RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Господи, спаси Украину!
26 сентября 2015 г.

Господи, спаси Украину!

Мы всегда вместе и плакали, и радовались. Что бы я ни делал, что бы я ни думал, я никогда не принимал в расчёт, кто я – великоросс или малоросс
Легенда о Можайском десанте
28 сентября 2013 г.

Легенда о Можайском десанте

Продолжаем конкурс «День патриотической поэзии» имени поэта-подводника Алексея Лебедева
Падение Украины-8
14 декабря 2014 г.

Падение Украины-8

Какой там международный империализм – хохлы и кацапы сами себе сотворят такие беды, что никаким международным акулам и не приснится
Адмирал чести
7 февраля 2014 г.

Адмирал чести

В ночь с 6 на 7 февраля 1920 года Россия потеряла воина-патриота Александра Колчака
Русский вопрос
17 апреля 2014 г.

Русский вопрос

На прошедшей 17 апреля «прямой линии» Владимир Путин уделил беспрецедентное внимание патриотизму и проблемам наших соотечественников за рубежом
Главная » Читальный зал » Жестокие рифмы Победы

Жестокие рифмы Победы

Наш давний друг и постоянный автор московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев прислал подборку своих стихов

Они - о воинском долге, подвиге, самоотверженной защите Отечества.
Жестокие рифмы Победы

 

 

Великая Отечественная

Такой мы её не гадали-не ждали,
Хоть, вроде бы, предощущали всей кожей.
Так что же смело нас? Ошибки? Орда ли?
А может, и в правду, был бич это Божий?

Да, всё получилось по воле Господней:
Война обозначилась в каждом семействе
Не праздничной свахой, а подлою сводней,
Народ окрутившей с погибелью вместе.

Нет, мы не боялись войны; мы хотели
Геройски погибнуть за нашу Отчизну.
Но так закружили стальные метели,
Что даже наш подвиг нам стал в укоризну.

И могут желать ли чего-либо, кроме
Позора и плена, кичливые рати,
Что вышли на поле сражения в форме,
Запятнанной кровью расстрелянных братьев?

Нам это открылось, как Истина в храме,
Когда окрылили нам плечи погоны
Тех, нами когда-то отвергнутых, армий,
Что в бой уходили под сенью иконы;

И там своей смертью, всегда вдохновенной,
За Веру, Царя и Отечество – веско
Они омывались в купели военной
До ангельских риз, до небесного блеска.

Мы поняли это под звон колокольный,
Под пение Крестных ходов и молебнов,
И то, от чего было стыдно и больно,
В конце обратилось лекарством целебным.

Мы приняли Божию кару по-детски,
Всё больше смиряя себя год за годом.
В купель мы входили народом советским,
А вышли оттуда мы Русским народом.

И только тогда повернула на Запад
Война, обращённая ликом к Востоку,
Когда мы спустились Божественным трапом
С разбитого судна гордыни жестокой.

Достойным плодом покаяния стал нам
Пропитанный кровью, слезами, золою
Наш воинский стяг над горящий Рейхстагом –
И звёзды салютов над Русской землёю.

Мальчишки и девчонки России

Уходили мальчишки на фронт.
Провожали их девочки русские –
Увядал не целованный рот
И глаза становились тусклыми.

А мальчишки седели в боях,
Оставаясь детьми, тем не менее.
Так взрослела Отчизна моя
Почти в каждом своём поколении

Век от века, без всякой вины,
Будто ей эти войны завещаны…
Возвращались мужчины с войны
И встречали их русские женщины.

Но опять и опять, и опять
Расставались мальчишки с девчонками.
На земле моей каждая пядь
Их слезами и кровью подчёркнуты.

Что поделаешь, Родина-мать?
Видно, так уж от Бога назначено:
Русским быть – это, значит, страдать,
И, наверно, не нужно иначе нам…

Когда возвращаются дивизии

Тот год был безумен и страшен
Не смертью, а шагом солдат:
Дивизии шли мимо пашен
Походкой идущих с блуда.

Земля не дрожала под ними,
А жалко тряслась, как щенок…
Всё будет потом, когда минет
Отмеренный Господом срок.

Нам этого срока хватило,
Чтоб выпить позор свой до дна –
И всю нашу скверну омыла
В купели позора война.

Россия в очищенной ризе –
Она уже Божий народ.
Возврат отступивших дивизий

Был неотвратим, как восход.

Дрожала земля под ногами
Вернувшихся русских солдат,
Когда они шли за врагами
В сиянии ангельских лат.

И вот она высшая правда, –
Проста, как сердец ваших стук:
Не троньте Россию (не надо!),
Когда она служит Христу.

Шутите с голодными львами,
Играйте с гремучей змеёй,
Померяйтесь духом с цунами, –
Но только не с Русской землёй.

Пусть будет ваш мир агрессивен,
Он все же подарит вам шанс.
Но если коснётесь России,
Ничто не спасёт уже вас.

Смерть солдата

Он молча осенил крестом
Свою израненную грудь.
И, так же молча, за Христом
Ушёл он в свой последний путь.

На поле боя пал танкист.
И хоть героем он и не был,
Но перед этим чистым небом
Сейчас он был навеки чист.

Он был мужчина и солдат.
Он был, без выспренних раздумий,
Достойный муж, отец и брат.
И вот теперь – достойно умер.

Он, ставший воином Христа,
Не изменил своей Присяге,
И вот теперь, в сыром овраге,
Лежал с улыбкой на устах.

Подбитый танк его горел,
Дорогу в небо освещая.
И восходил солдат горе,
Врагов и недругов прощая.

Святая Русь, гордись собой:
Ведь это ты его взрастила,
И ты его благословила –
И за тебя он принял бой.

С
вященная дань

Я уходил в заоблачную даль…
Стоящий по ту сторону страданий,
Я в полной мере понимал тогда
Значение священной этой дани.

Земля вокруг от крови стала влажной
И небо разъедал пожарный смог,
Но это было всё уже не важно –
Я выполнил, я выполнил свой долг.

На бранном поле, мёртвый, я лежал,
Как на достойном погребальном ложе,
И видел: моё имя на Скрижаль
Своим перстом наносит ангел Божий.

И потому я был уже спокоен,
Готовый перед Господом предстать –
Не просто за Россию павший воин,
Но воин победившего Христа.

Я умер за тебя, Святая Русь,
И кровь моя, что пролил я без звука,
По слову твоему пред Богом пусть
Мне будет моей верности порука.

Благодарю тебя, мой Искупитель,
За смерть свою и за Твою любовь.
Прими меня… прими в Твою обитель.
А Русь Святая – примет мою кровь.

Видение на поле боя

Смерть наступила внезапно –
Я даже не понял, как?
Только тротиловый запах
На мёртвый песок стекал.

Только зловещей вязью,
С точкой от раны в конце,
Кровь вперемешку с грязью
Стыла на мёртвом лице.

А надо мною небо
Выло горячим свинцом.
Господи! Я же не был
Мужем ещё и отцом.

Я не успел налюбиться
В двадцать неполных лет.
Я не успел набродиться
Вдоволь по этой земле…

Вдруг, будто звон с колоколен,
Голос раздался с небес:
«Радуйся, русский воин!
Этот венец – тебе!»

Поднял я мёртвые очи…
Господи! это ж не сон!
В небе, разорванном в клочья,
Вижу я ангелов сонм.

Вот, они ближе и ближе –
Входят в наш сумрак земной.
Господи! Боже мой, вижу:
Это идут за мной!

Дружба

Наш окоп заметает метелью,
И гудят провода на ветру…
Ты укрыл моё тело шинелью,
Мой надёжный, проверенный друг.

Хоть, прошитое пулями насквозь,
На морозе не мёрзнет оно,
Я за эту посмертную ласку
Благодарен тебе всё равно.

Снег шипит, прожигаемый сталью.
Но за нами жива наша Русь.
Слышишь, друг, я тебя не оставлю!
Я тебя над окопом дождусь.

Вижу, как ты прирос к пулемёту,
И ведёшь свой отчаянный бой.
Ты один продолжаешь работу,
Что мы начали вместе с тобой.

Ничего… Так отмерено Богом.
Ты собой до конца дорожи.
Продержись! Уже рядом подмога –
До неё ты обязан дожить.

Ты дожил… Это было, как чудо,
Для успевших на помощь ребят.
Но последняя пуля «оттуда»
Напоследок настигла тебя.

Полетели, мой брат, полетели!
Нас Христос приглашает туда,
Где не воют шальные метели,
Не гудят на ветру провода.

Там – апостолы Пётр и Павел;
Там святые, которым молюсь…
Мы ж сегодня в бою этом пали
За неё – за Небесную Русь!

Цена любви

Над землёю, над землёю, над землёю
Шли на бреющем весёлые стрижи;
И светло, как блёстки снежные зимою,
Тополиный пух над пажитью кружил.

И ложился пух на землю толстым слоем,
Хоть бери да маскхалаты надевай.
И тогда сказал мне друг: «Давай построим
Бабу снежную». А я в ответ: «Давай!»

Так шутить мне с ним давно уже привычно,
Потому что никаких запретов нет,
Ведь лежим мы с ним вдвоём в земле столичной
Вот уже, считай, восьмой десяток лет.

Мы в тот день упали с ним в такой же самый,
Но хрустящий от мороза, белый пух –
И две маленькие пули, как весами,
До последней капли взвесили наш дух.

Мы предстали пред Господом, в чём были, –
Маскхалаты, перепачканные в кровь.
Только пуль, что под Москвою нас убили,
Нам хватило оплатить Его любовь.

Превратился в мощный дуб когда-то тонкий,
Рядом с нами пробивавшийся росток,
Но по-прежнему в руках у нас винтовки,
Защитившие от Запада Восток.

Над землёю, над землёю, над землёю
Тополиный пух по-ангельски кружит…
Никогда Святой земле не быть золою,
Потому что в ней наш прах теперь лежит.

Братская чаша

Помолчим-ка, друг, пускай в стакане
Отстоится терпкий алкоголь.
Мы с тобой вдвоём сегодня станем
Пить из чаши братской нашу боль.

Мы запустим чашу вкруговую
По солдатским правилам святым,
Хоть и превратился круг в прямую:
Ты и я, и снова – я и ты.

Ничего, что нас осталось двое –
Двое из двенадцати ребят.
Выпьем, друг, за братство боевое,
За погибший наш разведотряд.

И чем будем становиться старше,
Тем сильнее братство нам крепить,
Потому что пить за братьев павших –
Всё равно, что за Россию пить.

Не убитый с мёртвым вечно равный
В преданных полках Святой Руси.
Не за упокой, – а тост заздравный
Мы с тобой сейчас провозгласим.

С павшими в одну шеренгу встанем,
Чтоб за всё пред Богом дать ответ…
Брат, давай с тобой сейчас помянем
Всех, кого на время с нами нет.


В госпитале

Что ты плачешь, любимая, что ты плачешь?
Ты поплачь не сейчас, а потом.
Здесь, в палате, где столько лежачих,
Расскажи мне о чём-нибудь – о святом.

Расскажи мне о жизни угодников,
Про святых благоверных князей…
Голос твой и стучание ходиков
Пусть утешат меня и друзей.

Мне не хуже, чем им – искалеченным,
Обожжённым в горящей броне;
Всем, короткою стрижкой отмеченным:
Что шатен, что блондин, что брюнет.

Мы солдаты. И нет испытаний
Выше тех, что солдатам даны.
Даже здесь, в тишине госпитальной,
Мы не можем уйти от войны.

Ты псалмы почитай мне Давидовы, –
Так легко под псалмы умирать.
Постарайся живым не завидовать,
Когда смерть возвестит мне: «Пора…»

Угости всю палату печеньями,
Что с утра для меня ты пекла.
Почитай мне молитвы вечерние,
Чтобы смерть моя светлой была.

А когда на кровати пружинистой
Упокоюсь я, нем и незряч,
Ты к руке припади моей жилистой –
И тогда лишь тихонько поплачь.

 

 

 

Игорь Дмитриевич Гревцев
4 мая 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 июля
среда
2018

В этот день:

Народное ополчение 1812 года

18 июля 1812 года император Александр Первый издал манифест о создании народного ополчения для борьбы против Наполеона. Манифест закреплял уже сложившуюся практику инициативного формирования партизанских отрядов в помощь регулярным полкам для борьбы с наполеоновскими оккупантами.

Народное ополчение 1812 года

18 июля 1812 года император Александр Первый издал манифест о создании народного ополчения для борьбы против Наполеона. Манифест закреплял уже сложившуюся практику инициативного формирования партизанских отрядов в помощь регулярным полкам для борьбы с наполеоновскими оккупантами.

 В 16 центральных губерниях России и 4 губерниях Малороссии во исполнение манифеста были сформированы дружины народного ополчения. Их основной контингент сотавляли крепостные крестьяне, которых принимали только с ведома помещика. Всего было собрано около 400 000 ополченцев, которые сыграли значительную роль в разгроме наполеоновских войск.

Реактивный таран летчика Куляпина

18 июля 1981 года заместитель командира авиационной эскадрильи по политической части капитан В. А. Куляпин над территорией Закавказского военного округа таранным ударом Су-15 сбил самолет-нарушитель Государственной границы CL-44, который вошёл в штопор и упал в двух километрах от границы.

Реактивный таран летчика Куляпина

18 июля 1981 года заместитель командира авиационной эскадрильи по политической части капитан В. А. Куляпин над территорией Закавказского военного округа таранным ударом Су-15 сбил самолет-нарушитель Государственной границы CL-44, который вошёл в штопор и упал в двух километрах от границы.

 Экипаж погиб. Таран завершился благополучно для советского летчика. За этот подвиг он был награжден орденом Красного Знамени.

Это был второй случай реактивного тарана в мировой практике. Впервые это сделал 28 ноября 1973 года капитан Геннадий Николаевич ЕЛИСЕЕВ.

 

28 ноября 1973 года системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками. Экипаж самолёта, как впоследствии выяснилось, составляли американский полковник Джон Сондерс и иранский офицер Мохаммад Шокуния. Выйдя на дистанцию прицельной стрельбы, Елисеев выпустил по нарушителю две ракеты Р-3С, но Фантом применил тепловые ловушки, и ракеты, захватив их, пролетели в 30 метрах от самолёта и самоликвидировались. Тогда Елисеев решился на таран. Оба самолета взорвались. Катапультироваться Елисееву не удалось, а оба вражеских пилота оказались более удачливыми. Они катапультировались и были задержаны пограничниками. Генндию Николаевичу Елисееву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Валентин Куляпин, конечно, знал об этом случае. «Я учился на третьем курсе Высшего военного лётного училища, когда услышал о таране капитана Елисеева, - рассказывал впоследствии Валентин Александрович. - Мы все, 19-летние, в те дни спрашивали друг у друга: "А ты бы смог ?" Я тогда промолчал - что толку, находясь в безопасности, толковать о подвиге ? Но про себя решил: Елисеев оставил нам, молодым, завет научиться искусству тарана на реактивном самолёте. Так когда-то Нестеров своей героической гибелью передал русским авиаторам завет сделать открытый им рискованный приём оружием в войне с врагом, и более 600 советских лётчиков - наследников Нестерова - насчитывает сегодня история авиации».

Нужно сказать, что у реактивного сверхзвукового самолёта нет разящего винта и мощных плоскостей - крыльев. Таран казался на нём технически невозможным, тем более после гибели лётчика Елисеева. И всё же через 8 лет капитан Валентин Куляпин на сверхзвуковом реактивном самолёте совершил второй такой таран, уничтожив самолёт, вторгшийся в воздушное пространство СССР.

18 Июля 1981 года Государственную границу СССР на территории Армении нарушил транспортный самолёт Канадэр CL-44 аргентинской авиакомпании со швейцарским экипажем, перевозивший контрабандой партию оружия в Иран. На перехват были подняты 2 пары истребителей Су-15ТМ. Не обнаружив цели и израсходовав всё горючее, они вернулись на аэродром. Тогда на цель был наведён Валентин Куляпин. Ему была поставлена задача посадить нарушитель на нашей территории. Обнаружив самолёт - нарушитель на высоте 11000 метров, он сблизился с ним и пошёл параллельным курсом. Куляпин стал подавать нарушителю знаки следовать за собой. Тот не реагировал и продолжал лететь в направлении границы. Тогда с КП поступила команда - "Нарушителя сбить !".
Су-15ТМ Куляпина был вооружён ракетами дальнего радиуса действия Р-98М. Для их пуска дистанция была недостаточной, а сделать новый заход для атаки уже не хватало времени - нарушитель приближался к границе. Тогда Куляпин решил таранить. Он сблизился с самолётом - нарушителем и со второй попытки нанёс удар фюзеляжем по правому стабилизатору транспортника. После этого Куляпин катапультировался, а CL-44 вошёл в штопор и упал в двух километрах от границы. Экипаж погиб.

За этот подвиг Валентин Александрович был представлен командованием полка к званию Героя Советского Союза, но... получил орден Красного Знамени.

Больше никто во всем мире не решился повторить подвиг капитана Елисеева.

Маршал артиллерии Казаков

18 июля 1898 года родился Василий Иванович Казаков (ум. 1968), советский военачальник, Герой Советского Союза, маршал артиллерии.

Маршал артиллерии Казаков

18 июля 1898 года родился Василий Иванович Казаков (ум. 1968), советский военачальник, Герой Советского Союза, маршал артиллерии.

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение