RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

НАТО-Россия: соотношение сил
26 января 2015 г.

НАТО-Россия: соотношение сил

С первых дней 2015 года Североатлантический альянс активно продвигает свои вооруженные соединения к границам нашей страны
Второй фронт — зловещая подлость «союзников»
6 июня 2015 г.

Второй фронт — зловещая подлость «союзников»

6 июня 1944 года англо-американские войска высадились в Нормандии
Неожиданный человек
2 марта 2016 г.

Неожиданный человек

2 марта 1936 года родилась народная артистка СССР, дважды лауреат Государственной премии, кавалер двух высших орденов России Ия Сергеевна Саввина
Верность идеалам юности
25 февраля 2017 г.

Верность идеалам юности

25 февраля 2017 года – 105 лет со дня рождения Народного артиста СССР Всеволода САНАЕВА
«Связь времён» Игоря Гревцева
14 февраля 2018 г.

«Связь времён» Игоря Гревцева

14 февраля 1959 года родился наш давний друг, известный московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев
Главная » Читальный зал » Стратегическая осторожность Ивана Панова

Стратегическая осторожность Ивана Панова

24 ноября 2017 года исполнилось 90 лет генерал-лейтенанту Ивану Митрофановичу Панову.

С июля 1985 года по март 1992 года он возглавлял центральную военную газету «Красная звезда».
Стратегическая осторожность Ивана Панова

У страны было, как пальцев на руке, пять таких изданий: «Правда», «Известия», «Труд», «Комсомольская правда» и «Красная звезда» - в народе просто «Звёздочка». Панов в ней трудился с 1960 года. Прошёл все ступеньки не самой впечатляющей иерархической редакционной лестницы: корреспондент; «передовик» (редактировал так называемые флаги номера – передовицы); заместитель, редактор отдела боевой подготовки Военном-Морского Флота; первый заместитель и, наконец, главный редактор.

В некрологе о нём писалось: «Подлинный профессионал своего дела. Любил газету и неустанно заботился о повышении её авторитета среди читателей, пополнении редакционного коллектива литературно одаренными работниками, способными принципиально ставить актуальные вопросы и отстаивать свое мнение до конца. Журналистское сообщество избирало И.М. Панова своим секретарем, делегировало представителем на Съезд народных депутатов СССР. В непростое для страны и армии время И.М. Панов, как главный редактор, сделал все, чтобы сохранить «Красную звезду», сберечь ее традиции и влияние на читательскую аудиторию. И.М. Панова отличали ровная и всегда высокая требовательность, умение вдохновить молодых журналистов на творческий поиск, скромность и теплое отношение к людям. Он пользовался в редакционном коллективе заслуженным авторитетом, с ним охотно делились мыслями, дорожили его добрым советом. Позицию И.М. Панова как руководителя газеты ценили и уважали во всех структурах военного ведомства».

Ну, насчёт уважения «во всех структурах военного ведомства» один из авторов сих строк бы поспорил. А в остальном – всё сказано верно. Потому как имел счастливую возможность в продолжение тринадцати лет – столько числился в штате «Красной звезды» - испытывать благотворное, созидательное и вдохновляющее влияние Ивана Митрофановича на себе лично.

После окончания военно-морского училища Панов попал служить на крейсер «Свердлов» Балтийского флота. Командир, внимательно рассмотрев молодое пополнение, распределил всех по боевым постам. Худого, как жердь, какого-то шарнирного Панова, на котором форма сидела, словно седло на корове и вдобавок еще в фуражке отсутствовала пружина, офицер в сердцах отправил «в обоз» - к политработнику. Через пару месяцев, однако, он затребовал нескладного Панова на первую боевую часть (БЧ-1):

- У этого парня, - заметил удивленным офицерам, - пружина, оказывается, не в фуражке, а в голове.

Иван Митрофанович Панов действительно был умницей из умниц. И совершенно неконфликтным человеком, которого просто невозможно было вывести из себя. Работать он мог с кем угодно. Как-то, походя, обронил о своём заместителе, Сергее Быстрове, рвущемся к рулю военно-морского отдела, а в перспективе, как оказалось, и руководству «Красной звездой»:

- Этот из-за карьеры по чьим угодно головам пойдет.

- Тогда почему же вы от него не избавитесь? - удивились мы.

- Ну, работник-то он отличный, - заметил невозмутимо.

Когда Иван Панов выступал на летучках и прочих редакционных сборищах, мы слушали его, не закрывая ртов. И вот сейчас, честно признаюсь, искал его дружбы даже безотносительно халтуринского совета, потому что Панов, повторяю, олицетворял собой кругом и во всём интересного человека. Правда, отношения наши не складывались, как мне хотелось, и в силу уже упомянутых причин, да и просто потому, что я для Панова в те годы не представлял никакого интереса. Хотя, правда и то, что он никогда не упускал случая похвалить мои творческие удачи. Так молодых он всех хвалил и никогда им не чинил никаких козней. Более того, когда я ушёл из «Красной звезды» на работу в ТАСС, мне однажды передали отзыв Ивана Митрофановича: «Да, брат, у Захарчука такое острое перо, что я бы лично не хотел быть им задетым». В другой раз я бы позвонил ему и душевно поблагодарил за такую замечательную похвалу. Однако в моём дневнике той поры сталась такая запись: «23.10.90, вторник. Взял интервью у главного редактора «Красной звезды» Панова. Общался с Иваном Митрофановичем сдержано и сухо, чем, наверняка старика озадачил. Он-то думал, что я начну разговоры, сродни тем, как в былые времена мы с ним трепались. Хрен тебе в сумку. Не забыл я заявление этого «сухофрукта» (редко в армии можно встретить такого тощего «кощея», как наш Ваня!): «Надо посмотреть, не Захарчук ли выведывает наши редакционные секреты?» Было бы что у тебя выведывать, старпёр. С тех пор, как ты сел в редакторское кресло, «Звёздочка» не опубликовала ни единого стоящего материала. После Панова поднялся в газету «Сын Отечества» к «папе» Витальке Безродному. Отбил нападки на собственный материал про Аллу Пугачёву. Якобы у неё уже два года функционирует собственный театр. Нет такого театра. Борисовна сама мне то подтвердила».


Увы и ах, мой дорогой читатель, только имел Иван Митрофанович недостаток, который во многом перечеркивал практически все его несомненные достоинства. Был он до одури острожным человеком, супертрусом. Мой первый редактор газеты Борис Рыбин, из-за осторожности называвший редакционную бодягу травой, на фоне Панова выглядел просто-таки скандалистом.

Работа в военной партийной печати, как и служба в армии, так были устроены, что терпение, осторожность, безынициативность, словом, все те качества, которые Евг. Евтушенко назвал неуклюжим неологизмом «кабчегоневышлизм» ценились едва ли не дороже всех прочих человеческих достоинств. Поэтому всегда сомневающийся краснозвездовец автоматически был и лучшим работником.

Редактор по отделу авиации полковник Станислав КОВАЛЕВ по поводу моего первого материала изрек:

- Ну, он состоит из трех новелл. Только нужна ли третья новелла, я, право же, не знаю...

И все члены редколлегии дружно, как пираньи, набросились именно на этот кусочек моего незамысловатого сочинения. Потому что было высказано сомнение. И, разумеется, «схарчили» бы материал, не заступись тогда за меня главный. Который при этом сам тотально и методично поощрял в подчиненных гипертрофированные сомнения по поводу и без оного. Почему и назначил своим преемником именно Ивана Панова.

Однажды он «задробил» моё прижизненное интервью с Константином Симоновым. Основание: «Нет, вы только подумайте, Михаил Александрович, как будет выглядеть в глазах читателей «Красная звезда», если они узнают, что вы, её сотрудник, столько лет держали под спудом такую беседу с классиком?» - «Но я же не виноват, что ваш предшественник его не давал» - «Значит, по-вашему, мы ещё и моего предшественника, генерал-лейтенанта Макеева должны пинуть за его перестраховку? Так, что ли?» И мне пришлось только развести руками.

Страницы:   1 2 3 4 5  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 мая
пятница
2019

В этот день:

Подлый вояж крымского хана

24 мая 1571 года крымский хан Девлет-Гирей захватил и спалил Москву. В 1570 году на Русь обрушилась чума. Только в Москве от нее умирало в день 600 - 1000 человек. По свидетельству англичанина Дженкинсона, "моровая язва" в России "похитила тогда около 300 тыс. человек". Воспользовавшись этой бедой русских, крымский хан Довлет-Гирей в апреле 1571 года двинулся на Москву с огромной армией (по разным данным, в его войске было от 40 до 200 тыс. головорезов).

Подлый вояж крымского хана

24 мая 1571 года крымский хан Девлет-Гирей захватил и спалил Москву. В 1570 году на Русь обрушилась чума. Только в Москве от нее умирало в день 600 - 1000 человек. По свидетельству англичанина Дженкинсона, "моровая язва" в России "похитила тогда около 300 тыс. человек". Воспользовавшись этой бедой русских, крымский хан Довлет-Гирей в апреле 1571 года двинулся на Москву с огромной армией (по разным данным, в его войске было от 40 до 200 тыс. головорезов).

Истощенная чумой Россия смогла послать на охрану своих южных границ всего 6 тыс. Ратников. Тем не менее, отступающие русские войска укрептлись в Кремле и Китай-городе. Ханские войска принялись грабить посады, а потом подожгли их. Сильно пострадала и центральная часть города, так как "от пожарного зною" взорвались пороховые погреба. Спалив город, ордынцы покинули его, угнав с собой много пленных и увезя награбленное. За этот страшный день пребывания диких орд Девлет-Гирея в Москве население города уменьшилось в 6 раз, ибо много жителей было "задавлено, сгорело, пало от мечей неприятельских или попало в плен".

Девлет-Гирей решил пограбить Москву и на следующий год. Но русские сумели собрать 20-тысячное войско, которое под командование талантливых русских полководцев М. Воротынского, Д. Хворостинина, И. Шуйского, а также казацкого атамана М. Черкашенина разгромили 80-тысячную армаду Девлет-Гирея. Подлый хан еле ноги унес.

 

 

Последний путь Александра Суворова

24 мая 1800 года в Петербурге прошли похороны А. В. СУВОРОВА. Он заболел во время возвращения из своего блистательного Швейцарского похода и 18 мая скончался в Петербурге.

Последний путь Александра Суворова

24 мая 1800 года в Петербурге прошли похороны А. В. СУВОРОВА. Он заболел во время возвращения из своего блистательного Швейцарского похода и 18 мая скончался в Петербурге.

После смерти генералиссимуса пять суток огромные толпы народа осаждали дом на Крюковом канале, в котором он скончался. В последний путь полководца провожали десятки тысяч простых людей, стоявших на всем пути траурной процессии по Садовой улице и Невскому проспекту к Александро-Невской лавре.

Император Павел I встретил кортеж на Невском, снял шапку, перекрестился и заплакал. Под залпы тожественного салюта прах Суворова был опущен в могилу в Благовещенской церкви лавры. На могилу возложили белую мраморную плиту, на которой была высечена краткая надпись: "Здесь лежит Суворов".

Крейсер «Аврора»

24 мая 1900 года на воду был спущен крейсер «Аврора», который вступил в строй в 1903году. Крейсер принимал участие в нескольких войнах XX века и является одним из символов Октябрьской революции. Назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося в годы Крымской войны.

Крейсер «Аврора»

24 мая 1900 года на воду был спущен крейсер «Аврора», который вступил в строй в 1903году. Крейсер принимал участие в нескольких войнах XX века и является одним из символов Октябрьской революции. Назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося в годы Крымской войны.

В настоящее время находится на вечной стоянке у Петроградской набережной в Санкт-Петербурге и является объектом культурного наследия Российской Федерации

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение