RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

 У войны забвения нет
10 декабря 2017 г.

У войны забвения нет

Представляем поэта-патриота Николая Косых
Легендарная Атлантида ЛВВПУ
18 ноября 2014 г.

Легендарная Атлантида ЛВВПУ

19 ноября 2014 года - 75 лет единственному в мире военному училищу, которое в советские годы готовило во Львове журналистов и культпросветработников для армии и флота
Засекреченная миссия заместителя Гитлера
10 мая 2017 г.

Засекреченная миссия заместителя Гитлера

10 мая 1941 года крупный нацистский бонза Рудольф Гесс сбежал из фашистской Германии
Православный ликбез: о заповедях
2 июля 2015 г.

Православный ликбез: о заповедях

Сейчас, когда идет Апостольский (Петропавловский) пост, самое подходящее время обратиться к Божественному учению, которое распространяли апостолы
США ответят за военные преступления
16 октября 2016 г.

США ответят за военные преступления

Лицемерная кампания Запада против России и лично против Путина достигла пика цинизма и подлости
Главная » Читальный зал » Поэма о войне

Поэма о войне

Представляем новое произведение поэтессы Натальи Анатольевны Бондаревой

Его прислал в РГК наш давний друг и постоянный автор поэт Игорь Гревцев
Поэма о войне

Мы уже знакомили наших читателей с творчеством этой замечательной поэтессы (см.http://rosgeroika.ru/library/2018/yanvar/stihi-o-vojne).
Наталья Бондарева военнослужащая, как говорится, понюхавшая пороху. Она дважды награждена Почётной грамотой Министра внутренних дел РФ, медалями «200 лет МВД», «За службу на Северном Кавказе». Имеет нагрудные знаки «За верность долгу», «За содействие МВД». Автор текста и исполнитель Гимна городов-героев Международной ассоциации Городов-героев стран СНГ /муз. Александра Болдыка/».
Итак, просим любить и жаловать: Член Союза писателей России, Член Союза журналистов России Наталья Анатольевна Бондарева (на снимке — в центре, с боевыми товарищами).

 

ПОЭМА О ВОЙНЕ
1
Мы не умели быть героями,
Но время треснуло по швам,
И юность наша с эшелонами
По рельсам огненным пошла.
Пошла уверенно, отчаянно,
Не зная, что там, впереди:
- Ура! За Родину! За Сталина!
Гремело на её пути.
Не веря в силу воскресения,
Мечтая всё же уцелеть,
Всё молодое поколение
Во имя жизни шло на смерть.
Мальчишки, рано повзрослевшие,
Девчонки, в юбках матерей, -
Упрямые, святые грешники,
Ваятели победных дней...
По всем фронтам Ванюшки Солнцевы
В Иванов дух вселяли свой,
И даже небо было с проседью,
От крови, смешанной с землёй.
Отцам и дедам тоже выпало
Нести тот непосильный крест,
Что издавна всем миром выстрадан,
Тот крест, что будет, был и есть.

2
Мы долго ждали подкрепления.
Был дважды ранен лейтенант.
И наша медсестра Евгения,
Была нам - врач и медсанбат.
Голубоглазая, курносая,
С застывшим ужасом в глазах,
Она творила невозможное,
Смешно, по-взрослому, бранясь.
Склоняясь низко над носилками,
То с фляжкой спирта, то с бинтом,
Сжимая зубы между взрывами,
Она хватала воздух ртом:
- Ты потерпи ещё немножечко!
Смотри, не вздумай помирать!
Лежи! Не рвись! Да разве ж можно так?!
Развоевался, твою мать!..
А тут - как грохнуло, как жахнуло!
Как небо плюнуло землёй!
Она заохала, заахала,
Отодвигая смерть рукой,
Упала, обняла, заплакала,
Запричитала, вся дрожа...
И лейтенант родился заново
Без эскулапова ножа.
А Женя, Женька, наша Женечка,
Изрешечённая насквозь,
В мужских ботинках, с синей ленточкой,
Стонала: "Мама, мама... брось..."
И плакал Витька из Саратова,
В бессильной злобе сжав кулак, 
И супостата клял проклятого
За то, что всё случилось так.
За то, что не успел, что прятался,
Что чувства от неё таил,
За то, что не умел так, запросто,
За то, что душу не открыл.
А по щеке, в грязи и копоти,
Злым ручейком среди зимы
Текла слеза. Текла безропотно. 
И плакали с ним вместе мы.

3
На фронте нет слов утешения.
И ангелы здесь не поют.
Пришло наутро подкрепление,
А с ним и страшный Божий суд.
Стал пеплом Витька из Саратова, 
Сменил на облако блиндаж.
- "Восьмой", "восьмой", пришлите "пятого", -
Хрипел радист безногий наш.
Мы шли атака за атакою,
Врастая в землю тут и там.
Кружились вороны и каркали,
И жали руки вечным снам.
Вы, меченные горем матери,
Что вскармливали грудью нас,
Стелили нам дорогу скатертью
Не в добрый час. 
Не в добрый час.

4
Война, война... В полях израненных
Ты нас косила, как могла.
Живущих ни во что не ставила,
А мёртвых... Мёртвых - берегла.
Подай тебе, воровке, лучшее - 
Безусых, юных, молодых!
Ты столько сотен лет нас мучаешь,
Исчезни, ради всех святых!
Неужто мало поживилась ты
В тех огневых сороковых?
Смотри, опять мальчишки выросли!
Оставь для мирной жизни их!
Оставь! Не делай их убийцами
Чужих отцов, чужих детей!
Оставь их чистыми страницами
В поэме горестной своей...

5
Шли низко мессеры на бреющем,
Ревя натужно, как быки.
Я пистолет в руке немеющей
Сжимал и скалил им клыки.
Я был - не я... Как волк подстреленный,
На окровавленном снегу,
Я на прицел их брал уверенно, 
Я знал, что всё теперь смогу.
Чернел чертополох испуганно,
Шныряли пули по кустам.
Мой "ястребок" стоял обугленный
И ждал команды: "По местам!"
Он, как и я хотел, наверное,
Рвануться в небо! Но - беда -
Мой старый друг, в боях проверенный,
Отвоевался навсегда...
Я оказался жив нечаянно.
А у него не вышло, нет.
И боль, и ненависть с отчаяньем
Во мне боролись в тот момент.
- Сейчас, сейчас, - хрипел я с присвистом, 
Прищуривая левый глаз, -
Подпалим хвост фашистским прихвостням!
Они, браток, запомнят нас!
Тут из-за леса "тигр" выскочил
И с лязгом по полю пошёл.
Ему со мной тягаться было чем -
Я это понял хорошо.
Он полз и полз. А мне мерещилось,
Что было всё, как в том кино:
И сердце колотилось бешено,
И книга читана давно.
Ну, вот и всё. Пожалуй, кончился
Под этим танком мой полёт.
Эх, чёрт возьми, а жить как хочется!
Да что ж мне с жизнью не везёт?
Перекрестился, плюнул на руки,
Зажал покрепче свой "тт",
Прицелился, на мушку взял его и...
Понял, что патронов нет.
Оно там, в небе, вроде незачем:
Жми на гашетку - все дела.
А мне бы дотянуть до вечера, 
Глядишь, и помощь бы пришла...
Пока я помирать готовился,
Как черти, из-под облаков,
Скользнули к "мессершмитам" соколы -
Три птицы - тройка "ястребков".
Один на танк зашёл умело так,
А два - погнали "мессерА":
Они погоду в небе делали,
А я с земли кричал: "Ура-а-а!"
За пять минут всё было кончено,
И лётчики, махнув крылом,
Ушли, без имени и отчества...
Когда б ещё мне так везло?

6
Ночь опустила чёрный занавес
И потянуло холодком.
И так тоскливо, братцы, стало мне
Под мокрым мартовским снежком.
Потом была неделя длинная,
Где я - то пёхом, то ползком -
Шёл к фронту и губами синими
Пел про жену, мороз и дом.

7
Жена, жена... Забыл, как выглядишь,
Как смотришь, ходишь, говоришь...
И дом забыл. И грядку с вишнями...
А ты, поди, опять не спишь...
Вот выберусь и треугольничек
Тебе с оказией пришлю.
В письме не стану своевольничать -
При встрече всё определю...
Приеду утром, на "полуторке",
По полной форме, в орденах...
В мечтах - покой, а в сердце - муторно.
И правда - точно не в ногах.

8
Его нашли в лесу разведчики.
Он не дошёл всего чуть-чуть.
Так и лежал, болезный, с вечера,
Как будто бы прилёг уснуть.
Потом - тропа, дорога, госпиталь
И... ампутация ноги.
И волосы - так рано! - с проседью.
И слёзы - комом... Проку в них?
Нет, днём, когда его все видели,
Он байки раненым травил,
Подбадривал танкиста Сидора
И разудалым хлопцем был;
Заигрывал с медичкой Нюрочкой
И вспоминал тот самый бой,
Смерть называл беззубой дурочкой
И сам смеялся над собой.
Зато ночами беспокойными
Лежал и в потолок смотрел,
И, между криками и стонами,
Зубами сжатыми скрипел.
Рукой обрубок свой ощупывал
И тихо, жалобно скулил:
Когда бы в небо, одному ему, -
Эх, как бы он тогда завыл!
Нет, вой не вой, а жить-то хочется,
И, слава Богу, что - живой!
Война, того гляди, закончится
И скоро, стало быть, - домой!
Ночь проходила вместе с горечью,
И лётчик снова был герой:
Шутил, смеялся, пел и - прочее,
И был за Сталина горой!
Гадали все: "Откуда силы-то?"
И удивлялись без конца.
А он давно все слёзы выплакал,
Он стал из стали и свинца!
Иван, сапёр, ему завидовал.
А что? Нет худа без добра:
Пойдут, ворчал, на фронт другие, мол,
А этот, хитрый, - до двора!
А "этому" протез приставили,
И так-то он к нему привык,
Что и его на фронт отправили -
А чем он хуже тех, других?

Вот, разве что, в два раза злее стал
И старше старшего - на жизнь.
Но это, так сказать, неравенство
Он, - тем, что выжил! - заслужил.

На счастье повезло "крылатому",
Всему свой час, всему свой срок:
Наш лётчик в мае сорок пятого
Переступил родной порог.

9
А сколько их пропало без вести?
А скольких мать не дождалась?
Проклятый дух фашистской нечисти
Являлся в неурочный час:
Метал, крушил, ломал, растрачивал,
Сгребал, чернил, душил, сжигал.
Слепые становились зрячими
И шли на свой прощальный бал.
На бал с красивой, в белом, женщиной,
Не со старухой, - молодой.
Туда, где жизнь давала трещину,
Туда, где шёл последний бой.

10
У них могли родиться гении,
Поэты, физики, творцы...
Над нерождённым поколением 
Кричат бездомные скворцы.
А по утрам заря кровавая
Росой на травы слёзы льёт...
Но как же это не по правилам -
Прервать неначатый полёт.

11
Шло дело к ночи. Ветер северный
Гонял по палубе тоску.
Он отвлекал нас преднамеренно,
Готовясь к новому броску.
Ревело небо шквалом бешеным,
А море, плача и крича,
Рычало, бездною ощерившись,
И выгибалось, рокоча!
Тот шторм - надежду на спасение -
Мы долго ждали в бухте "Н".
И он пришёл, с завидным рвением
Рождая ветер перемен!
В такое время немцы прятались, 
Задраивая всё и вся,
Шторм отправляя к чьей-то матери,
И кулаками в ночь грозя.
Их груз достать - труда не стоило,
Когда они, отдав концы,
Болтались парами без топлива,
Как желторотые птенцы.
Им не срастись с морскими рифами,
И духами морей не стать!
Им не считать ночами длинными
Узлов и миль тугую стать!
Они в делах, подобных нашему,
Понятно всем - случайный люд.
Война их облику вчерашнему
Сулит забвение и кнут.
А что они? От шнапса храбрые,
Четыре "г" на рукаве,
Сквозь мутный свет иллюминаторов
Ни зги не видят. Все - в себе...
Мне жаль, но шаржа не получится:
Тогда откуда кровь и смерть?
Откуда сила, честь и мужество
И то, что только в русских есть?
Послушаешь, так получается -
Не стоят Гансы и гроша.
А их, скажу я вам, товарищи,
Недооценивать нельзя.
И шторм ревел. И громом грянули
Три выстрела из трёх стволов.
Хватило полчаса без малого
На то, чтобы не тратить слов.

12

Мы все рождаемся похожими:
Глаза, улыбка, руки, нос...
Плохие мы или хорошие,
Для многих это не вопрос.
И вдруг - война. По обе стороны
Защитники своих садов.
И только горя вдовам - поровну.
И вровень - пепла для голов...
Солдаты Рейха. Люди? Изверги?
Или - приказ приказу рознь? 
Или не люди - змеи выползли?
И снова, Богу в пятку - гвоздь?
Их тоже ждут отцы и матери,
И жёны по ночам не спят?
И там тоска, от слёз горячая,
Вперяет в будущее взгляд?
И там надеются на скорое
И сумки почтальона ждут?
А в их дома, печально-скорбные,
Листочки серые несут?
Их собрала в дорогу Родина.
Они оделись и пошли.
И под седеющими кронами
Приют последний свой нашли.

13
Ведёт мужчин судьба солдатская.
Идут, идут за рядом ряд,
Ложась пластом в могилы братские,
Ни слова нам не говоря.

14
Как от любви родятся нЕлюди?
От нелюбви - герои? Как?
Среди зимы - откуда лебеди?
Кто друг тебе, а кто - твой враг?
Сквозь толщу лет, листая прошлое,
Хочу понять своим умом:
Что в нас оттуда камнем брошено,
И что туда мы в мыслях шлём?
О, как мне чужд огонь насилия!
Мне не принять сей страшный яд!
На свете нет земли красивее,
Чем та, что ждёт меня назад!
Чем та, что примет, нерадивую,
Поймёт, обнимет и простит!
Я каждый раз шепчу "спасибо" ей,
И к ней душа моя летит!
Земля моя! Ты слышишь, Родина?
Ко всем живущим возопи!
Слезами, воплями и стонами
Нас, неразумных, вразуми!
В колокола ударь! И, веруя
В святое таинство Христа,
Мы все придём, чтоб снова бережно,
Рыдая, снять его с креста!

 

Наталья Бондарева
10 февраля 2018 г.

Комментарии:

Александр Костенко, поэт 12.02.2018 в 18:17 # Ответить
Наталья - Вы очень талантливы. Есть просто удивительные строки в Вашей замечательной поэме, аж завидки берут! Желаю не опускать творческую планку - а лишь выше и выше подымать её. Ждём новых талантливых стихов!
Кузнецова Антонина 13.02.2018 в 14:09 # Ответить
Поэма замечательна! Возвышенная, проникнутая духом патриотизма. Очень умело, метафорично создаются образы:
"Над нерождённым поколением
Кричат бездомные скворцы.
А по утрам заря кровавая
Росой на травы слёзы льёт..."
Мастерски подбираются эпитеты.
Удивительна, проникновенна концовка.
Автор талантлив.
Новых ему произведений и творческих удач!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 октября
пятница
2019

В этот день:

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Тогда же и город на острове Котлин был назван Кронштадтом, что означает «Город—крепость» или «Укреплённый город».

В 1723—1747 годах построена центральная крепость, окружающая Кронштадт с моря и суши. В январе 1733 года при морском госпитале открылась госпитальная лекарская школа — первое военно-морское медицинское учебное заведение страны.

После катастрофического пожара 23 июля 1764 года Кронштадт восстанавливался по генеральному плану, составленному архитектором С. И. Чевакинским. В 1783 году Екатерина II хотела перевести адмиралтейство из Санкт-Петербурга в Кронштадт; комплекс зданий Кронштадтского адмиралтейства был построен в 1780—1790-х годах по проектам архитекторов М. Н. Ветошникова, В. И. Баженова и Ч. Камерона. Павел I отменил этот проект. В 1786 году открылось Морское офицерское собрание, ставшее центром культурной жизни Кронштадта.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

 Победа при Тарутине была первой победой русских войск в Отечественной войне 1812 года после Бородинского сражения. Успех укрепил дух русской армии, перешедшей в контрнаступление.
Цель Тарутинского боя не была достигнута полностью, но её результат оказался успешным, и ещё большее значение имел успех для подъёма духа русских войск. Прежде в ходе войны ни в одном сражении у любой из сторон (даже при Бородино) не было такого количества захваченных пушек, как в этом — 36 или 38 орудий. В письме царю Александру I Кутузов сообщает о 2 500 убитых французах, 1 000 пленных, и ещё 500 пленных на следующий день взяли казаки при преследовании. Свои потери Кутузов оценил в 300 убитых и раненых.

 

 


Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

 Основной самолёт Аэрофлота до 1940 года. Всего было построено 258 самолётов этого типа.

К разработке «К-5» Калинин приступил в 1926 г., прототип был построен в 1929 г. Машину подняли в воздух пилот М.А. Снегирёв и бортмеханик П.Н. Власов. В качестве третьего члена экипажа полетел сам Калинин. Случилось это на харьковском аэродроме "Сокольники". Самолёт оказался лёгок в управлении, хорошо слушался руля. 30 мая 1930 К-5 перелетел в Москву, где выдержал экзамен перед государственной комиссией. Госкомиссия установила, что самолёт вполне отвечает предъявленным требованиям. Дальность до 1000 км, скорость до 200 км в час.

 

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Японские радиопеленгаторы регулярно засекали выходившую в эфир радиостанцию группы Зорге. Засечь точно работающий передатчик, или даже приблизиться к нему достаточно близко, японцам так и не удалось. Мнение о провале группы как следствие успешно работавших пеленгаторов — это не более чем художественный вымысел. Первая радиограмма была перехвачена в 1937 году. С тех пор донесения перехватывались регулярно. Однако, расшифровать ни одну из перехваченных радиограмм японцы так и не смогли.

И только после того, как на первом же допросе радист Макс Клаузен выдал всё, что он знал о кодах шифрования, японцы смогли расшифровать и прочитать всю подборку перехваченных донесений за несколько лет. Эти донесения фигурировали в материалах следствия, и по ним обвиняемые давали свои пояснения.

Всего по делу группы Зорге было арестовано 35 человек, привлечено к суду 17. Дознание длилось до мая 1942 года. 16 мая 1942 года официальные обвинения были предъявлены первым 7 обвиняемым: Зорге, Одзаки, Максу Клаузену, Вукеличу, Мияги, Сайондзи и Инукаи. Остальным обвинения были предъявлены позднее. Приговоры основным обвиняемым были вынесены 29 сентября 1943 года. Зорге и Одзаки были приговорены к смертной казни через повешение, Вукелич и Клаузен — к пожизненному тюремному заключению, Мияги умер в тюрьме ещё до вынесения приговора. Подробно: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/september/povesit-na-royalnoj-strune?searched=%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B4+%D0%B7%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B5&advsearch=allwords&highlight=ajaxSearch_highlight+ajaxSearch_highlight1+ajaxSearch_highlight2

 

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

Спускаемый аппарат с набором научной аппаратуры благополучно отделился и впервые в истории космонавтики провел прямые измерения состава атмосферы Венеры при спуске в ней на парашюте.    Спускаемый аппарат мог работать при температуре вплоть до +425°C и при давлении до 10 атмосфер, причем для увеличения шансов на успех он десантировался на ночную сторону планеты. Перед стартом он был подвергнут стерилизации с целью предотвращения переноса на Венеру земных микроорганизмов.

Сигнал прекратился внезапно через 95 минут после начала спуска, на 25-26 км ниже начальной точки, когда за бортом было +280°C и 15 атмосфер. Сначала всем казалось, что это и был момент посадки и что «Венере-4» удалось дойти до поверхности в рабочем состоянии. И лишь через несколько недель стало ясно, что в действительности на высоте около 28 км аппрарат был раздавлен атмосферным давлением, оказавшимся намного больше предусмотренного при конструировании станции.

Лишь «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года, благополучно достигла поверхности планеты. Она разрабатывалась и строилась с учетом опыта полетов предыдущих АМС. Спускаемый аппарат был сконструирован заново, и он должен был работать не менее 30 минут на поверхности при температуре до +540°С и давлении до 150 атмосфер. Теоретические значения, полученные для поверхности планеты были такими: 500°С и 100 атмосфер, так что спускаемый аппарат был построен с запасом. На всякий пожарный случай.

Спустя 120 суток после старта, 15 декабря 1970 года, станция «Венера-7» достигла планеты.

15 декабря в 8 часов 34 минут 10 секунд спускаемый аппарат впервые в мире совершил мягкую посадку на поверхность Венеры. В общей сложности он передавал на Землю информацию в течение 53 минут, в том числе около 20 минут непосредственно с поверхности Венеры. Измеренная температура у поверхности Венеры составила 475°±20°С; она соответствовала давлению 90±15 атмосфер.

В 1975 году спускаемый модуль зонда "Венера-9" передал первые черно-белые фотографии поверхности планеты. И, наконец, первые цветные изображения были получены в 1982 году "Венерой-13".

Американцы далеко отстали от СССР в исследовании Венеры. Лишь в 1967 году через день после посадки советской "Венеры-4" мимо планеты на расстоянии 4000 км пролетел американский "Маринер-5". На околовенерианскую орбиту впервые США вышли с помощью аппарата «Пионер-Венера-1», запущенного 20 мая 1978 года, который проработал до августа 1992 года и осуществлял, в частности, радиолокационное картографирование планеты.

Американская пресса вынуждена была констатировать: "Русские побили США в борьбе за очень большое количество первых мест в освоении космоса: первые спутники, запуск первых животных и первого человека, первый выход в открытый космос, первая посадка зонда на Марсе, первый зонд к Венере, первая орбитальная станция, первый полет вокруг Луны».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение