RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Боже, царя храни!»
5 июня 2013 г.

«Боже, царя храни!»

5 июня 1798 года родился будущий автор музыки имперского Гимна России «Боже, царя храни!» Алексей Федорович ЛЬВОВ.
Шар — в лузу!
27 апреля 2018 г.

Шар — в лузу!

К 85-летию со дня рождения Георгия Митасова
ГРАСИЭЛЛА (рассказ)
15 апреля 2013 г.

ГРАСИЭЛЛА (рассказ)

Эту кубинскую девушку я буду носить в сердце всю жизнь
Россия против США: боевой гиперзвук
28 сентября 2016 г.

Россия против США: боевой гиперзвук

Гендиректор корпорации "Тактическое ракетное вооружение" (КТРВ) Борис Обносов сообщил СМИ о разработке нового типа российского оружия
Украина сносит Ленина, Россия — Сталина
9 октября 2016 г.

Украина сносит Ленина, Россия — Сталина

Можно продолжить: в Незалежной возводят памятники фашистским прихвостням типа Бандеры, у нас вывешивают мемориальные доски профашистским деятелям типа Меннергейма
Главная » Читальный зал » Украинизация Кубани — бред или план ЦРУ?

Украинизация Кубани — бред или план ЦРУ?

На днях нардеп Рады Ярош заявил, что Украина вернет «оккупированную Кубань»

Над этим можно было бы посмеяться, но шизофренические идеи в последнее время всё чаще оборачиваются большой кровью, особенно когда они вслед за внешним врагом подхватываются внутренними слепцами.
Украинизация Кубани — бред или план ЦРУ?

 

«Мы – украинцы – обязательно вернем оккупированные Московией Донбасс, Крым, Кубань и другие украинские этнические земли. Потому что с нами правда, а следовательно, с нами Бог!» — написал бывший руководитель «Правого сектора» на своей странице в Facebook.
Ярош не впервые говорит об «освобождении» Кубани. Ранее он заявлял, что Белгород, Воронеж - тоже этнически украинские города, хотя «многие стали янычарами».
И это не бред одиночки. Министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян в интервью информационному порталу «РБК-Украина» недавно тоже разглагольствовал о том, что Россия должна «вернуть» Крым, восток Украины и даже Кубань.
Чушь? Но именно с подобной чуши начинались действия по развалу СССР, уничтожению Югославии, расчленению Чехословакии...
Нельзя этого забывать, нельзя терять бдительность, тем более что над болтовнёй ярошей и омелянов торчат волосатые уши США.
Начинается с «мелочей»: например, в кубанских школах создаются вокальные ансамбли с «украинскими» названиями, которые поют не по-русски, а на сельском суржике. Может быть, ничего в этом страшного и нет, но так же безобидно всё начиналось и на Украине. Не дай Бог! Уж лучше лишний раз поосторожничать, чем потом кровью и детскими слезами расплачиваться за беспечность и псевдоэтническую ностальгию.
Осознавая всё это, мы решили опубликовать предлагаемую ниже статью, возможно, излишне острую, но несомненно своевременно бьющую тревогу по поводу некоторых странных процессов, происходящих на Кубани.

В конце прошлого года Информагентство «Красная весна» опубликовало статью «Как власти Краснодарского края поддерживают казачий сепаратизм». В ней тревожно сообщалось: «В настоящее время во многих школах края создаются так называемые казачьи классы с углубленным изучением «казачьей культуры», «казачьего уклада» и «кубанского» языка. Как правило, подобные казачьи классы создаются краевыми властями в директивном порядке на основе общеобразовательных классов и без учета мнения родителей и учеников...
При этом наблюдаемый на протяжении двадцати пяти лет процесс «возрождения кубанского казачества» показывает, что конструирование так называемой «казачьей идентичности», идущее полным ходом в Краснодарском крае, имеет ярко выраженный «белогвардейский окрас» с оправданием казаков-коллаборационистов и уклоном в этносепаратизм... Особую тревогу вызывает то, что своими неоднозначными действиями краевые власти вольно или невольно поддерживают группы казаков, которые заявляют об особом статусе казаков как отдельного народа. При этом данные группы призывают к казачьему сепаратизму...
Из краевой администрации пришла новость о том, что в декабре 2017 года краснодарцам представят действо по книге писателя, славящего пособника нацистов. Спектакль по роману писателя Виктора Лихоносова «Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж» пройдет при активной поддержке краевых властей. В этой музыкально-драматической постановке будут участвовать лучшие творческие коллективы краевой столицы».

Дело в том, что Лихоносов активный пропагандист увековечивания памяти бывшего атамана Науменко, которому в станице Петровской установили памятную доску.
«В начале 2016 года прокуратура обратилась в суд, требуя от администрации района демонтировать памятные знаки, посвященные казачьему атаману. Прокурор настаивал на том, что, находясь в эмиграции, генерал Науменко сотрудничал с нацистами, временно занимал должности начальника главного управления казачьих войск имперского министерства восточных оккупированных территорий Германии и был причастен к формированию 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС. В 2016 году судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда апелляционным определением удовлетворила требования прокурора в полном объеме.
Чтобы понять, с каким настроем приходили эти самые воспеваемые Лихоносовым «русские патриоты» на советскую землю, достаточно прочесть несколько строк их послевоенных воспоминаний. Вот как описывает оккупацию нацистами юга Н. Назаренко (зять Науменко), цитата взята сборника материалов и документов «Великое предательство» под редакцией В.Г. Науменко: «…К середине сентября 1942 г. германские армии освободили от коммунизма всю восточную и южную часть Донского Войска, Кубанское Войско до предгорий Кавказа, Ставропольщину, часть Терского Войска и большую область калмыцких степей. Передовые отряды 1-й танковой армии достигли Каспийского моря в районах Состы и Яшкула. Вступление 11-го июля 1942 г. германской армии на казачью территорию, развернулось в последующие дни широким валом, который смыл с нее красную смерть. Это был животворящий вал. Следом за ним воскресало казачество…»
Постановка спектакля в по роману Лихоносова показывает, что в русле так называемого «возрождения казачества» местные власти не гнушаются сотрудничать даже с авторами, которые открыто восхваляют пособника нацистов В. Науменко».
(ИА Красная весна http://rossaprimavera.ru/article/f4f6dd65).

Это
более или менее объективное суждение о В.И. Лихоносове я намеренно привела так подробно. Давно пора было бы громко озвучить правду о данном писателе, так как умолчание об истинном смысле его общественной деятельности дорого обходится для нравственного здоровья кубанцев, и не только их. Впрочем, оценку В.Лихоносова, как писателя, идеолога и редактора дал в своё время известный критик, публицист и прозаик Пётр Ткаченко. Другое дело, что его многочисленные исследования и книги, выходившие и выходящие, в том числе и на Кубани, как видно по всему, мало известны кубанской общественности. Да это и не удивительно, так как после «демократической» криминальной революции, как и после всякой революции, русская литература снова была сброшена с «корабля современности», по сути, изъята из общественного сознания и изгнана из образования. Сброшена теперь уже не с помощью варварских запретов, а с помощью лукавого «рынка», к культуре, а к литературе в особенности, вообще не приложимого. Когда разрушен литературно-художественный процесс, художественная, общественная, научная мысль перестаёт циркулировать в обществе, как кровь в живом человеческом организме...
Но надо быть до конца объективным и справедливым. Правильная и праведная критика В.Лихоносова не даёт никаких оснований отрицать казачество вообще, как таковое, а значит и нынешних потомков его. Упрекать казачество в «сепаратизме», «самостийничестве», «коллаборационизме», ни в коем разе нельзя. Если же мы «казачество» и эти идеологические ярлыки употребляем как синонимы, в таком случае надо согласиться с тем, что недоброжелатели России добились-таки своего. И добились с помощью нехитрых, абсолютно несостоятельных идеологем типа «казачество – народ», «казачий язык»… Что касается этих языковых и диалектологических аспектов, смотрите авторский словарь Петра Ткаченко «Кубанский говор. Балакачка» (Краснодар, Традиция, издание третье, 2012), а так же его статьи «Не вдаваясь в лингвистические подробности…» и «Говорливая Кубань».
Кубанских литераторов, публицистов, мыслителей, общественных деятелей понять можно. Как критиковать русского советского писателя Виктора Лихоносова, если он давно уже изначально и, как видно, авансом является персонажем «Советского энциклопедического словаря» за рассказы и повести «На долгую память» (1968) и романы «Когда же мы встретимся?» (1978). Романы – так в энциклопедии, во мн.ч. То есть, по свидетельству самого автора, за неудавшийся роман… Много ли мы найдём современников автора, которые за столь немногое были бы занесены, так сказать, на скрижали «истории» и «вечности»?.. Ах, да, это же был удушающий разгул «красной идеи», борьбе с которой посвятил творчество и всю свою жизнь В.Лихоносов. Как можно критиковать лауреата Государственной и всех мыслимых и немыслимых премий? Причём, продолжающего их получать за написанное более сорока лет назад. В условиях изгнания русской литературы из общественного сознания, это выглядит уже даже не комично, а скорее зловеще, так как носит признаки какого-то безумия. Это явление Пётр Ткаченко как-то назвал со страниц «Литературной газеты» – «премиально-фуршетным дурманом», который навязан нам вместо литературно-художественного процесса…
Что касается романа «Наш маленький Париж», то это феноменальное, единственное в своём роде явление нашей литературы и общественной жизни. Роман, выдвигаемый на Государственную премию и отмеченный ею, по сути не обсуждался. Его обсуждение ни в писательской среде, ни в обществе не получилось изначально. Уже на заседании совета по прозе Союза писателей РСФСР («Всё связано с душой», В.Огрызко, «Книжное обозрение», № 11, 11 марта 1988), где, как ни странно, роман и выдвигался на премию. Роман, вроде бы о казаках, который отказались читать потомки казаков. Видно, учуяли в писаниях автора, ортодоксального либерала, рядящегося в тогу «патриота», а то и «писателя-почвенника». И тогда обсуждение романа свелось к тому, как неразумные по темноте своей люди не хотят читать столь замечательное произведение…
Что касается духовно-мировоззренческой основы романа «Наш маленький Париж», отсылаю к статье «В европейском ласковом плену…» (авторский литературно-публицистический альманах Петра Ткаченко, выпуск шестой, М., ООСТ, 2009). И его же – «Чужой «маленький Париж», или Торжество идеологии западничества» («Литературная газета», № 3, 2017).
Более чем за полувековой период жизни на Кубани писатель В. Лихоносов так и не удосужился изучить феномен казачества. Пять поколений казачьей жизни на берегах Кубани для него ничто. Он берёт казачество лишь в период революционного анархизма, когда все пребывали в «повальном сумасшествии» (И. Бунин). И это аномальное состояние людей, их беснование, вызванное катастрофой крушения государства, выдано за некую незыблемую историю казачества. А потому, согласно таким либеральным воззрениям, казаки могут быть только в Париже или ещё где-нибудь. В России же остаётся только одна «красная идея», которая рано или поздно должна быть уничтожена. То есть, писатель отказался осмысливать своё, Богом данное ему время. Мне напоминает это смердяковщину. В самом деле, разве не об этом писатель В. Лихоносов поучал, обличал и стыдил атамана В.Громова за недостаточное почитание им А.Г. Шкуро, видя в последнем образец и эталон нынешнего патриотизма: «Атаман до сих пор не посмевший укрепить на стене Рады (а уж у себя в кабинете упаси Бог) портрет генерала Шкуро, не может заслужить уважения казаков» («Записи перед сном», «Наш современник», № 10, 2006). Того самого А.Г. Шкуро, по словам В. Лихоносова, – «последнее рыцарство» – который пришёл в нацистской немецкой форме во время Великой Отечественной войны «освобождать» нас от коммунизма. При этом «забывает», что его отец погиб на войне, отнюдь не на стороне Шкуро, а защищая Родину. В таком случае, разве это не смердяковщина, то есть не отцеубийство?.. А как тогда это называется? Да и в Гражданскую войну это «рыцарство» отличалось особым зверством. Во всяком случае, отдавать на разграбление своему обезумевшему воинству города Кисловодск и Воронеж, – до такого средневековья даже тогда мало кто доходил… А разве суд над Шкуро и другими коллаборационистами был неправеден?! Или он отменён?! В таком случае писатель ратует за беззаконие…
Восемнадцатилетнее редактирование В. Лихоносовым журнала «Родная Кубань» – особая статья в том смысле, что невозможно определить тот урон и травмы, нанесённые этим изданием художественному и общественному сознанию. Началось со снизвержения и умаления самых выдающихся сынов Кубани и России, таких как Григорий Митрофанович Концевич (1863-1937). Регент Войскового певческого хора, фольклорист, педагог, композитор, восстановивший Кубанский хор в советский период. Наконец пострадавший, уничтоженный за народную песню, со страниц «Родной Кубани» обвинялся в необразованности и… в плагиате. («Родная Кубань», № 2, 2000). Впрочем, см. об этом в книге Петра Ткаченко «Кубанские песни. С точки зрения поэтической» (Краснодар, Традиция, 2012). Ну и конечно же, изначально казаками почитаются только и исключительно коллаборационисты, то есть лишь, те, кто перешёл на сторону противника…
Разумеется, казус с редактированием В.Лихоносовым журнала «Родная Кубань», никогда не работавшего редактором, вызвал полемику в писательской среде. Но кто её слышал? И тогда тот же Пётр Ткаченко выступил со статьёй «Дурлук кубанский» («Кубанские новости» 13 октября 1999). А так же в его книге «На Ольгинском кордоне» (М., Стольный град, 2000).
Как оказалось, «либеральная» жандармерия – деспотичней и беспощадней советской цензуры. Та хоть какая ни была, но узаконенная. А эта – по полному произволу. Тут – свобода! …Разумеется, не для всех.
Нельзя не поразиться какой-то нравственной глухоте писателя. В этом отношении характерна публикация Олега Михайлова «Не услышать родных голосов» и В. Лихоносова «Памяти белого офицера» («Родная Кубань», № 1, 2008). Публикации посвящены переписке писателей с Александром Алексеевичем Сионским, последовательно боровшимся с советской системой, то есть, с Россией, состоявшим на службе фашистской Германии, готовя разведчиков для рейха. После войны он продолжил антироссийскую службу. И специализировался на поиске и вербовке «интеллигентов, выступающих против советской власти» в России, то есть формированием пресловутой «пятой колонны» у нас в стране. Не могу поверить в то, что наши советские писатели не осознавали того, что их «ведёт» разведчик, противник их страны, их Родины… И это – «родные голоса»? Странная родня… Как это вяжется с репутацией В.Лихоносова как патриотического писателя, я не знаю.(См. об этом статью Петра Ткаченко «В европейском ласковом плену»).
Коллаборационизм можно сказать, стал главной темой журнала «Родная Кубань». Какая-то чертовщина получается. Ведь журнал издаётся администрацией края… Или это и есть выражение официальной политики? «Орлами земли родной», по В. Лихоносову, могут быть только те, кто перешёл на сторону завоевателей, кто ушёл с фашистами. Иных «орлов» в косоглазом, до предела идеологизированном мире редактора В. Лихоносова просто нет.
А как же казаки, воевавшие в казачьих соединениях в годы Великой Отечественной войны? Да это же «советские казаки», а значит, по В. Лихоносову, не настоящие, хотя кровь и гибель их были вполне настоящими. Можно ли чем-нибудь извинить эту язвительность – «советские казаки», когда вот уже четверть века, как нет у нас никакой советскости? Тогда на кого направлено это унижение, которое писатель скрыть не в силах? На всех нас, на казаков вообще…
Иное дело Фёдор Кубанский (Горб), воевавший против своего народа, на стороне фашистской Германии: «На привольных степях кубанских» («Родная Кубань», № 2, 2009), «Орлы земли родной» («Родная Кубань», № 1, 2012). Я так же не могу поверить и в то, что наши писатели, как говорится, инженеры человеческих душ, люди, чуткие к слову, не заметили того, что душераздирающий голос Н.Плевицкой «Не услышать родных голосов», выражавший судьбу многих русских людей, оказавшихся в эмиграции, направлен оттуда в Россию. А наши писатели взывают к «родным голосам» туда – из России, в которой, по их представлениям ничего, кроме «красной идеи», нет.
Из всего этого следует единственный вывод: из непомерно трагической судьбы наших дедов-казаков сделана «либеральная» идеология для разрушения нашей жизни и вычеркивания из истории страны и народа, пожалуй, самого сложного ХХ века…
Кстати, В. Лихоносов остаётся в своём амплуа и не являясь редактором «Родной Кубани». В этом убеждает его публикация «Три дня в архиве» («Кубанские новости», № 196, 2017). Шкуро у писателя всё ещё остаётся эталоном сегодняшнего патриотизма. Правда, теперь в купе с его отцом Григорием Фёдоровичем. И тут же писатель пристыжает тележурналистов Ольгу Скобееву и Евгения Попова, работающих в прямом эфире. В их передаче «60 минут» – «с одними и теми же гостями, пусто болтающими об американском президенте Трампе и украинских бесах». И это публикуется в официальной газете краевой администрации «Кубанские новости»... По логике писателя, журналисты возводят напраслину на американского президента и врут о событиях на Украине. Я уж не говорю о том, что эта странная позиция официальной краевой газеты противоречит курсу верховной власти страны. Тем более, что для этого нет никакой причины. И поди ж ты, не возмущает писателя бесконечная пошлость А. Малахова, а информационная программа приводит в негодование. В. Лихоносов опять язвит – «господа советские казаки». Под «советскими казаками» разумеются те, кто защищал Родину в Великую Отечественную войну. Но они отнюдь не «господа». «Господа казаки» же – это рукотворно образованные в либеральную революцию нашего времени. «Классово, по-большевистски» относится к истории сам либерал В.Лихоносов, видя в В.Г. Науменко «великого казака», а в его судьбе «сгусток» трагедии казачества». Заблудился человек, фашистскому рейху послужил. Зачем же смущать теперь умы и души людей этой исторической неприглядностью? И прокуратура поступает совершенно верно, оспаривая законность мемориальной доски В.Г. Науменко. Или законность не нужна, а нужна лишь – «безграничная свобода» неизбежно приводящая к деспотизму? (Ф. Достоевский).
«Сгусток» трагедии и не только казачества незамордованные новой идеологией, «отсутствующей» в нашей Конституции, люди давно уже постигают через книгу Бытия Ветхого Завета, через природу каинитства, а не через исторически ничтожных личностей. Невозможно осмыслить нашу историю без Священного Писания. И никакими Науменками этого теперь не заслонить. Разумеется, это недоступно либеральному писателю, тщательно скрывающему свой либерализм в «патриотизме». Но либерализм и коммунизм – явления одного корня. Всё тот же материализм и атеизм, но только уже с молитвой и со свечкой. Это только усугубляет нашу трагедию. И не верному идеологическому оруженосцу «либеральной» революции В.Лихоносову учить нас, потомков казаков, нашей истории и патриотизму.

О «возрождении казачества», надо сказать особо, поскольку была очевидцем и участницей этого движения с самого его начинания, с 1990 года. Оно нам, потомкам казаков, такое «возрождение» не особенно было нужно, а теперь и вовсе, когда за эти годы обнажился его потаённый смысл. Либерал В.Лихоносов, для которого казачество не более как экзотика, не задаётся вопросом о том, зачем и почему предпринято «возрождение казачества». Но мы-то потомки этого несчастного и гонимого племени, задавались и задаёмся этим вопросом. Зачем неореволюционерам, предпринявшим новую, очередную, теперь – «либеральную» революцию в России, понадобилось «возрождение казачества»? Внукам тех, кто уничтожал наших дедов? Совершенно очевидно. Для новой революции в российском, русском народе была отыскана самая обиженная, самая гонимая его часть, чтобы, вроде бы в целях восстановления справедливости, на её трагической истории сделать идеологию новой революции, либеральной, т.е. разрушить нашу жизнь. И сделали, и разрушили. А потомки казаков поучаствовали, к сожалению, в этом действе. Вот к чему была эта провокация – казаки-де народ, не русские… Неужели и далее мы позволим из трагической судьбы наших дедов и отцов делать на посмешище всему свету балаган, что последовательно делает В.Лихоносов?! Для него это лишь разрешение своих личных житейских проблем, как в советское время, так и в «демократическое». Но писателя, не осознающего того, что талант – это не право, а обязанность, - трудно назвать истинно русским писателем…
Да, многое в нашей жизни свершается по присловью: не было счастья, так несчастье помогло. Так и «возрождение казачества», предпринятое на такой идеологической основе, теперь может послужить доброму делу и воспитания, и постижения своей истории. Но конечно, на другой мировоззренческой основе…
Уже давно настало время печалиться над новым, «демократическим» крушением страны, оплакивать сотни тысяч наших сограждан, погибших при развале Советского Союза и за последующие годы. А нам спекулятивно тычут в лицо вздохи об «исторической России», под чем можно разуметь всё что угодно по своему усмотрению. Или этих сотен тысяч погибших сограждан либералу и «монархисту» (два в одном флаконе) В. Лихоносову не жаль? Видимо, так. Всё это ведь во имя торжества «демократии», так и не восторжествовавшей. Шкуро и Науменко дороже…
Мы никого не просили отпевать наших дедов. Лукавые профессиональные плакальщики нам не нужны. Так как на чужом горе они делают свои игрушки: «Моё войско теперь далеко, / А земля – без предела./ Может, храброе полегло,/ Но какое вам дело? (С.Хохлов). В отношении своих дедов, погибших на Кубани и в Архангельской области, я делаю это сама, без профессиональных плакальщиков, тем более таких лукавых, как В.Лихоносов.
Когда думаешь о писательской и человеческой судьбе В.Лихоносова, приходишь к выводу, что советская действительно, гуманистическая система сформировала особый тип писателя, нигде более не встречаемого. Скорее «общественного деятеля», чем писателя. Какая-то мировоззренческая и идеологическая невнятица. Ну, не по недосмотру же эта система издавала миллионными тиражами «Наш маленький Париж», роман, подтачивающий эту систему? Вручала за это «диссидентство» Государственную премию… В большинстве своём это писатели, выходящие не из русской литературной традиции, а из той идеологической похлёбки, которая образовалась у нас в советский период истории. И это несоответствие реального уклада жизни и его мировоззренческого обеспечения явилось главной причиной нашего нового государственного, народного и человеческого крушения… Что пред этим интеллектуальная несостоятельность отдельного писателя, не ведающего о том, что его слова – суть уже его дела… Этим «несоответствием» жизни и идеологии и должны были заняться писатели. Но они его просмотрели, впав исключительно в обличительство своей страны, да и народа.
В своё время В. Лихоносов написал очерк «Несчастье Солженицына», отказывая А.И. Солженицыну в писательском призвании, оставляя за ним призвание политика. Знал бы он тогда, что придёт время «Несчастья Лихоносова». Но так устроена жизнь человеческая, что первые в ней бывают последними, а последние первыми…
Может быть, это – «запрещённый приём», но это как посмотреть... Выдающийся философ А.Ф. Лосев доказывал связь между словом и выражаемым им предметом, между именем человека и его сущностью. Давно замечена связь фамилии Солженицына с ложью. А Лихоносов? Поскольку никаких «лихих» носов не бывает, то семантика слова, выплывающая из каких-то немыслимых далей прошлого, такова: лихо, беду несущий.(См. словарь «Кубанский говор. Балакачка»).
Виктору Лихоносову Бог даровал талант лирического, элегического повествователя. И он кое-что сделал в согласии с этим дарованием. Но талант, как и всегда остаётся не правом, а обязанностью. Обязанностью перед людьми. И – ответственностью перед народом и Родиной… Несчастье же В. Лихоносова состоит в том, что пока он прилюдно, театрально «оплакивал» якобы судьбу наших предков, забывая о своих, во всяком случае, об отце, в России свершилась четверть века назад новая революция, в иной разумеется, форме, последствия которой столь же трагичны, как и после революции начала ХХ века и исход которой не вполне ясен…
Неужто потомки казаков столь безталанны, что отдадут за понюх табаку такую трудную судьбу своих дедов и отцов, и свою собственную судьбу любым идеологическим лукавцам, которые сами заблудились на перепутьях нашего невнятного времени. Не верю в это. Или уже, действительно, наступили последние времена, когда слепой ведёт незрячего?..

К сему, автор со столь же символичной фамилией Катерина БЕДА.

.
11 января 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
17 октября
среда
2018

В этот день:

Маршал Советского Союза Гречко

17 октября 1903 года родился Андрей Антонович Гречко (ум. 1976), Маршал Советского Союза, министр обороны СССР (1967—1976 гг.).Дважды Герой Советского Союза (1958, 1973), Герой ЧССР (1969).

Маршал Советского Союза Гречко

17 октября 1903 года родился Андрей Антонович Гречко (ум. 1976), Маршал Советского Союза, министр обороны СССР (1967—1976 гг.).Дважды Герой Советского Союза (1958, 1973), Герой ЧССР (1969).

Родом из Ростовской области, из крестьянской семьи. В Красной Армии — с 1919 года. Окончил кавалерийскую школу (1926), Военную академию имени М. В. Фрунзе (1936) и Военную академию Генерального штаба (1941).

Участник Гражданской войны, рядовой. После окончания кавалерийской школы командовал взводом, эскадроном. С октября 1938 года — начальник штаба Особой кавалерийской дивизии БОВО, участвовал в походе на Западную Белоруссию в сентябре 1939 года.

В первые дни Великой Отечественной войны подполковник Гречко работал в Генеральном штабе. С июля 1941 года командовал 34-й кавалерийской дивизией, вступившей в 1-й половине августа в бой с немецко-фашистскими захватчиками южнее Киева и до января 1942 года сражавшейся в составе 26-й армии, 38-й армии, затем 6-й армии на Левобережной Украине. С января 1942 года — командир 5-го кавалерийского корпуса, принимавшего участие в Барвенково-Лозовской наступательной операции. С марта 1942 года возглавлял оперативную группу войск, которая в составе Южного фронта действовала в Донбассе. С января 1943 года — командующий 56-й армией, которая в ходе ожесточённых боёв прорвала сильно укреплённую оборону противника и вышла на подступы к Краснодару, а в феврале-апреле в составе Северо-Кавказского фронта участвовала в Краснодарской наступательной операции.В сентябре 1943 года войска 56-й армии во взаимодействии с 9-й армией и 18-й армией в ходе Новороссийско-Таманской наступательной операции освободили Таманский полуостров. С октября 1943 года А. А. Гречко — заместитель командующего войсками Воронежского (с 20 октября — 1-го Украинского) фронта. С декабря 1943 года — командующий 1-й гвардейской армией, которая участвовала в Житомирско-Бердичевской, Проскурово-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской и Пражской операциях.

После окончания войны до 1953 года А. А. Гречко командовал войсками Киевского военного округа. С 1953 года — Главнокомандующий Группой советских оккупационных войск в Германии (с 1954 года — Группа советских войск в Германии). С ноября 1957 года — первый заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий Сухопутными войсками СССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 февраля 1958 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Андрею Антоновичу Гречко присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

C 1960 года — первый заместитель министра обороны СССР — главнокомандующий Объединёнными ВС государств — участников Варшавского договора.

С апреля 1967 года до своей кончины — министр обороны СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1973 года за заслуги перед Родиной в строительстве и укреплении Вооружённых Сил СССР, Маршал Советского Союза Гречко Андрей Антонович награждён второй медалью «Золотая Звезда».

А. А. Гречко умер 26 апреля 1976 года. Похоронен в Москве, на Красной площади; урна с прахом замурована в Кремлевской стене.

Командир штурмовой группы Яков Павлов

17 октября 1917 года родился Яков Федотович Павлов (ум. 1981), Герой Советского Союза, старший лейтенант, во время Сталинградской битвы — командир разведывательной группы, которая в сентябре 1942 заняла и удерживала т. н. Дом Павлова в центре Сталинграда.

Командир штурмовой группы Яков Павлов

17 октября 1917 года родился Яков Федотович Павлов (ум. 1981), Герой Советского Союза, старший лейтенант, во время Сталинградской битвы — командир разведывательной группы, которая в сентябре 1942 заняла и удерживала т. н. Дом Павлова в центре Сталинграда.

Многие военные историки считают, что обороной руководил старший сержант Я. Ф. Павлов, принявший командование отделением от раненного в начале боёв старшего лейтенанта И. Ф. Афанасьева, отсюда и название дома. В последнее время среди волгоградских краеведов получила распространение версия, что Я. Ф. Павлов был командиром штурмовой группы, захватившей здание, а обороной руководил раненый старший лейтенант Афанасьев. Дом Павлова стал символом мужества, стойкости и героизма. Вот краткое описание подвига его защитников. В районе площади оборонялся 42 гвардейский стрелковый полк полковника Елина, который решил провести операцию по захвату двух жилых домов, которые имели важное значение. Были созданы две группы: одна под командованием лейтенанта Заболотного, вторая под командованием старшего сержанта Павлова, которые и захватили эти дома. Дом Заболотного впоследствии был выжжен и взорван наступавшими немцами. Он рухнул вместе с оборонявшими его бойцами. Разведывательно-штурмовая группа из четырёх солдат, возглавляемая сержантом Павловым, захватила другой четырёхэтажный дом и закрепилась в нём. На третьи сутки в дом прибыло подкрепление под командованием старшего лейтенанта Афанасьева, доставившее пулемёты, противотанковые ружья (позднее — ротные миномёты) и боеприпасы, и дом стал важным опорным пунктом в системе обороны полка и всей 13 гвардейской стрелковой дивизии. С этого момента старший лейтенант Афанасьев стал командовать обороной здания. Немцы организовывали атаки по несколько раз в день. Каждый раз, когда солдаты или танки пытались вплотную приблизиться к дому, И. Ф. Афанасьев со своими товарищами встречал их шквальным огнём из подвала, окон и крыши. Всё время обороны дома Павлова (с 23 сентября по 25 ноября 1942 года) в подвале находились мирные жители, пока советские войска не перешли в контрнаступление. Из 31 защитника дома Павлова были убиты трое — лейтенант-минометчик А. Н. Чернышенко, рядовые И. Я. Хайт и И. Т. Свирин. Были ранены, но пережили войну и Павлов, и Афанасьев. Каковы были потери немцев в численном отношении, источники не сообщают. Маршал Советского Союза Василий иванович Чуйков в своих мемуарах писал, что потери гитлеровцев, пытавшихся занять «дом Павлова», превысили их потери при взятии Парижа.

 

Медаль «За отвагу»

17 октября 1938 года в СССР была учреждена медаль «За отвагу».

Медаль «За отвагу»

17 октября 1938 года в СССР была учреждена медаль «За отвагу».

 В Положении о медали говорится: «Медаль „За отвагу“ учреждена для награждения за личное мужество и отвагу, проявленные при защите социалистического Отечества и исполнении воинского долга. Медалью „За отвагу“ награждаются военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск и другие граждане СССР».

Среди первых награждённых этой медалью были пограничники Н. Гуляев и Ф. Григорьев, задержавшие группу диверсантов у озера Хасан. До начала Великой Отечественной войны за мужество и отвагу при защите Государственных границ СССР и в советско-финской войне медалью было награждено около 26 тысяч военнослужащих. Во время Великой Отечественной войны за период с 1941 по 1945 год было произведено более 4 млн награждений.

Медаль «За отвагу» с момента своего появления стала особо популярной и ценимой среди фронтовиков, поскольку ею награждали исключительно за личную храбрость, проявленную в бою. Это главное отличие медали «За отвагу» от некоторых других медалей и орденов, которые нередко вручались «за участие». В основном медалью «За отвагу» награждали рядовой и сержантский состав, но также она вручалась и офицерам (преимущественно младшего звена).

В годы Великой Отечественной войны (1941—1945) некоторые солдаты были награждены пятью медалями «За отвагу». Степан Михайлович Зольников (род. 1919) — участник парада Победы, сержант-миномётчик 8-й отдельной Гвардейской стрелковой бригады за годы войны был награждён пятью медалями «За отвагу» и орденом Славы III степени. Первой медали герой был удостоен за бой, произошедший 3 сентября 1942 года в районе Синявинских болот под Ленинградом. Последнюю, пятую медаль «За отвагу» Зольников получил за сражение на Курляндском полуострове в ночь на 9 мая 1945 года. Павел Фёдорович Грибков (род. 1922) — разведчик, участник Великой Отечественной войны, кавалер пяти медалей «За отвагу».

Ипполитова Вера Сергеевна (по мужу — Потапова; род. 1921) — гвардии сержант. Участница Великой Отечественной войны в должности заместителя командира отделения 3-й стрелковой роты 3-го отдельного стрелкового батальона 71-й отдельной морской стрелковой бригады, затем санинструктора 188-го гвардейского стрелкового полка 63-й гвардейской Красносельской стрелковой дивизии.

После разгрома СССР медаль в том же оформлении (с небольшими корректировками) была заново учреждена в системах наград России и Белоруссии.

Медаль «За боевые заслуги»

17 октября 1938 года в СССР была учреждена медаль «За боевые заслуги».

Медаль «За боевые заслуги»

17 октября 1938 года в СССР была учреждена медаль «За боевые заслуги».

 Ею награждались: военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск, другие граждане СССР, а также лица, не являющиеся гражданами СССР, за умелые, инициативные и смелые действия в бою, способствовавшие успешному выполнению боевых задач воинской частью. А также за мужество, проявленное при защите Государственной границы СССР; за отличные успехи в боевой и политической подготовке, освоении новой боевой техники и поддержании высокой боевой готовности воинских частей и их подразделений и другие заслуги.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение