RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Ксения Петербургская
6 июня 2019 г.

Ксения Петербургская

6 июня — день памяти святой блаженной Ксении Петербургской
О казачестве: документы и мнения
16 июня 2019 г.

О казачестве: документы и мнения

16 июня 1992 года в России принят закон закон «О реабилитации казачества».
Победоносное шкурничество англосаксов
29 сентября 2016 г.

Победоносное шкурничество англосаксов

29 сентября - 1 октября 1941 года состоялась Первая Московская конференция делегаций СССР, Великобритании и США
Как погиб поэт Алексей Лебедев
15 ноября 2018 г.

Как погиб поэт Алексей Лебедев

В ночь на 15 ноября 1941 года в Балтийском море подорвалась на трёх донных минах и затонула подводная лодка Л-2.
Личный архив вождя
21 декабря 2014 г.

Личный архив вождя

21 декабря 1879 года официальная дата рождения Иосифа Виссарионовича Сталина (хотя на самом деле он родился на год раньше)
Главная » Читальный зал » Воспоминания сердца

Воспоминания сердца

Наш давний друг и постоянный автор уральский поэт Александр Костенко прислал в РГК свою новую поэму

Предлагаем вниманию читателей фрагмент из неё.
Воспоминания сердца

 Сага о детстве. Отрывок из поэмы.

 

Орск

Что первое воспроизводит мозг,
навскидку нам его воображая?
Всегда и первым делом – лязг трамвая.

В единое слились – трамвай и Орск.

И, кажется, хоть улицы взрывай,
чтобы пути трамвайные разрушить – 
ничем уже на свете не нарушить
единство это –  город и трамвай! 

Примета Орска, знАменье и знак, 
от коих, видно, некуда деваться:
ко сну клониться под трамвайный звяк
и под трамвайный скрежет просыпаться…

У Орска есть, для сердца дорогие
(в ком сердце краеведческое есть)
– их множество! – приметы и другие.
Все здесь не вспомнить и не перечесть.

Плохой я краевед и не поклонник
на вид сермяжный наводящих лоск.
Но кто не знает о горе «Полковник»?
Без Орской яшмы – что такое Орск?!

И раз уж город поминаем наш мы – 
нельзя, хотя бы вскользь, не тронуть яшмы…

Елшанка

Ах, яшма-яшма! Недалече старость,
а помнится с поры бесштанной мне,
как весело она переливалась
в лучах рассветных на Елшанском дне!

Вот, кстати, вам ещё одна орчанка – 
тут спору ни малейшего – Елшанка!

Едва мои глаза на мир открылись,
сознаньем самым ранним озарились, –
в них тут же отразились облака.
Их отразила для меня – река.

Нет до сих пор дороже ничего
Елшанки – речки детства моего!

О, Господи, поверить ли возможно?
Не вру ни грамма, Ты не дашь соврать!
Когда-то в этой речке было можно
купаться летом и бельё стирать!

Щурят ловили майкой пацаны,
до самой попки закатав штаны!

Елшанки ведом шорох ледостава.
Всё было как положено, когда,
по пойме расползаясь, будто лава,
парила остывавшая вода.
А в самых первых числах декабря,
морозам уступая поневоле,
вдруг превращалась в ледяное поле,
каток огромный городу даря.

Подарок этот от щедрот Елшанских
был во сто крат любых дороже царских!

Домашнее заданье впопыхах
лишь доконав, впихнув себя в ушанку,
я метеором мчался на Елшанку.
Всю зиму проводил я на коньках!

Ну а весной глазеть валил народ
на бешеный елшанский ледоход.
Устраивая массовое зрелище,
река кульбиты вытворяла те ещё!

Тэцкая гора

…Влекла к себе и Тэцкая гора.
Уже, наверно, на покой пора – 
– нет, не при чём тут пенсия – на вечный!
(у всех таков сей жребий бессердечный)
– ты до сих пор, дожив уж до поры,
когда местами путаются строчки –
вниз, на санях иль так, на пятой точке
летишь, как очумелый, с той горы!

С рассудком здравым явно здесь не вяжется: – 
тогда казалось и поныне кажется,
что, мчась с такою скоростью безбожною – 
ты не на насыпь железнодорожную,
где ступор обездвиженности лишь, – 
а прямиком на небо воспаришь!

Сказать по правде (не перегибаю!)
там, в небесах, нередко я бываю.
Когда пишу об этом обо всём, – 
на небе я от счастья, – на седьмом!

Круторожная

Был то ли некий тип с крутою рожею,
то ль рог крутой испортил чью-то жизнь – 
подобные топонимы негожие – 
невнятный отзвук чьих-то укоризн.

И до сих пор дома её сутулятся,
свой дряхлый вид под сайдингом тая.
Давным-давно на этой самой улице
в октябрьскую ночь родился я.

Обыденный сей факт приняв как должное
(её он вряд ли тронул новизной),
ждать терпеливо стала Круторожная
таких ещё нескорых –  встреч со мной.

Гордячке, ей не так уж важно было,
кто влюбится в неё в который раз.
О, сколько – и не счесть – её любило
волшбой её привороженных – нас!

Едва лишь я отрёкся от пеленок,
трехлетний белобрысый карапуз,
община «Круторожинский ребёнок»
меня завербовала в свой союз.

О, боже мой, какие были игры!
И, самых разных, было их –  с лихвой.
Так вряд ли предаваться им могли б мы,
не будь для игр улицы такой!

Послушаешь меня – враньё безбожное.
Коль вру, то не сносить мне головы!
Ты всё, я знаю, помнишь, Круторожная,
лишь не способна подтвердить, увы…

И как же здесь не восхититься мне
твоей невероятной ширине!
Таких широких – поискать бы надо
(и тех, кто с этим справится легко).

…Я помню, как мыча, коровье стадо,
что за рекой паслось недалеко,
под вечер возвращалось. Куда надо – 
любая из бурёнок знала путь
к своей хозяйке. Чтоб к чужим свернуть – 
такого не случалось. 

Вот отрада – 
на ужин пить парное молоко!

Ветла

Наш адрес – Круторожная, 12
уже произносил я, и не раз.
И вновь мой незатейливый рассказ
намерен в этом месте продолжаться.

Про дом на два семейства – пропущу.
Замечу лишь: когда полно народа
вокруг тебя – негрустно жить. Грущу
я о ветле на склоне огорода.
О том, что измельчали времена – 
нет артефактов ярче, чем она.
Кто видел в первый раз такое древо,
произносил, присвистывая: «Эва!»
И это сколько ж рук должно хватить,
чтобы такой стволище обхватить?

Полнеба затмевавшая ветла 
(я это чудо вижу и поныне)
на огорода нашего низине
(смежу глаза – и вижу как сейчас) – 
ей близко равной не было – росла –
и как тут не гордиться? – лишь у нас!

Порядком попотев, отцы сумели
нам под ветлой соорудить качели.
Вот это, братцы, был аттракцион!
Ну где ещё отыщется, как он?
Вверх – к облакам, и камнем вниз – оттуда!..
Была всем амплитудам –  амплитуда!

Ну а потом (я это четко вижу),
когда уже на нет сошла ветла,
обычную кровать втащили в нишу,  
расчистив содержимое ствола….

Жив и поныне этот огород.
Он людям, как и раньше, каждый год
свой урожай исправно отдаёт
Разбит на том же месте, что и прежде.
Но нет, – хоть режьте вы меня, хоть ешьте – 
не тот он без ветлы. Совсем не тот!

Отец

Я к умершим испытываю зависть.
Им не потеть в предсмертном мандраже.
Отмаялись они и отбоялись.
И, слава богу, умерли уже.

Лишь в нас жива их сущность бестелесная.
Покойтесь с миром. Царства вам небесного!

Но нынче всё ж  я потревожу вас,
включив в витиеватый свой рассказ.

Я рухну на колени, ниц иль навзничь,
о, память, ненароком, невзначай
не осекись, прошу, не подкачай.
Отец мой в кадре – Михаил Игнатьич!

Ещё чуть-чуть мне нужно для того,
чтоб возраст мой уже с его сравнялся.
Но как бы не хотел я, не старался – 
во многом далеко мне до него.

На старом фото, желтизной залитом,
отец-подросток. Наголо побрит.
А взгляд уже о многом говорит:
был папа безупречно даровитым!

Я много раз  держал в ладонях лично
отцовский аттестат за 10 лет
В нём  слова «хорошо» в помине нет.
одно лишь слово значится – «отлично».

Тут золотую выдать бы медаль.
Но не вручали их тогда. А жаль.

В большой семье отец считался средним.
Мальчишкой – холодал и голодал.
Досталось лиха «кулачатам» бедным,
пока глава семьи срокА мотал.

Мой дед Игнат был родом с Украины.
В начале века в поисках земли
облюбовал уральский край целинный.
Растили хлеб. Скотину завели.

Лишь сносно жить в конце 20-х начали – 
в 30-м всё отняли – «раскулачили».
Не понаслышке – лично дед узнал,
что значит строить «Беломор-канал»

 

***


На всех этапах обретенья знания
внушали нам (и, видимо, не зря)
что бытие влияет на сознание.
…До самой смерти дед любил… царя!

Царь-батюшка свободу даровал.
И хлынуло забитое крестьянство – 
к целинным землям, к вольности –  от рабства.
Царь хлеба и земли не отбирал.
Крестьянством промышлявшему народу
ГУЛАГом не растаптывал свободу…

Что сделала «родна Советска власть»?
Отставим тему, дабы в грех не впасть!

Над дедовым семейством рок глумился.
Вослед шипели:  «дети кулака»…
Речь – об отце. Он выжить изловчился.
Не праздновал поскольку дурака.

В конце 30-х – в армию призвали.
В Дальневосточный лётный гарнизон
попал служить в 39-м он.
Там от япошек провокаций ждали.

Так жребий пал – не по своей «вине»
отец мой – лётчик –  не был на войне.
Врага в его коварстве упреждая,
на дальнем фронте били самурая!

Но сколько жизней были спасены
и вырваны – для новых поколений,
таких, как я, сестра и брат Евгений – 
у той - не состоявшейся - войны!

Всё так и есть. Но надо знать отца,
максимализм и суть его ранимую:
«вину» свою – надуманную, мнимую
он проносил на сердце до конца.

Бывало, выпивают ветераны,
друг перед другом оголяют раны.
Приврут чуть-чуть для красного словца…
Словцо порою солоно, фривольно.
В таком кругу всегда мне было больно
смотреть на отрешенного отца. 

Не все солдаты гибнут на войне.
Иные, что поделать, возвращаются.
И если им за это не прощается – 
за жизнь мою тогда простите мне!


***

…Под яблоней гигантской у крыльца
(её уж нет на свете и в помине)
я часто вижу нашего отца:
о, как же он играл на мандолине!

Электрик, плотник, бывший авиатор,
крестьянский сын, технарь-интеллигент…
– И вдруг – нездешний редкий инструмент…
Как очутился в пальцах медиатор? 

Где «неополитаночкой» степняк
так виртуозно овладел? И как?
Кто надоумил? На каком этапе
сопрано-лютня покорилась папе?

Вот бы узнать! Но тайна велика есть:
при жизни – эх! – спросить не догадались…

Я, кстати, тоже к музыке не глух.
В лёт подберу любой мотив несложный.
Но струны так настраивать дотошно
мог только папа. Абсолютный слух!

***

Писать всю биографию отца  
я здесь не собираюсь. И не нужно.
Стихи, увы, не проза. Да и скучно
читать одно и то же – без конца.

Замечу кстати: жанр неблагодарный
поэма, ибо –  антилапидарный.
По древу растечешься – не собрать.
А тут ещё попробуй не наврать!

Прочел и вижу: ангелоподобный
уж слишком вышел мой батяня родный.
Скажу сейчас, и буду так же прав:
был у отца отнюдь не сахар – нрав.
И лично знаю я, не понаслышке,
что значит  –  «у отца шалят нервишки».
Ремень его широкий офицерский,
в зелёных языках от пасты Гоя,
расправу учиняя надо мною,
хлестал наотмашь – больно, изуверски.

И багровел лицом, впадая в раж,
такой хороший милый папа наш!

Ремнёвые следы на точке пятой
саднили ночью. О, ремень проклятый!

Сосуд упрямой памяти креня,
понять пытаюсь: за какие шалости
своё дитя так можно бить без жалости?
За что отец так люто сёк меня?

Всю жизнь над этим голову ломаю.
Понять пытаюсь – и не понимаю.

Ведь был ещё и Женька – старший сын.
Бутылку ли не он взорвал с карбидом?
Кто поджиг сделал? Почему же битым – 
ни разу – он, а был лишь я один?

Шучу, мой брат, шучу. Смешно и поздно
уже об этом обо всём – серьёзно.

Нет ревности ничуть. И нет обид…
…А здоровски тогда рванул карбид!


***

Когда тебе уже за шестьдесят,
всё чаще подмывает оглянуться
туда, назад, где тихо шелестят
события, к которым не вернуться,
где затухают медленно года,
изжитые до капли, навсегда
и до которых больше  никогда
и ни за что уже – не дотянуться!

Но в прошлое всегда тебя доставить,
в любой его предел, готова Память.

Чтоб я отца за черствость не карал,
а истина всегда торжествовала, –
из детства эпизод: течет Урал,
а я себе иду – ко дну Урала!

И вряд ли то, что мне уже конец,
что скорбный час моей кончины пробил,
я осознал бы с ужасом и понял – 
не кинься мне на выручку отец!

Не ведал бы, как труп мой хороня,
мои родные глохли от истерик.
…На дне реки нащупал он меня,
бесчувственного выволок на берег…

С дня рождества второго моего,
к которому был папа напрямую
причастен лично – всё простил ему я.
Я не любил –  боготворил его!

 

Александр Костенко
30 ноября 2018 г.

Комментарии:

Юрий Ростовщиков 01.12.2018 в 08:05 # Ответить
В этих стихах прекрасно все - и воспоминания о родных местах, о детстве, о семье, о жизни и об истории нашей многострадальной страны...Они близки и понятны всем, кому за... Этот яркий поэтический снимок можно пересматривать-перечитывать много-много раз... Спасибо, Александр!
Игорь Вачков 01.12.2018 в 09:34 # Ответить
Саша, плохих стихов у тебя не бывает никогда. Это понятно. Но самые лучшие, как мне кажется, это стихи о твоей семье, о твоем детстве и о родных краях. Я не буду говорить о безупречности стихотворной формы. Важнее - искренность, щемящее чувство, удивительное умение сказать внятно, просто и при этом неординарно о важном. Желаю новых творческих взрывов!
Александр Ушар 01.12.2018 в 18:41 # Ответить
Как на исповеди, тезка: иногда даже пугает, когда твои (читай: мои) ностальгические воспоминания, тонко схваченные, зрело воплощаются в поэтических строках. Бередит душу. Черт его знает, хорошо ли это или плохо, но оно есть. И оно эмоционально и очень живо раскрашено. Спасибо, старина!
Н. Шупак (Таганская) 03.12.2018 в 06:33 # Ответить
Н. Шупак (Таганская)
Очень душевные , искренние воспоминания, написаны лаконично, читаются с интересом и осмыслением. Дальнейших Вам творческих успехов, Александр!
Н. Асташкин 03.12.2018 в 06:36 # Ответить
Саша, молодец! Прекрасные стихи. Сразу вспоминается родной Орск, трамвай, пирожки с ливером... Эх, наша любимая малая родина! Умеешь ты, Земеля, задеть душевные струны, всколыхнуть воспоминания, затерянные где-то в дебрях подсознания.
МАЗ 03.12.2018 в 06:41 # Ответить
Молодец, что не роняешь пера. Обнял. МАЗ
Евгений Костено 04.12.2018 в 10:23 # Ответить
Много стихов у Александра великолепных и по глубине идей и по мастерству! Но эти из нашего с ним детства "с карбидом, поджигами, без спросу - на Москвиче и т.п." - высший пилотаж!. Молодец, брат! Успехов. Женя.
В.Коптев 04.12.2018 в 14:35 # Ответить
Саша, привет! Получил отрывок поэмы. Спасибо! Умеешь ты расшевелить душевные воспоминания. Причем самые дорогие-детства. Так и всплывают в памяти моя улица, мой дом, мои друзья... И самое главное: только сейчас мы понимаем, что не говорили по душам с родителями, не интересовались их проблемами, их историей, не сказали о своей любви... Спасибо, что напомнил нам об этом!!! Жду продолжения!
В. Семдянов 04.12.2018 в 17:01 # Ответить
Только что прочел. Знаешь, мне кажется, все главы коротковаты. Хочется побольше неторопливого рассказа .Такого же, как последняя глава. А впрочем...Это все моя всколыхнутая память. Сразу, в процессе чтения, наворотила еще воз и маленькую тележку. А вдруг и ты себя сдерживал, а есть еще чего поведать...Читал с удовольствием и видел себя. Сразу вспомнил, что когда только положили трамвайные рельсы, асфальта между ними не было. Был щебень. И вот на этом щебне после частых в то время дождей росли прекрасные шампиньоны. Ну уж не знаю, насколько они были токсичными, но мы с пацанами их собирали. Эх, чего только не было. Еще раз спасибо.
Владмиир 05.12.2018 в 12:09 # Ответить
Владимир. Кубань.
С каждым новым творением матёрей становится замечательный русский поэт Александр Костенко-Орский. Лично я этому искренне радуюсь.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 июня
пятница
2019

В этот день:

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Михаил был избран на царствование Земским собором 21 февраля (6 марта) 1613 года. Сын боярина Фёдора Никитича Романова (впоследствии — Патриарха Московского Филарета) и боярыни Ксении Ивановны Романовой.

Царь Михаил Фёдорович был молод и неопытен, и до 1619 года страной правило его ближайшее окружение. После освобождения в 1619 году из польского плена Патриарха Филарета, фактическая власть перешла к первосвященнику, который стал носить также титул Великого государя. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

В царствование Михаила Фёдоровича были прекращены войны со Швецией (Столбовский мир 1617, по которому России были возвращены Новгородские земли) и Речью Посполитой (1634). В 1631—1634 годы осуществлена проведена армейская реформа - организация полков «нового строя» (рейтарского, драгунского, солдатского). В 1632 году основаны первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы.

Михаил Фёдорович скончался 13 (23) июля 1645 года от неизвестной болезни в возрасте 49 лет. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

 

Первая модель получила индекс С-24/30. Его расшифровка такова: 24 — расчетная мощность двигателя в лошадиных силах, 30 — максимальная мощность. Объем двигателя составлял 4501 см³. В дальнейшем выпускались модификации: С-24/35 (1912—1914); С-24/40 (1913—1918). Модель стала наиболее массовой в истории завода — выпущено всего 347 экземпляров.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Для этой ракеты была разработана новая система управления, важные узлы автоматики были дублированы (а некоторые даже триплированы), что обеспечило высокую надёжность. Вооруженные Р-5М воинские части в 1957-1958 годах были перебазированы в приграничные районы, чтобы в случае ядерного нападения на СССР иметь возможность «достать» агрессора.

 

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году.

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году.

Абель обосновался в Бруклине под видом художника-фотографа. Его предал связник. Суд приговорил нашего разведчика к 30 годам тюрьмы.

Обвинение в отношении него было совершенно бездоказательным, оно строилось лишь на показаниях предателя Хэйханена. (Рудольф Абель вообще отказался давать показания и промолчал весь процесс.) О том, что за свидетель Хэйханен, ярко сказал на суде адвокат Донован:

«Оценивая показания этого свидетеля, постоянно задавайте себе вопрос: говорит он правду или ложь, причем, может быть, настолько серьезную ложь, что она может спасти его собственную шкуру. То, что он рассказывает, я полагаю, можно справедливо охарактеризовать как хорошо отрепетированную историю. За исключением «свидетельств», представленных самым жалким из свидетелей, который когда-либо выступал в суде, в деле нет никаких доказательств, говорящих о том, что Марком (псевдоним Абеля. – С. Т.) передавалась информация, затрагивающая национальную безопасность и секреты США. Таких доказательств в деле просто нет. Однако на основании «свидетельств» Хэйханена вам предлагают послать человека, возможно, на смерть. А ведь даже собаку вы убиваете только в том случае, если доказано, что она бешеная...»

И тем не менее «цивилизованная Фемида» приговорила Абеля к 30 (!) годам тюремного заключения. Конечно, ни о каких встречах с родными и близкими не могло идти и речи. Наоборот, представители Верховного суда попытались надавить на «семейные чувства» Абеля, чтобы сломить его. На процессе был разыгран циничный спектакль, который вызвал возмущение даже у видавших виды американских журналистов.

На одном из заседаний зачитывались восемь писем к Абелю от жены и дочери, хранившихся в виде микрофильмов. Эту пленку Абель успел выбросить в мусорную корзину в отеле «Латам» во время его ареста, но сотрудники ФБР позже нашли ее и подвергли исследованию. Письма дочери были написаны по-английски, письма жены – по-русски.

Теплые, сердечные, интимные письма характеризовали Абеля как преданного мужа и отца. Они убеждали в сердечной близости и любовном отношении жены и дочери к Рудольфу Ивановичу. Публичное чтение личных писем было встречено в зале суда неодобрительно, как антигуманный акт, оскорбляющий честь и достоинство человека. Но оно вызвало у большинства присутствующих и волну уважения к нашему разведчику. «Когда судейский работник, бубня, зачитывал письма, – писал корреспондент одного американского журнала, – стальная броня самодисциплины Абеля чуть не дала трещину. Лицо покраснело, а его проницательные, глубоко посаженные глаза наполнились слезами».

Конечно, Абель в этот момент испытывал сильнейшую душевную боль. Но именно на это и рассчитывали истязатели. Однако сломить «железного Рудольфа» не удалось.

«Ломали» его и в тюрьме: создали тяжкие бытовые условия, поселили вместе с рецидивистами, а главное – запретили переписку с родными (какие уж там встречи за столом с икрой и содовой!). Защитник Донован пытался отстоять права клиента в вышестоящих инстанциях и получил следующее письмо из министерства юстиции США:

«Министерство приняло решение принципиального характера: лишить Абеля привилегии вести переписку с кем-либо, в том числе с лицами, выступающими в качестве его жены и дочери... Это наше решение основано на убеждении в том, что предоставление Абелю – осужденному советскому шпиону – возможности предоставлять... переписку с людьми из стран советского блока не будет соответствовать нашим национальным интересам».

«Когда я после приговора пришел к Абелю в камеру в подвале здания суда, – вспоминал адвокат Донован, – он ожидал меня, непринужденно сидя в деревянном кресле и попыхивая сигаретой. Глядя на него, можно было подумать, что у этого человека нет абсолютно никаких забот... В этот момент подобное холодное самообладание профессионала показалось мне сверхъестественным».

Позже по поводу решения суда Абель написал Доновану: «Оно меня не удивило. Я не верил, что дело будет рассматриваться на основе закона. Я рассматриваю его как политическое решение».

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок, получивших обозначение БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм). Реактивный снаряд РС-132 калибра 132 мм и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года; именно этот тип боевых машин и получил впервые прозвище «Катюша». Первый на Ленинградском фронте залп батареи «Катюш» был произведён 3 августа 1941 года под Кингисеппом (командир батареи старший лейтенант П. Н. Дегтярёв). На протяжении Великой Отечественной войны было создано значительное количество вариантов снарядов РС и пусковых установок к ним; всего советская промышленность за годы войны произвела более 10 000 боевых машин реактивной артиллерии.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение