RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

ПРО США: угрозы на земле и в космосе
12 октября 2016 г.

ПРО США: угрозы на земле и в космосе

Некоторые «тайны» американской противоракетной обороны
Двуликий Янус соцреализма
26 января 2017 г.

Двуликий Янус соцреализма

26 января 2017 года исполнилось 120 лет известному советскому писателю Валентину Катаеву
Книга о Лановом
1 февраля 2019 г.

Книга о Лановом

В издательстве ЭКСМО постоянный автор и друг РГК Михаил Захарчук выпустил книгу «Василий Лановой» с подзаголовком «Самый обворожительный офицер».
ТАСС уполномочен заявить...
3 февраля 2017 г.

ТАСС уполномочен заявить...

В этом году старейшее информагентство страны отмечает двойной юбилей: 40 лет в "новом" здании и 80 лет на Тверском бульваре
Русский Бог
10 марта 2014 г.

Русский Бог

Сегодня многие отечественные писатели и ученые пытаются с позиции XXI столетия переосмыслить и понять крутые изломы многовековой российской истории
Главная » Читальный зал » Воспоминания сердца

Воспоминания сердца

Наш давний друг и постоянный автор уральский поэт Александр Костенко прислал в РГК свою новую поэму

Предлагаем вниманию читателей фрагмент из неё.
Воспоминания сердца

 Сага о детстве. Отрывок из поэмы.

 

Орск

Что первое воспроизводит мозг,
навскидку нам его воображая?
Всегда и первым делом – лязг трамвая.

В единое слились – трамвай и Орск.

И, кажется, хоть улицы взрывай,
чтобы пути трамвайные разрушить – 
ничем уже на свете не нарушить
единство это –  город и трамвай! 

Примета Орска, знАменье и знак, 
от коих, видно, некуда деваться:
ко сну клониться под трамвайный звяк
и под трамвайный скрежет просыпаться…

У Орска есть, для сердца дорогие
(в ком сердце краеведческое есть)
– их множество! – приметы и другие.
Все здесь не вспомнить и не перечесть.

Плохой я краевед и не поклонник
на вид сермяжный наводящих лоск.
Но кто не знает о горе «Полковник»?
Без Орской яшмы – что такое Орск?!

И раз уж город поминаем наш мы – 
нельзя, хотя бы вскользь, не тронуть яшмы…

Елшанка

Ах, яшма-яшма! Недалече старость,
а помнится с поры бесштанной мне,
как весело она переливалась
в лучах рассветных на Елшанском дне!

Вот, кстати, вам ещё одна орчанка – 
тут спору ни малейшего – Елшанка!

Едва мои глаза на мир открылись,
сознаньем самым ранним озарились, –
в них тут же отразились облака.
Их отразила для меня – река.

Нет до сих пор дороже ничего
Елшанки – речки детства моего!

О, Господи, поверить ли возможно?
Не вру ни грамма, Ты не дашь соврать!
Когда-то в этой речке было можно
купаться летом и бельё стирать!

Щурят ловили майкой пацаны,
до самой попки закатав штаны!

Елшанки ведом шорох ледостава.
Всё было как положено, когда,
по пойме расползаясь, будто лава,
парила остывавшая вода.
А в самых первых числах декабря,
морозам уступая поневоле,
вдруг превращалась в ледяное поле,
каток огромный городу даря.

Подарок этот от щедрот Елшанских
был во сто крат любых дороже царских!

Домашнее заданье впопыхах
лишь доконав, впихнув себя в ушанку,
я метеором мчался на Елшанку.
Всю зиму проводил я на коньках!

Ну а весной глазеть валил народ
на бешеный елшанский ледоход.
Устраивая массовое зрелище,
река кульбиты вытворяла те ещё!

Тэцкая гора

…Влекла к себе и Тэцкая гора.
Уже, наверно, на покой пора – 
– нет, не при чём тут пенсия – на вечный!
(у всех таков сей жребий бессердечный)
– ты до сих пор, дожив уж до поры,
когда местами путаются строчки –
вниз, на санях иль так, на пятой точке
летишь, как очумелый, с той горы!

С рассудком здравым явно здесь не вяжется: – 
тогда казалось и поныне кажется,
что, мчась с такою скоростью безбожною – 
ты не на насыпь железнодорожную,
где ступор обездвиженности лишь, – 
а прямиком на небо воспаришь!

Сказать по правде (не перегибаю!)
там, в небесах, нередко я бываю.
Когда пишу об этом обо всём, – 
на небе я от счастья, – на седьмом!

Круторожная

Был то ли некий тип с крутою рожею,
то ль рог крутой испортил чью-то жизнь – 
подобные топонимы негожие – 
невнятный отзвук чьих-то укоризн.

И до сих пор дома её сутулятся,
свой дряхлый вид под сайдингом тая.
Давным-давно на этой самой улице
в октябрьскую ночь родился я.

Обыденный сей факт приняв как должное
(её он вряд ли тронул новизной),
ждать терпеливо стала Круторожная
таких ещё нескорых –  встреч со мной.

Гордячке, ей не так уж важно было,
кто влюбится в неё в который раз.
О, сколько – и не счесть – её любило
волшбой её привороженных – нас!

Едва лишь я отрёкся от пеленок,
трехлетний белобрысый карапуз,
община «Круторожинский ребёнок»
меня завербовала в свой союз.

О, боже мой, какие были игры!
И, самых разных, было их –  с лихвой.
Так вряд ли предаваться им могли б мы,
не будь для игр улицы такой!

Послушаешь меня – враньё безбожное.
Коль вру, то не сносить мне головы!
Ты всё, я знаю, помнишь, Круторожная,
лишь не способна подтвердить, увы…

И как же здесь не восхититься мне
твоей невероятной ширине!
Таких широких – поискать бы надо
(и тех, кто с этим справится легко).

…Я помню, как мыча, коровье стадо,
что за рекой паслось недалеко,
под вечер возвращалось. Куда надо – 
любая из бурёнок знала путь
к своей хозяйке. Чтоб к чужим свернуть – 
такого не случалось. 

Вот отрада – 
на ужин пить парное молоко!

Ветла

Наш адрес – Круторожная, 12
уже произносил я, и не раз.
И вновь мой незатейливый рассказ
намерен в этом месте продолжаться.

Про дом на два семейства – пропущу.
Замечу лишь: когда полно народа
вокруг тебя – негрустно жить. Грущу
я о ветле на склоне огорода.
О том, что измельчали времена – 
нет артефактов ярче, чем она.
Кто видел в первый раз такое древо,
произносил, присвистывая: «Эва!»
И это сколько ж рук должно хватить,
чтобы такой стволище обхватить?

Полнеба затмевавшая ветла 
(я это чудо вижу и поныне)
на огорода нашего низине
(смежу глаза – и вижу как сейчас) – 
ей близко равной не было – росла –
и как тут не гордиться? – лишь у нас!

Порядком попотев, отцы сумели
нам под ветлой соорудить качели.
Вот это, братцы, был аттракцион!
Ну где ещё отыщется, как он?
Вверх – к облакам, и камнем вниз – оттуда!..
Была всем амплитудам –  амплитуда!

Ну а потом (я это четко вижу),
когда уже на нет сошла ветла,
обычную кровать втащили в нишу,  
расчистив содержимое ствола….

Жив и поныне этот огород.
Он людям, как и раньше, каждый год
свой урожай исправно отдаёт
Разбит на том же месте, что и прежде.
Но нет, – хоть режьте вы меня, хоть ешьте – 
не тот он без ветлы. Совсем не тот!

Отец

Я к умершим испытываю зависть.
Им не потеть в предсмертном мандраже.
Отмаялись они и отбоялись.
И, слава богу, умерли уже.

Лишь в нас жива их сущность бестелесная.
Покойтесь с миром. Царства вам небесного!

Но нынче всё ж  я потревожу вас,
включив в витиеватый свой рассказ.

Я рухну на колени, ниц иль навзничь,
о, память, ненароком, невзначай
не осекись, прошу, не подкачай.
Отец мой в кадре – Михаил Игнатьич!

Ещё чуть-чуть мне нужно для того,
чтоб возраст мой уже с его сравнялся.
Но как бы не хотел я, не старался – 
во многом далеко мне до него.

На старом фото, желтизной залитом,
отец-подросток. Наголо побрит.
А взгляд уже о многом говорит:
был папа безупречно даровитым!

Я много раз  держал в ладонях лично
отцовский аттестат за 10 лет
В нём  слова «хорошо» в помине нет.
одно лишь слово значится – «отлично».

Тут золотую выдать бы медаль.
Но не вручали их тогда. А жаль.

В большой семье отец считался средним.
Мальчишкой – холодал и голодал.
Досталось лиха «кулачатам» бедным,
пока глава семьи срокА мотал.

Мой дед Игнат был родом с Украины.
В начале века в поисках земли
облюбовал уральский край целинный.
Растили хлеб. Скотину завели.

Лишь сносно жить в конце 20-х начали – 
в 30-м всё отняли – «раскулачили».
Не понаслышке – лично дед узнал,
что значит строить «Беломор-канал»

 

***


На всех этапах обретенья знания
внушали нам (и, видимо, не зря)
что бытие влияет на сознание.
…До самой смерти дед любил… царя!

Царь-батюшка свободу даровал.
И хлынуло забитое крестьянство – 
к целинным землям, к вольности –  от рабства.
Царь хлеба и земли не отбирал.
Крестьянством промышлявшему народу
ГУЛАГом не растаптывал свободу…

Что сделала «родна Советска власть»?
Отставим тему, дабы в грех не впасть!

Над дедовым семейством рок глумился.
Вослед шипели:  «дети кулака»…
Речь – об отце. Он выжить изловчился.
Не праздновал поскольку дурака.

В конце 30-х – в армию призвали.
В Дальневосточный лётный гарнизон
попал служить в 39-м он.
Там от япошек провокаций ждали.

Так жребий пал – не по своей «вине»
отец мой – лётчик –  не был на войне.
Врага в его коварстве упреждая,
на дальнем фронте били самурая!

Но сколько жизней были спасены
и вырваны – для новых поколений,
таких, как я, сестра и брат Евгений – 
у той - не состоявшейся - войны!

Всё так и есть. Но надо знать отца,
максимализм и суть его ранимую:
«вину» свою – надуманную, мнимую
он проносил на сердце до конца.

Бывало, выпивают ветераны,
друг перед другом оголяют раны.
Приврут чуть-чуть для красного словца…
Словцо порою солоно, фривольно.
В таком кругу всегда мне было больно
смотреть на отрешенного отца. 

Не все солдаты гибнут на войне.
Иные, что поделать, возвращаются.
И если им за это не прощается – 
за жизнь мою тогда простите мне!


***

…Под яблоней гигантской у крыльца
(её уж нет на свете и в помине)
я часто вижу нашего отца:
о, как же он играл на мандолине!

Электрик, плотник, бывший авиатор,
крестьянский сын, технарь-интеллигент…
– И вдруг – нездешний редкий инструмент…
Как очутился в пальцах медиатор? 

Где «неополитаночкой» степняк
так виртуозно овладел? И как?
Кто надоумил? На каком этапе
сопрано-лютня покорилась папе?

Вот бы узнать! Но тайна велика есть:
при жизни – эх! – спросить не догадались…

Я, кстати, тоже к музыке не глух.
В лёт подберу любой мотив несложный.
Но струны так настраивать дотошно
мог только папа. Абсолютный слух!

***

Писать всю биографию отца  
я здесь не собираюсь. И не нужно.
Стихи, увы, не проза. Да и скучно
читать одно и то же – без конца.

Замечу кстати: жанр неблагодарный
поэма, ибо –  антилапидарный.
По древу растечешься – не собрать.
А тут ещё попробуй не наврать!

Прочел и вижу: ангелоподобный
уж слишком вышел мой батяня родный.
Скажу сейчас, и буду так же прав:
был у отца отнюдь не сахар – нрав.
И лично знаю я, не понаслышке,
что значит  –  «у отца шалят нервишки».
Ремень его широкий офицерский,
в зелёных языках от пасты Гоя,
расправу учиняя надо мною,
хлестал наотмашь – больно, изуверски.

И багровел лицом, впадая в раж,
такой хороший милый папа наш!

Ремнёвые следы на точке пятой
саднили ночью. О, ремень проклятый!

Сосуд упрямой памяти креня,
понять пытаюсь: за какие шалости
своё дитя так можно бить без жалости?
За что отец так люто сёк меня?

Всю жизнь над этим голову ломаю.
Понять пытаюсь – и не понимаю.

Ведь был ещё и Женька – старший сын.
Бутылку ли не он взорвал с карбидом?
Кто поджиг сделал? Почему же битым – 
ни разу – он, а был лишь я один?

Шучу, мой брат, шучу. Смешно и поздно
уже об этом обо всём – серьёзно.

Нет ревности ничуть. И нет обид…
…А здоровски тогда рванул карбид!


***

Когда тебе уже за шестьдесят,
всё чаще подмывает оглянуться
туда, назад, где тихо шелестят
события, к которым не вернуться,
где затухают медленно года,
изжитые до капли, навсегда
и до которых больше  никогда
и ни за что уже – не дотянуться!

Но в прошлое всегда тебя доставить,
в любой его предел, готова Память.

Чтоб я отца за черствость не карал,
а истина всегда торжествовала, –
из детства эпизод: течет Урал,
а я себе иду – ко дну Урала!

И вряд ли то, что мне уже конец,
что скорбный час моей кончины пробил,
я осознал бы с ужасом и понял – 
не кинься мне на выручку отец!

Не ведал бы, как труп мой хороня,
мои родные глохли от истерик.
…На дне реки нащупал он меня,
бесчувственного выволок на берег…

С дня рождества второго моего,
к которому был папа напрямую
причастен лично – всё простил ему я.
Я не любил –  боготворил его!

 

Александр Костенко
30 ноября 2018 г.

Комментарии:

Юрий Ростовщиков 01.12.2018 в 08:05 # Ответить
В этих стихах прекрасно все - и воспоминания о родных местах, о детстве, о семье, о жизни и об истории нашей многострадальной страны...Они близки и понятны всем, кому за... Этот яркий поэтический снимок можно пересматривать-перечитывать много-много раз... Спасибо, Александр!
Игорь Вачков 01.12.2018 в 09:34 # Ответить
Саша, плохих стихов у тебя не бывает никогда. Это понятно. Но самые лучшие, как мне кажется, это стихи о твоей семье, о твоем детстве и о родных краях. Я не буду говорить о безупречности стихотворной формы. Важнее - искренность, щемящее чувство, удивительное умение сказать внятно, просто и при этом неординарно о важном. Желаю новых творческих взрывов!
Александр Ушар 01.12.2018 в 18:41 # Ответить
Как на исповеди, тезка: иногда даже пугает, когда твои (читай: мои) ностальгические воспоминания, тонко схваченные, зрело воплощаются в поэтических строках. Бередит душу. Черт его знает, хорошо ли это или плохо, но оно есть. И оно эмоционально и очень живо раскрашено. Спасибо, старина!
Н. Шупак (Таганская) 03.12.2018 в 06:33 # Ответить
Н. Шупак (Таганская)
Очень душевные , искренние воспоминания, написаны лаконично, читаются с интересом и осмыслением. Дальнейших Вам творческих успехов, Александр!
Н. Асташкин 03.12.2018 в 06:36 # Ответить
Саша, молодец! Прекрасные стихи. Сразу вспоминается родной Орск, трамвай, пирожки с ливером... Эх, наша любимая малая родина! Умеешь ты, Земеля, задеть душевные струны, всколыхнуть воспоминания, затерянные где-то в дебрях подсознания.
МАЗ 03.12.2018 в 06:41 # Ответить
Молодец, что не роняешь пера. Обнял. МАЗ
Евгений Костено 04.12.2018 в 10:23 # Ответить
Много стихов у Александра великолепных и по глубине идей и по мастерству! Но эти из нашего с ним детства "с карбидом, поджигами, без спросу - на Москвиче и т.п." - высший пилотаж!. Молодец, брат! Успехов. Женя.
В.Коптев 04.12.2018 в 14:35 # Ответить
Саша, привет! Получил отрывок поэмы. Спасибо! Умеешь ты расшевелить душевные воспоминания. Причем самые дорогие-детства. Так и всплывают в памяти моя улица, мой дом, мои друзья... И самое главное: только сейчас мы понимаем, что не говорили по душам с родителями, не интересовались их проблемами, их историей, не сказали о своей любви... Спасибо, что напомнил нам об этом!!! Жду продолжения!
В. Семдянов 04.12.2018 в 17:01 # Ответить
Только что прочел. Знаешь, мне кажется, все главы коротковаты. Хочется побольше неторопливого рассказа .Такого же, как последняя глава. А впрочем...Это все моя всколыхнутая память. Сразу, в процессе чтения, наворотила еще воз и маленькую тележку. А вдруг и ты себя сдерживал, а есть еще чего поведать...Читал с удовольствием и видел себя. Сразу вспомнил, что когда только положили трамвайные рельсы, асфальта между ними не было. Был щебень. И вот на этом щебне после частых в то время дождей росли прекрасные шампиньоны. Ну уж не знаю, насколько они были токсичными, но мы с пацанами их собирали. Эх, чего только не было. Еще раз спасибо.
Владмиир 05.12.2018 в 12:09 # Ответить
Владимир. Кубань.
С каждым новым творением матёрей становится замечательный русский поэт Александр Костенко-Орский. Лично я этому искренне радуюсь.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 апреля
воскресенье
2019

В этот день:

Великий русский изобретатель-самоучка

21 апреля 1735 года родился Иван Петрович КУЛИБИН, великий русский изобретатель-самоучка из села Подновье Нижегородского уезда.

Великий русский изобретатель-самоучка

21 апреля 1735 года родился Иван Петрович КУЛИБИН, великий русский изобретатель-самоучка из села Подновье Нижегородского уезда.

Кулибин прославился на весь мир конструированием оргинальных инженерных сооружений от микроскопических до гигантских.
В 1767 году он сделал часы, в корпусе которых был механизм часового боя, музыкальный аппарат с несколькими мелодиями и маленький автоматический театр с движущимися фигурами.
В течение 30 лет, начиная с 1769 года, Кулибин был заведующим механической мастерской в Академии наук Петербурга, где возглавлял процессы производства различных станков и приборов для навигационных, астрономических и физических целей.
В 1772 году он провёл испытания модели 300-метрового одноарочного моста, предназначенного для установки на Неве.
Кулибин изобрел фонарь-прожектор, который имел отражатель из мелких зеркал, водоход для передвижения против течения, экипаж с педальным приводом и многое другое.

Овладение крепостью Наварин

21 апреля 1770 года десантный отряд русского флота (300 человек и осадная артиллерия) под командованием бригадира И. Ганнибала с эскадры (2 линейных корабля и фрегат) адмирала Г. А. Спиридова овладел турецкой крепостью Наварин.

Овладение крепостью Наварин

21 апреля 1770 года десантный отряд русского флота (300 человек и осадная артиллерия) под командованием бригадира И. Ганнибала с эскадры (2 линейных корабля и фрегат) адмирала Г. А. Спиридова овладел турецкой крепостью Наварин.

Русская эскадра под командованием Г. А. Спиридова была направлена в Средиземное море вскоре после начала войны с Турцией с задачей оттянуть на себя часть сил противника с Чёрного моря и Придунайского театра и оказать помощь грекам в их борьбе за независимость. Подойдя к Наварину, после шестидневной бомбардировки русский отряд взял крепость. Десант захватил 42 пушки, 3 мортиры, 800 пудов пороха и много оружия. Некоторое время Наварин, имевший удобную бухту, использовался как временная маневренная база русского флота.

Космонавт Залетин

21 апреля 1962 года родился Сергей Викторович ЗАЛЁТИН, летчик-космонавт, Герой России.

Космонавт Залетин

21 апреля 1962 года родился Сергей Викторович ЗАЛЁТИН, летчик-космонавт, Герой России.

Совершил два полёта в космос — командиром экипажа «Союз ТМ-30» и командиром «Союз ТМА-1», проведя в космосе в общём счёте 83 суток 16 часов 35 минут 25 секунд.
1 мая 2014 года переведён с должности инструктора-космонавта-испытателя на должность ведущего специалиста организационно-планового отделения отряда космонавтов ЦПК, выбыв из числа действующих космонавтов.

12, 5 тысяч миль под водой

21 апреля 1964 года начался поход атомной подводной лодки К-27 (проект 645) Северного флота (командир—капитан 1 ранга И. И. Гуляев) в экваториальные районы Атлантики. Это был первый в отечественной истории длительный непрерывный поход в подводном положении. За 1240 ходовых часов пройдено 12 425 миль. Руководитель похода вице-адмирал г. Н. Холостяков. Поход завершился 11 июля.

12, 5 тысяч миль под водой

21 апреля 1964 года начался поход атомной подводной лодки К-27 (проект 645) Северного флота (командир—капитан 1 ранга И. И. Гуляев) в экваториальные районы Атлантики. Это был первый в отечественной истории длительный непрерывный поход в подводном положении. За 1240 ходовых часов пройдено 12 425 миль. Руководитель похода вице-адмирал г. Н. Холостяков. Поход завершился 11 июля.

Задачей похода стало испытание лодки на предельных режимах для выявления возможностей лодки и проверке систем и механизмов корабля в условиях автономного плавания. Кроме того было необходимо выяснить оптимальные режимы работы энергетической установки. Были преодолены разные климатические зоны — поход проходил из Арктики в экваториальные воды Атлантического океана.
Для решения задач экипаж был усилен внештатными специалистами: в качестве руководителя похода был назначен председатель Правительственной комиссии вице-адмирал Г. Н. Холостяков, в походный штаб вошли контр-адмирал И. Д. Дорофеев и другие представители флота. Техническую часть возглавил главный конструктор лодки А. К. Назаров и ведущий конструктор СКБ-143 Г. Д. Морозкин, который отвечал за сдачу в эксплуатацию энергетической установки.
Во время похода произошла нештатная ситуация с реактором левого борта подводной лодки. Расплавленный металл попал в газовую систему первого контура и застыл там. В результате в системе произошло падение вакуума, единственным способом устранить неисправность стала работа непосредственно на месте аварии, вблизи активной зоны реактора. Работы выполнил командир дивизиона капитан 3-го ранга А. В. Шпаков, который разрезал дефектную трубку и вручную прошомполил её. (Он получил значительную дозу радиации.) После этого специалисты-сварщики заварили трубку, восстановив работоспособность реактора. Наиболее экстремальные условия были в экваториальных водах, когда температура воды составила +25…+27 °C. При работе в таких условиях системы охлаждения реактора работали на пределе своих возможностей, при этом температура в реакторном и турбогенераторных отсеках была около 60 °C, за счёт этого остальные отсеки лодки прогревались до температуры в 45 °C при влажности до 100 %.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение