RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Трагические судьбы русских писателей»
8 февраля 2020 г.

«Трагические судьбы русских писателей»

Под таким названием в московском издательстве «Звонница-МГ» вышла новая книга нашего постоянного автора и друга Петра Ивановича Ткаченко
Образ Лермонтова
15 октября 2020 г.

Образ Лермонтова

15 октября 1814 года родился великий русский поэт, преемник гениального Пушкина
Осенние мотивы
17 сентября 2019 г.

Осенние мотивы

Наш дорогой друг, известный уральский поэт Александр Михайлович Костенко прислал подборку своих стихотворений
Святое воинство в строю
22 июня 2018 г.

Святое воинство в строю

Накануне Дня памяти и скорби 22 июня постоянный автор и друг РГК московский поэт Игорь Гревцев прислал поэтическую подборку
Дюрбалы Аркадия Арканова
8 апреля 2016 г.

Дюрбалы Аркадия Арканова

Поминальная молитва в годовщину ухода из этой жизни известного сатирика и добрейшего человека
Главная » Читальный зал » Стихи о войне » Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

У моего большого друга Владимира Конкина сегодня день рождения – две шестёрки ему стукнуло.

Если бы мои пожелания можно было материализовать каким-то образом, то он бы прожил и до третей шестёрки.
Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

Горжусь тобой, ценю тебя, завидую тебе и радуюсь, что ты есть у меня вот уже 36 лет! Твой полковник Захарчук.


Не многие актёры отечественного кино сподобились творческой судьбой легендарными ролями, по которым их бы узнавали мгновенно. К примеру, Чапаев – Бабочкин, Максим – Чирков, Пётр 1 – Симонов, Анискин – Жаров, Штирлиц – Тихонов, ну, и так далее. Владимиру Алексеевичу Конкину досталось сразу две такие судьбоносные, великие роли: Павка Корчагин и Володя Шарапов. Всего же он сыграл в 34 фильмах. В 49 картинах озвучивал других актёров. 25 персонажей мультфильмов тоже говорят голосом Конкина. И как бы по совокупности труд актёра в российском кинематографе отмечен тремя Государственными премиями. В театре Владимир Алексеевич создал многим более полусотни сценических персонажей. На телевидении вёл передачу «Домашняя библиотека». Сам пишет книги. Их у него семь. А ещё Володя – мой старый, долгим временем проверенный друг. Мы впервые с ним встретились в 1981 году. Артист и его жена Алла пришли в редакцию газеты «Красная звезда», где я в то время работал. И с тех пор мы уже друг друга никогда из виду не теряли.
Конкины вместе прожили без какой-то малости сорок лет. У них два сына-близнеца Ярослав и Святослав, дочь Софья и пятеро внуков: Глеб, Дарья, Варвара, Теодора, Калиса. 31 марта 2010 года Алла Львовна в девичестве Выборнова скончалась в московском хосписе от рака. Большей трагедии в жизни Конкина не случалось и уже, даст Бог, никогда не будет. Хотя он в детстве умирал трижды: в 5, 7 и 9 лет - пережил так называемые сердечные атаки, как осложнение после скарлатины. Под Москвой в Малаховке есть сердечно-сосудистый детский санаторий, в котором Володя полдетства провёл. Сейчас ему 65 и сердце его наполовину искусственное. Ещё при жизни Аллочки ему сделали многочасовую операцию. Рассказывал: «Понимаешь, брат, меня разрезали пополам, вынули «мотор», положили его, грубо говоря, на приставку к операционному столу и стали его натурально чинить, как ремонтируют настоящие аппараты. Даже две недостающие детали – клапаны из платины вставили. А я всё это время, пока эскулапы-виртуозы возились с моим потрёпанным сердчишком, был к приборам подключён. Потом, естественно, отремонтированное сердце вставили обратно и зашили платиновой ниткой. Уникальная технология, благодаря которой моё сердце побывало в людских руках. Алла тогда от меня не отходила ни на минуту. У нас в семье было принято на отдельных листах писать «узелки на память». Один апрельский листочек от 2009 года я до сих пор храню, как дорогую реликвию. На нём рукой моей Аллочки написано: «У Володеньки сегодня операция. Господи, помоги моему мальчику, помоги моему мужу».

Сказать, что Конкину повезло с женой, значит, ничего не сказать. Аллу ему ниспослали небеса. Она являла собой в одной ипостаси и жену, и любовницу, и мать его детей, и его первого друга, советчика, и его же собственную мать, как кому-то ни покажется это странно-выспренним. «Моему мальчику» - ведь не случайная экзальтированная оговорка пресыщенной женщины. Володя был по жизни для неё мальчиком-вундеркиндом, временами взбалмошным, капризным, временами беззащитным, беспомощным, какими и бывают все гении на свете. А она видела в нём исключительно гениального актёра, видела как раз всё то, чего никогда не могли рассмотреть в её любимом лицедее даже самые продвинутые режиссёры на свете. И потому отдавала (и отдала!) всю себя ему до капельки, до самого донца. Об этом не все мои читатели, наверное, знают, но, будучи уже, как говорится, на смертном одре, то есть, зная наверняка, что ей остались лишь мгновения на этом бренном мире, Алла завещала своей подруге Елене Переслени оставаться с Володей во что бы то ни стало. Та пообещала выполнить пожелания подруги и, разумеется, слово своё держит.
- Елена Игоревна, лучше тебя о ваших отношениях с Владимиром Алексеевичем мне всё равно не рассказать. А читателям, знаю точно, далеко небезынтересно, как вы, верующие люди, проходите между Сциллой каких-то нравственных постулатов и Харибдой каждодневных бытовых реалий…
- Господи, как всё у тебя усложненно. Хотя отчасти ты, наверное, прав. Даже преданным поклонникам актёра Конкина бывает непросто разобраться и понять, как это замужняя женщина, в данном случае я, проводит практические всё своё время с другим мужчиной. И я далеко не уверена, что смогу сейчас внятно расставить все точки над «i». Но попробую. Мы познакомились с Владимиром Алексеевичем в Театре Гоголя более полутора десятка лет назад. Играли вместе в спектакле «Шаляпин», ездили вместе на гастроли. И с его супругой Аллой Львовной у меня сложились очень теплые отношения. Однажды я руку сломала, так она меня забрала к ним домой. Трогательно ухаживала за мной. А меня тогда такое одиночество глодало: ни папы, ни мамы рядом... Я как бы изнутри наблюдала семейную жизнь Конкиных. И меня до глубины души потрясла их безграничная преданность друг другу. Хотя случались моменты, когда мне уже казалось, что они вот-вот разойдутся. Особенно тяжёлыми выдались для Володи годы простоя, когда его не снимали. Он жутко переживал свою творческую ненужность, стал выпивать, с детьми натянул отношения. И как раз в этот тяжелейший, почти трагический момент Алла Львовна проявила всю свою любовь к мужу, всё величие своей прекрасной души, всю преданность семейному долгу. А когда муж заболел, Алла всю себя посвятила его выздоровлению. Её переживания были столь сильными, что сама заболела и мгновенно сгорела. Так бывает, когда супруга на себя забирает боль своей половинки и уходит в мир иной.

Но ещё, когда Володя оклемался после операции, Алла уговорила его отметить собственные 60-летие и 45-летие творческой деятельности хорошим спектаклем. После её смерти Конкин поставил такой спектакль. Называется он «Муж, жена и сыщик». Мы его с огромным успехом показываем по всей стране. Володя очень лёгок на подъём – это я уже говорю, как директор его творческого объединения, и как его актриса, участвующая в упомянутом спектакле. Сегодня мы в Омске, завтра летим в Нальчик, а потом – в Краснодар. И так по месяцам не бываем в столице.

Память о супруге Володя бережет свято. Регулярно ходит на её могилу, что на Пятницком кладбище. Вся его жизнь теперь наполнена светом и почитанием по отношению к Алле. У него даже начался творческий подъем! Но я Конкину не жена, нет. Он так решил. И никто из нас к женитьбе не стремится. Да и что такое загс или штамп в паспорте? Ничто! Есть вещи намного важнее. Для нас, верующих людей, штамп в паспорте вообще ничего не значит. У нас с Володей духовные скрепы. Они важнее отношений тех, что заключены в загсах с их печатями. Существуют очень тонкие отношения, когда человека не бросишь и никогда не предашь. Мы с Володей чувствуем в унисон. Он мне родной и очень близкий человек. В любой помощи ему не откажу. Все у нас без условностей, без корысти. Та самая гармония, к которой люди стремятся. Доверительные близкие отношения. И наши друзья это правильно понимают. Мы любим друг друга по-человечески. Разумеется, кроме своих служебных обязанностей я ему помогаю в быту и никогда его не брошу. В том числе и потому, что дала Алле клятву.
- Володя, мы тут с Еленой Переслени толковали о ваших творческих и личных взаимоотношениях, и, не сговариваясь, пришли к заключению, что жена Алла была и остаётся твоей музой и путеводной звездой…
- Да, брат, в моей жизни случилась ровно дюжина творческих коллективов и только одна супруга. Я менял по тем или иным причинам места работы, но жену, как некоторые актёры, - нет. Я не видел в других женщинах те удивительные плюсы и то трепетное женское начало, которое было в Аллочке. Она прощала мне многие проступки, прямо скажем, меня не красящие. И при этом всегда была моим крепки тылом в самом прямом смысле этого слова. Мы вырастили трое детей. Между старшими сыновьями-двойняшками и младшей дочерью - 16 лет разницы. Уже сама по себе эта «арифметика» говорит о многом. Конечно, жене было иногда тяжело, временами и невыносимо, особенно в начале нашей семейной жизни. Алла никак не ожидала (да и я этого даже предположить не мог!), что после роли Павки Корчагина в фильме «Как закалялась сталь» на меня тайфуном обрушится невероятная популярность. Это не просто кружит голову, а сносит её напрочь... После выхода на экраны картины женщины на меня бросались, хватали, теребили. Меня толпы ожидали у подъезда. Многие девушки писали, что сходят с ума от любви... Но Аллочка была хорошо воспитана и никогда истерик не закатывала. Да я видел, как она переживает по поводу моих лёгких увлечений актрисами. Мне приходилось её утешать: ничего серьёзного не было, если даже ты увидела некую влюблённость, она необходима по работе. И я не лукавил, это действительно так. Не понимаю, как можно работать с партнёршей, которой я не увлечён хоть чуточку, если по сюжету это необходимо. Хотя, с другой стороны, я никогда не был ханжой. Однако теперь думаю: Господи, какое же это счастье, что я дров-то не наломал, не бросил ту, которую избрал ещё в молодости, которая с двух чемоданов начинала со мной жизнь, из Москвы в Киев, из Киева в Москву каталась, когда я переходил из театра в театр. И кто со мной был рядом, кто мои раны зализывал? Она, Алла... Помню, сердце выскакивало из груди, когда я держал руки жены, а она умирала. Рядом стоял батюшка, молитву: «Со святыми упокой» начинал. Аллонька поднимает правую ручку, чтобы перекреститься, и уже глаза не открывает. Сил не хватало крестом себя осенить. И тихо ушла. До последнего её выдоха я стоял перед ней на коленях. До последнего момента я боролся и верил, что мы справимся, сдюжим, переживём. Я был готов убить каждого, кто мне «по-хорошему» говорил: «Успокойся, смирись, всё бесполезно». Со многими такими «сочувствующими» рассорился навсегда. После ухода Аллы мне было тяжело открывать наш огромный общий шкаф. Там висели платья и шубы, которые я ей дарил. Как только чуть-чуть переборщу в чём-нибудь, засижусь где-то до утра, так и заглаживаю свою вину подарками. Приходишь домой с шубой - жена тебе хочет что-то высказать, слёзы текут, а шубку-то примеряет. Я был очень большой хитрун в этом отношении. Сколько тех шуб досталось супруге, не знаю, но некоторые родственницы одеты в её меха...

Сейчас я - вдовствующий король, не желающий перемен в своей судьбе. Знаю, как платить за квартиру, что-то примитивное умею готовить, в доме у меня идеальная чистота. Может быть, я лебедь, а лебеди, как известно, вторую пару себе не ищут. При всём том я вижу женскую красоту – близорукостью не страдаю. А к Елене, знаешь, я отношусь с сердечной теплотой. Она человек редкой души, большого актерского дарования, мой самый надёжный и лучший партнер. Нам никогда не бывает скучно вдвоем. Впрочем, в двух словах этого не объяснишь…

- Володя, ты на самом деле очень много гастролируешь. Мне чаще приходится общаться с твоим автоответчиком, нежели с тобой. Что дают тебе эти бесконечные поездки по стране и почему ты не поступаешь служить в театра?

- Дают силы, вдохновение, веру в свой героический народ и в свою непобедимую страну, которую я уже годами наблюдаю не в пределах МКДа. И это не просто звонкие слова, как ты понимаешь. В них – моё творческое кредо и моя человеческая судьба. Вот пришла бумажка на последней моей творческой встрече со зрителями: «Дорогой Владимир Алексеевич! Вы - самый лучший, самый талантливый актер на этой земле. С семи лет схожу по Вам с ума. Какое счастье что Вы есть на свете. Желаю Вам счастья, здоровья, новых творческих успехов! И дай Вам Бог встретить новую любовь. Ведь как говорил Хемингуэй, жизнь слишком длинна для одной любви. Обожающая вас Каяко». Если бы я стал собирать только восторженные отклики, то в квартире уже бы места для других вещей не осталось. Но такое зрительское внимание тоже даёт мне силы.

А в театр не поступаю потому, что уже долгие годы, если не десятилетия, аккурат, с так называемых постперестроечных времён, оставаться в искусстве и служить ему правдой, как Дон Кихот, очень сложно, да почти и невозможно. А я привык только так служить. Если в сегодняшнем театре герой или героиня не спускают с себя штаны, то это уже и не спектакль вовсе. Можно ещё наложить кучу экскрементов на рампу. Что ещё? Осталось только резать человека на сцене. Хотя и это человечество уже проходило. Древний Рим рухнул не только по экономическим причинам, но и оттого, что все нравственные устои в нём были разрушены. Ведь что собой представляли бои гладиаторов - сражение двух несчастных людей, один из которых должен убить другого. И за это зрелище люди платили большие деньги. Я тебя уверяю, случись завтра в каком-нибудь спорткомплексе объявят, что состоится первое в стране убийство, арена будет переполнена, даже если цена билета составит 10 тысяч долларов. Сейчас ненормативная лексика стала в театре нормой. А я этого физически не переношу. Так уж я устроен, понимаешь? Ну что ты хочешь, если господин Серебренников ставит на сцене МХАТа спектакль, где буквально мат на мате. И зачем мне такой театр, скажи на милость?

Если ты помнишь, я за свою творческую жизнь сменил 11 театральных коллективов и киностудию. И вовсе не потому, что такой уж жутко неуживчивый (хотя и правда: характер у меня не мёд). Мне просто время от времени становилось неинтересным обслуживать какую-то компанию. Театр - это ведь всегда двухпартийная система. Кто-то вылизывает анальное отверстие директору, а кто-то художественному руководителю. А я никому вылизывать не могу - у меня язык шершавый. Лизну, и кровянка проступит. Кто ж после этого со мной дружить будет? Повторяю: я - Дон Кихот. Корчагинский или шараповский – не суть важно. Я талантливый и максимально ответственный человек, трудяга, волевой, собранный. Умею распоряжаться своими прихотями. Поэтому и жил всегда достаточно хорошо. Мы, артисты, много раз сидели-бражничали, но только Конкин в 8 утра был в рабочем состоянии, стоял перед камерой и работал. После Корчагина я купил себе чёрную 24-ю "Волгу", которая тогда была, как сейчас новейший "Мерседес". Потом у меня появился "Вольво", когда их было всего-то 5 штук на весь Советский Союз. А ещё я независим по своей природе. У меня поэтому и не сложилась любовь ни с одной партийной организацией. А уж внимать указаниям какого-нибудь партийного дурака - извините. Да, бывало, выходил я несколько раз в жизни на сцену с политическими деятелями, которых собирался поддержать на выборах и которые опрометчиво думали, что я смогу помочь им избраться. Начинал что-то говорить. Очевидно, в моей речи присутствовал какой-то пафос, юмор, некий интеллект, как раз тот коктейль, который публике и нравится. В результате два раза из пяти мои речи заканчивались тем, что люди собирались голосовать за меня, а не за этого политика. Приходилось объяснять, что на самом деле в депутаты стремлюсь не я. А он сидел рядом оплёванный, вбухавший миллионы в эту кампанию.

Кстати, впервые в партию меня пытались принять на XVII съезде комсомола ещё в 1974 году. Собрались поощрить: на фоне плачущего Брежнева первый секретарь ЦК ВЛКСМ Тяжельников должен был вручить мне партийный билет, хотя я на тот момент даже не прошёл положенный кандидатский стаж. Хорошо, что я об этом заранее узнал. Прибегаю в ЦК комсомола: «Это правда, ребята?» - «Да, Володь, всё уже согласовано». Начинаю взывать к их здравому смыслу: «Нельзя из меня лепить коммуниста. Представляете, сколько молодых парней и девушек, которые мечтают вступить в партию и для этого проходят кандидатский стаж, вдруг узнают, что я этого стажа не проходил. Они же скажут: «Конкин - выскочка! Только-только сыграл Корчагина, а ему тут же такой приз!» Никак нельзя этого делать. Иначе вы меня противопоставите той молодёжи, которая едет сейчас строить БАМ". А поскольку телефильм «Как закалялась сталь» и был приурочен к началу строительства БАМа, ко мне прислушались.

Повторяю, я всегда был независим. В советское время наряду с Брамсом и Моцартом я, например, слушал британские группы «Лед Зеппелин» и «Битлз». Читал Достоевского и Сомерсета Моэма. До фильма, во время фильма и после фильма я носил длинные волосы, и при этом был делегатом XVII и XVIII съездов ВЛКСМ.

- По тому месту, где у тебя на квартире стоит телевизор, нетрудно определить, что я с этим «ящиком» ты не очень дружишь, да и не часто на телеэкране мелькаешь…

- Ты прав, обращаюсь к нему крайне редко. Ведь можно перенажимать все кнопки и прийти в исступление. Сплошная пошлятина! Тенденция сегодняшнего телевидения - чем гаже, тем лучше. Поэтому мне хочется бросить в экран чем-нибудь тяжёлым. За то, что он глумится надо мной. Не уважает. Не любит. Не пестует. Он говорит мне, что я быдло, скотина, мразь. И что такая же мразь вокруг меня. Да и сам про себя «ящик» говорит, не стесняясь, что и он мразь. Ещё большая сволочь, чем зритель. Хорошие передачи, учащие людей добру с младых ногтей, сегодня не нужны, ибо они заставят человека задуматься о том, как он живёт. И как только человек поймёт, что он живёт более чем плохо, а последние 20 лет с помощью телевизора его так вообще превращают в обезьяну и дебила, то тогда недалеко и до всенародной бузы.

Надо признать откровенно: наши власти поступили безобразно, спустив на людей оголтелую свору телеразбойников, которые, кроме того, что унижают достоинство человека, не делают абсолютно ничего хорошего. Я недавно спросил одного такого «властителя» федерального телеканала в приватной беседе: «Тебе не стыдно, - сказал я ему, глядя прямо в глаза, - что на важнейшем канале ты показываешь одно дерьмо или шоу уродов, которое судят другие уроды, а третьи уроды потешаются?» - «Володя, пойми, добро в твоём понимании закончилось на твоём Шарапове», - ответил он абсолютно цинично, и тоже глядя мне в глаза.

- Володя, я вот тоже понимаю прекрасно, что уныние - грех немалый, но всё же не могу тебе не сказать: нынче твой Корчагин действительно не нужен, обществом не востребован…

- Естественно, не нужен. Потому что Корчагин фанатично работал и фанатично любил свою страну. А, кстати, ведь уже тогда были бритоголовые, которые хотели хорошо жить любой ценой. Вспомни, в одной из серий такой бритоголовый предлагает Корчагину: «В канцелярию хочешь?» Тот отказывается. «А на продовольственный склад?» - «Нет» - «Слушай, ну ты и капризный товарищ! Я же не могу тебе пост наркома продовольствия предложить».

Твои коллеги часто интересуются, каким образом Корчагин на меня повлиял. Весьма опосредованным. Эта роль, прости самонадеянность, мне ничего не добавила, потому что главные черты этого героя были присущи мне с рождения. И воспитывали меня отец с матерью – настоящие советские патриоты. Да и вообще, не стоит думать, что роли что-то там добавляют в характер актёра. Напротив, они только здоровье у тебя отнимают. Вытягивают и рвут нервы. Если в тебе изначально нет определённых данных, ты ничего ни в кино, ни в театре не сделаешь. Если ты кривоногий, то оттого, что тебе дадут роль Давида, убивающего Голиафа, ноги у тебя не выпрямятся. Ерунда всё это! Другое дело, что, как писал Станиславский, - цитирую главную фразу из многопудья его системы: «Актёры! Будьте беременны ролями!» И вот если этой беременности нет, ничего стоящего не выйдет. Почему сегодня такое дерьмо в телевизоре? Потому что ужимки заменяют мастерство актёра. А ведь раньше была даже лицевая селекция актёров. Были характерные актёры. Я, к примеру, после окончания театрального училища, до Корчагина, играл Шмагу в «Без вины виноватых», Гаврилу в «Горячем сердце», пел, плясал, танцевал, но после Корчагина на меня повесили ярлычок: «Социальный герой». Так что в определённом смысле Корчагин проехал танком по моей актёрской судьбе. Ведь был даже негласный приказ по Госкино СССР, отчасти перегрызший мне судьбу, в котором чётко определялось: «Актёра Конкина не рекомендуется снимать в ролях, дискредитирующих образ Павла Корчагина». Это, по сути, был профессиональный смертный приговор. Тем более, я о нём долгое время ничего не знал. Всё думал: «Почему же меня не утверждают? Прошёл одну пробу, другую. Совершенно разные картины. Довольны режиссёры. А приходится к делу и – пшик». Из-под той идеологической глыбы мне пришлось вылезать постепенно. Сначала снялся в «Аты-баты, шли солдаты» Лёни Быкова, потом «Кавказская повесть» Калатозова и дальше уже, слава Богу пошло-проехало. Не многим актёрам выпало такое «счастье»: сначала от тебя миллионы зрителей в восторге, даже власть с тобой считается, а потом приходится тяжким трудом доказывать, что за душой у тебя не только Корчагии с Шараповым, но и, например, роль в «Отцах и детях» по Тургеневу, за которую в 1984 году мне дадена Государственная премия, и многие другие роли.

- Да тебе грех жаловаться на скудную творческую палитру: в театре и кино ты сыграл множество самых разнообразных ролей - от лирико-комедийных до трагических. Но бесспорный факт и тот, что особый раздел твоего творчества - люди служивые, государственные: солдаты, офицеры, милиционеры, следователи. Чем было обусловлено твоё постоянное обращение к так не модной нынче военно-патриотической тематике, о которой многие, небось, уже и позабыли?

- Причин тут несколько, как объективного, так и субъективного плана. К числу первых относится активная востребованность той самой военно-патриотической проблематики в прошлые, так называемые, застойные времена. Что же касается субъективного фактора, то не могу здесь не вспомнить, как выступал однажды перед курсантами военного училища. Кто-то из будущих офицеров спросил: в каких войсках вы служили, Владимир Алексеевич? Нигде не служил, отвечаю и вижу легкое разочарование на лицах курсантов. Так вот, не довелось мне служить - болезнь помешала. Но не будь её, кто знает, как бы сложилась моя судьба. Очень даже возможно, что стал бы военным инженером. В детстве с увлечением мастерил всякие военные игрушки. К сыновьям-близнецам Ярославу и Святославу перешла эта увлеченность техникой. Она их натурально кормит. Вообще к людям служивым любовь мне привита с детских лет. Отец, капитан в отставке, всю войну служил в учебном подразделении, готовил младших авиаспециалистов для фронта. Считал звания сержанта, старшины основополагающими в армии. На них, родимых, любил повторять, вся служба держится или «зиждется», как говорил Михаил Фрунзе. Оно и в самом деле так. Папа всегда с любовью и восторженно-светлой грустью вспоминал о своей службе, что я ему откровенно завидовал. Жизнь свела меня ещё с одним замечательным фронтовиком. Это отец моей покойной Лев Николаевич Выборнов. Юношей ушел на войну. Был командиром тридцатьчетверки. Воевал на многих фронтах. Дважды горел в танке. Домой вернулся без кисти левой руки. Уже много лет, как Льва Николаевича нет с нами, а память о нём живет в моем сердце.

Вспомнилось об этом не случайно. Так ли иначе, но в каждой моей роли военного человека, будь то лейтенант Суслин из «Аты-баты...», Оленин из фильма «Кавказская повесть», старший лейтенант Шарапов из «Места встречи…», лейтенант Ерошин из спектакля «Батальоны просят огня»,- в каждой буквально есть ведь что-то и от отцовской влюбленности в армейскую жизнь, и от душевных рассказов необычайно скромного Льва Николаевича, и от моих многочисленных встреч, бесед с воинами, милиционерами, моряками, пограничниками. Есть часть моей души. Хочу я того или не хочу, но душа накапливает, аккумулирует знания, впечатления от жизни и службы этих государственных людей и в нужный момент на сцене или на съемочной площадке именно такие приобретения помогают мне быть искренним, правдивым, понятным зрителю.

Пойми, я не рисуюсь, и славы подобное признание мне уже не прибавит - в аполитичные времена живем. Но факт - есть факт. Что-то такое сильное, зажигательное, бывает, щелкнет в твоей душе, и роль пошла. В «Аты-баты...», если помнишь, есть эпизод, в котором Суслину нужно было выиграть дуэль со "стариком" Сватом, доказать подчиненным, что учебные занятия в тылу не детская забава, они нужны как воздух для того, чтобы в настоящем бою победить сильного и коварного врага. Сейчас даже трудно объяснить, почему вдруг, перед произнесением своего монолога, мне вспомнился отцовский рассказ. Он одиннадцать раз писал рапорты с просьбой: отправить на фронт. Однажды его вызвал начальник школы и сказал: «Ну, подпишу я твой рапорт. Попадешь на передовую. Ну, убьешь пяток фрицев. Тоже польза, конечно. А теперь прикинь: если каждый из твоих воспитанников хотя бы по паре фашистов уничтожит - это же армии какая подмога! Обидно, когда ты, садовая голова, этой разницы не понимаешь".

Вот и я постарался, прежде всего, осмыслить великую, если хочешь, государственную правоту лейтенанта Суслина. И когда понял, до конца принял его высшую командирскую правоту сам, тогда и начал свой монолог. И, скажу честно,- мне за этот фильм сегодня не стыдно. Впрочем, и за остальные роли краснеть не приходится. Я никогда не лукавил перед зрителем, не держал фиги в кармане, даже, когда приходилось взбираться на патетические по нынешним понятиям высоты.

- А как планируешь отметить свой 65-летний юбилей?

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
31 октября
суббота
2020

В этот день:

Сражение под Чашниками

31 октября 1812 года состоялась битва между русскими войсками под командованием Витгенштейна и французскими под командованием маршала Виктора в ходе Отечественной войны.

Сражение под Чашниками

31 октября 1812 года состоялась битва между русскими войсками под командованием Витгенштейна и французскими под командованием маршала Виктора в ходе Отечественной войны.

Это столкновение было неудавшейся попыткой французов восстановить их северный фронт по линии Двины, который был прорван после взятия Полоцка Витгенштейном.

К моменту падения Полоцка командующий IX корпусом Виктор был расквартирован в районе Смоленска и представлял собой резерв армии Наполеона.
По приказу Наполеона, Виктор с 22 тысячами солдат отправился против Витгенштейна с целью восстановить линию Двины. Около Чашников II французский корпус под командой генерала Леграна, отступая от Витгенштейна, встретился с передовой дивизией Виктора. Легран решил остановиться и занял оборонительную позицию. Объединённые силы французов составляли 36 тыс.

Витгенштейн оставил в Полоцке гарнизон в 9 тыс. солдат и направился навстречу Виктору с 30 тыс. солдатами.

Бой под Чашниками вёлся в основном авангардом Витгенштейна под командованием Льва Яшвиля и 2-м корпусом Леграна. Русские атаковали французов. Легран, отступая, занимал промежуточные позиции, но в конце концов был отовсюду вытеснен и присоединился к корпусу Виктора. Витгенштейн, обнаружив главную позицию Виктора, приказал Яшвилю остановиться, и начал бомбардировку французских позиций. Виктор, обескураженный успешными действиями Яшвиля, решил не продолжать сражение и отступил. Русские не преследовали. Потери французов 1200 против 400 убитых русских.

В результате побед под Полоцком и Чашниками Витгенштейн отправил отряд Гарпе для захвата Витебска. 7 ноября после короткой битвы французский гарнизон Витебска сдался.

Падение Витебска нарушало планы Наполеона, который планировал там разместить на зимние квартиры свои измотанные войска. Узнав о поражении под Чашниками Наполеон приказал Виктору снова немедленно атаковать Витгенштейна и отбросить его к Полоцку. Это привело к ещё одному поражению французов под Смолянами 14 ноября 1812 года.

 

Смерть Фрунзе

31 октября 1925 года в Боткинской больнице после операции на желудке скончался Михаил Васильевич Фрунзе (р. 1885), революционер, советский государственный и военный деятель, один из наиболее крупных военачальников Красной армии во время Гражданской войны

Смерть Фрунзе

31 октября 1925 года в Боткинской больнице после операции на желудке скончался Михаил Васильевич Фрунзе (р. 1885), революционер, советский государственный и военный деятель, один из наиболее крупных военачальников Красной армии во время Гражданской войны

Причины его смерти до сих пор имеют самые разные толкования у экспертов и историков. Официально в газетах того времени сообщалось, что Михаил Фрунзе болел язвой желудка. 29 октября 1925 года его оперировал опытнейший хирург В. Н. Розанов. По докладу врачей, операция прошла успешно. Но через 39 часов Фрунзе скончался "при явлениях паралича сердца". Спустя 10 минут после его смерти ночью 31 октября в больницу прибыли И. В. Сталин, А. И. Рыков, А. С. Бубнов, И. С. Уншлихт, А. С. Енукидзе и А. И. Микоян. Была произведена экспертиза тела. Прозектор записал: обнаруженные при вскрытии недоразвития аорты и артерий, а также сохранившаяся зобная железа являются основой для предположения о нестойкости организма по отношению к наркозу и плохой сопротивляемости его по отношению к инфекции. Основной вопрос - почему возникла сердечная недостаточность, приведшая к смерти, - остался без ответа. Недоумение по этому поводу просочилось в прессу. Увидела свет заметка "Товарищ Фрунзе выздоравливает", напечатанная "Рабочей газетой" как раз в день его смерти. На рабочих  собраниях спрашивали: зачем делалась операция; почему Фрунзе согласился на нее, если с язвой можно прожить и так; какова причина смерти; почему опубликована дезинформация в популярной газете? В связи с этим врач Греков, ассистировавший Розанову, дал интервью, помещенное с вариациями в разных изданиях. По его словам, операция была необходимой, так как больной находился под угрозой внезапной смерти; Фрунзе сам попросил оперировать его по возможности скорее; операция относилась к разряду сравнительно легких и была выполнена по всем правилам хирургического искусства, но наркоз протекал тяжело. В конце интервью Греков зачем-то сообщил о том, что к больному после операции никого не допускали, но, когда Фрунзе сообщили, что ему прислал записку Сталин, он попросил записку эту прочесть и радостно улыбнулся. Вот ее текст: "Дружок! Был сегодня в 5 ч. вечера у т. Розанова (я и Микоян). Хотели к тебе зайти,— не пустил, язва. Мы вынуждены были покориться силе. Не скучай, голубчик мой. Привет. Мы еще придем, мы еще придем... Коба". Эта концовка еще более разогрела недоверие к официальной версии. Все пересуды на эту тему собрал писатель Пильняк, который написал позже "Повесть непогашеной луны", где в образе командарма Гаврилова, умершего во время операции, все узнали Фрунзе. Часть тиража "Нового мира", где публиковалась повесть, была конфискована, тем самым как бы подтверждалась версия убийства. Если так боятся, то несомненно, Фрунзе был устранен. Версию убийства еще раз повторил режиссер Евгений Цымбал в своем фильме "Повесть непогашеной луны", в котором создал романтический и мученический образ «настоящего революционера», замахнувшегося на незыблемые догмы.

Но, судя по всему, настоящий Фрунзе был далек от романтизма. С февраля 1919 года он последовательно возглавлял несколько армий, действующих на Восточном фронте против Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака. В марте он стал командующим Южной группой этого фронта. Подчиненные ему части настолько увлеклись мародерством и грабежом местного населения, что совершенно разложились, и Фрунзе не раз посылал в Реввоенсовет телеграммы с просьбой прислать ему других солдат. Отчаявшись получить ответ, он стал сам вербовать себе пополнение «натуральным методом»: вывез из Самары эшелоны с хлебом и предложил оставшимся без еды мужикам вступать в Красную армию.

В крестьянском восстании, поднявшемся против Фрунзе в Самарском крае, участвовало более 150 тысяч человек. Восстание было утоплено в крови. Отчеты Фрунзе Реввоенсовету пестрят цифрами расстрелянных под его руководством людей. Например, за первую декаду мая 1919 года им было уничтожено около полутора тысяч крестьян (которых Фрунзе в своем отчете именует «бандитами и кулаками»). В донесении Троцкому Фрунзе пишет: "Тут убито, пока по неполным сведениям, не менее 100 человек. Кроме того, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков". В бою — около ста, а потом всех тех, кого сочли ненадежными, просто расстреляли. "Село Усинское, в котором восставшими сначала был истреблен целиком наш отряд 170 человек, сожжено совершенно". Причем, почему это происходит, Фрунзе отлично понимает: "Движение выросло на почве недовольства экономическими тяготами и мероприятиями, а в силу несознательности населения было направлено и использовано должным образом". А с несознательными мы будем поступать вот так — расстреливать потенциальных главарей и сжигать начисто те села, на территории которых произошло убийство красноармейцев. Фрунзе в этом отношении был ничем не лучше Тухачевского, подавлявшего Тамбовское восстание, или Пятакова, Бела Куна и Землячки, которые проводили "красный террор" в Крыму.

В сентябре 1920 года Фрунзе назначили командующим Южным фронтом, действующим против армии генерала П.Н. Врангеля. Он руководил взятием Перекопа и оккупацией Крыма. В ноябре 1920 года Фрунзе обратился к офицерам и солдатам армии генерала Врангеля с обещанием полного прощения в случае, если они останутся в России. После занятия Крыма всем этим военнослужащим было приказано зарегистрироваться (отказ от регистрации карался расстрелом). Затем солдаты и офицеры Белой армии, поверившие Фрунзе, были арестованы и расстреляны прямо по этим регистрационным спискам. Всего во время красного террора в Крыму было расстреляно или утоплено в Черном море 50 - 75 тыс. человек.

Конечно, многие тогда могли и не знать о военных «художествах» Михаила Васильевича. Самые темные стороны своей биографии он тщательно скрывал. Известен его собственноручный комментарий к приказу о награждении Бела Куна и Землячки за зверства в Севастополе. Фрунзе предупреждал, что вручение орденов следует производить тайно, дабы общественность не знала, за что конкретно награждаются эти «герои гражданской войны». Словом, если Фрунзе и помогли уйти в мир иной, то было за что. Ведь паралич сердца у него начался давно и не в физиологическом, а в духовном смысле.

Честно говоря, нередко выглядит так,  что сталинские чистки (когда это относится действительно к вождю, а не является наветом на него) коснулись в первую очередь тех представителей ленинско-троцкистской гвардии, кто с особой жестокостью расправлялся с простыми русскими людьми:                       «репрессированы» Сталиным те же Тухачевский, Пятаков, Бела Кун. Не исключено, что Фрунзе оказался одним из первых в этом списке врагов русского народа, уничтоженных Сталиным. Дело в том, что 1925 год был отмечен целой серией "случайных" катастроф. Вначале — ряд трагических инцидентов с ответственными работниками Закавказья: 19 марта в Москве внезапно умер "от разрыва сердца" председатель Союзного Совета ЗСФСР и один из председателей ЦИК СССР Н. Н. Нариманов. 22 марта в авиационной катастрофе погибли Первый секретарь Заккрайкома РКП(б) А. Ф. Мясников, председатель ЗакЧК С. Г. Могилевский и летевший с ними уполномоченный наркомата почт и телеграфов Г. А. Атарбеков. 27 августа под Нью-Йорком при невыясненных обстоятельствах погибли Э. М. Склянский — бессменный заместитель Троцкого в период гражданской войны, отстраненный от военной деятельности весной 1924 года и назначенный председателем правления треста "Моссукно", и председатель правления акционерного общества "Амторг" И. Я. Хургин. 28 августа на подмосковной станции Парово погиб под поездом давний знакомый Фрунзе член Реввоенсовета 6-й армии во время Перекопской операции, член бюро Иваново-Вознесенского губкома партии, председатель Авиатреста В. Н. Павлов. Примерно в это же время в автоаварии погиб близкий к наркомвоенмору Фрунзе начальник Мосгубмилиции Ф. Я. Цируль. Да и сам Михаил Васильевич в начале сентября выпал на полном ходу из автомобиля, дверца которого почему-то оказалась неисправной, и чудом остался жив. Так что «устранения», судя по всему, уже начались.

Кроме каннибализма, проявленного Фрунзе при подавлении восстания в Самарской области, были и другие причины для его устранения. В английском ежемесячнике "Аэроплан" появилась статья о Фрунзе "Новый русский вождь". "В этом человеке,— говорилось в статье,— объединились все составные элементы русского Наполеона". И это были не просто слова. Фрунзе их подкреплял делом.

Летом 1923 года в гроте недалеко от Кисловодска состоялось законсперированнное совещание партийной верхушки под руководством Зиновьева и Каменева, названного впоследствии «пещерным». На нем присутствовали отдыхающие на Кавказе и приглашенные из ближайших регионов партийные деятели той поры. От Сталина поначалу это скрыли. Хотя обсуждался вопрос именно об ограничении его властных полномочий в связи с тяжелой болезнью Ленина. Ни один из участников этого совещания (кроме Ворошилова, который скорее всего был там глазами и ушами вождя) не умер своей смертью. Фрунзе там присутствовал в качестве военной составляющей «путча».

Другой факт. В 1924 года по инициативе Фрунзе была проведена полная реорганизация Красной армии. Он добился упразднения института политических комиссаров в армии — они были заменены помощниками командиров по политчасти без права вмешиваться в командные решения. В 1925 году Фрунзе произвел ряд перемещений и назначений в командном составе, в результате чего во главе военных округов, корпусов и дивизий оказались военные, подобранные по принципу преданности Троцкому. Бывший секретарь Сталина Б.Г. Бажанов вспоминал: «Я спросил у Мехлиса, что думает Сталин об этих назначениях?» — «Что думает Сталин? — переспросил Мехлис. — Ничего хорошего. Посмотри на список: все эти тухачевские, корки, уборевичи, авксентьевские — какие это коммунисты. Все это хорошо для 18 брюмера, а не для Красной Армии». Спрашивается: какой бы глава государства потерпел такую «лояльность» военного министра? Бажанов (и не только он) считал, что Сталин вынужден был устранить Фрунзе, чтобы на его место назначить своего человека — Ворошилова (Бажанов В.Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990. С. 141). Утверждают, что во время операции была применена как раз та анестезия, которой Фрунзе не мог вынести в следствие особенностей организма. Конечно, эта версия не доказана. Но, на наш взгляд, она достаточно правдоподобна.

Памяти Зельдина

31 октября 2016 года на 102 году жизни скончался Владимир Михайлович Зельдин - артист Центрального академического театра Российской армии (1945—2016). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Народный артист СССР (1975). Лауреат Сталинской премии (1951). Кавалер Международной премии Андрея Первозванного «За Веру и Верность»

Памяти Зельдина

31 октября 2016 года на 102 году жизни скончался Владимир Михайлович Зельдин - артист Центрального академического театра Российской армии (1945—2016). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Народный артист СССР (1975). Лауреат Сталинской премии (1951). Кавалер Международной премии Андрея Первозванного «За Веру и Верность»

 

. Получая её, Зельдин сказал:
- Я принадлежу к поколению, которое прошло дорогами Великой Отечечственной войны. И победило сильнейшего противника. За свою жизнь я повидал много событий, пережил много испытаний, выпавших на долю моей любимой Родины— России. Они всегда преодолевались нашим народом, благодаря патриотизму, самоотверженной любви к Отечеству. Сегодня - тоже нелегкая полоса в жизни России. Дух мужества и стойкости, который олицетворяют Андрей Первозванный и премия его имени «За Веру и Верность», хочется верить, помогут и нынешним поколениям россиян справиться с трудностями и победить.

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение