RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

США: «Не бейте наших террористов!»
7 октября 2015 г.

США: «Не бейте наших террористов!»

Вашингтон озабочен успехами России в борьбе против ИГИЛ
Падение Украины-9
20 декабря 2014 г.

Падение Украины-9

Если ехать поездом из Москвы в Черновцы, нужно преодолеть 12 пограничных пунктов: 6 украинских, 4 молдавских, 2 российских. Можно ли придумать что-то более государственно-скудоумное?
«Победа-70»:
11 мая 2015 г.

«Победа-70»: "Новое Планетарное Телевидение М"

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
«Не долюбив, не докурив последней папиросы»
20 мая 2018 г.

«Не долюбив, не докурив последней папиросы»

Памяти поэта-воина Николая Майорова, погибшего в 22 года в бою под Смоленском
Как я славил генсека
10 марта 2015 г.

Как я славил генсека

10 марта 2014 года - 30 лет со дня смерти бывшего самого престарелого руководителя СССР и КПСС Константина Устиновича Черненко
Главная » Читальный зал » Воспоминания сердца

Воспоминания сердца

Наш давний друг и постоянный автор уральский поэт Александр Костенко прислал в РГК свою новую поэму

Предлагаем вниманию читателей фрагмент из неё.
Воспоминания сердца

 Сага о детстве. Отрывок из поэмы.

 

Орск

Что первое воспроизводит мозг,
навскидку нам его воображая?
Всегда и первым делом – лязг трамвая.

В единое слились – трамвай и Орск.

И, кажется, хоть улицы взрывай,
чтобы пути трамвайные разрушить – 
ничем уже на свете не нарушить
единство это –  город и трамвай! 

Примета Орска, знАменье и знак, 
от коих, видно, некуда деваться:
ко сну клониться под трамвайный звяк
и под трамвайный скрежет просыпаться…

У Орска есть, для сердца дорогие
(в ком сердце краеведческое есть)
– их множество! – приметы и другие.
Все здесь не вспомнить и не перечесть.

Плохой я краевед и не поклонник
на вид сермяжный наводящих лоск.
Но кто не знает о горе «Полковник»?
Без Орской яшмы – что такое Орск?!

И раз уж город поминаем наш мы – 
нельзя, хотя бы вскользь, не тронуть яшмы…

Елшанка

Ах, яшма-яшма! Недалече старость,
а помнится с поры бесштанной мне,
как весело она переливалась
в лучах рассветных на Елшанском дне!

Вот, кстати, вам ещё одна орчанка – 
тут спору ни малейшего – Елшанка!

Едва мои глаза на мир открылись,
сознаньем самым ранним озарились, –
в них тут же отразились облака.
Их отразила для меня – река.

Нет до сих пор дороже ничего
Елшанки – речки детства моего!

О, Господи, поверить ли возможно?
Не вру ни грамма, Ты не дашь соврать!
Когда-то в этой речке было можно
купаться летом и бельё стирать!

Щурят ловили майкой пацаны,
до самой попки закатав штаны!

Елшанки ведом шорох ледостава.
Всё было как положено, когда,
по пойме расползаясь, будто лава,
парила остывавшая вода.
А в самых первых числах декабря,
морозам уступая поневоле,
вдруг превращалась в ледяное поле,
каток огромный городу даря.

Подарок этот от щедрот Елшанских
был во сто крат любых дороже царских!

Домашнее заданье впопыхах
лишь доконав, впихнув себя в ушанку,
я метеором мчался на Елшанку.
Всю зиму проводил я на коньках!

Ну а весной глазеть валил народ
на бешеный елшанский ледоход.
Устраивая массовое зрелище,
река кульбиты вытворяла те ещё!

Тэцкая гора

…Влекла к себе и Тэцкая гора.
Уже, наверно, на покой пора – 
– нет, не при чём тут пенсия – на вечный!
(у всех таков сей жребий бессердечный)
– ты до сих пор, дожив уж до поры,
когда местами путаются строчки –
вниз, на санях иль так, на пятой точке
летишь, как очумелый, с той горы!

С рассудком здравым явно здесь не вяжется: – 
тогда казалось и поныне кажется,
что, мчась с такою скоростью безбожною – 
ты не на насыпь железнодорожную,
где ступор обездвиженности лишь, – 
а прямиком на небо воспаришь!

Сказать по правде (не перегибаю!)
там, в небесах, нередко я бываю.
Когда пишу об этом обо всём, – 
на небе я от счастья, – на седьмом!

Круторожная

Был то ли некий тип с крутою рожею,
то ль рог крутой испортил чью-то жизнь – 
подобные топонимы негожие – 
невнятный отзвук чьих-то укоризн.

И до сих пор дома её сутулятся,
свой дряхлый вид под сайдингом тая.
Давным-давно на этой самой улице
в октябрьскую ночь родился я.

Обыденный сей факт приняв как должное
(её он вряд ли тронул новизной),
ждать терпеливо стала Круторожная
таких ещё нескорых –  встреч со мной.

Гордячке, ей не так уж важно было,
кто влюбится в неё в который раз.
О, сколько – и не счесть – её любило
волшбой её привороженных – нас!

Едва лишь я отрёкся от пеленок,
трехлетний белобрысый карапуз,
община «Круторожинский ребёнок»
меня завербовала в свой союз.

О, боже мой, какие были игры!
И, самых разных, было их –  с лихвой.
Так вряд ли предаваться им могли б мы,
не будь для игр улицы такой!

Послушаешь меня – враньё безбожное.
Коль вру, то не сносить мне головы!
Ты всё, я знаю, помнишь, Круторожная,
лишь не способна подтвердить, увы…

И как же здесь не восхититься мне
твоей невероятной ширине!
Таких широких – поискать бы надо
(и тех, кто с этим справится легко).

…Я помню, как мыча, коровье стадо,
что за рекой паслось недалеко,
под вечер возвращалось. Куда надо – 
любая из бурёнок знала путь
к своей хозяйке. Чтоб к чужим свернуть – 
такого не случалось. 

Вот отрада – 
на ужин пить парное молоко!

Ветла

Наш адрес – Круторожная, 12
уже произносил я, и не раз.
И вновь мой незатейливый рассказ
намерен в этом месте продолжаться.

Про дом на два семейства – пропущу.
Замечу лишь: когда полно народа
вокруг тебя – негрустно жить. Грущу
я о ветле на склоне огорода.
О том, что измельчали времена – 
нет артефактов ярче, чем она.
Кто видел в первый раз такое древо,
произносил, присвистывая: «Эва!»
И это сколько ж рук должно хватить,
чтобы такой стволище обхватить?

Полнеба затмевавшая ветла 
(я это чудо вижу и поныне)
на огорода нашего низине
(смежу глаза – и вижу как сейчас) – 
ей близко равной не было – росла –
и как тут не гордиться? – лишь у нас!

Порядком попотев, отцы сумели
нам под ветлой соорудить качели.
Вот это, братцы, был аттракцион!
Ну где ещё отыщется, как он?
Вверх – к облакам, и камнем вниз – оттуда!..
Была всем амплитудам –  амплитуда!

Ну а потом (я это четко вижу),
когда уже на нет сошла ветла,
обычную кровать втащили в нишу,  
расчистив содержимое ствола….

Жив и поныне этот огород.
Он людям, как и раньше, каждый год
свой урожай исправно отдаёт
Разбит на том же месте, что и прежде.
Но нет, – хоть режьте вы меня, хоть ешьте – 
не тот он без ветлы. Совсем не тот!

Отец

Я к умершим испытываю зависть.
Им не потеть в предсмертном мандраже.
Отмаялись они и отбоялись.
И, слава богу, умерли уже.

Лишь в нас жива их сущность бестелесная.
Покойтесь с миром. Царства вам небесного!

Но нынче всё ж  я потревожу вас,
включив в витиеватый свой рассказ.

Я рухну на колени, ниц иль навзничь,
о, память, ненароком, невзначай
не осекись, прошу, не подкачай.
Отец мой в кадре – Михаил Игнатьич!

Ещё чуть-чуть мне нужно для того,
чтоб возраст мой уже с его сравнялся.
Но как бы не хотел я, не старался – 
во многом далеко мне до него.

На старом фото, желтизной залитом,
отец-подросток. Наголо побрит.
А взгляд уже о многом говорит:
был папа безупречно даровитым!

Я много раз  держал в ладонях лично
отцовский аттестат за 10 лет
В нём  слова «хорошо» в помине нет.
одно лишь слово значится – «отлично».

Тут золотую выдать бы медаль.
Но не вручали их тогда. А жаль.

В большой семье отец считался средним.
Мальчишкой – холодал и голодал.
Досталось лиха «кулачатам» бедным,
пока глава семьи срокА мотал.

Мой дед Игнат был родом с Украины.
В начале века в поисках земли
облюбовал уральский край целинный.
Растили хлеб. Скотину завели.

Лишь сносно жить в конце 20-х начали – 
в 30-м всё отняли – «раскулачили».
Не понаслышке – лично дед узнал,
что значит строить «Беломор-канал»

 

***


На всех этапах обретенья знания
внушали нам (и, видимо, не зря)
что бытие влияет на сознание.
…До самой смерти дед любил… царя!

Царь-батюшка свободу даровал.
И хлынуло забитое крестьянство – 
к целинным землям, к вольности –  от рабства.
Царь хлеба и земли не отбирал.
Крестьянством промышлявшему народу
ГУЛАГом не растаптывал свободу…

Что сделала «родна Советска власть»?
Отставим тему, дабы в грех не впасть!

Над дедовым семейством рок глумился.
Вослед шипели:  «дети кулака»…
Речь – об отце. Он выжить изловчился.
Не праздновал поскольку дурака.

В конце 30-х – в армию призвали.
В Дальневосточный лётный гарнизон
попал служить в 39-м он.
Там от япошек провокаций ждали.

Так жребий пал – не по своей «вине»
отец мой – лётчик –  не был на войне.
Врага в его коварстве упреждая,
на дальнем фронте били самурая!

Но сколько жизней были спасены
и вырваны – для новых поколений,
таких, как я, сестра и брат Евгений – 
у той - не состоявшейся - войны!

Всё так и есть. Но надо знать отца,
максимализм и суть его ранимую:
«вину» свою – надуманную, мнимую
он проносил на сердце до конца.

Бывало, выпивают ветераны,
друг перед другом оголяют раны.
Приврут чуть-чуть для красного словца…
Словцо порою солоно, фривольно.
В таком кругу всегда мне было больно
смотреть на отрешенного отца. 

Не все солдаты гибнут на войне.
Иные, что поделать, возвращаются.
И если им за это не прощается – 
за жизнь мою тогда простите мне!


***

…Под яблоней гигантской у крыльца
(её уж нет на свете и в помине)
я часто вижу нашего отца:
о, как же он играл на мандолине!

Электрик, плотник, бывший авиатор,
крестьянский сын, технарь-интеллигент…
– И вдруг – нездешний редкий инструмент…
Как очутился в пальцах медиатор? 

Где «неополитаночкой» степняк
так виртуозно овладел? И как?
Кто надоумил? На каком этапе
сопрано-лютня покорилась папе?

Вот бы узнать! Но тайна велика есть:
при жизни – эх! – спросить не догадались…

Я, кстати, тоже к музыке не глух.
В лёт подберу любой мотив несложный.
Но струны так настраивать дотошно
мог только папа. Абсолютный слух!

***

Писать всю биографию отца  
я здесь не собираюсь. И не нужно.
Стихи, увы, не проза. Да и скучно
читать одно и то же – без конца.

Замечу кстати: жанр неблагодарный
поэма, ибо –  антилапидарный.
По древу растечешься – не собрать.
А тут ещё попробуй не наврать!

Прочел и вижу: ангелоподобный
уж слишком вышел мой батяня родный.
Скажу сейчас, и буду так же прав:
был у отца отнюдь не сахар – нрав.
И лично знаю я, не понаслышке,
что значит  –  «у отца шалят нервишки».
Ремень его широкий офицерский,
в зелёных языках от пасты Гоя,
расправу учиняя надо мною,
хлестал наотмашь – больно, изуверски.

И багровел лицом, впадая в раж,
такой хороший милый папа наш!

Ремнёвые следы на точке пятой
саднили ночью. О, ремень проклятый!

Сосуд упрямой памяти креня,
понять пытаюсь: за какие шалости
своё дитя так можно бить без жалости?
За что отец так люто сёк меня?

Всю жизнь над этим голову ломаю.
Понять пытаюсь – и не понимаю.

Ведь был ещё и Женька – старший сын.
Бутылку ли не он взорвал с карбидом?
Кто поджиг сделал? Почему же битым – 
ни разу – он, а был лишь я один?

Шучу, мой брат, шучу. Смешно и поздно
уже об этом обо всём – серьёзно.

Нет ревности ничуть. И нет обид…
…А здоровски тогда рванул карбид!


***

Когда тебе уже за шестьдесят,
всё чаще подмывает оглянуться
туда, назад, где тихо шелестят
события, к которым не вернуться,
где затухают медленно года,
изжитые до капли, навсегда
и до которых больше  никогда
и ни за что уже – не дотянуться!

Но в прошлое всегда тебя доставить,
в любой его предел, готова Память.

Чтоб я отца за черствость не карал,
а истина всегда торжествовала, –
из детства эпизод: течет Урал,
а я себе иду – ко дну Урала!

И вряд ли то, что мне уже конец,
что скорбный час моей кончины пробил,
я осознал бы с ужасом и понял – 
не кинься мне на выручку отец!

Не ведал бы, как труп мой хороня,
мои родные глохли от истерик.
…На дне реки нащупал он меня,
бесчувственного выволок на берег…

С дня рождества второго моего,
к которому был папа напрямую
причастен лично – всё простил ему я.
Я не любил –  боготворил его!

 

Александр Костенко
30 ноября 2018 г.

Комментарии:

Юрий Ростовщиков 01.12.2018 в 08:05 # Ответить
В этих стихах прекрасно все - и воспоминания о родных местах, о детстве, о семье, о жизни и об истории нашей многострадальной страны...Они близки и понятны всем, кому за... Этот яркий поэтический снимок можно пересматривать-перечитывать много-много раз... Спасибо, Александр!
Игорь Вачков 01.12.2018 в 09:34 # Ответить
Саша, плохих стихов у тебя не бывает никогда. Это понятно. Но самые лучшие, как мне кажется, это стихи о твоей семье, о твоем детстве и о родных краях. Я не буду говорить о безупречности стихотворной формы. Важнее - искренность, щемящее чувство, удивительное умение сказать внятно, просто и при этом неординарно о важном. Желаю новых творческих взрывов!
Александр Ушар 01.12.2018 в 18:41 # Ответить
Как на исповеди, тезка: иногда даже пугает, когда твои (читай: мои) ностальгические воспоминания, тонко схваченные, зрело воплощаются в поэтических строках. Бередит душу. Черт его знает, хорошо ли это или плохо, но оно есть. И оно эмоционально и очень живо раскрашено. Спасибо, старина!
Н. Шупак (Таганская) 03.12.2018 в 06:33 # Ответить
Н. Шупак (Таганская)
Очень душевные , искренние воспоминания, написаны лаконично, читаются с интересом и осмыслением. Дальнейших Вам творческих успехов, Александр!
Н. Асташкин 03.12.2018 в 06:36 # Ответить
Саша, молодец! Прекрасные стихи. Сразу вспоминается родной Орск, трамвай, пирожки с ливером... Эх, наша любимая малая родина! Умеешь ты, Земеля, задеть душевные струны, всколыхнуть воспоминания, затерянные где-то в дебрях подсознания.
МАЗ 03.12.2018 в 06:41 # Ответить
Молодец, что не роняешь пера. Обнял. МАЗ
Евгений Костено 04.12.2018 в 10:23 # Ответить
Много стихов у Александра великолепных и по глубине идей и по мастерству! Но эти из нашего с ним детства "с карбидом, поджигами, без спросу - на Москвиче и т.п." - высший пилотаж!. Молодец, брат! Успехов. Женя.
В.Коптев 04.12.2018 в 14:35 # Ответить
Саша, привет! Получил отрывок поэмы. Спасибо! Умеешь ты расшевелить душевные воспоминания. Причем самые дорогие-детства. Так и всплывают в памяти моя улица, мой дом, мои друзья... И самое главное: только сейчас мы понимаем, что не говорили по душам с родителями, не интересовались их проблемами, их историей, не сказали о своей любви... Спасибо, что напомнил нам об этом!!! Жду продолжения!
В. Семдянов 04.12.2018 в 17:01 # Ответить
Только что прочел. Знаешь, мне кажется, все главы коротковаты. Хочется побольше неторопливого рассказа .Такого же, как последняя глава. А впрочем...Это все моя всколыхнутая память. Сразу, в процессе чтения, наворотила еще воз и маленькую тележку. А вдруг и ты себя сдерживал, а есть еще чего поведать...Читал с удовольствием и видел себя. Сразу вспомнил, что когда только положили трамвайные рельсы, асфальта между ними не было. Был щебень. И вот на этом щебне после частых в то время дождей росли прекрасные шампиньоны. Ну уж не знаю, насколько они были токсичными, но мы с пацанами их собирали. Эх, чего только не было. Еще раз спасибо.
Владмиир 05.12.2018 в 12:09 # Ответить
Владимир. Кубань.
С каждым новым творением матёрей становится замечательный русский поэт Александр Костенко-Орский. Лично я этому искренне радуюсь.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
14 декабря
пятница
2018

В этот день:

Конструктор танка Т-80

14 декабря 1931 года родился Николай Сергеевич Попов, создатель танка Т-80.

Конструктор танка Т-80

14 декабря 1931 года родился Николай Сергеевич Попов, создатель танка Т-80.

Николай Сергеевич Попов родился в станице Усть-Лабинская Краснодарского края. Окончил семилетнюю школу, учился в Краснодаре в спецшколе ВВС. В 1950 году поступил в Харьковский политехнический институт и окончил его с отличием в 1955 году. С 1955 года Николай Попов работал в танковом конструкторском бюро Кировского завода в Ленинграде.

В 1968 году он был назначен начальником и главным конструктором КБ, а с 1972 года - генеральным конструктором СКБ «Трансмаш» производственного объединения «Кировский завод». В 1976 году под его руководством был создан танк Т-80, первый в мире серийный танк с газотурбинным двигателем.

Покорение «полюса недоступности»

14 декабря 1958 года третья советская антарктическая экспедиция на санно-гусеничном ходу впервые достигла полюса недоступности Антарктиды

Покорение «полюса недоступности»

14 декабря 1958 года третья советская антарктическая экспедиция на санно-гусеничном ходу впервые достигла полюса недоступности Антарктиды

На станции (дом площадью 24 м²) находились четыре человека, радиостанция и электростанция. Станция использовалась для метеорологических, гляциологических, геомагнитных и актинометрических наблюдений. Была пробурена скважина глубиной 60 метров для измерения температуры снежного покрова, подготовлена взлётно-посадочная полоса, на которую 17 декабря 1958 года сел самолёт Ли-2. На станции также было проведено сейсмозондирование ледникового покрова. Закрыта 26 декабря 1958.

 

Чествование ликвидаторов

14 декабря на Украине -День чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС

Чествование ликвидаторов

14 декабря на Украине -День чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС

26 апреля 1986 года в Советском Союзе на Чернобыльской атомной электростанции расположенной на территории Украинской ССР произошла самая крупная в истории человечества техногенная катастрофа - Чернобыльская авария. Благодаря самоотверженности ликвидаторов последствий катастрофы, многие из которых заплатили за это жизнями и здоровьем, авария была локализована. 30 ноября 1986 года было закончено строительство саркофага над разрушенным энергоблоком, а спустя две недели, 14 декабря, главная газета КПСС «Правда» и другие центральные издания СССР опубликовали Извещение ЦК КПСС и Совета министров о том, что государственной комиссией был принят в эксплуатацию комплекс защитных сооружений четвёртого энергоблока ЧАЭС. Именно дата публикации этого сообщения, по прочтении которого страна смогла вздохнуть спокойно, и стала «Днём чествования участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС».

По самым скромным оценкам, в ликвидации катастрофы приняли участие не менее 90.000 человек практически всех национальностей СССР. После развала СССР в республиках чествуют ликвидаторов в разные дни.

 

Памяти космического академика

14 декабря 2011 года скончался Борис Евсеевич Черток, советский учёный-конструктор, один из ближайших соратников С. П. Королёва.

Памяти космического академика

14 декабря 2011 года скончался Борис Евсеевич Черток, советский учёный-конструктор, один из ближайших соратников С. П. Королёва.

Он -Герой Социалистического Труда, академик РАН, доктор технических наук, создатель космической техники.

Трудовую деятельность начал электромонтером на авиазаводе. В 1934 году Черток поступил на вечернее отделение в Московский энергетический институт, который окончил в 1940 году. С 1940 по 1945 год Б. Е. Черток работал в ОКБ главного конструктора В. Ф. Болховитинова на заводе № 84, затем на заводе № 293 и в НИИ-1 НКАП СССР под руководством генерал-лейтенанта авиации Я. Л. Бибикова.

В апреле 1945 года в составе специальной комиссии он был командирован в Германию, где до января 1947 года руководил работой группы советских специалистов по изучению ракетной техники. 2 мая 1945 года в звании майора расписался на рейхстаге, что считал счастливейшим достижением в своей жизни. В том же году вместе с А. М. Исаевым он организовал в советской оккупационной зоне (в Тюрингии) совместный советско-германский ракетный институт «Рабе», который занимался изучением и развитием техники управления баллистическими ракетами дальнего действия. На базе института в 1946 году был создан новый институт — «Нордхаузен», главным инженером которого был назначен С. П. Королёв. С этого времени Борис Евсеевич работал в тесном сотрудничестве с Сергеем Павловичем.

Вся научно-инженерная деятельность Б. Е. Чертока с 1946 года связана с разработкой и созданием систем управления ракетами и космическими аппаратами. Им создана школа, которая до настоящего времени определяет научные направления и уровень отечественной техники пилотируемых космических полётов.

Нашествие хана Едигея на Москву

14 декабря 1408 года ордынский хан Едигей вторгся с войском на Русскую землю.

Нашествие хана Едигея на Москву

14 декабря 1408 года ордынский хан Едигей вторгся с войском на Русскую землю.

Нашествие Едигея на Москву явилось для Московского князя Василия Дмитриевича полной неожиданностью, так как между ними был заключен мирный договор. Когда же несметные полчища Едигея заполонили Русскую землю и, казалось, спасения уже не было, Едигей вынужден был поспешно снять осаду Москвы из-за начавшейся в Орде очередной усобицы. Как писал летописец, Москва была спасена от вражеского нашествия Божьим промыслом и помощью находящейся в ней иконы Владимирской Богоматери, перед которой усердно полились жители столицы. «И милосердный Человеколюбец, еще не совсем разгневавшийся, увидев печаль людей своих и слезы их покаяния, утешает их вскоре, памятуя о милости к стаду своему. Величавого и гордого агарянина Едигея устрашил, навел на измаилтянина трепет перед своей всевышней и карающей десницей. И агарянин, который похвалялся пробыть в православной земле долгое время и обещал зазимовать, вдруг, забеспокоившись, внезапно снялся с места и, не желая медлить ни единого дня, сказал дружине: "Или царство наше захватит другой, или Василий соберется на нас", - такая мысль смутила агарянина. Быстро посылает он к городу, сам прося мира: и как захотели горожане, так и замирился с ними окаянный Едигей и отошел».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение