RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Скорость стрелы времени
14 апреля 2015 г.

Скорость стрелы времени

Изменяется ли интенсивность протекания Истории по мере приближения к Концу света
Явление преподобного Сергия
26 октября 2014 г.

Явление преподобного Сергия

Продолжаем публиковать произведения, присланные на конкурс патриотической поэзии-2014, посвященный 700-летию Сергия Радонежского
Как закопали Сталина
31 октября 2013 г.

Как закопали Сталина

31 октября 1961 года, по указанию Хрущева, тело «вождя народов» было тайно убрано из Мавзолея
Правда о Хатыни
22 марта 2016 г.

Правда о Хатыни

22 марта 1943 года фашистскими карателями (при активном участии украинских националистов) была сожжена белорусская деревня: заживо сгорели 149 человек, из них 75 детей
Через миллениум - 3
8 апреля 2014 г.

Через миллениум - 3

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)
Главная » Читальный зал » Стратегическая осторожность Ивана Панова

Стратегическая осторожность Ивана Панова

24 ноября 2017 года исполнилось 90 лет генерал-лейтенанту Ивану Митрофановичу Панову.

С июля 1985 года по март 1992 года он возглавлял центральную военную газету «Красная звезда».
Стратегическая осторожность Ивана Панова

У страны было, как пальцев на руке, пять таких изданий: «Правда», «Известия», «Труд», «Комсомольская правда» и «Красная звезда» - в народе просто «Звёздочка». Панов в ней трудился с 1960 года. Прошёл все ступеньки не самой впечатляющей иерархической редакционной лестницы: корреспондент; «передовик» (редактировал так называемые флаги номера – передовицы); заместитель, редактор отдела боевой подготовки Военном-Морского Флота; первый заместитель и, наконец, главный редактор.

В некрологе о нём писалось: «Подлинный профессионал своего дела. Любил газету и неустанно заботился о повышении её авторитета среди читателей, пополнении редакционного коллектива литературно одаренными работниками, способными принципиально ставить актуальные вопросы и отстаивать свое мнение до конца. Журналистское сообщество избирало И.М. Панова своим секретарем, делегировало представителем на Съезд народных депутатов СССР. В непростое для страны и армии время И.М. Панов, как главный редактор, сделал все, чтобы сохранить «Красную звезду», сберечь ее традиции и влияние на читательскую аудиторию. И.М. Панова отличали ровная и всегда высокая требовательность, умение вдохновить молодых журналистов на творческий поиск, скромность и теплое отношение к людям. Он пользовался в редакционном коллективе заслуженным авторитетом, с ним охотно делились мыслями, дорожили его добрым советом. Позицию И.М. Панова как руководителя газеты ценили и уважали во всех структурах военного ведомства».

Ну, насчёт уважения «во всех структурах военного ведомства» один из авторов сих строк бы поспорил. А в остальном – всё сказано верно. Потому как имел счастливую возможность в продолжение тринадцати лет – столько числился в штате «Красной звезды» - испытывать благотворное, созидательное и вдохновляющее влияние Ивана Митрофановича на себе лично.

После окончания военно-морского училища Панов попал служить на крейсер «Свердлов» Балтийского флота. Командир, внимательно рассмотрев молодое пополнение, распределил всех по боевым постам. Худого, как жердь, какого-то шарнирного Панова, на котором форма сидела, словно седло на корове и вдобавок еще в фуражке отсутствовала пружина, офицер в сердцах отправил «в обоз» - к политработнику. Через пару месяцев, однако, он затребовал нескладного Панова на первую боевую часть (БЧ-1):

- У этого парня, - заметил удивленным офицерам, - пружина, оказывается, не в фуражке, а в голове.

Иван Митрофанович Панов действительно был умницей из умниц. И совершенно неконфликтным человеком, которого просто невозможно было вывести из себя. Работать он мог с кем угодно. Как-то, походя, обронил о своём заместителе, Сергее Быстрове, рвущемся к рулю военно-морского отдела, а в перспективе, как оказалось, и руководству «Красной звездой»:

- Этот из-за карьеры по чьим угодно головам пойдет.

- Тогда почему же вы от него не избавитесь? - удивились мы.

- Ну, работник-то он отличный, - заметил невозмутимо.

Когда Иван Панов выступал на летучках и прочих редакционных сборищах, мы слушали его, не закрывая ртов. И вот сейчас, честно признаюсь, искал его дружбы даже безотносительно халтуринского совета, потому что Панов, повторяю, олицетворял собой кругом и во всём интересного человека. Правда, отношения наши не складывались, как мне хотелось, и в силу уже упомянутых причин, да и просто потому, что я для Панова в те годы не представлял никакого интереса. Хотя, правда и то, что он никогда не упускал случая похвалить мои творческие удачи. Так молодых он всех хвалил и никогда им не чинил никаких козней. Более того, когда я ушёл из «Красной звезды» на работу в ТАСС, мне однажды передали отзыв Ивана Митрофановича: «Да, брат, у Захарчука такое острое перо, что я бы лично не хотел быть им задетым». В другой раз я бы позвонил ему и душевно поблагодарил за такую замечательную похвалу. Однако в моём дневнике той поры сталась такая запись: «23.10.90, вторник. Взял интервью у главного редактора «Красной звезды» Панова. Общался с Иваном Митрофановичем сдержано и сухо, чем, наверняка старика озадачил. Он-то думал, что я начну разговоры, сродни тем, как в былые времена мы с ним трепались. Хрен тебе в сумку. Не забыл я заявление этого «сухофрукта» (редко в армии можно встретить такого тощего «кощея», как наш Ваня!): «Надо посмотреть, не Захарчук ли выведывает наши редакционные секреты?» Было бы что у тебя выведывать, старпёр. С тех пор, как ты сел в редакторское кресло, «Звёздочка» не опубликовала ни единого стоящего материала. После Панова поднялся в газету «Сын Отечества» к «папе» Витальке Безродному. Отбил нападки на собственный материал про Аллу Пугачёву. Якобы у неё уже два года функционирует собственный театр. Нет такого театра. Борисовна сама мне то подтвердила».


Увы и ах, мой дорогой читатель, только имел Иван Митрофанович недостаток, который во многом перечеркивал практически все его несомненные достоинства. Был он до одури острожным человеком, супертрусом. Мой первый редактор газеты Борис Рыбин, из-за осторожности называвший редакционную бодягу травой, на фоне Панова выглядел просто-таки скандалистом.

Работа в военной партийной печати, как и служба в армии, так были устроены, что терпение, осторожность, безынициативность, словом, все те качества, которые Евг. Евтушенко назвал неуклюжим неологизмом «кабчегоневышлизм» ценились едва ли не дороже всех прочих человеческих достоинств. Поэтому всегда сомневающийся краснозвездовец автоматически был и лучшим работником.

Редактор по отделу авиации полковник Станислав КОВАЛЕВ по поводу моего первого материала изрек:

- Ну, он состоит из трех новелл. Только нужна ли третья новелла, я, право же, не знаю...

И все члены редколлегии дружно, как пираньи, набросились именно на этот кусочек моего незамысловатого сочинения. Потому что было высказано сомнение. И, разумеется, «схарчили» бы материал, не заступись тогда за меня главный. Который при этом сам тотально и методично поощрял в подчиненных гипертрофированные сомнения по поводу и без оного. Почему и назначил своим преемником именно Ивана Панова.

Однажды он «задробил» моё прижизненное интервью с Константином Симоновым. Основание: «Нет, вы только подумайте, Михаил Александрович, как будет выглядеть в глазах читателей «Красная звезда», если они узнают, что вы, её сотрудник, столько лет держали под спудом такую беседу с классиком?» - «Но я же не виноват, что ваш предшественник его не давал» - «Значит, по-вашему, мы ещё и моего предшественника, генерал-лейтенанта Макеева должны пинуть за его перестраховку? Так, что ли?» И мне пришлось только развести руками.

Страницы:   1 2 3 4 5  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 января
воскресенье
2019

В этот день:

Маршал авиации Агальцев

20 января 1900 года родился Филипп Александрович Агальцев (ум. 29 июня 1980), Герой Советского Союза, маршал авиации, заместитель Главкома ВВС, бригадный генерал польской армии.

Маршал авиации Агальцев

20 января 1900 года родился Филипп Александрович Агальцев (ум. 29 июня 1980), Герой Советского Союза, маршал авиации, заместитель Главкома ВВС, бригадный генерал польской армии.

Родился в селе Солдатское ныне Ефремовского района Тульской области в семье крестьянина. Русский. В Красной Армии с 1919 года. Участник Гражданской войны. Окончил Военно-политическую академию в 1932 году и курсы лётчиков при Качинской военной авиашколе. Участник национально-революционной войны испанского народа 1936—1939 годов (с мая 1937 по ноябрь 1938). С декабря 1938 года — член Военного совета ВВС РККА, дивизионный комиссар. В августе 1940-го года понижен в звании до полковника и назначен командиром 50-го ближнебомбардировочного авиационного полка в Прибалтийский Особый военный округ.

В Великую Отечественную войну участвовал в боевых действиях на Северо-Западном фронте. В августе 1941-го отозван с фронта. В 1941—1943 годах — начальник Тамбовской школы младших авиаспециалистов, с марта 1943 года — командир 292-й штурмовой авиационной дивизии, С 28 мая 1943го — генерал-майор авиации. С декабря 1944 года — командир 1-го польского смешанного авиационного корпуса. За умелое руководство войсками, личное мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, большой вклад в подготовку и повышение боевой готовности войск в послевоенный период и в связи с 60-летием Советской Армии и ВМФ 21 февраля 1978 года присвоено звание Героя Советского Союза.

С декабря 1945-го — командующий 4-м штурмовым авиационным корпусом. С 1 марта 1946-го — генерал-лейтенант авиации. С февраля 1947 года — командующий 16-й воздушной армией. С июня 1949 года — 1-й заместитель, с апреля 1953 — заместитель главкома ВВС. Генерал-полковник авиации (8.08.1955) С мая 1956 — генерал-инспектор ВВС, с февраля 1958 заместитель главкома ВВС по боевой подготовке. С 1962 года маршал авиации. В 1962—1969 годы — командующий дальней авиацией ВВС, с 1971 года — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Умер 29 июня 1980 года в Москве.

Освобождение Великого Новгорода

20 января 1944 года советские войска освободили от фашистских захватчиков Великий Новгород, водрузили Красное знамя на древней кремлевской стене. В Москве в честь освобождения Новгорода был дан салют. С освобождения Новгорода началась операция по окончательному снятию блокады Ленинграда.

Освобождение Великого Новгорода

20 января 1944 года советские войска освободили от фашистских захватчиков Великий Новгород, водрузили Красное знамя на древней кремлевской стене. В Москве в честь освобождения Новгорода был дан салют. С освобождения Новгорода началась операция по окончательному снятию блокады Ленинграда.

Операция по освобождению Новгорода от фашистов началась 14 января 1944 года. Она стала первым этапом стратегической операции из так называемых десяти «Сталинских ударов» 1944 года. Потери Волховского и Северо-Западного фронтов в результате обороны и освобождения Новгорода составили более 750 тысяч бойцов убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести. За время оккупации Новгород был почти полностью разрушен. Некоторые уникальные достопримечательности города безвозвратно погибли. Разрушения были столь велики, что воспринимались как непоправимая утрата части национальной культуры. Постановлением от 1 ноября 1945 года Новгород был включён в число 15 древнейших городов, подлежащих первоочередному восстановлению. К настоящему времени новгородскими реставраторами исследовано, восстановлено или законсервировано более 200 памятников зодчества, составляющих богатейшее наследие региона. По решению ЮНЕСКО в 1992 году 37 памятников и ансамблей Великого Новгорода были включены в Список Всемирного культурного наследия. 29 октября 2008 года президент России подписал Указ о присвоении Великому Новгороду почетного звания «Город воинской славы».

 

 

 

История советского «Бизона»

20 января 1953 года осуществлён первый полёт стратегического межконтинентального реактивного бомбардировщика М-4 (103М) конструктора Владимир Мясищева. М-4 (по кодификации НАТО:

История советского «Бизона»

20 января 1953 года осуществлён первый полёт стратегического межконтинентального реактивного бомбардировщика М-4 (103М) конструктора Владимир Мясищева. М-4 (по кодификации НАТО:

Bison — «Бизон») создавался одновременно с Ту-95, отличаясь от него большей скоростью и бомбовой нагрузкой, но меньшим радиусом действия. Эту машину впервые поднял в воздух экипаж летчика-испытателя Ф. Ф. Опадчего (второй пилот А. Н. Грацианский, штурман А. И. Помазунов, радист И. И. Рыхлов, бортинженер Г. А. Нефедов, ведущие инженеры А. И. Никонов и И. Н. Квитко).

Из построенных серийно 32-х самолётов, три погибли вместе с экипажами, едва родившись. Одна катастрофа произошла при перегонке в строевую часть из-за попадания в грозу. Другая — во время приёмо-сдаточных испытаний из-за пожара, возникшего в результате разрушения ослабленного топливопровода, с которого в борьбе за уменьшение веса сняли «лишние» узлы крепления. Третья — случилась при облете самолёта заводским экипажем (командир — Илья Пронин, второй пилот — Валентин Коккинаки, младший брат знаменитых летчиков-испытателей) из-за аэродинамических особенностей М-4 при взлёте.

Технические характеристики:

Длина: 47,665 м (без штанги дозаправки)

Размах крыла: 50,526 м (по гондолам шасси)

Высота: 14,1 м

Площадь крыла: 326,35 м²

Масса пустого: 79 700 кг

Нормальная взлётная масса: 138 500 кг

Максимальная взлётная масса: 181 500 кг

Лётные характеристики

Максимальная скорость: 947 км/ч

Практическая дальность: 8 100 км

Практический потолок: 11 000 м

Длина разбега: 1 470 м

Длина пробега: 2 610 м

Вооружение

Стрелково-пушечное: 3 × 2×23 мм пушки АМ-23 в верхней, нижней и кормовой установках

Бомбовая нагрузка: нормальная: 5 000 кг, максимальная: 24 000 кг

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение