истреблении турецкой эскадры. В русский плен были взяты командующий турецкой эскадры вице-адмирал Осман-паша и 2 судовых командира.

 

Герой штрафбата

30 ноября 1960 года умер от фронтовых ран гвардии майор Георгий Дмитриевич Костылев (род. 20 апреля 1913 года), Герой Советского Союза, легендарный балтийский ас, не знавший поражений.

Герой штрафбата

30 ноября 1960 года умер от фронтовых ран гвардии майор Георгий Дмитриевич Костылев (род. 20 апреля 1913 года), Герой Советского Союза, легендарный балтийский ас, не знавший поражений.

. Он  одержал более 50 личных и групповых побед, записав многие свои личные победы как групповые "ради ведомых". За настоящий мужской поступок (дал в морду таловому подонку) был отправлен в штрафбат, потом снова вернулся в небо и до конца войны умело бил фашистов. Подробности: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2014/april/shtrafbat-dlya-geroya

 

Смерть ликвидатора

30 ноября 2008 года скончался от рака Николай Алексеевич Черёмухин, полковник медслужбы, ликвидатор аварии на ЧАЭС, военный врач, начальник отдела медицинской защиты Штаба гражданской обороны при Совете Министров УССР, один из ведущих организаторов спасательных мероприятий в зоне катастрофы на ЧАЭС.

Смерть ликвидатора

30 ноября 2008 года скончался от рака Николай Алексеевич Черёмухин, полковник медслужбы, ликвидатор аварии на ЧАЭС, военный врач, начальник отдела медицинской защиты Штаба гражданской обороны при Совете Министров УССР, один из ведущих организаторов спасательных мероприятий в зоне катастрофы на ЧАЭС.

Николай Алексеевич Черёмухин родился 13 мая 1928 в селе Чукановка Воронежской области. Там же он окончил среднюю школу и в 1947 г. поступил в Киевское военно-медицинское училище, откуда был направлен на учёбу в Военно-медицинскую академию им. С. М. Кирова. После окончания служил Группе советских войск в Германии. Потом служил в Киеве, где в 1973 году был назначен на должность начальника отдела медицинской защиты Штаба гражданской обороны при Совете Министров УССР.

Во время Чернобыльской трагедии Николай Алексеевич непосредственно организовывал спасательные мероприятия в Припяти, Чернобыле и еще 40 насёленных пунктах "зоны" Чернобыльской атомной электростанции, где подвергся радиационному облучению с исходом в хроническую лучевую болезнь.

13 июня 1986 он был эвакуирован со станции в состоянии клинической смерти. После 4,5 месяцев реабилитации от лучевой болезни он получил статус инвалида II, а позже — I группы. За 2,5 месяца пребывания в зоне он накопил 11 радиоактивных элементов и получил дозу облучения более 40 БЭР.

Выдержка из интервью газете «Кловские новости»:

"Работал почти круглосуточно, спал по 2—3 часа. Глубину и масштабы трагедии постигал на месте. Не всё понимал, не обо всём мог говорить. Да и некогда было. Время было спрессовано: даже о доме, где оставался годовалый внук, некогда было подумать.

В первые же дни правительственная комиссия решала, как тушить реактор. Вначале использовали бариевый порошок. Не помогло. Привезли затем целый состав свинца. Но и это не помогало. Было решено — засыпать песком. Над реактором летали вертолёты, сбрасывая мешки. Из реактора поднимался мощный факел из песка, радиоактивного графита и свинца. А потом приехали шахтёры из Донецка. Они сделали подкоп под реактор и поставили охлаждающее устройство. Если бы не они, кто знает, что с нами всеми было бы.

Эвакуация происходила быстро и четко: сначала мы вывозили женщин с детьми, беременных. А мужчины ведь практически все работали на смене на ЧАЭС. Люди эвакуировались налегке, никто ведь не думал, что это надолго. Думали, что на 2—3 дня. Выселили 50000 населения г. Припяти и 12000 жителей г. Чернобыля.

Сельское население не хотело уезжать, у многих был домашний скот. Государство скупило скот у людей и он был забит, затем захоронен в могильниках.

Это ошибка правительства, может даже преступление, что оно не сказало правду сразу. Ведь когда иностранцы приезжали из МАГАТЭ, то им все сказали и цифры показывали. Народ нужно информировать всегда и вовремя. Тогда врачам будет меньше работы.

Николай Алексеевич Черёмухин в ходе своей хирургической практики совершил около 25.000 операций. Им были написаны более 50 научных работ, 16 из которых открыто опубликованы, а более 30 — в закрытой печати. Создал несколько учебных фильмов о работе в зонах массового поражения. Они продолжают использоваться в образовательных целях в МЧС и армии. Полковник Черемухин был награждён орденом «Знак Почёта» и 20 медалями. Скончался от рака в возрасте 30 ноября 2008 года. Похоронен на Байковом кладбище в Киеве.

Юный партизан Толя Шумов

30 ноября 1941 года фашисты расстреляли партизанского разведчика Анатолия Шумова.

Юный партизан Толя Шумов

30 ноября 1941 года фашисты расстреляли партизанского разведчика Анатолия Шумова.

Мужественно воевал в одном из партизанских отрядов под Волоколамском Толя Шумов. Юный партизан ловко и бесстрашно пробирался в населенные пункты, захваченные врагом, собирал ценные сведения о переброске войск противника, распространял среди населения листовки. Вместе с Анатолием в партизанский отряд пришёл его школьный друг Володя Колядов. 30 ноября 1941 года во время выполнения задания в Осташеве Толю опознал и выдал фашистам предатель. Не добившись от паренька никаких сведений, фашисты расстреляли юного героя. Анатолий Шумов посмертно был награжден орденом Ленина. Вместе со своим сыном помогала парттизанам и мать Анатолия — Елена Шумова, посмертно награжденная медалью «За боевые заслуги». Погиб в бою и Володя Колядов. Он посмертно награждён орденом Боевого Красного Знамени.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение