RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Будет ли война?
12 января 2015 г.

Будет ли война?

Да, обязательно будет! И увы, очень скоро, возможно, в 2015 году
Любовь моя, Урал
20 мая 2015 г.

Любовь моя, Урал

Наша читательница, а теперь и постоянный автор Вера Корсакова прислала видеофильм об Урале со своими стихами и музыкой Эдуарда Артемьева
Кукольник фронтового закала
7 мая 2017 г.

Кукольник фронтового закала

25 лет назад ушёл из жизни Сергей Образцов
«Дело Тухачевского»: рассекреченные документы
11 июня 2013 г.

«Дело Тухачевского»: рассекреченные документы

Сталин, готовясь к тяжелейшей схватке с европейским фашизмом, в 1937 году начал чистку Красной Армии от «пятой колонны»
«Не долюбив, не докурив последней папиросы»
20 мая 2018 г.

«Не долюбив, не докурив последней папиросы»

Памяти поэта-воина Николая Майорова, погибшего в 22 года в бою под Смоленском
Главная » Читальный зал » «Дело» Руста: загадки остаются...

«Дело» Руста: загадки остаются...

30 лет назад на Красной площади приземлился немецкий легкомоторный самолёт

Это послужило поводом для «демократической чистки» в Советских Вооруженных силах.
«Дело» Руста: загадки остаются...

13 мая 1987 года восемнадцатилетний немецкий пилот-любитель Матиас Руст вылетел из аэропорта города Ютерзен на «Сессне-172», арендованной в местном аэроклубе. Самолёт был модифицирован: вместо второго ряда сидений установлены дополнительные топливные баки. Дальнейший маршрут пилота: Шетландские острова, на следующий день - Фарерские острова. 15 мая Руст совершил перелёт в Исландию, где посетил Хёвди - место встречи Рейгана и Горбачева в октябре 1986 года. Это момент существенный, и мы ещё к нему вернёмся. Спустя годы Матиас напишет: «Я почувствовал, что вошёл в контакт с духом этого места. Меня заполнили эмоции и разочарование от провала саммита, от того, что я не смог здесь оказаться прошлой осенью. Это мотивировало меня продолжить своё дело». И он продолжил.

22 мая Руст вылетел в Норвегию, 25 мая - в Финляндия. Утром 28 мая он заправил «Сессну», проверил погоду и подал диспетчерской службе заявку на полёт в Стокгольм. Выйдя из зоны управления аэропорта, Матиас выключил связь, резко сменил курс и эшелон своего полёта. Вдоль береговой линии Балтийского моря добрался до воздушной трассы, соединяющей Хельсинки и Москву. Около 14 часов Руст перешёл свой Рубикон, исчезнув с экранов радиолокационных станций. Диспетчеры запустили поисково-спасательную операцию. В 40 км от берега Финского залива спасатели обнаружили масляное пятно и решили: самолёт потерпел крушение. А он между тем на предельно малой высоте под оживлённой воздушной трассой пересёк советскую границу возле города Кохтла-Ярве. И взял курс на Москву. (Позже ему предъявят счёт за ложную спасательную тревогу на сумму более ста тысяч долларов).

Дежурные радиотехнические подразделения ПВО обнаружили его в 14.10. Три зенитных ракетных дивизиона привели в боевую готовность. Наблюдали «цель 8255», но команды на уничтожение не получали. В воздух поднимались дежурные звенья МиГ-21, МиГ-23 с трёх аэродромов. В районе города Гдов «спортивный самолёт типа Як-12 белого цвета с тёмной полосой вдоль фюзеляжа» лётчики обнаружили визуально. Сделав несколько пролётов над ним и не получив чёткой команды по воздействию, они вернулись на базу. Впоследствии маршал Д. Т. Язов утверждал, что войска ПВО вели «Сессну» до Москвы, но не пресекали полёт, потому что после инцидента с южно-корейским лайнером получили распоряжение гражданские самолеты не сбивать.

Когда военные, наконец, поняли, что наблюдают нарушителя, он уже входил в зону Московского округа ПВО. Доложили на Центральный командный пункт ПВО. Оперативный дежурный ЦКП генерал-майор С. И. Мельников и исполняющий обязанности начальника Главного штаба ПВО генерал-лейтенант Е. Л. Тимохин понадеялись, что в Московском округе с ним разберутся сами и, не имея характеристик нарушителя, не стали докладывать Главнокомандующему ПВО маршалу А. И. Колдунову. Который,- в этом не может быть никаких сомнений и к чему мы тоже ещё вернёмся,- конечно же, приказал бы цель сбить. Но на КП Московского округа не придали значения «простому нарушителю режима полётов».

Руст, между тем, в 18.30 подлетел к Москве. Легко нашёл Красную площадь. Сделав несколько кругов, засёк цикл работы светофора на Большом Москворецком мосту. Снизившись над улицей Большая Ордынка, едва не задевая крыши автомобилей, Матиас сел на мост и накатом доехал до Собора Василия Блаженного. Затем вылез, уставший, из самолёта и стал раздавать автографы. Примерно через час его арестовали. И началась вселенская, истерическая, доселе никем в Советском Союзе, да и в мире невиданная разоблачительная вакханалия. Ничего подобного, чтобы так злобно и надрывно костерили вооружённого защитника, нельзя было припомнить и за все годы советской власти. Так что же это за исчадие ада прилетело к нам из Германии?

Тут мне обязательно следует остановиться на личном моменте, связанном с этим исторически-одиозным событием. Дело в том, что сразу после окончания Львовского политучилища меня зачислили корреспондентом газеты «На страже» Бакинского округа ПВО. Пять лет, работая в отделе авиации, я в меру природой отпущенных способностей, освещал нелёгкую службу воинов ПВО. Летал на всех типах самолётов, регулярно бывал на полигонных стрельбах, многажды заступал с боевыми расчётами на охрану южных рубежей страны. Во всех одиннадцати авиационных полках округа меня всяк знал. Потом была учёба в академии, работа в «Красной звезде», в ТАСС. А под занавес офицерской службы меня назначили главным редактором журнала «Вестник противовоздушной обороны». То есть, читателю должно быть понятно, почему приземление Руста на Красной площади я поначалу воспринял почти как личное оскорбление. Но и это ещё не всё. В конце восьмидесятых кандидат исторических наук Николай Комаров - заведующий Военно-политической редакцией ТАСС, где я к тому времени работал специальным корреспондентом,- задумал написать большую (800 страниц!) книгу «Войска ПВО страны». Сам в прошлом пэвэошник, он уговорил в соавторы доктора исторических наук, профессора Евгения Климчука, а меня третьим присоединил уже как своего подчинённого. И вот моя «делянка» в итоге оказалась самой сложной для «пахоты» - современное состояние Войск ПВО. Это я сразу понял, как только мы подготовили рукопись и сделали на неё заявку в Воениздат. Главный наш рецензент - начальник главного штаба войск ПВО генерал-полковник И.М.Мальцев по исторической части книги, написанной двумя учёными, сделал буквально косметическую правку. Зато мой раздел на 12 страницах мелким, убористым почерком разнёс в пух и прах. К тому времени мы находились с Игорем Михайловичем в великолепных отношениях. Когда он баллотировался в народные депутаты РФ, я был его доверенным лицом, и мы добились цели. Он же, в конце концов, сыграл решающую роль в моём назначении на должность главного редактора журнала «Вестник ПВО». Так и сказал главкому И.М.Третьяку: «Мне нужен на журнале человек, который бы восстанавливал престиж войск, а специалистов ему в помощь я легко подберу». Понятно поэтому, почему к рассуждениям военачальника я не просто прислушался – положил их в основу своего раздела книги. В самом общем виде они выглядели примерно так.

Печальная наша реальность, увы, свидетельствует о том, что в ближайшее столетие миром будет править сила. А потому мы должны всячески развивать ратное сознание своих соотечественников. Огромные, могучие, прекрасно вооруженные государства погибали лишь потому, что утрачивали это самое ратное сознание. В это сегодня не все могут поверить, но мы стоим на самом краю такой пропасти, из которой ледяным дыханием веет хаос. Верх в стране берут белобилетники, люди, не нюхавшие солдатских портянок: Горбачёв, Ельцин, Гайдар, Чубайс, etc. Они изо дня в день наносят страшные удары по боеспособности вооруженных сил страны, по ратному сознанию советского народа. Ни дня не послужившие в армии, они не знают и знать не могут её на клеточном, молекулярном уровне. Армия даже мешает им в меркантильных, как им кажется, далеко идущих, но, по сути, очень куцых планах.

Тот же случай с Рустом их испугал, как страшит суеверного человека привидение. Они завизжали как поросята, страшно им, видите ли, стало. Меж тем дебильная оценка Войск ПВО, пущенная в верхах, аукнулась в низах общественного сознания, и создался миф, фантом, даже отдаленно не соответствующий реальному состоянию дел. Специалисты наши и зарубежные прекрасно знают: да, случай досадный, курьезный, но он не стоит и сотой доли шума, им вызванного. Ибо, как здоровому человеку невозможно повторить похождений лунатика, так невозможны впредь маршруты, наподобие рустовских. Хотя шкодливые молодые люди, жаждущие геростратовой славы, нарушали и, вполне возможно, будут ещё нарушать границу. Исключить это невозможно даже теоретически. Так называемая неприкосновенность советских границ - сухопутных и воздушных - самый дорогостоящий, после ядерного щита, блеф советской власти. Всегда через нашу границу ходили нарушители и летали самолёты. Разве что до Красной площади не дотягивали. Исключить в принципе подобные нарушения невозможно даже теоретически, а главное, нет в том такой уж необходимости. Решая буквально поставленную задачу, нам пришлось бы расположить по громадному периметру своих кордонов (60 тысяч километров!) все летательные средства, включая даже макеты, по которым обучались досаафовцы. Но и тогда Север страны остался бы оголенным…

Второй раз Игорь Михайлович читал мою главку книги про Войска ПВО уже с плохо скрываемым удовольствием. Лишь под конец заметил: «Знаешь, чего тебе тут не хватает? Беседы с Главным маршалом авиации Колдуновым» - «Да я пробовал – бесполезно. Обиженный и униженный генсеком Горбачёвым, он и с нашим братом, газетчиком, не хочет общаться» - «Ничего, я замолвлю за тебя словечко».

На следующий день позвонил многолетний помощник бывшего главкома Тихон Иванович (к сожалению, я запамятовал его фамилию) и сообщил, что маршал ждёт меня с заранее подготовленными вопросами. Почти сутки я колдовал над ними. Расчёт мой состоял в том, что если Колдунов даже фрагментарно, даже односложно ответит на каждый, то полнота картины в итоге всё равно получится. Кстати, один из полусотни вопросов звучал так: «Если бы вам всё-таки доложили о том, что неопознанная цель подлетает к столице, вы бы отдали команду сбить её?»
Александр Иванович, видимо, для себя уже всё решил, потому что даже не уточнил, где я намереваюсь опубликовать интервью с ним. Внимательно прочитав все вопросы, поинтересовался, каким временем располагает. Неограниченным – ответил я. «Ну что ж, - сказал, - когда я с ними управлюсь – дам вам знать. А вот эти материалы можете взять себе на память». И вручил мне фронтовую листовку победного 1945 года, ему посвященную и четыре личных фронтовых фотографии. (До сих пор их храню). Когда уже расставались, заметил, словно подтверждая какие-то собственные размышления: «Конечно бы, я отдал приказ сбить цель. Разве могло быть иначе?»
Спустя пару месяцев Колдунова не стало. То была настоящая трагедия великого лётчика и не менее великого военачальника, безо всяких кавычек. Он скончался, не дожив и до семидесяти, хотя обладал отменным здоровьем. Не пережил позора и предательства со стороны генсека-главнокомандующего. То, чего не добились прославленные асы люфтваффе, легко сделал Горбачёв: стрельнул маршала влет. Потому что на самом деле вред, причиненный Рустом Войскам ПВО, был сравним с укусом слона комаром. Впоследствии я писал об этом неоднократно и в своём журнале, и во многих других изданиях. Но книга о Войсках ПВО так в свет и не вышла. В решающей степени из-за моего раздела, где были жёстко расставлены всё точки над «i» в отношении нашумевшего полёта Руста. Однако в Воениздате уже находились люди, работавшие не на укрепление Вооружённых Сил страны, а над их разрушением.

Зато спустя несколько лет уже после знаменитого ГКЧП появилась книга В. Легостаева «Как Горбачёв прорвался во власть». Валерий Михайлович был членом ЦК КПСС, первым помощником Е.К.Лигачёва. В его работе подробно раскрывается операция по большой чистке в армии под кодовым названием «Руст». В здании на Старой площади Легостаев сидел в кабинете по соседству с небезызвестным «прорабом перестройки» А.Н.Яковлевым: «Обстоятельства появления Руста в Москве были и до сих пор остаются загадочными. К примеру, уже тогда стало известно, что при подлете юного провокатора к столице на командный пункт Московского округа ПВО поступило указание о внеплановом отключении АСУ РЛС для проведения профилактических работ. Что, разумеется, снизило качество обрабатываемой службами ПВО оперативной информации. Как свидетельствовали поступавшие в те дни и недели в ЦК документы, таких подозрительных «мелочей» по маршруту неуловимой «Цессны-172» набиралось больше чем достаточно для серьезных размышлений и выводов. Постоянно подзуживаемый своим ближайшим окружением, в котором Яковлев уже играл важную роль, Горбачев искал повод для расправы над оппозиционным, как он полагал, руководством Вооруженных Сил СССР. Его-то и доставил ему в урочный час на хвосте своего спортивного самолетика Матиас Руст. В результате, как заявил на заседании Политбюро сам Горбачев, были отданы под суд 150 генералов и офицеров СА. По данным американских спецов, внимательно следивших за ситуацией, «под Руста» было смещено не только руководство Войск ПВО во главе с маршалом авиации Колдуновым, но и министр обороны маршал Соколов со всеми своими заместителями, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя, главнокомандующий и начальник штаба ОВС Варшавского Договора, все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами и все командующие округами. В ряде округов командующие заменялись неоднократно. Волна горбачевской чистки достигла, по меньшей мере, уровня командования дивизиями, а, возможно, пошла и еще ниже.
Особое внимание обращалось на устранение наиболее квалифицированных и независимых военачальников. Типичный пример - легендарный маршал авиации Александр Иванович Колдунов - дважды Герой Советского Союза; в Отечественную войну командир эскадрильи; с 1970 г. командующий ПВО Московского округа, а с 1978 г. главнокомандующий ПВО страны. В результате проведенной операции руководство Советской Армии было фактически обезглавлено. Как-то пополудни в первых числах июня в моем кабинете, по обычаю неожиданно, возник Яковлев. К тому времени он уже успел стать членом Политбюро, близким генсеку. Широкое, грубо прочерченное лицо А.Н. светилось торжествующей улыбкой. Он пребывал в откровенно приподнятом, почти праздничном расположении духа. Прямо с порога, победно выставив перед собой ладони, выпалил: «Во! Все руки в крови! По локти!» Из последовавших затем возбужденных пояснений выяснилось, что мой гость возвращается с очередного заседания Политбюро, на котором проводились кадровые разборки в связи с делом Руста, Было принято решение о смещении со своих постов ряда высших советских военачальников. Итоги этого заседания и привели Яковлева в столь восторженное победоносное состояние. Его руки были «в крови» поверженных супостатов».

Мне остаётся лишь добавить, что автор этих записок погиб за рубежом при невыясненных обстоятельствах.

А подытоживая подлинные итоги вселенского публичного спектакля под названием «Дело Руста», замечу, что если бы «нахальный аэрокурёнок» не появился, как чёрт из табакерки самостоятельно, то окружение Горбачёва в лице тех же яковлевых, шеварднадзе, бакатитных и прочих «гробовщиков социализма» обязательно бы его придумали. Им нужен был «железный повод», чтобы разгромить самых последовательных защитников того социализма. Не зря же Горбачёв с удовлетворением сказал своему ближайшему помощнику Черняеву: «Теперь умолкнут кликуши насчет того, что военные в оппозиции к Горбачёву, что они вот-вот его скинут, что он на них все время только и оглядывается».

Мнения других свидетелей.
«Нет никаких сомнений в том, что полёт Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И что самое важное - проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза». Генерал армии, главком ВВС РФ П.Дейнекин.
«Это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами. Спустя 20 лет становится очевидным, что спецслужбы, и это ни для кого уже не является секретом, смогли привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Михаила Горбачева, причём со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна - обезглавить Вооружённые силы СССР, значительно ослабить позиции Советского Союза на международной арене». И.Морозов, бывший полковник КГБ СССР.
«На мой взгляд, это была хорошо продуманная акция спецслужб». Генерал-полковник авиации Н.Москвителев.
«Акция была вовсе не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. Был снят главком Александр Иванович Колдунов - удивительный человек, дважды Герой Советского Союза. Кроме того, у нас командарма сняли - его судьбы я не знаю и даже имени уже не помню. В ПВО тогда очень много народа «помели», а оперативного дежурного даже засудили. Убрали отличного министра обороны Сергея Леонидовича Соколова и поставили вместо него Дмитрия Язова». Генерал-полковник, командующий зенитно-ракетными войсками ПВО СССР Р.Акчурин.

В 2003 году газета «Красная звезда» писала, что Сергей Мельников, дежурный генерал на центральном пункте ПВО 28 мая 1987 года, ссылался на бывшего председателя КГБ Владимира Крючкова, который якобы признался, что готовил эту операцию по указанию Горбачёва. В 2011 году признание генерала ПВО Сергея Мельникова об участии Крючкова в разработке плана пролета Руста было показано в авторской телепрограмме Андрея Караулова «Момент истины».
Хорошо «оттянулись» на теме Руста некоторые певцы, поэты и другие деятели культуры. Больше всех отличился Евг. Евтушенко: «Нахальный аэрокурёнок чуть Кремль не сшиб - всё оттого, что был прошляплен он спросонок коалами из ПВО.» Пели о нём несколько групп. И даже тов. Градский отметился: «И вписался Руст искусно в ложе площади прокрустово. Да что нам Русты и „прокрусты“ и прохвосты всех мастей!»

Самого «пособника Горбачёва» после возвращения в Германию лишили лицензии пилота. Проходя затем альтернативную службу в больнице, он ударил ножом медсестру за отказ пойти с ним на свидание. Был приговорён к 4 годам лишения свободы, но освобождён спустя 15 месяцев. Торговал обувью. В 1994 году Руст снова побывал в России. 3 недели пытался встретиться с Горбачёвым. Безуспешно. Полагаю, что зря. Бывшему генсеку стоило бы возблагодарить своего благодетеля. Долгое время Руст жил на Тринидаде. Обратился в индуизм и женился на индийской девушке, дочери богатого торговца. Вернулся с женой в Германию и в 2001 году Руст предстал перед судом по обвинению в краже свитера из универмага. Зарабатывал на жизнь игрой в покер, преподаванием йоги. К 25-летию своего полёта написал мемуары, которые заканчиваются словами: «Сейчас я смотрю на произошедшее совершенно по-другому. Я точно не стал бы повторять это и назвал бы свои тогдашние планы нереализуемыми. Это был безответственный поступок».

Но главный перестройщик так не полагает. Ибо свои-то планы он реализовал полностью.

 

Полковник в отставке Михаил Захарчук.
27 мая 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 октября
суббота
2019

В этот день:

Последнее плавание фрегата «Паллада»

19 октября 1852 года из Кронштадта отправился в плавание фрегат «Паллада» под командованием капитана И. С. Унковского с миссией вице-адмирала Е. В. Путятина в Японию.

Последнее плавание фрегата «Паллада»

19 октября 1852 года из Кронштадта отправился в плавание фрегат «Паллада» под командованием капитана И. С. Унковского с миссией вице-адмирала Е. В. Путятина в Японию.

 Секретарем адмирала согласился стать писатель Иван Александрович Гончаров, который вел общий журнал, занимался словесностью с гардемаринами по просьбе адмирала. А впоследствии написал путевые заметки.

Фрегат «Паллада» был заложен в Санкт-Петербурге 2 ноября 1831 года, спущен на воду 1 сентября 1832 года. Длина фрегата — 52,8 м, ширина — 13,6 м, вооружение — 52 орудия. Первым командиром фрегата был капитан-лейтенант П. С. Нахимов.

В 1852—1855 годах под командованием капитана И. С. Унковского совершил с дипломатической миссией вице-адмирала Е. В. Путятина плавание из Кронштадта через Атлантический, Индийский, Тихий океаны к берегам Японии. После окончания переговоров в Нагасаки фрегат направился к российским берегам, где, из опасений захвата англичанами в связи с началом Крымской войны, был затоплен в бухте Постовая Императорской (ныне Советской) гавани, где и находится на дне по сегодняшний день.

 

Авиаконструктор Михаил Симонов

19 октября 1929 года родился Михаил Петрович Симонов, генеральный конструктор ОКБ им. Сухого, лауреат Ленинской премии(1976), Герой России.

Авиаконструктор Михаил Симонов

19 октября 1929 года родился Михаил Петрович Симонов, генеральный конструктор ОКБ им. Сухого, лауреат Ленинской премии(1976), Герой России.

Он принимал участие в создании бомбардировщика Су-24, штурмовика Су-25, руководил постройкой спортивных самолётов марки «Су», но более всего известен как один из главных конструкторов истребителя Су-27 и некоторых его модификаций.

Интересный факт из биографии. В 1992 году на международном авиакосмическом салоне Фарнборо близ Лондона состоялась, пресс-конференция российской официальной делегации с участием двух генеральных конструкторов — Белякова («МиГ») и Симонова («ОКБ Сухого»). Ближе к концу конференции поднялся американский журналист и сообщил, что в России из-за либеризации розничных цен царит страшная инфляция, в магазинах ничего нет, «а у вас целых два блестящих истребительных конструкторских бюро — „МиГ“ и „Сухой“, вот если вы объедините их, то столько денег для вашего народа сэкономите…». В ответ на это Симонов заявил следующее: «Приятно и весьма интересно, что американская пресса интересуется жизненно важными для нас вопросами. Однако вынужден сделать одно небольшое замечание. Американцы считают, что мы сделали в свое время Су-24, конкурируя с „Дженерал Дайнэмикс“ и их бомбардировщиком F-111. Они также убеждены в том, что штурмовик Су-25 мы построили в противовес вашему A-10. А в случае с Су-27 тут и вообще деваться некуда — конкурировали с вашим F-15 „Игл“… Все это — чепуха! Названные самолеты созданы в „ОКБ Сухого“ с одной единственной целью — победить в конкуренции… генерального конструктора Белякова!…»

Маршал Бирюзов

19 октября 1964 года погиб в авиационной катастрофе Сергей Бирюзов (р. 1904), Маршал Советского Союза, командующий ракетными войсками СССР (1955—1963 гг.), Герой Советского Союза (1958), начальник Генштаба Вооружённых сил СССР (1963—1964).

Маршал Бирюзов

19 октября 1964 года погиб в авиационной катастрофе Сергей Бирюзов (р. 1904), Маршал Советского Союза, командующий ракетными войсками СССР (1955—1963 гг.), Герой Советского Союза (1958), начальник Генштаба Вооружённых сил СССР (1963—1964).

В РККА вступил добровольно 15 сентября 1922 г.: командир взвода (сентябрь 1926 г. — декабрь 1929 г.), командир роты (по июнь 1930 г.), начальник штаба учебного батальона (по апрель 1932 г.), командир батальона (по июнь 1934 г.), начальник штаба стрелковой дивизии (октябрь 1937 г. — апрель 1938 г.), начальник отдела в штабе Харьковского военного округа (по август 1939 г.). С августа 1939 комбриг Бирюзов — командир 132-й стрелковой дивизии.

Во время Великой Отечественной войны командир стрелковой дивизии (с августа 1939 г. по апрель 1942 г.), начальник штаба армии на Брянском фронте (по ноябрь 1942 г.). В течение первого года войны получил 5 ранений, в том числе два тяжёлых. С ноября 1942 г. по апрель 1943 г. — начальник штаба 2-й гвардейской армии Сталинградского (впоследствии Южного) фронта, с апреля 1943 г. — начальник штаба Южного (впоследствии 4-го Украинского) фронта, которым командовал Ф. И. Толбухин. Основные сражения Бирюзова: Донбасская операция, освобождение Крыма, Ясско-Кишинёвская операция, взятие Белграда. С октября 1944 г. — командующий 37-й армией (по май 1946 г.) и главный военный советник Болгарской армии, почётный гражданин Софии.

После мая 1946 г. генерал-полковник С. С. Бирюзов занимал посты: заместитель Главнокомандующего Сухопутными войсками по боевой подготовке (кратковременно, лишь по июнь 1946 г.), заместитель Главнокомандующего Южной группой войск и командующий 10-й механизированной армией (по июнь 1947 г.), командующий войсками Приморского военного округа (по май 1953 г.). Главнокомандующий Центральной группой войск (Австрия и Венгрия, 1953—1954), первый заместитель Главнокомандующего войсками ПВО (1954—1955). Затем маршал Бирюзов возглавил ПВО как Главком, одновременно являясь замминистра обороны СССР (1955—1962). В апреле 1962 переведён на пост главкома РВСН — ракетных войск стратегического назначения. В марте 1963 Бирюзов получил назначение на должность начальника Генерального штаба Вооружённых сил СССР и был повышен до первого заместителя министра обороны СССР.

19 октября 1964 года начальник Генштаба маршал Бирюзов погиб в авиационной катастрофе вблизи Белграда, на горе Авала. Иосип Броз Тито присвоил Бирюзову (участвовавшему в освобождении Югославии, а потом там погибшему) звание Народного героя Югославии посмертно. Его прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

 

Космонавт Рукавишников

19 октября 2002 года скончался Николай Николаевич Рукавишников, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза.

Космонавт Рукавишников

19 октября 2002 года скончался Николай Николаевич Рукавишников, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза.

 Инженер-физик по образованию, Николай Рукавишников стал первым гражданским командиром космического корабля.
Также впервые в истории космонавтики он вручную совершил посадку в аварийном режиме — в апреле 1979 при полёте на корабле Союз-33.

Родился в семье железнодорожников. Учился в средней школе № 8 в Томске. В 1951 году поступил в Московский инженерно-физический институт (МИФИ). В 1957 закончил факультет электронных вычислительных устройств и средств автоматики МИФИ и получил квалификацию инженера-физика по специальности «Диэлектрики и полупроводники». После окончания института работал в научно-исследовательском институте, в ОКБ-1 (КБ С. П. Королёва). В 1967 зачислен в отряд советских космонавтов (1967 Группа гражданских специалистов № 2 (дополнительный набор). Прошёл полный курс подготовки к полётам на кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют». В 1965—1969 годах Рукавишников входил в группу советских космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны Л1/«Зонд» и посадке на неё Л3. Полёт пилотируемого корабля «Зонд-7» по лунно-облётной программе был предварительно назначен на 8 декабря 1968 года. По предварительным назначениям, Рукавишников входил в состав главного экипажа. Но полёт был отменён, несмотря на то, что экипажи написали заявление в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить немедленно лететь к Луне для обеспечения приоритета СССР (американцы планировали аналогичный пилотируемый полёт на 21—27 декабря 1968 года). Дело в том, что предыдущие беспилотные полёты кораблей «Зонд» (Л1) были полностью или частично неудачными из-за неотработанности корабля и ракеты-носителя «Протон».

23 — 25 апреля 1971 года совершил свой первый космический полёт в качестве инженера-испытателя космического корабля Союз-10. (Н. Н. Рукавишников стал первым космическим инженером-испытателем). Программа полёта предусматривала трёхнедельную работу на борту орбитальной космической станции Салют-1. Однако из-за технических неисправностей работа на станции была отменена и полёт был прерван. После завершения полёта впервые была осуществлена ночная посадка космического корабля. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 45 минут 54 секунды.

2 — 8 декабря 1974 года совершил второй космический полёт в качестве бортинженера космического корабля Союз-16. В полёте были проведены испытания стыковочного узла, созданного по программе ЭПАС. Полёт продолжался 5 суток 22 часа 23 минуты 35 секунд.

10 — 12 апреля 1979 совершил свой третий космический полёт в качестве командира космического корабля Союз-33. Полёт проходил в рамках советско-болгарского проекта и предусматривал работу на борту орбитальной станции Салют-6. Из-за аварии двигателя корабля стыковка не состоялась и корабль совершил преждевременную посадку. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 1 минуту 6 секунд.

После ухода из отряда космонавтов работал заместителем начальника отделения НПО «Энергия». Председатель Федерации космонавтики СССР (1981—1991). Президент Федерации космонавтики России (1991—1999), a c 1999 года — её почётный президент.

Умер 19 октября 2002 от инфаркта. Похоронен в Москве на Останкинском кладбище.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение