RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Слово о Мараварской роте».
21 апреля 2018 г.

«Слово о Мараварской роте».

21 апреля 1985 года в Мараварском ущелье Афганистана геройски погибла почти вся рота спецназа советских солдат и офицеров.
Посвящение Татьяне Мироновой
19 мая 2013 г.

Посвящение Татьяне Мироновой

19 мая православные люди отмечают (в 2013 году) День святых жен-мироносиц.
Жемчужина Третьего Рима
1 марта 2014 г.

Жемчужина Третьего Рима

Спокойная уверенность Путина и тявканье проамериканской псарни
Текст радиообращения И.В.Сталина к советскому народу
2 июля 2013 г.

Текст радиообращения И.В.Сталина к советскому народу

3 июля 1941 года председатель Государственного комитета обороны обратился по радио к советскому народу
Культура без культуры
23 декабря 2015 г.

Культура без культуры

Год культуры, а затем и Год литературы обнажили пропасть непонимания, которая существует между государственной властью и российской культурой
Главная » Читальный зал » Памяти русского поэта Юрия Кузнецова

Памяти русского поэта Юрия Кузнецова

Чинару с горными камнями.

В стихах Юрия Кузнецова постоянно чувствуется то, что А. Пушкин определял так: «Учусь удерживать вниманье долгих дум». Он как бы постоянно держит в сознании весь духовный и исторический путь народа. В такой мере это встречается разве в поэтическом мире самого Пушкина, да у Блока. Можно сказать, что как Пушкин подводил итоги веку миновавшему и определял пути русской поэзии и народного самосознания, так это же довелось свершить потом Блоку в его трагическую революционную эпоху. Так же и Кузнецов как бы подводит итог русской поэзии ХХ века и определяет её пути в дальнейшем, если только ей суждено быть вообще… Как Пушкин и Блок, так же и Кузнецов как бы держал в своём сознании весь путь русской поэзии и русского самосознания. Причём, со времён дальних, можно сказать изначальных. И вовсе не случайно он перекладывает «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона.

Это нисколько не умаляет других поэтов, его предшественников и его современников, талантливых и одарённых. Я говорю только о такой участи поэта, определяемой с точки зрения самосознания народа, которая выпадает далеко не каждому поэту и только на определённых этапах нашего общего развития. В этом отношении он имел полное право сказать:

Одинокий в столетье своём,

Я зову в собеседники время.

Увидеть в этом гордыню, значит не различить того значения поэта в русской поэзии и в русском самосознании, о котором я говорю.

Юрий Кузнецов, можно сказать, продолжил, если не завершил тот довольно странный спор, который ведётся в русской литературе изначально, с первого памятника, которым и начинается наша литература – «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона. О чём этот спор? О соотношении культуры и цивилизации, о вере, о том, как сохраняется дух человеческий среди злых сил этого мира, об узких и широких вратах, коими человек входит в царство Божие. В конце концов, это спор о судьбе России, о путях её жизни и выживания.

Этот спор, уже вполне определился и дошёл, по сути, в неизменности до Кузнецова, до наших дней со времен Пушкина, в его полемике с Чаадаевым, точнее, наоборот, – с полемики Чаадаева с Пушкиным. И в стихах Кузнецова есть не только намёки на это, но вполне определённые указания:

Тут система, ну а мы стихия,

А за нами матушка Россия.

Что же это была за противопоставленность в общественном сознании и была ли она вызвана какими-то духовными и мировоззренческими задачами России? Или же была продиктована тем уровнем и мировоззренческим состоянием общества, когда казалось, что с помощью идеи самой по себе, как некой универсальной отмычки, можно наибыстрейшим и наикратчайшим путём достичь духовных и социальных целей. В результате этого, культура вообще, и литература в частности, ставилась в служебное, в подчинённое отношение к идее, тем самым, лишаясь относительной самостоятельности и самодостаточности. В конце концов, всё свелось к тому, что литература стала рассматриваться лишь с точки зрения утилитарной, лишь как теория освободительного движения, то есть, средство борьбы со своей государственностью и обществом…

Нельзя сказать, что это свершилось как бы само собой, по каким-то объективным законам. На литературном поле шла ожесточённая борьба с бесцеремонным насилием. И тут надо сказать, что когда рассматриваешь жизнь народа с точки зрения общественного сознания, бытующих идей, трудно заметить поступательное движение на довольно большом периоде истории. Зачастую одни и те же идеи, варьируясь, видоизменяясь, принимая иные личины, сохраняются с поразительной неизменностью. Так доводы в споре Чаадаева с Пушкиным, мало чем, отличаются от доводов в полемике Белинского с Гоголем. В основе их – превратно понятая, искажённая картина мира, а вместе с тем и истории России, её особенностей и месте в мировой цивилизации. Как правило, Россия понимается не как своеобразная и отличная от других стран, а – «отстающая», которой, требуется «переделка» и «перековка». То есть, естественное многообразие мира сводится к единообразию, чреватому социальными потрясениями и катаклизмами.

Эпоха Юрия Кузнецова, наша эпоха, характеризуется тем, что идеи, столь долгое время почитавшиеся передовыми и прогрессивными, получили полное развитие, вызвав далеко не те жизненные положения, которые от них ожидались. Вместо социального благоустройства мира получился его духовный кризис. Теперь уже «революционные ценности» как безусловно прогрессивные, вместо духовных и народных, проповедовать стало невозможно. Казалось бы, в такой ситуации наша общественная мысль ввиду столь богатого и трагического опыта обратится, наконец-то, к духовности и народности. Ан, нет. Она предприняла опасное идеологическое шулерство для того, чтобы, несколько видоизменив прежние идеи, снова проповедовать их как «передовые» и «прогрессивные».

Это подтверждается и тем, что спор, проходящий через всю русскую литературу – от полемики Чаадаева с Пушкиным, Белинского с Гоголем, альтернативной противопоставленности Ф. Достоевского и Л. Толстого – всё ещё не получил объективного объяснения. Смею утверждать, что этот спор поддерживался не только революционной риторикой, но и прямыми подтасовками и искажениями. Но это – уже самостоятельная, отдельная тема.

В советский период традиционного спора направлений уже не было. Он глухо давал о себе знать, лишь, в конце этого периода. А потому у Кузнецова и не было достойного оппонента. «Я в поколенье друга не нашёл», «Одинокий в столетье своём» – это не гордыня, и не гипертрофированное самомнение, а именно та особенность ситуации и положения в ней поэта, о которой я говорю.

 

И главное – поэт, как величина непреходящая, вносящая в мир гармонию, оказывается самым уязвимым на исторических изломах времени, ибо ранее нас знает последствия этих изломов, наши пути и перепутья. Есть у поэта страшное стихотворение «Последняя ночь» («Я погиб, хотя ещё не умер…»), написанное в 1993 году:

Я видел сны врагов природы

А не только сны моих врагов.

Мне приснилась ненависть свободы

В ночь перед скончанием веков.

Эти мучительные строки свидетельствуют о том, что поэта в России убивают не пули Дантеса или Мартынова, а отсутствие воздуха, в котором можно дышать. Всей своей жизнью и, к сожалению, ранним уходом из неё Юрий Кузнецов подтвердил эту странную и трагическую закономерность русского мира…

 

Для того, чтобы постичь поэта вовсе не обязательно с ним встречаться. Ведь большего, чем выражено в его стихах, он при личном общении дать не может. Тем более, что Юрий Кузнецов был человеком необщительным.

Его стихи вошли в мою жизнь с ранней юности, с его первой книги «Гроза», изданной в Краснодарском книжном издательстве в 1966 году, когда я заканчивал среднюю школу. Эту книжку я нашёл потом, через многие годы в станице, на чердаке отцовского дома. Особенно мне нравились его армейские стихи, так как я стал курсантом Орджоникидзевского (Владикавказского) высшего общевойскового командного училища. Помню их наизусть до сих пор:

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 октября
среда
2020

В этот день:

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Крейсера, линкоры, тяжелые авианесущие крейсера, атомные авианосцы — вот далеко не полный перечень его продукции. Но после 1991 года все это для «демократов» оказалось ненужным. Были порезаны на стапелях и проданы на металлолом в Китай практически готовые авианосцы. Судостроительные площади стали сдаваться в аренду, специалисты разбежались, кое-что делается сегодня по мелким иностранным заказам при загрузке предприятия лишь до 5 процентов былых мощностей.

 

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Это - палубная катапультная летающая лодка (ближний морской разведчик), разработанная в ОКБ под руководством Г. М. Бериева. Во время Великой Отечественной войны выпускался малыми сериями.

Вооружение состояло из одной неподвижной установки пулемета ШКАС (7,62 мм) в носовой части лодки и пулемета ШКАС на турели типа МВ-5, расположенной в средней части лодки. Самолет мог нести четыре бомбы весом до 200 кг. Основным назначением КОР-2 была ближняя морская разведка, корректировка артиллерийского огня корабельной и береговой артиллерии, охрана тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочный поиск, а также борьба с небольшими боевыми кораблями и катерами.

 

Первый спутник Венеры

21 октября 1975 года автоматическая межпланетная станция «Венера-9» стала первым искусственным спутником Венеры. На следующий день спускаемый аппарат совершил мягкую посадку на поверхность планеты. Была произведена первая в мире съемка панорамы поверхности Венеры.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

В 1941—1943 годах — заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода. Котин является одним из создателей знаменитого тяжелого танка периода второй мировой войны — ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой Д-25Т. В период 1943-1944 гг. под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском тракторном заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

В послевоенные годы Котин вернулся в Ленинград, где руководил разработкой тяжёлого танка ИС-4 (1947), плавающего танка ПТ-76 (1951), тяжёлого танка Т-10 (1953), плавающего бронетранспортёра БТР-50П (на базе танка ПТ-76), а также трелёвочного КТ-12 (1948) и колёсного К-700 (1963) тракторов и др.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение