RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Казахский сын советского народа
18 мая 2016 г.

Казахский сын советского народа

18 мая 2016 года Олжасу СУЛЕЙМЕНОВУ исполнилось 80 лет
Кремлевский майдан
30 января 2015 г.

Кремлевский майдан

Беспорядки в стране придут не от клоунов с улиц, а от деструктивной нынешней модели экономики, считает председатель Движения развития Юрий Крупнов
О казачестве: документы и мнения
16 июня 2018 г.

О казачестве: документы и мнения

16 июня 1992 года в России принят закон закон «О реабилитации казачества».
Песня с электронной почты
31 января 2018 г.

Песня с электронной почты

Индирейкин Юрий Анатольевич прислал в Российский героический календарь стихи с припиской «Это моя песня»
«Победа-70»: юная поэтесса Люба Левитанус
15 марта 2015 г.

«Победа-70»: юная поэтесса Люба Левитанус

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Главная » Читальный зал » Поэма о войне

Поэма о войне

Представляем новое произведение поэтессы Натальи Анатольевны Бондаревой

Его прислал в РГК наш давний друг и постоянный автор поэт Игорь Гревцев
Поэма о войне

Мы уже знакомили наших читателей с творчеством этой замечательной поэтессы (см.http://rosgeroika.ru/library/2018/yanvar/stihi-o-vojne).
Наталья Бондарева военнослужащая, как говорится, понюхавшая пороху. Она дважды награждена Почётной грамотой Министра внутренних дел РФ, медалями «200 лет МВД», «За службу на Северном Кавказе». Имеет нагрудные знаки «За верность долгу», «За содействие МВД». Автор текста и исполнитель Гимна городов-героев Международной ассоциации Городов-героев стран СНГ /муз. Александра Болдыка/».
Итак, просим любить и жаловать: Член Союза писателей России, Член Союза журналистов России Наталья Анатольевна Бондарева (на снимке — в центре, с боевыми товарищами).

 

ПОЭМА О ВОЙНЕ
1
Мы не умели быть героями,
Но время треснуло по швам,
И юность наша с эшелонами
По рельсам огненным пошла.
Пошла уверенно, отчаянно,
Не зная, что там, впереди:
- Ура! За Родину! За Сталина!
Гремело на её пути.
Не веря в силу воскресения,
Мечтая всё же уцелеть,
Всё молодое поколение
Во имя жизни шло на смерть.
Мальчишки, рано повзрослевшие,
Девчонки, в юбках матерей, -
Упрямые, святые грешники,
Ваятели победных дней...
По всем фронтам Ванюшки Солнцевы
В Иванов дух вселяли свой,
И даже небо было с проседью,
От крови, смешанной с землёй.
Отцам и дедам тоже выпало
Нести тот непосильный крест,
Что издавна всем миром выстрадан,
Тот крест, что будет, был и есть.

2
Мы долго ждали подкрепления.
Был дважды ранен лейтенант.
И наша медсестра Евгения,
Была нам - врач и медсанбат.
Голубоглазая, курносая,
С застывшим ужасом в глазах,
Она творила невозможное,
Смешно, по-взрослому, бранясь.
Склоняясь низко над носилками,
То с фляжкой спирта, то с бинтом,
Сжимая зубы между взрывами,
Она хватала воздух ртом:
- Ты потерпи ещё немножечко!
Смотри, не вздумай помирать!
Лежи! Не рвись! Да разве ж можно так?!
Развоевался, твою мать!..
А тут - как грохнуло, как жахнуло!
Как небо плюнуло землёй!
Она заохала, заахала,
Отодвигая смерть рукой,
Упала, обняла, заплакала,
Запричитала, вся дрожа...
И лейтенант родился заново
Без эскулапова ножа.
А Женя, Женька, наша Женечка,
Изрешечённая насквозь,
В мужских ботинках, с синей ленточкой,
Стонала: "Мама, мама... брось..."
И плакал Витька из Саратова,
В бессильной злобе сжав кулак, 
И супостата клял проклятого
За то, что всё случилось так.
За то, что не успел, что прятался,
Что чувства от неё таил,
За то, что не умел так, запросто,
За то, что душу не открыл.
А по щеке, в грязи и копоти,
Злым ручейком среди зимы
Текла слеза. Текла безропотно. 
И плакали с ним вместе мы.

3
На фронте нет слов утешения.
И ангелы здесь не поют.
Пришло наутро подкрепление,
А с ним и страшный Божий суд.
Стал пеплом Витька из Саратова, 
Сменил на облако блиндаж.
- "Восьмой", "восьмой", пришлите "пятого", -
Хрипел радист безногий наш.
Мы шли атака за атакою,
Врастая в землю тут и там.
Кружились вороны и каркали,
И жали руки вечным снам.
Вы, меченные горем матери,
Что вскармливали грудью нас,
Стелили нам дорогу скатертью
Не в добрый час. 
Не в добрый час.

4
Война, война... В полях израненных
Ты нас косила, как могла.
Живущих ни во что не ставила,
А мёртвых... Мёртвых - берегла.
Подай тебе, воровке, лучшее - 
Безусых, юных, молодых!
Ты столько сотен лет нас мучаешь,
Исчезни, ради всех святых!
Неужто мало поживилась ты
В тех огневых сороковых?
Смотри, опять мальчишки выросли!
Оставь для мирной жизни их!
Оставь! Не делай их убийцами
Чужих отцов, чужих детей!
Оставь их чистыми страницами
В поэме горестной своей...

5
Шли низко мессеры на бреющем,
Ревя натужно, как быки.
Я пистолет в руке немеющей
Сжимал и скалил им клыки.
Я был - не я... Как волк подстреленный,
На окровавленном снегу,
Я на прицел их брал уверенно, 
Я знал, что всё теперь смогу.
Чернел чертополох испуганно,
Шныряли пули по кустам.
Мой "ястребок" стоял обугленный
И ждал команды: "По местам!"
Он, как и я хотел, наверное,
Рвануться в небо! Но - беда -
Мой старый друг, в боях проверенный,
Отвоевался навсегда...
Я оказался жив нечаянно.
А у него не вышло, нет.
И боль, и ненависть с отчаяньем
Во мне боролись в тот момент.
- Сейчас, сейчас, - хрипел я с присвистом, 
Прищуривая левый глаз, -
Подпалим хвост фашистским прихвостням!
Они, браток, запомнят нас!
Тут из-за леса "тигр" выскочил
И с лязгом по полю пошёл.
Ему со мной тягаться было чем -
Я это понял хорошо.
Он полз и полз. А мне мерещилось,
Что было всё, как в том кино:
И сердце колотилось бешено,
И книга читана давно.
Ну, вот и всё. Пожалуй, кончился
Под этим танком мой полёт.
Эх, чёрт возьми, а жить как хочется!
Да что ж мне с жизнью не везёт?
Перекрестился, плюнул на руки,
Зажал покрепче свой "тт",
Прицелился, на мушку взял его и...
Понял, что патронов нет.
Оно там, в небе, вроде незачем:
Жми на гашетку - все дела.
А мне бы дотянуть до вечера, 
Глядишь, и помощь бы пришла...
Пока я помирать готовился,
Как черти, из-под облаков,
Скользнули к "мессершмитам" соколы -
Три птицы - тройка "ястребков".
Один на танк зашёл умело так,
А два - погнали "мессерА":
Они погоду в небе делали,
А я с земли кричал: "Ура-а-а!"
За пять минут всё было кончено,
И лётчики, махнув крылом,
Ушли, без имени и отчества...
Когда б ещё мне так везло?

6
Ночь опустила чёрный занавес
И потянуло холодком.
И так тоскливо, братцы, стало мне
Под мокрым мартовским снежком.
Потом была неделя длинная,
Где я - то пёхом, то ползком -
Шёл к фронту и губами синими
Пел про жену, мороз и дом.

7
Жена, жена... Забыл, как выглядишь,
Как смотришь, ходишь, говоришь...
И дом забыл. И грядку с вишнями...
А ты, поди, опять не спишь...
Вот выберусь и треугольничек
Тебе с оказией пришлю.
В письме не стану своевольничать -
При встрече всё определю...
Приеду утром, на "полуторке",
По полной форме, в орденах...
В мечтах - покой, а в сердце - муторно.
И правда - точно не в ногах.

8
Его нашли в лесу разведчики.
Он не дошёл всего чуть-чуть.
Так и лежал, болезный, с вечера,
Как будто бы прилёг уснуть.
Потом - тропа, дорога, госпиталь
И... ампутация ноги.
И волосы - так рано! - с проседью.
И слёзы - комом... Проку в них?
Нет, днём, когда его все видели,
Он байки раненым травил,
Подбадривал танкиста Сидора
И разудалым хлопцем был;
Заигрывал с медичкой Нюрочкой
И вспоминал тот самый бой,
Смерть называл беззубой дурочкой
И сам смеялся над собой.
Зато ночами беспокойными
Лежал и в потолок смотрел,
И, между криками и стонами,
Зубами сжатыми скрипел.
Рукой обрубок свой ощупывал
И тихо, жалобно скулил:
Когда бы в небо, одному ему, -
Эх, как бы он тогда завыл!
Нет, вой не вой, а жить-то хочется,
И, слава Богу, что - живой!
Война, того гляди, закончится
И скоро, стало быть, - домой!
Ночь проходила вместе с горечью,
И лётчик снова был герой:
Шутил, смеялся, пел и - прочее,
И был за Сталина горой!
Гадали все: "Откуда силы-то?"
И удивлялись без конца.
А он давно все слёзы выплакал,
Он стал из стали и свинца!
Иван, сапёр, ему завидовал.
А что? Нет худа без добра:
Пойдут, ворчал, на фронт другие, мол,
А этот, хитрый, - до двора!
А "этому" протез приставили,
И так-то он к нему привык,
Что и его на фронт отправили -
А чем он хуже тех, других?

Вот, разве что, в два раза злее стал
И старше старшего - на жизнь.
Но это, так сказать, неравенство
Он, - тем, что выжил! - заслужил.

На счастье повезло "крылатому",
Всему свой час, всему свой срок:
Наш лётчик в мае сорок пятого
Переступил родной порог.

9
А сколько их пропало без вести?
А скольких мать не дождалась?
Проклятый дух фашистской нечисти
Являлся в неурочный час:
Метал, крушил, ломал, растрачивал,
Сгребал, чернил, душил, сжигал.
Слепые становились зрячими
И шли на свой прощальный бал.
На бал с красивой, в белом, женщиной,
Не со старухой, - молодой.
Туда, где жизнь давала трещину,
Туда, где шёл последний бой.

10
У них могли родиться гении,
Поэты, физики, творцы...
Над нерождённым поколением 
Кричат бездомные скворцы.
А по утрам заря кровавая
Росой на травы слёзы льёт...
Но как же это не по правилам -
Прервать неначатый полёт.

11
Шло дело к ночи. Ветер северный
Гонял по палубе тоску.
Он отвлекал нас преднамеренно,
Готовясь к новому броску.
Ревело небо шквалом бешеным,
А море, плача и крича,
Рычало, бездною ощерившись,
И выгибалось, рокоча!
Тот шторм - надежду на спасение -
Мы долго ждали в бухте "Н".
И он пришёл, с завидным рвением
Рождая ветер перемен!
В такое время немцы прятались, 
Задраивая всё и вся,
Шторм отправляя к чьей-то матери,
И кулаками в ночь грозя.
Их груз достать - труда не стоило,
Когда они, отдав концы,
Болтались парами без топлива,
Как желторотые птенцы.
Им не срастись с морскими рифами,
И духами морей не стать!
Им не считать ночами длинными
Узлов и миль тугую стать!
Они в делах, подобных нашему,
Понятно всем - случайный люд.
Война их облику вчерашнему
Сулит забвение и кнут.
А что они? От шнапса храбрые,
Четыре "г" на рукаве,
Сквозь мутный свет иллюминаторов
Ни зги не видят. Все - в себе...
Мне жаль, но шаржа не получится:
Тогда откуда кровь и смерть?
Откуда сила, честь и мужество
И то, что только в русских есть?
Послушаешь, так получается -
Не стоят Гансы и гроша.
А их, скажу я вам, товарищи,
Недооценивать нельзя.
И шторм ревел. И громом грянули
Три выстрела из трёх стволов.
Хватило полчаса без малого
На то, чтобы не тратить слов.

12

Мы все рождаемся похожими:
Глаза, улыбка, руки, нос...
Плохие мы или хорошие,
Для многих это не вопрос.
И вдруг - война. По обе стороны
Защитники своих садов.
И только горя вдовам - поровну.
И вровень - пепла для голов...
Солдаты Рейха. Люди? Изверги?
Или - приказ приказу рознь? 
Или не люди - змеи выползли?
И снова, Богу в пятку - гвоздь?
Их тоже ждут отцы и матери,
И жёны по ночам не спят?
И там тоска, от слёз горячая,
Вперяет в будущее взгляд?
И там надеются на скорое
И сумки почтальона ждут?
А в их дома, печально-скорбные,
Листочки серые несут?
Их собрала в дорогу Родина.
Они оделись и пошли.
И под седеющими кронами
Приют последний свой нашли.

13
Ведёт мужчин судьба солдатская.
Идут, идут за рядом ряд,
Ложась пластом в могилы братские,
Ни слова нам не говоря.

14
Как от любви родятся нЕлюди?
От нелюбви - герои? Как?
Среди зимы - откуда лебеди?
Кто друг тебе, а кто - твой враг?
Сквозь толщу лет, листая прошлое,
Хочу понять своим умом:
Что в нас оттуда камнем брошено,
И что туда мы в мыслях шлём?
О, как мне чужд огонь насилия!
Мне не принять сей страшный яд!
На свете нет земли красивее,
Чем та, что ждёт меня назад!
Чем та, что примет, нерадивую,
Поймёт, обнимет и простит!
Я каждый раз шепчу "спасибо" ей,
И к ней душа моя летит!
Земля моя! Ты слышишь, Родина?
Ко всем живущим возопи!
Слезами, воплями и стонами
Нас, неразумных, вразуми!
В колокола ударь! И, веруя
В святое таинство Христа,
Мы все придём, чтоб снова бережно,
Рыдая, снять его с креста!

 

Наталья Бондарева
10 февраля 2018 г.

Комментарии:

Александр Костенко, поэт 12.02.2018 в 18:17 # Ответить
Наталья - Вы очень талантливы. Есть просто удивительные строки в Вашей замечательной поэме, аж завидки берут! Желаю не опускать творческую планку - а лишь выше и выше подымать её. Ждём новых талантливых стихов!
Кузнецова Антонина 13.02.2018 в 14:09 # Ответить
Поэма замечательна! Возвышенная, проникнутая духом патриотизма. Очень умело, метафорично создаются образы:
"Над нерождённым поколением
Кричат бездомные скворцы.
А по утрам заря кровавая
Росой на травы слёзы льёт..."
Мастерски подбираются эпитеты.
Удивительна, проникновенна концовка.
Автор талантлив.
Новых ему произведений и творческих удач!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 июля
пятница
2018

В этот день:

Сражение при Ларге

20 июля 1770 года русские войска под командованием генерала Петра Александровича РУМЯНЦЕВА разгромили турецко-татарскую армию в устье реки Ларга (левый приток реки Прут на территории княжества Молдавия).

Сражение при Ларге

20 июля 1770 года русские войска под командованием генерала Петра Александровича РУМЯНЦЕВА разгромили турецко-татарскую армию в устье реки Ларга (левый приток реки Прут на территории княжества Молдавия).

Произошло это в ходе очередной русско-турецкой войны 1768-1774 годов. 19 июля 1770 года между реками Ларга и Бабикул разведка обнаружила передовые отряды армии крымского хана Каплан-Гирея (65 тыс. татар, 15 тыс. турок, при 33 орудиях). 20 июля рано утром русские атаковали вдвое превосходившего по численности противника. С фронта в бой вступил корпус генерал-поручика П.Г. Племянникова. Другие русские корпуса переправились через Ларгу и нанесли удар по татарским флангам. Румянцев построил свои войска в дивизионные и полковые пехотные каре и между ними расположил артиллерию, огонь которой стал решающим. Русские сразу же потеснили противника и к полудню сражение окончилось нашей победой. Потеряв более 1000 человек убитыми и до 2000 человек пленными, а также всю артиллерию и обоз, крымский хан отошел на соединение с главной турецкой армией. Русские войска в этом сражении потеряли около 100 человек убитыми и ранеными. За победу при Ларге Румянцев был награжден орденом святого Георгия высшей, 1-й степени. Он стал первым кавалером высшей степени Военного ордена Российской империи.

Памяти командира крейсера «Варяг»

20 июля 1913 года умер Всеволод Фёдорович РУДНЕВ (р. 1855), герой русско-японской войны, контр-адмирал (1905) Российского Императорского Флота, командир знаменитого крейсера «Варяг», под его командованием принявшего неравный бой у Чемульпо.

Памяти командира крейсера «Варяг»

20 июля 1913 года умер Всеволод Фёдорович РУДНЕВ (р. 1855), герой русско-японской войны, контр-адмирал (1905) Российского Императорского Флота, командир знаменитого крейсера «Варяг», под его командованием принявшего неравный бой у Чемульпо.

9 февраля 1904 года японцы блокировали порт Чемульпо, где находился крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Коерец», а также корабли «союзников» России - Англии и Франции. Командир «Варяга» решил прорываться в открытое море. На выходе из Чемульпо произошел героический бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой, состоявшей из 14 боевых единиц. Командир крейсера капитан первого ранга Всеволод Федорович РУДНЕВ умело руководил сражением, в результате был потоплен японский миноносец и повреждены два крейсера. Но на нашем корабле начался пожар. 37 человек экипажа погибли, 91 человек был ранен, включая командира корабля. Не допуская и мысли о сдаче врагу, Руднев принял решение взорвать «Кореец» и затопить крейсер (его взрыв мог повредить стоящие на рейде корабли «союзников», которые трусливо наблюдали за ходом боя, не вмешиваясь в него). Раненный в голову и контуженный Руднев последним покинул борт корабля.

Моряки «Варяга» и «Корейца» несколькими эшелонами вернулись на родину через нейтральные порты. Дома им устроили достойную встречу. Офицеры и матросы были награждены Георгиевскими крестами IV степени. Капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев был награждён орденом св. Георгия 4-й степени, получил чин флигель-адъютанта и стал командиром эскадренного броненосца «Андрей Первозванный» (ещё только строившегося в Петербурге). В 1907 году японский император Муцухито в знак признания героизма русских моряков направил В. Ф. Рудневу орден Восходящего солнца II степени. Руднев, хотя и принял орден, никогда его не надевал.

Последние годы Всеволод Фёдорович жил в Тульской губернии в своей усадьбе в деревне Мышенки Алексинского уезда (сейчас Заокский район). 7 (20) июля 1913 года В. Ф. Руднев умер (в возрасте 57 лет). Похоронен возле церкви Казанской Богоматери соседнего села Савино Заокского района Тульской области.

Рекорд АНТ-25

20 июля 1936 года - начало беспосадочного перелета протяжённостью более 9 тыс.км экипажа АНТ-25 в составе В. П. ЧКАЛОВА, Г. Ф. БАЙДУКОВА и А. В. БЕЛЯКОВА. Он начался в Москве, проходил над заполярными районами, закончился на Дальнем Востоке. Пролетев за 56 часов 20 минут 9374 км экипаж АНТ-25 совершил посадку на песчаной косе острова Удд (ныне о.Чкалов).

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение