RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Нечаянная родня
29 апреля 2018 г.

Нечаянная родня

Новые стихи нашего постоянного автора уральского поэта Александра Костенко о единении на почве ... соседства
Как погиб поэт Алексей Лебедев
14 ноября 2013 г.

Как погиб поэт Алексей Лебедев

В ночь с 14 на 15 ноября 1941 года в Балтийском море подорвалась на трёх донных минах и затонула подводная лодка Л-2.
Признаки надвигающейся бойни
23 сентября 2015 г.

Признаки надвигающейся бойни

Как сообщает американский журнал Foreign Policy, пентагон начал активную фазу подготовки превентивного удара по России
Сто метров
17 мая 2017 г.

Сто метров

Этот рассказ нам прислали с электронной почты сайта "Московские суворовцы"
«Не долюбив, не докурив последней папиросы»
20 мая 2018 г.

«Не долюбив, не докурив последней папиросы»

Памяти поэта-воина Николая Майорова, погибшего в 22 года в бою под Смоленском
Главная » Читальный зал » Святое воинство в строю

Святое воинство в строю

Накануне Дня памяти и скорби 22 июня постоянный автор и друг РГК московский поэт Игорь Гревцев прислал поэтическую подборку

Она — не просто благоговейное поминание павших на войне воинов, но и духовное свидетельство того, что они и сегодня остаются бойцами за Великую Россию.
Святое воинство в строю

Великая Отечественная война отняла у нас миллионы жизней наших соотечественников. Но взамен она оставила нам бесценный дар – право чувствовать себя великим народом. Представители почти 200 национальностей, входивших тогда в состав Советского Союза, плечом к плечу в одних окопах отбивавших натиск фашистских орд, показали всему миру: что такое русский человек, когда он защищает Родину. Над всеми нами развевается Знамя Победы, в 45-м воздвигнутое нашими предками над рейхстагом, и оно до сих пор не даёт нам забыть, кто мы, откуда и куда идём. Мы – многонациональная Россия. И как бы наши враги не стремились раздробить нас и уничтожить поодиночке, рано или поздно, мы всё равно будем все вместе – от украинцев с белорусами до чукчей с эскимосами – называть себя единой страной. Об этом вопиет к нам кровь наших соотечественников, сложивших свои головы на полях Великой Отечественной войны. Все, погибшие за Святую Русь, – в одном строю в Царстве Небесном. Вечно живые! В это верю безоговорочно!

 

 


Возвратившаяся рота

Рвёт на части ревущая сталь
Всё, что встретит напротив:
Плоть вороны, травинки, куста,
И солдатские плоти…

Всё проходит, и это пройдёт.
Всё вернётся обратно.
Снова поле травой зарастёт,
Даже, неоднократно.

Возмещая земельный урон,
Дёрн покроет воронки.
А на место сгоревших ворон
Прилетят воронёнки.

Будет плавиться в небе закат,
Словно сталь броневая,
Но уже не вернутся назад
Те, кто здесь воевали.

Я сегодня впервые стою
На краю поля боя,
Но как будто я был в том бою –
До того мне здесь больно.

Почему же «как будто?» Не так!
Просто был я, и всё тут.
Помню десять отбитых атак
И погибшую роту.

Вот, проходит она сквозь меня
Чётким строем парадным…
Значит, вышла она из огня
И вернулась обратно.

Сила любви

Ползли по снегам угловатые танки –
Россию железом топтали…
Скрывались в распадинах лоси-подранки,
И птицы в леса улетали.

В соседнем селе не кудахтали куры,
И псы не бросались к воротам…
Сквозь прорези каждой чужой амбразуры
Разило бензином и потом.

Шли танки легко, как идут трясогузки
По полю. И нагло шумели.
А кто против них? Тридцать мальчиков русских
В больших, не по росту, шинелях.

Что могут они – эти глупые дети?
Их клочья замёрзнут на траках.
Но что это? Взрыв? И второй вот! И третий!
Да это ж – серьёзная драка!

И танки из крупповской стали горели,
Как связки берёзовых мётел,
Расплющив тупые стволы и турели
О сталь человеческой плоти.

А те, у кого поубавились прыти,
Себе не хотели признаться,
Что их сокрушил здесь не полк-истребитель,
А тридцать солдат-новобранцев.

Мальчишки ложились под танки не ради
Чинов и наград, и амбиций.
И можно ли было мечтать о награде
В то время под Русской столицей?

Нет, русских мальчишек на смерть вдохновляла,
Даруя им вечные жизни,
Та сила, которая крепче металла –
Любовь к Богоданной Отчизне.

«Не герои»

Он сегодня не встал из окопа:
Он в окопе нашёл свою смерть.
Покорённая позже Европа
В его очи не будет смотреть.

Да и он не видал её тоже,
И не ведал о жизни иной –
В той деревне, в которой он прожил,
Не крутили в то время кино.

Был простой, деревенский он парень,
Но напали враги на страну,
И тогда с «трёхлинейкою» в паре
Он смиренно пошёл на войну.

Изначально героем он не был:
На войне он боялся всего,
И особо – ревущего неба,
Когда бомбы летели с него.

Он боялся подняться с окопа,
Он робел в контратаку пойти,
Но «случайно» три пули прохлопал
И под стенкой окопа затих.

Да, конечно, не стал он героем.
Но и трусом он тоже не стал.
А свинец, что вошёл в него роем,
Был для тех, кто повергнет рейхстаг.

Он упал, а те трое из роты
Над окопом поднялись потом…
Сколько их, заслонивших кого-то
«Не героев», стоит пред Христом?

Святое ополчение

Сугробы лежали, как бруствер…
По узкой траншее тропы
Шли люди, уставшие вусмерть,
А с веток их иней кропил.

Горбатились плечи под грузом
Набитых во всю вещмешков.
Зима над Советским Союзом
Не знала ни пут, ни оков.

Мороз бил покрепче орудий
В те страшные дни под Москвой,
Но шли измождённые люди
На смерть по тропе боевой.

Туда, где за дымкой сожженной,
Казалось, гремела гроза,
Стремился, тротилом гружённый,
Отряд молодых партизан.

Их возраст щетиной не спрятан,
А кое-кто в школьном пальто, –
Но знали они, что обратно
Живым не вернётся никто.

Мальчишки, по возрасту дети –
Мужчины по сути своей –
Шли твёрдо, и дьявольский ветер
От немощи дул ещё злей.

Там не было слабых и шатких,
Способных от страха остыть:
Пузырились звёзды на шапках,
А в душах горели кресты.

Пусть Бога они не просили,
Не ведая Бога: «Спаси!» –
Но были они для России
Святым ополченьем Руси.

Частичка

Снаряды воют над головой
И чертят смертельный путь
Не умирай, дорогой ты мой:
Осталось совсем чуть-чуть.

Пот превратился в горячий град,
Ладони скользят в крови.
Какой ты, право, тяжёлый, брат.
Прошу тебя, доживи!

Тащу тебя, как свою судьбу,
Как Богом данный мне груз.
Тащу тебя на своём горбу,
Как для распятия брус.

Сейчас ты крест мой, и нужно мне
Тебя нести до конца
В этом ревущем сталью огне,
Под шквальным дождём свинца.

След от зубов на моей губе –
Как дырочки от гвоздей.
Нынче сошлась на одном тебе
Война, что идёт везде.

Спасу тебя, и тогда спасу
Всё то, что могу иметь.
Ты только сам теперь не спасуй:
Не вздумай, брат, умереть!

Смерть завывает над головой…
Теряю остаток сил…
Господи, дай мне спасти его –
Частичку моей Руси!

Поле Славы Божией

На пилотку к нему села вдруг стрекоза,
Когда шёл он на бой этот правый
А потом опрокинулось небо в глаза,
Когда мёртвый упал он на травы.

А в траве по нему пробежал муравей,
Суетясь, как ни в чём не бывало.
И коровка, что Божьей зовут, у бровей
Засверкала росинкою алой.

Он лежал среди русских красивых полей,
Сам такой молодой и красивый,
Колоском, что, не вызрев, уже был спелей
Всех, дотоле взращённых Россией.

Он затылком касался упругой земли,
Он уже прорастал в неё кожей,
А вокруг бушевал разнотравный разлив
Всею силой земли этой Божьей.

Спи, солдат, спи, родной. Ты исполнил свой долг.
Ты сполна отработал свой отдых.
Сам Господь тебя вводит в Небесный Чертог,
Где текут живоносные воды.

Ты войдёшь не спеша в тот заоблачный сад
И приляжешь под Райскою вишней…
Спи спокойно, погибший за Бога солдат –
Ты теперь никогда не погибнешь!

Благовестник

Что с каждым случится, того мы не знали,
Ведь бой обещался быть страшным:
От страха колосья на землю роняли
Ещё не созревшие брашна.

Грядущая битва казалась для многих
Последней чертой перед смертью.
И дул с предлежащих отрогов пологих
Пропитанный ужасом ветер.

Мы ждали упруго, когда же затишье
Под первыми взрывами треснет?
И в это мгновенье явился к нам свыше
Архангел – Божественный вестник.

Лицом обернувшись к военному стану,
Воззвал он ко всем поимённо:
«Да, мертвым живые завидовать станут
В грядущем сражении оном.

Но вам эта битва дарована Богом,
Чтоб вы за Него претерпели,
И, путь завершая достойным итогом,
Омылись в кровавой купели.

Да, скоро вы все не увидите солнца
Над полем, что станет пустыней.
Но лишь до конца претерпевший спасётся,
Ведь все вы поляжете ныне.

Примите же смерть, как безценную ношу
И не уроните пред адом,
А я до конца в том аду вас не брошу
И буду невидимо рядом».

И Ангел исчез. Но исчезли с ним вместе
Уныние, страх, безнадёга.
И каждый себя ощутил на том месте
Бойцом Всемогущего Бога.

Соловьи на поле боя

Соловьи своё теперь отпели –
Наступает очередь боёв.
Но слышны на поле боя трели
Сереньких, безстрашных соловьёв.

Стоит лишь затихнуть перестрелке
На каких-то кратких полчаса,
Тут же начинают посиделки
Соловьи в расстрелянных лесах.

И поют они самозабвенно,
Будто бы торопятся допеть
Для солдат, ещё не убиенных,
Но приуготовленных на смерть.

И за эти полчаса затишья,
Слушая российских соловьёв,
Каждый русский воин в сердце ищет
Что-то сокровенное своё.

У кого-то дом, жена и дети.
У кого-то мать с отцом в избе.
У кого-то дева на примете,
Но, вот, пожениться не успел.

А всё вместе – это Русь Святая:
За неё не страшно умереть…
Соловьи поют, не улетая, –
Им с России некуда лететь.

Битва за Царство

Сплотим ряды, сомкнём щиты и плечи,
И обнажим булатные мечи –
В преддверии на Русь грядущей сечи
Пусть будут наши души горячи.

Пускай сердца исполнятся покоя,
И злоба их пускай не осквернит:
Нам выполнить положено такое,
Что выше всякой мести и обид.

Мы воины Христа, Его солдаты;
И только чистоту в себе храня,
Мы обретаем ангельские латы,
Что крепче, чем железная броня.

Мы братья во Христе: единство духа
Любой родни нас делает родней.
Готовы умереть мы друг за друга,
И потому нет воинства сильней.

Сомкнём щиты, – идут чужие рати,
Как будто океан из берегов.
Но в этот бой ведёт нас Божья Матерь,
И что нам до количества врагов?

Нас не пугают раны и увечья,
Нас вдохновляет праведная смерть.
Склоняемся пред Сыном Человечьим
В надежде Сына Божьего узреть.

Никто из нас от боли не заноет,
Не уклонится с бранного пути –
Погибнем мы за Царствие Земное,
Чтоб в Царствие Небесное войти!

Смерть ветерана

Снова поле зерном озернится,
Первоцветом покроется сад,
Полыхнёт за рекою зарница,
Но из дома не выйдет солдат.

Он любил это поле и речку,
И в преддверии майской зари
Он любил посидеть на крылечке,
Не спеша «Беломор» закурив.

В эти дни его боль отпускала.
Даже дерзкая смерть в эти дни
Со своим ежедневным оскалом

Не стояла упрямо над ним.

А сегодня солдата не стало:
Наконец-то, закончился бой
За далёкий степной полустанок
Где закрыл он Россию собой.

Принял он в своё тело ту пулю,

Что на Русь прилетела, как моль.

С той поры и терпел он тупую,

Ни на миг не стихавшую боль.

Но судьбу никогда не корил он,

Было всё в его жизни большой:

Дети, внуки, супруга Ирина –

С ней он длинной дорогой прошёл.

И была в его жизни Россия

С русским полем и русской рекой…

Пуля та его всё же скосила –

Но… дай Бог нам кончины такой!


Святая Победа

П
ришёл к прадедушке внучок
(Вернее, правнук старший):

«Скажи мне, деда, твой значок –

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 июля
четверг
2018

В этот день:

Сражение на Шипке

19 июля 1877 года во время русско-турецкой войны передовой отряд русских войск под командованием генерала И.В. Гурко занял Шипку – стратегический перевал на Центральных Балканах.

Сражение на Шипке

19 июля 1877 года во время русско-турецкой войны передовой отряд русских войск под командованием генерала И.В. Гурко занял Шипку – стратегический перевал на Центральных Балканах.

 Вскоре турки начали наступление. Героическая оборона перевала русскими отрядами и болгарскими дружинами продолжалась до января следующего года, когда русские войска перешли в общее наступление.

Сталин стал наркомом обороны

19 июля 1941 года указом Президиума Верховного Совета СССР наркомом обороны был назначен И. В. СТАЛИН. До этого наркомат возглавлял Семен Тимошенко. Война потребовала сосредоточения власти в одном центре. В этот период вся полнота власти в СССР принадлежала Государственному комитету обороны СССР (ГКО СССР) под руководством И.В. Сталина, который совмещал должность председателя ГКО СССР с должностями председателя Совнаркома СССР и наркома обороны.

Сталин стал наркомом обороны

19 июля 1941 года указом Президиума Верховного Совета СССР наркомом обороны был назначен И. В. СТАЛИН. До этого наркомат возглавлял Семен Тимошенко. Война потребовала сосредоточения власти в одном центре. В этот период вся полнота власти в СССР принадлежала Государственному комитету обороны СССР (ГКО СССР) под руководством И.В. Сталина, который совмещал должность председателя ГКО СССР с должностями председателя Совнаркома СССР и наркома обороны.

 На время войны деятельность народных комиссариатов СССР была подчинена ГКО СССР, который не имел своего аппарата и полагался на административные ресурсы наркоматов.
 По указу Государственного комитета обороны 15 октября 1941 года Совнарком СССР, вместе с другими органами государственной власти и управления, был эвакуирован в г. Куйбышев, однако И.В. Сталин, будучи председателем ГКО СССР и Ставки Верховного Главнокомандования, остался в Москве. Являясь председателем Совета Народных Комиссаров СССР, Сталин руководил работами по организации военного производства, партизанского движения, восстановления хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации, а также занимался другими вопросами, входящими в сферу полномочий правительства СССР.

Послевоенный подвиг генерала Хрюкина

19 июля 1953 года умер Тимофей Тимофеевич ХРЮКИН (род. 21.06.1910), генерал-полковник авиации, командующий воздушной армией, дважды Герой Советского Союза.

Послевоенный подвиг генерала Хрюкина

19 июля 1953 года умер Тимофей Тимофеевич ХРЮКИН (род. 21.06.1910), генерал-полковник авиации, командующий воздушной армией, дважды Герой Советского Союза.

Войну он начал в должности командующего ВВС 12-й армии. В августе 1941 года назначен командующим ВВС вновь созданного Карельского фронта. В его задачу входила организация прикрытия с воздуха Кировской железной дороги. В июне 1942 года генерал-лейтенанта Хрюкина назначают командующим ВВС Юго-Западного фронта, позже преобразованных в 8-ю воздушную армию. Под его руководством лётчики сражались под Харьковом, Сталинградом, Ростовом-на-Дону, на рубеже Миус-фронта, в Крыму. По инициативе Хрюкина под Сталинградом был создан полк асов — 9-й гвардейский истребительный авиаполк. Хрюкин внедрял разработанную в армии тактику действий штурмовой авиации со средних высот. Он разрабатывал планы крупных операций воздушных сил (первая — во время контрнаступления под Сталинградом). В июле 1944 года возглавил 1-ю воздушную армию 3-го Белорусского фронта. Участвовал в освобождении Белоруссии и Прибалтики, в операциях в Восточной Пруссии. В 1944 году по инициативе и при деятельном участии Хрюкина в Крыму началось восстановление разрушенного фашистами Всесоюзного пионерского лагеря «Артек». С августа 1946 года — заместитель Главнокомандующего ВВС по боевой подготовке. С июля 1947 года — командующий 7-й воздушной армией. С апреля 1949 года — командующий войсками Бакинского района ПВО. В сентябре 1950 года после окончания Военной академии Генерального штаба назначен заместителем Главкома ВВС по вузам.

Во время учений Хрюкин ехал на автомобиле в штаб. Неожиданно на дороге оказалась группа женщин. Шофёр затормозить не успел. Тогда Хрюкин выхватил руль и направил машину в кювет. Врачи спасли ему жизнь, но авария сильно подорвала его здоровье. 19 июля 1953 года он умер от полученных увечий. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение