RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Стрелков о войне и мире
19 февраля 2015 г.

Стрелков о войне и мире

О чем рассказал руководитель движения «Новороссия» во время пресс-конференции в Рязани
«Не долюбив, не докурив последней папиросы»
20 мая 2018 г.

«Не долюбив, не докурив последней папиросы»

Памяти поэта-воина Николая Майорова, погибшего в 22 года в бою под Смоленском
Через миллениум - 6
22 апреля 2014 г.

Через миллениум - 6

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)
Можно ли расстрелять заочно?
14 ноября 2019 г.

Можно ли расстрелять заочно?

14 ноября 1985 года в СССР был приговорен к смертной казни с конфискацией имущества полковник внешней разведки КГБ Олег Гордиевский за сотрудничество с британской разведкой
Ветераны в наших сердцах
23 апреля 2016 г.

Ветераны в наших сердцах

Продолжаем традиционный конкурс патриотической поэзии, посвященный в 2016 году 100-летию прославленного советского аса Героя Советского Союза А.П. Маресьва
Главная » Читальный зал » Последняя улыбка Романа Карцева

Последняя улыбка Романа Карцева

4 октября 2018 года — похороны этого корифея эстрадного юмора, который ущел из жизни 2 октября

Наш постоянный автор Анатолий Журин был хорошо с ним знаком. Публикуем одно из последних интервью с человеком, помогавшим нам жить с улыбкой.
Последняя улыбка Романа Карцева

- Роман Андреевич, можно сегодня прожить без улыбки, без чувства юмора?
- Ни сегодня, ни когда-либо. Я вообще считаю, что человеком, лишенным этого чувства, может быть либо гений, либо просто бандит. Тот же Гитлер. Ну не способен человек с нормальным чувством юмора ударить другого, оскорбить. Почему-то этого мы, кстати, не учитываем, выбирая в Государственную Думу людей, для которых унизить коллегу стало правилом хорошего тона. Отчего Одесса считается столицей юмора? Потому что во все времена там его не теряли - в войну, в послевоенную разруху. Вспоминаю, как мы с мамой и отцом, сменяя друг друга, дежурили в очереди за хлебом. А потом, когда стало хорошо, моя жена в пять утра ходила за молоком для детей - в Одессе непонятно почему объявился дефицит молока. Если бы не чувство юмора, так люди бы просто начали пить не молоко, а что-нибудь наоборот.
- Раз уж мы коснулись Госдумы... Если бы парламентарии объявили Первое апреля выходным днем, вы бы удивились?
- Поддержал бы их. Пусть люди празднуют, смеются и гуляют. И не один день, а два. Мне этот праздник представляется даже более значимым и интересным, чем иные официальные. Но вы же понимаете, такое невозможно! Парламентариям просто не хватит чувства юмора, чтобы учредить день, в течение которого люди будут безнаказанно шутить и смеяться. Разве можно смеяться в государственный праздник?
- Что для вас значит Первое апреля? Разыгрывали вы кого-нибудь или разыгрывали вас?
- Мы розыгрышами никогда ни с Мишей Жванецким, ни с Витей Ильченко не занимались. Для этого мы слишком серьезные люди. Я считаю, что можно, конечно, человека разыграть, слегка подтрунить над ним, но все же по-доброму. А не так, как например, в известной телепрограмме "Розыгрыш", где человека доводят чуть ли не до инфаркта. Или в новой передаче Дмитрия Диброва - я ее что-то никак не пойму: заставлять женщину нырять в бассейн с акулами... Скажу прямо: так нельзя шутить, ребята! Словом, первого апреля никто меня не разыгрывает и сам я не разыгрываю, и вам не советую.
- Роман Андреевич, японская мудрость гласит: "И шутить надо с передышкой". Тем не менее все телеканалы, словно соревнуясь, без конца шутят. Не говорю уже о качестве - многое, что называется, ниже пояса. Но ведь одни и те же лица - и на первой, и на второй, на третьей кнопке...
- Видите ли, чувство меры - такой же талант, как и чувство юмора. Во всем - в еде, в любви, в сексе. Надо перерывы делать. Кстати, я бы не стал винить самих артистов за то, что переходят из одной передачи в другую. Может, боятся, что о них забудут? А с другой стороны, наверное, просто такое время - людей потчуют тем, что им нравится, чтобы меньше задумывались о жизни. Но ведь самое интересное, что артисты много не зарабатывают, перебегая с экрана на экран - набивают карманы только продюсеры и хозяева каналов. Так что вся вина только на них и редакторах, тасующих одну и ту же колоду. Как можно за неделю сделать хорошую программу? Чушь, ерунда...
- Вспомним хоть Аркадия Райкина, каждый выход которого на телеэкран становился - без преувеличения – праздником...
- "Огонек" показывали, кажется, раз в месяц, и появление в нем артиста уровня Райкина действительно становилось праздником - страна с нетерпением ждала этого момента. Да, честно говоря, и такого количества юмористов тогда не было. Шуров и Рыкунин, Миров и Новицкий, Тарапунька и Штепсель - можно по пальцам перечесть. И выступали они не каждый день. Уже не говоря о том, что Райкин бы никогда не согласился этого делать - снижался бы сам эффект его появления перед любимым ленинградским зрителем. Помните, за сколько месяцев вперед стояли очереди за билетами на его спектакли? Откровенно говоря, он не очень любил телевидение, может быть, на мой взгляд, даже ошибочно. Ведь многое из того, что он сделал, из-за этого пропало бесследно.
- А вас приглашают на такие "конвейерные" телепередачи?
- Я не могу принципиально там появляться. Это совсем другое искусство. То, что мы играли вместе с Витей Ильченко, - прежде всего театр. Вот уже 13 лет, как нет моего друга, но я продолжаю наше дело, играю моноспектакли. И не готовлю отдельные номера. Скажу больше. Когда меня приглашают на сборные концерты, то обязательно спрашиваю, кто еще участвует. Потому что не все сочетается. Ну никак не гармонирую я с выступлением Верки Сердючки, которая грудью дорогу проложила себе на эстраду. Вот и не участвую.
- Все это не очень весело...
- Почему? Я чаще выступаю на телеканале "Культура". Здесь показывали многое из наших совместных работ с Витей Ильченко, например, "Политическое кабаре", "Птичий полет", "Моя Одесса", "Зал ожидания". Недавно там была целая страница, посвященная мне, потом я участвовал в передаче "Линия жизни". В общем, тот, кто хочет меня увидеть, пусть смотрит "Культуру".
- Вас не покидает чувство юмора, когда выходите из сценического образа. Как это удается?
- Ой, это бывает редко. Не остается во мне чувства юмора, после того как сойду со сцены.
Хочется, наоборот, молчать. Бывает, иногда после спектакля приглашают в какую-нибудь компанию, и если она хорошая, не навязчивая, могут вспомниться какие-то смешные вещи. У нас, к сожалению, юмористы, которых мы чаще всего видим на экране, просто покоя не знают и другим его не дают - продолжают без конца "хохмить" и в жизни. А мы "выросли из Райкина". Я вообще очень редко шучу. Разве что когда бываю в Одессе. Там как-то сразу включаюсь в игру одесситов. Но это даже не игра - они не шутят, они так живут. Помню, приезжаю, никто почему-то меня не встретил, и тут подбегает ко мне таксист: "Давай подвезу бесплатно куда тебе надо, а ты только меня выслушай". Ну, в общем, поехали, и он мне всю свою жизнь стал рассказывать, про жену, детей и т.д. Ну мне интересно, потому что человек искренне рассказывает, ничего не придумывает. А в конце просто одарил шедевром: "Знаешь, у меня брат в Америку уехал. Он живет в Америке вот так!" И показывает жестом поверх головы. "Я здесь тоже уже тридцать лет живу вот так!" При этом демонстрирует жест под горло. "Так что - я из-за этого маленького кусочка должен уезжать из Одессы?" Я понял, что это не придумано, это импровизация. А она - как раз и есть самое ценное в юморе.
- Некоторые помнят массу анекдотов и без конца их рассказывают...
- Был у меня такой знакомый. Едва открываю дверь, он тут же, буквально с порога выстреливал в меня анекдотом. Ну, во-первых, не все анекдоты заслуживают того, чтобы их рассказывать, и не каждый это умеет делать, ведь очень важна интонация. А сейчас стало чуть ли не искусством - декламировать их со сцены, я этого просто не понимаю. Анекдоты нужно рассказывать дома, в тесной компании, под выпивку. Да и хороших среди них очень мало. Я за всю свою жизнь слышал четыре-пять, не больше.
- А веселые сны снятся народному артисту Карцеву?
- Абсолютно такие же, как всякому нормальному человеку. Например, несколько ночей подряд снился один и тот же сюжет - забываю текст, и публика сидит, недоуменно глядя на меня. Вскакивал в холодном поту. А вообще, профессиональных снов бывает мало, и я часто, чтобы побыстрее заснуть, просто повторяю текст роли.
- Как вы думаете, какая из двух половин человечества лучше воспринимает ваши выступления?
- Тут и думать нечего. И это не только мое личное наблюдение. Женщины любой юмор воспринимают лучше и быстрее. Другое дело, что происходит это чисто интуитивно в силу особенностей женского характера. Именно зрительницы формируют контакт между сценой и залом. Посмотрите любую юмористическую передачу - они и реагируют мгновенно, и более искренне смеются. Конечно, у нас с Ильченко были миниатюры, которые более непосредственно воспринимали как раз мужчины, например, "Ликероводочный завод" или "Теория относительности". А женщины... Даже удивляюсь иногда - со сцены о них такое несут, а они над собой хохочут. "Слабый" пол, надо сказать, в этом отношении более раскрепощенный и свободный. И не только в зале, но и в жизни.
- Роль Швондера в "Собачьем сердце" заставляет с грустью вспоминать, что это одна из очень немногих ваших работ в кино. Наверное, вас трудно уговорить сниматься?
- В том-то и дело, что уговаривать в этом случае не пришлось. Очень знаком нам был подобный типаж еще по работам с Ильченко, со Жванецким. Всегда был и есть чуть ли не в каждом спектакле Швондер, да и по жизни их хватает. У нас в Госдуме сидят и Шариковы, и Швондеры. Они, как правило, и смешные, и страшные. Словом, сложности при съемке были не у меня, а у режиссера. Бортко все время требовал, чтобы я "не хлопотал" своим очень подвижным лицом. А сейчас он снял меня в новой десятисерийной картине "Мастер и Маргарита" в роли дяди Берлиоза, который приезжает из Киева по квартирному вопросу. Посмотрим, что получилось...
- Вы довольны тем, как сложилась судьба? Вообще по жизни вы оптимист?/- Не знаю, кто я. Прежде всего я человек, сомневающийся во всем, особенно в творчестве. Недавно сделал вместе с сыном спектакль по Хармсу, очень волнуюсь... Публика ведь почти не знает этого автора, да и юмор у него сложный. Это вам не "Кривое зеркало". И все же, думаю, тем, кто на спектакль придет, он понравится. Мне бы, например, хотелось посмотреть Геннадия Хазанова в том же Хармсе. Если подводить жизненные итоги... Я сделал почти всего Жванецкого. Только с Витей мы сыграли 600 миниатюр и 15 спектаклей по его сценариям.
- Роман Андреевич, что хотите пожелать в канун первого апреля нашим читателям?
- Надо ко всему относиться с юмором. Скажем, получил зарплату две тысячи "рэ" и хохочи. Конечно, желаю всем никогда не терять наряду с чувством юмора и чувство собственного достоинства. И то и другое взаимосвязано. Потерял одно - теряешь и другое, такова жизнь. А то, что в ней происходит, происходит и в политике, и в экономике, и в юморе. Все взаимосвязано в этом мире. И когда-нибудь обязательно изменится к лучшему. И последнее, о чем я не устаю повторять. Давайте введем урок юмора в школах. Он никак не менее важен, чем военное дело, например. Особенно с первых классов, когда дети очень любят играть. Пусть они разыгрывают в лицах стихи Маршака, Михалкова, потом будут инсценировать рассказы Зощенко, Хармса, Гоголя, Ильфа и Петрова. Именно то, что в моем детстве были подобные уроки с первых классов, и привело меня в конце концов в Театр Райкина. Я уверен, это были бы очень серьезные шаги по направлению к оздоровлению общества.
ДАВАЙТЕ УСТАНОВИМ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРАЗДНИК СМЕХА И БУДЕМ ОТМЕЧАТЬ ЕГО ДВА ДНЯ.

Анатолий Журин

НА СНИМКЕ: Роман Карцев и Анатолий Журин.

 

.
3 октября 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 октября
пятница
2020

В этот день:

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

 Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978), министр обороны СССР (1976—1984).

Родом из Самары из рабочей семьи. В 22 года вступил добровольцем в Красную армию, уаствовал в боевых действиях с басмачами. Осенью 1929 года стал студентом механического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института. Работал секретарём комсомольской организации, являлся членом партийного бюро института. Затем перешел в

Ленинградский военно-механический институт, который закончил в 1934 году. C 1934 года — инженер, начальник бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте. С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора, директор Ленинградского завода «Большевик». С 9 июня 1941 года по 14 декабря 1957 года — нарком вооружения СССР, министр вооружения СССР, министр оборонной промышленности СССР. 14 декабря 1957 года — 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. За подготовку первого полёта человека в космос (Ю. А. Гагарин, 12 апреля 1961 года) удостоен звания Героя Социалистического Труда. 13 марта 1963 года — 26 марта 1965 года — первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего Совета народного хозяйства СССР. 26 марта 1965 года — 26 октября 1976 года — секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. 29 апреля 1976 года — 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР. Среди членов Политбюро 1970—1980-х гг. отличался тем, что спал по 4—4,5 часа. Был исключительно энергичен, предприимчив, очень быстро решал задачи управления и руководства предприятиями.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время учений новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких. Генерал-лейтенант Иван Устинов (однофамилец) вспоминал: "На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался - и делами, и в персональном плане... В конце концов я ему напомнил: "Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения". - "Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь я сталинской закалки". Да вот видите..."

Похоронен на Красной площади (кремирован, урна с прахом замурована в Кремлёвскую стену).

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе.

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир — Г. А. Александер) и ББ-35 (командир — А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм.

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавшей Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек. 9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру . В течение 10 дней наступавшим удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Она была разработана в 1954—1961 годах группой физиков-ядерщиков под руководством академика Игоря Курчатова.

Бомбардировщик Ту-95В с "Царь- бомбой" на борту, пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев, штурман И. Н. Клещ, бортинженер В. Я. Бруй, вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А. Через 2 часа после вылета бомба была сброшена с высоты 10 500 метров на парашютной системе по условной цели в пределах ядерного полигона «Сухой Нос». Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью). Самолёт-носитель успел улететь на расстояние 39 километров, а самолёт-лаборатория — на 53,5 километра. Огненный шар взрыва достиг радиуса примерно 4,6 километра. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, подмявшая и отбросившая шар от земли. Световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров. Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Ощутимая сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров; диаметр его двухъярусной «шляпки» достиг (у верхнего яруса) 95 километров. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. Однако о каких-либо разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма и посёлке Белушья Губа не сообщалось.

Основной целью, которая ставилась и достигнута этим испытанием, была демонстрация владения Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения — тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602. Крайне важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем.

Интересно, что тогда еще любивший советскую власть академик А. Д. Сахаров (впоследствии проамериканский диссидент) предложил проект по тайному размещению нескольких десятков сверхмощных ядерных боеголовок мощностью от 200 или даже 500 мегатонн вдоль американских морских границ, что, по мнению учёного, позволило бы отрезвить неоконсервативные круги политической элиты США, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений. В случае нападения США на СССР можно было затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами. Гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон, Аннаполис. Волна достигает крыш небоскребов. Друга волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло низко расположенный Хьюстон, Новый Орлеан, Пенсаколу.

К сожалению, Хрущев отклонил этот проект. Подобную идею сегодня вынашивает академик Игорь Острецов: уничтожение США с помощью направленного взрыва, вызывающего гигантскую волну в заданном направлении.

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

 

Первым был запущен «Космос-186». Он являлся «активным» кораблём , то есть он должен был найти с помощью радиолокационной антенны «пассивный» корабль «Космос-188», сблизиться и пристыковаться.

30 октября 1967 года во время пролёта корабля «Космос-186» над космодромом был запущен «Космос-188» в той же плоскости орбиты, но с опережением на 24 км. Для осуществления стыковки необходима высокая точность вывода на орбиту, так как автоматическая система стыковки может работать только до определённой величины расстояния между кораблями. Расстояние в 24 км не превышало этого предела. Командой из центра управления были активированы системы ориентации, системы автоматического управления и счётно-решающие устройства. После обнаружения «пассивного» корабля «Космос-186» стал корректировать свою орбиту в вертикальной и горизонтальной плоскостях, приближаясь к «Космосу-188» на скорости 90 км/ч. Когда расстояние между кораблями составило 300 м, отключился главный двигатель, и начали свою работу двигатели малой тяги. Последний этап стыковки называется причаливанием. Во время причаливания скорость сближения кораблей составила 0,5—1 м/с. Затем произошла сама стыковка: штанга стыковочного узла «Космоса-186» попала в конусообразный захват «Космоса-188». Состыкованными корабли летали 3,5 часа, совершив около 2 витков вокруг Земли. Затем по команде с Земли они расстыковались и последовательно приземлились: сначала «Космос-186», потом «Космос-188».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение