RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Бесы Украины
11 июля 2016 г.

Бесы Украины

События на моей малой родине давно уже перестали меня удивлять – они вызывают лишь досаду и жалость. Образно говоря, там каждый день не собаки кусают людей, а вполне даже – наоборот.
Дюрбалы Аркадия Арканова
8 апреля 2016 г.

Дюрбалы Аркадия Арканова

Поминальная молитва в годовщину ухода из этой жизни известного сатирика и добрейшего человека
К-19 — роковая субмарина
15 ноября 2017 г.

К-19 — роковая субмарина

15 ноября 1969 года в Баренцевом море произошло столкновение советской атомной подводной лодки с американской USS Gato
10 апреля 2013 г.

Проза

Книга о Лановом
1 февраля 2019 г.

Книга о Лановом

В издательстве ЭКСМО постоянный автор и друг РГК Михаил Захарчук выпустил книгу «Василий Лановой» с подзаголовком «Самый обворожительный офицер».
Главная » Читальный зал » Святое воинство в строю

Святое воинство в строю

Накануне Дня памяти и скорби 22 июня постоянный автор и друг РГК московский поэт Игорь Гревцев прислал поэтическую подборку

Она — не просто благоговейное поминание павших на войне воинов, но и духовное свидетельство того, что они и сегодня остаются бойцами за Великую Россию.
Святое воинство в строю

Великая Отечественная война отняла у нас миллионы жизней наших соотечественников. Но взамен она оставила нам бесценный дар – право чувствовать себя великим народом. Представители почти 200 национальностей, входивших тогда в состав Советского Союза, плечом к плечу в одних окопах отбивавших натиск фашистских орд, показали всему миру: что такое русский человек, когда он защищает Родину. Над всеми нами развевается Знамя Победы, в 45-м воздвигнутое нашими предками над рейхстагом, и оно до сих пор не даёт нам забыть, кто мы, откуда и куда идём. Мы – многонациональная Россия. И как бы наши враги не стремились раздробить нас и уничтожить поодиночке, рано или поздно, мы всё равно будем все вместе – от украинцев с белорусами до чукчей с эскимосами – называть себя единой страной. Об этом вопиет к нам кровь наших соотечественников, сложивших свои головы на полях Великой Отечественной войны. Все, погибшие за Святую Русь, – в одном строю в Царстве Небесном. Вечно живые! В это верю безоговорочно!

 

 


Возвратившаяся рота

Рвёт на части ревущая сталь
Всё, что встретит напротив:
Плоть вороны, травинки, куста,
И солдатские плоти…

Всё проходит, и это пройдёт.
Всё вернётся обратно.
Снова поле травой зарастёт,
Даже, неоднократно.

Возмещая земельный урон,
Дёрн покроет воронки.
А на место сгоревших ворон
Прилетят воронёнки.

Будет плавиться в небе закат,
Словно сталь броневая,
Но уже не вернутся назад
Те, кто здесь воевали.

Я сегодня впервые стою
На краю поля боя,
Но как будто я был в том бою –
До того мне здесь больно.

Почему же «как будто?» Не так!
Просто был я, и всё тут.
Помню десять отбитых атак
И погибшую роту.

Вот, проходит она сквозь меня
Чётким строем парадным…
Значит, вышла она из огня
И вернулась обратно.

Сила любви

Ползли по снегам угловатые танки –
Россию железом топтали…
Скрывались в распадинах лоси-подранки,
И птицы в леса улетали.

В соседнем селе не кудахтали куры,
И псы не бросались к воротам…
Сквозь прорези каждой чужой амбразуры
Разило бензином и потом.

Шли танки легко, как идут трясогузки
По полю. И нагло шумели.
А кто против них? Тридцать мальчиков русских
В больших, не по росту, шинелях.

Что могут они – эти глупые дети?
Их клочья замёрзнут на траках.
Но что это? Взрыв? И второй вот! И третий!
Да это ж – серьёзная драка!

И танки из крупповской стали горели,
Как связки берёзовых мётел,
Расплющив тупые стволы и турели
О сталь человеческой плоти.

А те, у кого поубавились прыти,
Себе не хотели признаться,
Что их сокрушил здесь не полк-истребитель,
А тридцать солдат-новобранцев.

Мальчишки ложились под танки не ради
Чинов и наград, и амбиций.
И можно ли было мечтать о награде
В то время под Русской столицей?

Нет, русских мальчишек на смерть вдохновляла,
Даруя им вечные жизни,
Та сила, которая крепче металла –
Любовь к Богоданной Отчизне.

«Не герои»

Он сегодня не встал из окопа:
Он в окопе нашёл свою смерть.
Покорённая позже Европа
В его очи не будет смотреть.

Да и он не видал её тоже,
И не ведал о жизни иной –
В той деревне, в которой он прожил,
Не крутили в то время кино.

Был простой, деревенский он парень,
Но напали враги на страну,
И тогда с «трёхлинейкою» в паре
Он смиренно пошёл на войну.

Изначально героем он не был:
На войне он боялся всего,
И особо – ревущего неба,
Когда бомбы летели с него.

Он боялся подняться с окопа,
Он робел в контратаку пойти,
Но «случайно» три пули прохлопал
И под стенкой окопа затих.

Да, конечно, не стал он героем.
Но и трусом он тоже не стал.
А свинец, что вошёл в него роем,
Был для тех, кто повергнет рейхстаг.

Он упал, а те трое из роты
Над окопом поднялись потом…
Сколько их, заслонивших кого-то
«Не героев», стоит пред Христом?

Святое ополчение

Сугробы лежали, как бруствер…
По узкой траншее тропы
Шли люди, уставшие вусмерть,
А с веток их иней кропил.

Горбатились плечи под грузом
Набитых во всю вещмешков.
Зима над Советским Союзом
Не знала ни пут, ни оков.

Мороз бил покрепче орудий
В те страшные дни под Москвой,
Но шли измождённые люди
На смерть по тропе боевой.

Туда, где за дымкой сожженной,
Казалось, гремела гроза,
Стремился, тротилом гружённый,
Отряд молодых партизан.

Их возраст щетиной не спрятан,
А кое-кто в школьном пальто, –
Но знали они, что обратно
Живым не вернётся никто.

Мальчишки, по возрасту дети –
Мужчины по сути своей –
Шли твёрдо, и дьявольский ветер
От немощи дул ещё злей.

Там не было слабых и шатких,
Способных от страха остыть:
Пузырились звёзды на шапках,
А в душах горели кресты.

Пусть Бога они не просили,
Не ведая Бога: «Спаси!» –
Но были они для России
Святым ополченьем Руси.

Частичка

Снаряды воют над головой
И чертят смертельный путь
Не умирай, дорогой ты мой:
Осталось совсем чуть-чуть.

Пот превратился в горячий град,
Ладони скользят в крови.
Какой ты, право, тяжёлый, брат.
Прошу тебя, доживи!

Тащу тебя, как свою судьбу,
Как Богом данный мне груз.
Тащу тебя на своём горбу,
Как для распятия брус.

Сейчас ты крест мой, и нужно мне
Тебя нести до конца
В этом ревущем сталью огне,
Под шквальным дождём свинца.

След от зубов на моей губе –
Как дырочки от гвоздей.
Нынче сошлась на одном тебе
Война, что идёт везде.

Спасу тебя, и тогда спасу
Всё то, что могу иметь.
Ты только сам теперь не спасуй:
Не вздумай, брат, умереть!

Смерть завывает над головой…
Теряю остаток сил…
Господи, дай мне спасти его –
Частичку моей Руси!

Поле Славы Божией

На пилотку к нему села вдруг стрекоза,
Когда шёл он на бой этот правый
А потом опрокинулось небо в глаза,
Когда мёртвый упал он на травы.

А в траве по нему пробежал муравей,
Суетясь, как ни в чём не бывало.
И коровка, что Божьей зовут, у бровей
Засверкала росинкою алой.

Он лежал среди русских красивых полей,
Сам такой молодой и красивый,
Колоском, что, не вызрев, уже был спелей
Всех, дотоле взращённых Россией.

Он затылком касался упругой земли,
Он уже прорастал в неё кожей,
А вокруг бушевал разнотравный разлив
Всею силой земли этой Божьей.

Спи, солдат, спи, родной. Ты исполнил свой долг.
Ты сполна отработал свой отдых.
Сам Господь тебя вводит в Небесный Чертог,
Где текут живоносные воды.

Ты войдёшь не спеша в тот заоблачный сад
И приляжешь под Райскою вишней…
Спи спокойно, погибший за Бога солдат –
Ты теперь никогда не погибнешь!

Благовестник

Что с каждым случится, того мы не знали,
Ведь бой обещался быть страшным:
От страха колосья на землю роняли
Ещё не созревшие брашна.

Грядущая битва казалась для многих
Последней чертой перед смертью.
И дул с предлежащих отрогов пологих
Пропитанный ужасом ветер.

Мы ждали упруго, когда же затишье
Под первыми взрывами треснет?
И в это мгновенье явился к нам свыше
Архангел – Божественный вестник.

Лицом обернувшись к военному стану,
Воззвал он ко всем поимённо:
«Да, мертвым живые завидовать станут
В грядущем сражении оном.

Но вам эта битва дарована Богом,
Чтоб вы за Него претерпели,
И, путь завершая достойным итогом,
Омылись в кровавой купели.

Да, скоро вы все не увидите солнца
Над полем, что станет пустыней.
Но лишь до конца претерпевший спасётся,
Ведь все вы поляжете ныне.

Примите же смерть, как безценную ношу
И не уроните пред адом,
А я до конца в том аду вас не брошу
И буду невидимо рядом».

И Ангел исчез. Но исчезли с ним вместе
Уныние, страх, безнадёга.
И каждый себя ощутил на том месте
Бойцом Всемогущего Бога.

Соловьи на поле боя

Соловьи своё теперь отпели –
Наступает очередь боёв.
Но слышны на поле боя трели
Сереньких, безстрашных соловьёв.

Стоит лишь затихнуть перестрелке
На каких-то кратких полчаса,
Тут же начинают посиделки
Соловьи в расстрелянных лесах.

И поют они самозабвенно,
Будто бы торопятся допеть
Для солдат, ещё не убиенных,
Но приуготовленных на смерть.

И за эти полчаса затишья,
Слушая российских соловьёв,
Каждый русский воин в сердце ищет
Что-то сокровенное своё.

У кого-то дом, жена и дети.
У кого-то мать с отцом в избе.
У кого-то дева на примете,
Но, вот, пожениться не успел.

А всё вместе – это Русь Святая:
За неё не страшно умереть…
Соловьи поют, не улетая, –
Им с России некуда лететь.

Битва за Царство

Сплотим ряды, сомкнём щиты и плечи,
И обнажим булатные мечи –
В преддверии на Русь грядущей сечи
Пусть будут наши души горячи.

Пускай сердца исполнятся покоя,
И злоба их пускай не осквернит:
Нам выполнить положено такое,
Что выше всякой мести и обид.

Мы воины Христа, Его солдаты;
И только чистоту в себе храня,
Мы обретаем ангельские латы,
Что крепче, чем железная броня.

Мы братья во Христе: единство духа
Любой родни нас делает родней.
Готовы умереть мы друг за друга,
И потому нет воинства сильней.

Сомкнём щиты, – идут чужие рати,
Как будто океан из берегов.
Но в этот бой ведёт нас Божья Матерь,
И что нам до количества врагов?

Нас не пугают раны и увечья,
Нас вдохновляет праведная смерть.
Склоняемся пред Сыном Человечьим
В надежде Сына Божьего узреть.

Никто из нас от боли не заноет,
Не уклонится с бранного пути –
Погибнем мы за Царствие Земное,
Чтоб в Царствие Небесное войти!

Смерть ветерана

Снова поле зерном озернится,
Первоцветом покроется сад,
Полыхнёт за рекою зарница,
Но из дома не выйдет солдат.

Он любил это поле и речку,
И в преддверии майской зари
Он любил посидеть на крылечке,
Не спеша «Беломор» закурив.

В эти дни его боль отпускала.
Даже дерзкая смерть в эти дни
Со своим ежедневным оскалом

Не стояла упрямо над ним.

А сегодня солдата не стало:
Наконец-то, закончился бой
За далёкий степной полустанок
Где закрыл он Россию собой.

Принял он в своё тело ту пулю,

Что на Русь прилетела, как моль.

С той поры и терпел он тупую,

Ни на миг не стихавшую боль.

Но судьбу никогда не корил он,

Было всё в его жизни большой:

Дети, внуки, супруга Ирина –

С ней он длинной дорогой прошёл.

И была в его жизни Россия

С русским полем и русской рекой…

Пуля та его всё же скосила –

Но… дай Бог нам кончины такой!


Святая Победа

П
ришёл к прадедушке внучок
(Вернее, правнук старший):

«Скажи мне, деда, твой значок –

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 марта
пятница
2019

В этот день:

Спасение Василия Шуйского

22 марта 1610 года в Москву, сняв осаду, которую вела армия Лжедмитрия II, вошли войска князя Михаила Васильевича СКОПИНА-ШУЙСКОГО. Он собрал свои рати в Новгороде, Вологде, Устюге и провел ряд победоносных сражений с отрядами самозванца, прозванного в народе Тушинским вором. Царь ВАСИЛИЙ ШУЙСКИЙ был спасен.

Генерал-фельдмаршал Николай Репнин

22 марта 1734 года родился Николай Васильевич РЕПНИН, князь, генерал-фельдмаршал, дипломат, гроза турок. Участник русско-турецких войн конца XVIII века.

Генерал-фельдмаршал Николай Репнин

22 марта 1734 года родился Николай Васильевич РЕПНИН, князь, генерал-фельдмаршал, дипломат, гроза турок. Участник русско-турецких войн конца XVIII века.

Командуя отдельным корпусом, он воспрепятствовал переправе через Прут 36-тысячного турецкого войска. Затем отличился в сражении при Рябой Могиле: действовавшие под его командованием Киевский, Архангелогородский, Ширванский мушкетерские полки и гренадерские батальоны при поддержке конницы разгромили левый фланг турок.  27 июля 1770 года награждён орденом святого Георгия 2-й степени под номером № 2.

Генеральный конструктор концерна «Антей».

22 марта 1926 года родился Вениамин Павлович ЕФРЕМОВ, генеральный конструктор концерна «Антей».

Генеральный конструктор концерна «Антей».

22 марта 1926 года родился Вениамин Павлович ЕФРЕМОВ, генеральный конструктор концерна «Антей».

Он является создателем противовоздушных ракет 9М33 для ЗРК «Оса» и 9М330 для комплекса «Тор", а также мобильной универсальной противоракетной и противосамолетной системы «Антей-2500».

Эта система существенно превосходит по всем параметрам американские «Пэтриоты», она способна эффективно бороться как с баллистическими ракетами с дальностями пуска до 2500 км, так и со всеми видами аэродинамических и аэробаллистических целей.

 

Зверства украинских националистов в Хатыни

22 марта 1943 года фашистскими карателями (при активном участии украинских националистов) уничтожена белорусская деревня Хатынь — за помощь партизанам. Заживо сгорели 149 человек, из них 75 детей.

Зверства украинских националистов в Хатыни

22 марта 1943 года фашистскими карателями (при активном участии украинских националистов) уничтожена белорусская деревня Хатынь — за помощь партизанам. Заживо сгорели 149 человек, из них 75 детей.

 Как это напоминает то, что произошло в Одесском Доме профсоюзов, где потомками бандеровцев заживо сожжено 42 человека!

 

Злодеяния бандеровцев были засекречены на долгие десятилетия, дабы не «бросать тень» на весь украинский народ. А зря. Если бы это было известно всем, то вряд ли сегодня сумели бы захватить власть на Украине духовные сыновья тех, кто расстреливал и сжигал заживо русских, белорусов, поляков, украинцев, евреев...

22 марта 1943 года украинские националисты 118 карательного батальона ворвались в деревню Хатынь и окружили ее. Жители деревни ничего не знали о том, что утром в 6 км от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер. Но ни в чем не повинным людям фашисты уже вынесли смертный приговор. Все население Хатыни от мала до велика — стариков, женщин, детей выгоняли из домов и гнали в колхозный сарай. Прикладами автоматов поднимали с постели больных, стариков, не щадили женщин с маленькими и грудными детьми. Сюда привели семьи Иосифа и Анны Барановских с 9 детьми, Александра и Александры Новицких с 7 детьми; столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому исполнился только один год. В сарай пригнали Веру Яскевич с семинедельным сыном Толиком. Леночка Яскевич вначале спряталась во дворе, а затем решила надежно укрыться в лесу. Пули фашистов не смогли догнать бегущую девочку. Тогда один из фашистов бросился за ней, догнав, расстрелял ее на глазах у обезумевшего от горя отца. Вместе с жителями Хатыни в сарай пригнали жителя деревни Юрковичи Антона Кункевича и жительницу деревни Камено Кристину Слонскую, которые оказались в это время в деревне Хатынь.
Ни один взрослый не смог остаться незамеченным. Только троим детям — Володе Яскевичу, его сестре Соне Яскевич и Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Когда все население деревни было в сарае, фашисты заперли двери сарая, обложили его соломой, облили бензином и подожгли. Деревянный сарай мгновенно загорелся. В дыму задыхались и плакали дети. Взрослые пытались их спасти. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, люди бросились бежать, но тех, кто вырывался из пламени, фашисты и украинские националисты хладнокровно расстреливали из автоматов и пулеметов. Погибли 149 человек, из них 75 детей до 16-тилетнего возраста. Деревня была разграблена и сожжена дотла.

Две девушки из семей Климовичей и Федоровичей — Мария Федорович и Юлия Климович — чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса. Обгоревших, чуть живых их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета. Но и эта деревня вскоре была сожжена фашистами, и обе девушки погибли.

Лишь двое детей, из находившихся в сарае, остались живы — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Когда в горящей одежде, охваченные ужасом люди выбегали из горящего сарая, вместе с другими жителями деревни выбежала Анна Желобкович. Она крепко держала за руку семилетнего сына Витю. Смертельно раненая женщина, падая, прикрыла сына собой. Раненый в руку ребенок пролежал под трупом матери до ухода фашистов из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей. Гитлеровцы приняли его за мертвого.

Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень. После войны дети воспитывались в детском доме г.п. Плещеницы.

Единственный взрослый свидетель хатынской трагедии 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский, обгоревший и израненный пришел в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне. Ему пришлось пережить еще один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашел своего израненного сына. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца.

Этот трагический момент из жизни Иосифа Каминского положен в основу создания единственной скульптуры мемориального комплекса «Хатынь»— «Непокоренный человек».

После войны не сразу стало известно об активном участии в этой зверской акции 118 батальона украинских националистов. А когда всплыли документы и начались судебные процессы первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Щербицкий специально обратился в Центральный комитет КПСС с просьбой не разглашать информацию об участии украинских полицаев в зверском убийстве мирных жителей белорусской деревни. К просьбе тогда отнеслись с "пониманием". Но правда о том, что Хатынь уничтожили украинские националисты, составляющие 118-й специальный полицейский батальон не может быть вечно под спудом.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение