RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Будет ли война?
12 января 2015 г.

Будет ли война?

Да, обязательно будет! И увы, очень скоро, возможно, в 2015 году
Аборт Украины
19 сентября 2015 г.

Аборт Украины

За 10 последних лет Россия просубсидировала Незалежную примерно на 250 миллиардов долларов. Практически безвозмездно
Все впереди?
21 ноября 2016 г.

Все впереди?

Тридцать лет назад был опубликован самый скандальный роман Василия Белова («Наш современник», № 7, 8, 1986 г., «Роман-газета», № 6, 1987).
Письмо Гитлера Муссолини
21 июня 2016 г.

Письмо Гитлера Муссолини

21 июня 1941 года фашистский фюрер Европы отправил послание своему итальянскому подельнику, которое полностью развенчивает тиражируемый на Западе миф о том, что Великую Отечественную войну спровоцировало руководство СССР
Василий Белов: месть и Честь
20 ноября 2017 г.

Василий Белов: месть и Честь

В 2017 году мы отмечаем 85-летие великого русского писателя и 5-летие его ухода из этой жизни
Главная » Читальный зал » Жестокие рифмы Победы

Жестокие рифмы Победы

Наш давний друг и постоянный автор московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев прислал подборку своих стихов

Они - о воинском долге, подвиге, самоотверженной защите Отечества.
Жестокие рифмы Победы

 

 

Великая Отечественная

Такой мы её не гадали-не ждали,
Хоть, вроде бы, предощущали всей кожей.
Так что же смело нас? Ошибки? Орда ли?
А может, и в правду, был бич это Божий?

Да, всё получилось по воле Господней:
Война обозначилась в каждом семействе
Не праздничной свахой, а подлою сводней,
Народ окрутившей с погибелью вместе.

Нет, мы не боялись войны; мы хотели
Геройски погибнуть за нашу Отчизну.
Но так закружили стальные метели,
Что даже наш подвиг нам стал в укоризну.

И могут желать ли чего-либо, кроме
Позора и плена, кичливые рати,
Что вышли на поле сражения в форме,
Запятнанной кровью расстрелянных братьев?

Нам это открылось, как Истина в храме,
Когда окрылили нам плечи погоны
Тех, нами когда-то отвергнутых, армий,
Что в бой уходили под сенью иконы;

И там своей смертью, всегда вдохновенной,
За Веру, Царя и Отечество – веско
Они омывались в купели военной
До ангельских риз, до небесного блеска.

Мы поняли это под звон колокольный,
Под пение Крестных ходов и молебнов,
И то, от чего было стыдно и больно,
В конце обратилось лекарством целебным.

Мы приняли Божию кару по-детски,
Всё больше смиряя себя год за годом.
В купель мы входили народом советским,
А вышли оттуда мы Русским народом.

И только тогда повернула на Запад
Война, обращённая ликом к Востоку,
Когда мы спустились Божественным трапом
С разбитого судна гордыни жестокой.

Достойным плодом покаяния стал нам
Пропитанный кровью, слезами, золою
Наш воинский стяг над горящий Рейхстагом –
И звёзды салютов над Русской землёю.

Мальчишки и девчонки России

Уходили мальчишки на фронт.
Провожали их девочки русские –
Увядал не целованный рот
И глаза становились тусклыми.

А мальчишки седели в боях,
Оставаясь детьми, тем не менее.
Так взрослела Отчизна моя
Почти в каждом своём поколении

Век от века, без всякой вины,
Будто ей эти войны завещаны…
Возвращались мужчины с войны
И встречали их русские женщины.

Но опять и опять, и опять
Расставались мальчишки с девчонками.
На земле моей каждая пядь
Их слезами и кровью подчёркнуты.

Что поделаешь, Родина-мать?
Видно, так уж от Бога назначено:
Русским быть – это, значит, страдать,
И, наверно, не нужно иначе нам…

Когда возвращаются дивизии

Тот год был безумен и страшен
Не смертью, а шагом солдат:
Дивизии шли мимо пашен
Походкой идущих с блуда.

Земля не дрожала под ними,
А жалко тряслась, как щенок…
Всё будет потом, когда минет
Отмеренный Господом срок.

Нам этого срока хватило,
Чтоб выпить позор свой до дна –
И всю нашу скверну омыла
В купели позора война.

Россия в очищенной ризе –
Она уже Божий народ.
Возврат отступивших дивизий

Был неотвратим, как восход.

Дрожала земля под ногами
Вернувшихся русских солдат,
Когда они шли за врагами
В сиянии ангельских лат.

И вот она высшая правда, –
Проста, как сердец ваших стук:
Не троньте Россию (не надо!),
Когда она служит Христу.

Шутите с голодными львами,
Играйте с гремучей змеёй,
Померяйтесь духом с цунами, –
Но только не с Русской землёй.

Пусть будет ваш мир агрессивен,
Он все же подарит вам шанс.
Но если коснётесь России,
Ничто не спасёт уже вас.

Смерть солдата

Он молча осенил крестом
Свою израненную грудь.
И, так же молча, за Христом
Ушёл он в свой последний путь.

На поле боя пал танкист.
И хоть героем он и не был,
Но перед этим чистым небом
Сейчас он был навеки чист.

Он был мужчина и солдат.
Он был, без выспренних раздумий,
Достойный муж, отец и брат.
И вот теперь – достойно умер.

Он, ставший воином Христа,
Не изменил своей Присяге,
И вот теперь, в сыром овраге,
Лежал с улыбкой на устах.

Подбитый танк его горел,
Дорогу в небо освещая.
И восходил солдат горе,
Врагов и недругов прощая.

Святая Русь, гордись собой:
Ведь это ты его взрастила,
И ты его благословила –
И за тебя он принял бой.

С
вященная дань

Я уходил в заоблачную даль…
Стоящий по ту сторону страданий,
Я в полной мере понимал тогда
Значение священной этой дани.

Земля вокруг от крови стала влажной
И небо разъедал пожарный смог,
Но это было всё уже не важно –
Я выполнил, я выполнил свой долг.

На бранном поле, мёртвый, я лежал,
Как на достойном погребальном ложе,
И видел: моё имя на Скрижаль
Своим перстом наносит ангел Божий.

И потому я был уже спокоен,
Готовый перед Господом предстать –
Не просто за Россию павший воин,
Но воин победившего Христа.

Я умер за тебя, Святая Русь,
И кровь моя, что пролил я без звука,
По слову твоему пред Богом пусть
Мне будет моей верности порука.

Благодарю тебя, мой Искупитель,
За смерть свою и за Твою любовь.
Прими меня… прими в Твою обитель.
А Русь Святая – примет мою кровь.

Видение на поле боя

Смерть наступила внезапно –
Я даже не понял, как?
Только тротиловый запах
На мёртвый песок стекал.

Только зловещей вязью,
С точкой от раны в конце,
Кровь вперемешку с грязью
Стыла на мёртвом лице.

А надо мною небо
Выло горячим свинцом.
Господи! Я же не был
Мужем ещё и отцом.

Я не успел налюбиться
В двадцать неполных лет.
Я не успел набродиться
Вдоволь по этой земле…

Вдруг, будто звон с колоколен,
Голос раздался с небес:
«Радуйся, русский воин!
Этот венец – тебе!»

Поднял я мёртвые очи…
Господи! это ж не сон!
В небе, разорванном в клочья,
Вижу я ангелов сонм.

Вот, они ближе и ближе –
Входят в наш сумрак земной.
Господи! Боже мой, вижу:
Это идут за мной!

Дружба

Наш окоп заметает метелью,
И гудят провода на ветру…
Ты укрыл моё тело шинелью,
Мой надёжный, проверенный друг.

Хоть, прошитое пулями насквозь,
На морозе не мёрзнет оно,
Я за эту посмертную ласку
Благодарен тебе всё равно.

Снег шипит, прожигаемый сталью.
Но за нами жива наша Русь.
Слышишь, друг, я тебя не оставлю!
Я тебя над окопом дождусь.

Вижу, как ты прирос к пулемёту,
И ведёшь свой отчаянный бой.
Ты один продолжаешь работу,
Что мы начали вместе с тобой.

Ничего… Так отмерено Богом.
Ты собой до конца дорожи.
Продержись! Уже рядом подмога –
До неё ты обязан дожить.

Ты дожил… Это было, как чудо,
Для успевших на помощь ребят.
Но последняя пуля «оттуда»
Напоследок настигла тебя.

Полетели, мой брат, полетели!
Нас Христос приглашает туда,
Где не воют шальные метели,
Не гудят на ветру провода.

Там – апостолы Пётр и Павел;
Там святые, которым молюсь…
Мы ж сегодня в бою этом пали
За неё – за Небесную Русь!

Цена любви

Над землёю, над землёю, над землёю
Шли на бреющем весёлые стрижи;
И светло, как блёстки снежные зимою,
Тополиный пух над пажитью кружил.

И ложился пух на землю толстым слоем,
Хоть бери да маскхалаты надевай.
И тогда сказал мне друг: «Давай построим
Бабу снежную». А я в ответ: «Давай!»

Так шутить мне с ним давно уже привычно,
Потому что никаких запретов нет,
Ведь лежим мы с ним вдвоём в земле столичной
Вот уже, считай, восьмой десяток лет.

Мы в тот день упали с ним в такой же самый,
Но хрустящий от мороза, белый пух –
И две маленькие пули, как весами,
До последней капли взвесили наш дух.

Мы предстали пред Господом, в чём были, –
Маскхалаты, перепачканные в кровь.
Только пуль, что под Москвою нас убили,
Нам хватило оплатить Его любовь.

Превратился в мощный дуб когда-то тонкий,
Рядом с нами пробивавшийся росток,
Но по-прежнему в руках у нас винтовки,
Защитившие от Запада Восток.

Над землёю, над землёю, над землёю
Тополиный пух по-ангельски кружит…
Никогда Святой земле не быть золою,
Потому что в ней наш прах теперь лежит.

Братская чаша

Помолчим-ка, друг, пускай в стакане
Отстоится терпкий алкоголь.
Мы с тобой вдвоём сегодня станем
Пить из чаши братской нашу боль.

Мы запустим чашу вкруговую
По солдатским правилам святым,
Хоть и превратился круг в прямую:
Ты и я, и снова – я и ты.

Ничего, что нас осталось двое –
Двое из двенадцати ребят.
Выпьем, друг, за братство боевое,
За погибший наш разведотряд.

И чем будем становиться старше,
Тем сильнее братство нам крепить,
Потому что пить за братьев павших –
Всё равно, что за Россию пить.

Не убитый с мёртвым вечно равный
В преданных полках Святой Руси.
Не за упокой, – а тост заздравный
Мы с тобой сейчас провозгласим.

С павшими в одну шеренгу встанем,
Чтоб за всё пред Богом дать ответ…
Брат, давай с тобой сейчас помянем
Всех, кого на время с нами нет.


В госпитале

Что ты плачешь, любимая, что ты плачешь?
Ты поплачь не сейчас, а потом.
Здесь, в палате, где столько лежачих,
Расскажи мне о чём-нибудь – о святом.

Расскажи мне о жизни угодников,
Про святых благоверных князей…
Голос твой и стучание ходиков
Пусть утешат меня и друзей.

Мне не хуже, чем им – искалеченным,
Обожжённым в горящей броне;
Всем, короткою стрижкой отмеченным:
Что шатен, что блондин, что брюнет.

Мы солдаты. И нет испытаний
Выше тех, что солдатам даны.
Даже здесь, в тишине госпитальной,
Мы не можем уйти от войны.

Ты псалмы почитай мне Давидовы, –
Так легко под псалмы умирать.
Постарайся живым не завидовать,
Когда смерть возвестит мне: «Пора…»

Угости всю палату печеньями,
Что с утра для меня ты пекла.
Почитай мне молитвы вечерние,
Чтобы смерть моя светлой была.

А когда на кровати пружинистой
Упокоюсь я, нем и незряч,
Ты к руке припади моей жилистой –
И тогда лишь тихонько поплачь.

 

 

 

Игорь Дмитриевич Гревцев
4 мая 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 сентебря
суббота
2018

В этот день:

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Первыми русскими, которые со стороны Сибири открыли Аляску (Америку), были члены экспедиции Семена Дежнева в 1648 году. В 1732 году Михаил Гвоздев на боте «Святой Гавриил» совершил плавание к берегам «Большой земли» (северо-западной Америки), первым из европейцев достиг побережья Аляски в районе мыса Принца Уэльского. Гвоздев определил координаты и нанес на карту около 300 км побережья полуострова Сьюард, описал берега пролива и острова, лежащие в нём. В 1741 году экспедиция Беринга на двух пакетботах «Святой Петр» (Беринг) и «Святой Павел» (Чириков) исследовала Алеутские острова и берега Аляски. В 1784 году на остров Кадьяк (Бухта Трех Святителей) прибыла экспедиция Шелихова в составе трех галиотов («Три святителя», «Св. Симеон» и «Св. Михаил»). «Шелиховцы» основали здесь первое постоянное поселение (Северо-восточная компания), начали усиленно осваивать остров, подчиняя местных эскимосов (конягов), способствуя распространению православия среди туземцев и внедряя ряд сельскохозяйственных культур (картофель, репа).

Параллельно с компанией Шелихова Аляску осваивала конкурирующая с ним компания купца Лебедева-Ласточкина. Снаряженный им галиот «Св. Георгий» (Коновалов) прибыл в 1791 году в залив Кука, а его экипаж основал Николаевский редут. В 1792 году «лебедевцы» основали поселение на берегах озера Илиамна и снарядили экспедицию Василия Иванова к берегам реки Юкон.

С 1808 года столицей русской Америки становится Ново-Архангельск. Фактически управление американскими территориями ведется Российско-американской компанией, главный штаб которой находился в Иркутске, официально Русская Америка включена в состав сначала Сибирского генерал-губернаторства, а после его разделения в 1822 году на Западное и Восточное, в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства.

11 сентября 1812 года русский купец Иван Кусков основал Форт-Росс (в 80 км к северу от Сан-Франциско в Калифорнии), ставший самым южным форпостом русской колонизации Америки. Формально эта земля принадлежала Испании, однако Кусков купил её у индейцев. Вместе с собой он привел 95 русских и 80 алеутов.

C 9 июля 1799 по 18 октября 1867 года Аляска с прилегающими к ней островами находилась под управлением Русско-американской компании.

Начало Крымской войны (1853—1856) ставило русские колонии в Северной Америке в чрезвычайно трудное положение, поскольку русская Аляска граничила с британской Канадой. Боевые действия на Дальнем Востоке в этот период показали абсолютную незащищённость восточных земель Российской империи и в особенности Аляски. Дабы не потерять даром территорию, которую невозможно было защитить и освоить в обозримом будущем, было принято решение о её продаже. В январе 1841 года Форт-Росс был продан гражданину Мексики Джону Саттеру. А в 1867 году США выкупили Аляску за 7 200 000 долларов.

 

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

 Османская империя планировала в этой войне вернуть себе земли, отошедшие к России в ходе Русско-турецкой войны 1768—1774 годов, в том числе и Крым. Война закончилась победой России и заключением Ясского мира. Битва при Рымнике - одно из главных сражений Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

В состав отряда Суворова входили 9 не полностью укомплектованных батальонов пехоты, 9 эскадронов карабинеров, 2 казачьих полка и тысяча арнаутов (итого около 6,5 тыс. человек). Корпус принца Кобургского включал в себя 10 батальонов пехоты и 30 эскадронов кавалерии (всего около 18 тыс. человек). Таким образом, численность объединённых русско-австрийских войск составляла приблизительно 25 тыс. солдат и офицеров.

В составе объединенных отрядов Юсуф-паши было более 100 тысяч штыков и сабель. Но Суворов, переправившись через Рымну в ночь на 22 сентября, сразу же повел войска в наступление. Турки не ожидали такой отваги и дрогнули. Значительная часть войск рассеялась, преследуемая русскими отрядами. За смелые и решительные наступательные действия против превосходящих сил противника австрийцы прозвали Суворова «Генерал Вперёд».

Потери войска Юсуф-паши только убитыми в день сражения составили не менее 15 тысяч человек. Потери русско-австрийских войск не превышали 500 человек.

Победа при Рымнике стала одной из наиболее блистательных побед Александра Суворова. За победу в ней он был возведён Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский, получил бриллиантовые знаки Андреевского ордена, шпагу, осыпанную бриллиантами с надписью «Победителю визиря», бриллиантовый эполет, драгоценный перстень и Орден Святого Георгия 1-й степени.

 

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Все немногие штатные плавсредства были использованы войсками, но их катастрофически не хватало. Поэтому основные силы форсировали Днепр на подручных средствах: рыбацких лодках, импровизированных плотах из бревен, бочек, стволов деревьев и досок.

Большой проблемой была переправа тяжёлой техники: на многих плацдармах войска не смогли быстро переправлять её в достаточном количестве на плацдармы, что вело к затяжным боям по их обороне и расширению и увеличивало потери советских войск.

Первый плацдарм на правом берегу Днепра был завоёван 22 сентября 1943 в районе слияния Днепра и реки Припяти, в северной части фронта. Почти одновременно 3-я гвардейская танковая армия и 40-я армия Воронежского фронта добились такого же успеха южнее Киева. 24 сентября ещё одна позиция на западном берегу была отвоевана недалеко от Днепродзержинска, 28 сентября — ещё одна рядом с Кременчугом. К концу месяца было создано 23 плацдарма на противоположном берегу Днепра, некоторые из них — 10 километров в ширину и 1-2 километра в глубину. Всего Днепр к 30 сентября форсировали 12 советских армий. Так же было организовано множество ложных плацдармов цель которых была имитация массовой переправы и рассредоточение огневой мощи немецкой артиллерии.

После этого советские войска практически создали новый укрепрайон на завоеванных плацдармах, фактически закопавшись в землю от огня противника, и прикрывая своим огнем подход новых сил.

Значительную помощь советским войскам в ходе форсирования Днепра оказали партизаны: в общей сложности, в Битве за Днепр приняли участие 17 332 украинских советских партизан, которые совершали нападения на подразделения немецких войск, вели разведку, служили проводниками для переправившихся подразделений советских войск.

За форсирование Днепра 2438 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, что больше, чем суммарное количество награждённых за всю предыдущую историю награды. Такое массовое награждение за одну операцию было единственным за всю историю войны. Беспрецедентное количество награждённых также отчасти объясняется директивой Ставки ВГК от 9 сентября 1943, гласившей: "В ходе боевых операций войскам Красной Армии приходится и придётся преодолевать много водных преград. Быстрое и решительное форсирование рек, особенно крупных, подобных реке Десна и реке Днепр, будет иметь большое значение для дальнейших успехов наших войск. За форсирование такой реки, как река Десна в районе Богданове (Смоленской области) и ниже, и равных Десне рек по трудности форсирования представлять к наградам:

1. Командующих армиями — к ордену Суворова 1-й степени.

2. Командиров корпусов, дивизий, бригад — к ордену Суворова 2-й степени.

3. Командиров полков, командиров инженерных, сапёрных и понтонных батальонов — к ордену Суворова 3-й степени.

За форсирование такой реки, как река Днепр в районе Смоленск и ниже, и равных Днепру рек по трудности форсирования названных выше командиров соединений и частей представлять к присвоению звания Героя Советского Союза".

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение