RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Памяти Клары Лучко
29 марта 2015 г.

Памяти Клары Лучко

10 лет назад ушла из жизни одна из самых обаятельных актрис советского кинематографа
«Девичья фамилия – джаз»
20 марта 2015 г.

«Девичья фамилия – джаз»

22 марта 2015 года – 120 лет со дня рождения Леонида Осиповича Утёсова
Радость Богоявления
19 января 2019 г.

Радость Богоявления

19 января Русская Православная Церковь празднует Крещение Господне
Гильотина для поэта
15 февраля 2016 г.

Гильотина для поэта

110 лет назад 15 февраля 1906 года родился автор легендарной «Моабитской тетради» Герой Советского Союза Муса Джалиль
Культура без культуры
23 декабря 2015 г.

Культура без культуры

Год культуры, а затем и Год литературы обнажили пропасть непонимания, которая существует между государственной властью и российской культурой
Главная » Читальный зал » Поклон Великой русской деревне

Поклон Великой русской деревне

Недавно РГК опубликовал пронзительную статью о Русской Деревне нашего постоянного автора и друга талантливейшего российского поэта Игоря Дмитриевича Гревцева

Сегодня — подборка его Богодухновенных стихов на ту же святую тему.
Поклон Великой русской деревне

 Тот, кто еще не успел прочесть эту статью, обязательно пройдите по ссылке: http://rosgeroika.ru/Akcent-dna/2019/iyul/den-derevni-v-sele-tureevka. А пока - лишь одна цитата из неё: «Плох тот солдат, который сетует на стреляющего в него врага. Хороший солдат сам берет в руки оружие и отбивает вражеские атаки. То же самое касается вопроса и об умирающей Русской Деревне. Ее спасение – это дело рук самих русских людей. И пусть нам пока не удастся остановить страшный процесс умирания 1000 малых населенных пунктов в год, но мы можем сохранить Дух Русской Деревни, тот Дух, что является тем невидимым корнем, от которого на протяжении веков питалась Россия благодатными соками божественной жизни, делающими ее непобедимой державой. И пусть в древо Русской Деревни нынче ударила молния алчного либерал-накопительства, но, если сохранится здоровым корень, рано или поздно он даст молодой побег, а когда придет время и явится истинный Хозяин Земли Русской, Помазанник Божий, этот побег превратится в мощный ствол с густой кроной. Все зависит от каждого из нас, чтобы в будущем так и случилось. Пока мало кто это понимает. Но все-таки люди, взявшие в руки духовное оружие, чтобы отстаивать Русскую Деревню, на Руси уже появились. И с каждым годом их становится все больше, и больше». 

Это в первую голову относится к Игорю Дмитриевичу и его стихам.

 

Берёзка на храме

Посредине забытого Богом села,
Доживавшего век у дороги окольной,
На разрушенном храме берёзка росла
И венчала собой колокольню.

Трудно было понять, чем держалась она
И откуда брала для корней своих соки?
Только всё-таки стала святая стена
Для неё пьедесталом высоким.

Год от года ветра пролетали над ней,
Шли густые снега и дожди моросили,
Но берёзка от них становилась сильней –
Ведь была она древом России.

Для неё этот полуразрушенный храм
Стал родной колыбелью, питательной почвой,
А не грунт, что бесплодно лежал по дворам,
От безбожия тронутый порчью.

Но будила берёзка глаза и сердца
Мужикам полупьяным, неделю небритым,
И несла им надежду, что не до конца
Богом русские сёла забыты.

Сельское пророчество

Дни идут за днями. Тишина вокруг
До того глубинна, что звенит в ушах.
Только перекличка сельских говорух
Льётся переливом, как вода в ушат.

Хорошо на зорьке выйти на крыльцо,
Распрямить до хруста заспанную плоть,
И студёный воздух плескануть в лицо,
Чтобы всю сонливость разом расколоть.

А потом, по мокрым травам пробежав,
Ухнуться с разбегу на озёрный свод,
И с непостижимой грацией ужа
Долго плыть под сводом животворных вод…

Русская деревня, русское село –
Это чудо Божье на Святой Земле:
Здесь и темной ночью на душе светло,
Здесь и от печали сердцу не сомлеть.

Ничего, что нынче в сёлах – нищета:
Нищета от Бога – это не порок.
Будут наши сёла – прочим не чета!
Я провижу это, хоть и не пророк.

Русская красота

За всё время, пожалуй, нигде
В этом мире, подверженном скверне,
Не встречал я красивей людей,
Чем живут в нашей русской деревне.

Красоту их измерить нельзя
Ни в рублях, ни в иных единицах,
Что печатью трёхзначной скользят
На рекламных да импортных лицах.

Лица эти – как складки гардин,
На которых воланов – по пуду:
Только трупы во что ни ряди,
Всё равно они трупами будут.

А у русских людей красота
Не рушима исходом летальным.
Но завеса ещё не снята
С этой русской мистической тайны.

Всё откроется позже, потом,
Когда мир, от безумия корчась,
Вдруг увидит в Народе Святом
Исполнение древних пророчеств.

И поймёт осквернённая плоть
Мировой человеческой туши:
Красота наша – это Господь,
Что вошёл в наши русские души.

Оттого и нетленна она,
Как сокрытый под глиною кремний.
Оттого она так и видна
Не в столицах, а в русской деревне.

Безотказный плотник

Рубил он избы, клал стропила,
Колодцы ладил по дворам.
Но вдруг болезнь его срубила.
И он поехал к докторам.

Врачи ему нагнали страху…
Да что ему диагноз – рак?
Надел он чистую рубаху
И ненадёванный пиджак.

Коль помирать настало время,
То всё должно быть «по уму», –
Пошёл прощаться он со всеми,
Кто с детства был знаком ему.

Он обошёл село по кругу
И всем прощальный дал поклон,
И даже школьную подругу –
Теперь уж бабку – встретил он.

Но пролетали дни за днями.
А смерть не трогала никак,
И он остыл к могильной яме,
И снял парадный свой пиджак.

И взял опять топор он в руки,
И снова стал «пахать», как вол,
И благодарные старухи
Молили Бога за него.

Неспешной поступью коровьей
Прошли с тех пор пятнадцать лет…
Да, видно, Бог даёт здоровье
Тому, кто нужен на земле.

Мужики

А кто-то скажет, что в России
Давно нет крепких мужиков:
Мол, честь отцов до дыр сносили
И Русь пропили до портков.

Над теми, кто, вот так считая,
Себя позорит, я смеюсь, –
Ведь до сих пор стоит Святая
Отцами строенная Русь.

Но только, медный лоб набычив,
Её в притонах не ищи –
Она живёт в сердцах обычных,
Непримечательных мужчин.

Их не увидишь в гей-салонах,
Ни в казино, ни в кабаках.
Они сокрыты, как солома
В надёжно скрученных тюках.

Они растят детей и внуков.
И верность женщине хранят.
Насущный хлеб их горше лука,
Но дух надёжней, чем броня.

Они потомки неизвестных,
Но Русь не предавших солдат.
Они наследники Небесных
Христом обещанных палат.

И пусть мы нищие, босые,
И в латках наши пиджаки,
Но коль жива ещё Россия,
То, значит, есть в ней мужики!

Победный клич

Петухи орут по селу –
Перекличку устроили с ночи.
Видно – вдруг! – захотелось им очень
Разбудить человеческий слух.

А, иначе, зачем же орать
До того безпардонно и глупо,
Что вороны, и те впали в ступор,
Будто вновь наступила жара?

Но ведь осень! – и хуже трухи
Дождь шуршит над порожним амбаром…
Нет, наверное, всё же недаром
Надрываются так петухи.

Все привыкли, что гибнет село,
Что к истокам нельзя возвратиться,
Потому и кричат эти птицы –
Но кричат не со злом, а назло.

Их победный, воинственный клич
Разбивает собой безнадёгу,
Как в духи опрокинутый дёготь,
Как на лужу упавший кирпич.

И тогда, сквозь осеннюю грусть,
Петушиному пенью внимая,
Вдруг я понял: бессмертна Святая –
В деревнях сохранённая – Русь!

Родина

Может, кто-то скажет мне, что Русь –
Это лишь пустая огородина.
Я в ответ спокойно улыбнусь,
Потому что это – моя Родина.

Я-то знаю, как далёк привал,
И как много троп, что ею пройдено.
Я б за все ей ноги целовал,
Потому что это – моя Родина.

За неё готов я умереть,
И не нужно мне за это ордена:
Только бы в глаза её смотреть,
Потому что это – моя Родина.

Пусть она унижена судьбой,
И своим народом в рабство продана,
Всё равно люблю её любой,
Потому что это – моя Родина.

Задаю себе один вопрос:
Сам-то для неё на что-то годен я?
Не могу писать о ней без слёз,
Потому что это – моя Родина.

Познание себя

Гляжу в глаза российских мужиков,
Как в зеркало глядеться я привык,
И всё пытаюсь выяснить: каков
Он – русский наш загадочный мужик?

Порою необуздан, как вулкан,
А временами тих, как бубенцы;
Порой подобен бешеным волкам,
А иногда беспомощней овцы;

Способен совершить смертельный грех
И тут же его кровью искупить;
Пугливо в мир смотреть из-под застрех,
А с полночи разбойничать в степи.

Его считают пьянью и вором
Все те, кто не вернул ему долги,
И пьют за счёт его коньяк да ром
В заморских ресторанах дорогих.

В него весь мир плюёт, как в слабака,
А, между тем, с ним драться не хотят
Не потому, что он намнёт бока,
А – просто растерзает, как кутят.

Твердят вокруг, что глуп он и ленив,
А между тем шестая часть Земли
Познала радость им взращённых нив
От Балтики по Беренгов пролив.

Я думаю с утра и допоздна:
Где правда, а где злобное клише?
Мне очень важно правду распознать,
Чтоб разобраться в собственной душе.

Да, грязи много в русских мужиках,
А, значит, это всё есть и во мне,
Но чужд мне суд на чуждых языках
Во время «собирания камней».

Пора отсеять зёрна от трухи,
И, в собственном обличии представ,
Познать свои – реальные! – грехи,
Чтоб, каясь, не обманывать Христа.

Символ

У туч осенних на примете,
Дрожа в предчувствии мороза,
На грани вечности и смерти
Стояла голая берёза.

Рука жестокой непогоды
Её до сути обнажила:
Открыла чёрные разводы
Под сетью скрученных прожилок.

Она (красивая недавно,
А нынче как рахит на пляже)
Во всём проигрывала явно
Не только елям – соснам даже.

Но и в цепях вороньих чёток,
Ведя с осенней стужей войны,
Она была особой в чём-то
Перед лицом деревьев хвойных.

Они останутся такими ж,
Какими были прошлым летом,
Но, сохраняя прежний имидж,
Они состарятся при этом.

Она же вновь порой весенней
Воскреснет, став ещё красивей,
И в этом вечном Воскресенье
Пребудет символом России.

Живое тело

Склонилась над спящей деревней луна –
Глядится в снега молодые,
Воздавшие бедной деревне сполна
За все её избы худые.

Да, город деревню почти доломал,
Пустил на дрова и распилы, –
Но так не ложатся снега на дома,
С нерусским названием «виллы».

На избах лежат они кровлей родной,
Всех сущих под кровлею зная…
У бедной деревни осталось одно –
Её красота неземная.

Но это «одно» невозможно купить,
Ни силой отнять, ни обманом;
Не выиграть в покер и не накопить,
И не разложить по карманам.

А ведь красота – это та благодать,
Что тихо от Бога исходит,
И то, что уже не найти в городах,
Хоть все их объездишь на «хонде».

А там, где дома благодать не кропит,
Неслышимо смерть уже воет…
Так спи же, деревня, и силы копи,
Ведь ты – ещё тело живое.

Исполнение мечты

Я долго брёл сквозь боль житейских терний,
И мне казалось: Русь наполнить некем.
Но люди, что открылись мне в деревне,
Исполнили мечту о человеке.

Я их увидел и вздохнул свободней,
Мол, всё же есть ещё в России люди,
Способные по милости Господней
Тепло хранить под чёрным снегом буден.

Их души – как столешница резная,
Что скрыта под скатёркою суконной:
О Боге ничего почти не зная,
Живут они по Божьему закону.

Но это «ничего почти» такое,
Что многим богословам и не снится –
Они давно исполнены покоя,
И кормятся из Божией десницы.

О них уже давно забыли власти,
Но ими не забыта правда, то есть,
Что, если хлеба кто-то и не даст им,
То хлеб не покупается за совесть.

Они болтать о чувствах не умеют,
Им легче чувства выразить делами,
И потому уста мои немеют,
Когда я вижу их духовный пламень.

Я сам воцерковлённый, но, в итоге,
Душой вглядевшись в их глаза и лица,
Открыл, что больше ведают о Боге
Они – в деревне, а не я – в столице.

Деревенский философ

Мы сидели с ним на лавочке
И курили «Беломор».
Он, помахивая тапочком,
Вёл неспешный разговор.

Обстоятельно и плотненько
Он выстраивал слова.
Был он столяром и плотником,
А ещё рубил дрова:

Не за деньги, не за водочку –
Просто, бабкам помогал.
Ну, порой, пропустит стопочку,
Вот и весь его «магар».

Так о чём же вёл беседу он?
Обо всём и ни о чём:
То на власти наши сетовал,
Нервно дёргая плечом;

То давал отпор политикам –
Резал прямо без ножа;
То талантом аналитика
Он внезапно поражал;

То философов цитировал,
Сыпал будто в закрома,
И проблемы всего мира он,
Мне казалось, понимал.

Но, скурив три «беломорины»,
Подводя всему итог,
Он сказал: «Беда – не горе нам,
Если с нами будет Бог».

Я спросил его: «А будет ли?
Ведь грехов у нас не счесть».
И ответил он без удали:
«Нет, не будет – уже есть».

 

Игорь Гревцев
24 июля 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 октября
суббота
2019

В этот день:

Последнее плавание фрегата «Паллада»

19 октября 1852 года из Кронштадта отправился в плавание фрегат «Паллада» под командованием капитана И. С. Унковского с миссией вице-адмирала Е. В. Путятина в Японию.

Последнее плавание фрегата «Паллада»

19 октября 1852 года из Кронштадта отправился в плавание фрегат «Паллада» под командованием капитана И. С. Унковского с миссией вице-адмирала Е. В. Путятина в Японию.

 Секретарем адмирала согласился стать писатель Иван Александрович Гончаров, который вел общий журнал, занимался словесностью с гардемаринами по просьбе адмирала. А впоследствии написал путевые заметки.

Фрегат «Паллада» был заложен в Санкт-Петербурге 2 ноября 1831 года, спущен на воду 1 сентября 1832 года. Длина фрегата — 52,8 м, ширина — 13,6 м, вооружение — 52 орудия. Первым командиром фрегата был капитан-лейтенант П. С. Нахимов.

В 1852—1855 годах под командованием капитана И. С. Унковского совершил с дипломатической миссией вице-адмирала Е. В. Путятина плавание из Кронштадта через Атлантический, Индийский, Тихий океаны к берегам Японии. После окончания переговоров в Нагасаки фрегат направился к российским берегам, где, из опасений захвата англичанами в связи с началом Крымской войны, был затоплен в бухте Постовая Императорской (ныне Советской) гавани, где и находится на дне по сегодняшний день.

 

Авиаконструктор Михаил Симонов

19 октября 1929 года родился Михаил Петрович Симонов, генеральный конструктор ОКБ им. Сухого, лауреат Ленинской премии(1976), Герой России.

Авиаконструктор Михаил Симонов

19 октября 1929 года родился Михаил Петрович Симонов, генеральный конструктор ОКБ им. Сухого, лауреат Ленинской премии(1976), Герой России.

Он принимал участие в создании бомбардировщика Су-24, штурмовика Су-25, руководил постройкой спортивных самолётов марки «Су», но более всего известен как один из главных конструкторов истребителя Су-27 и некоторых его модификаций.

Интересный факт из биографии. В 1992 году на международном авиакосмическом салоне Фарнборо близ Лондона состоялась, пресс-конференция российской официальной делегации с участием двух генеральных конструкторов — Белякова («МиГ») и Симонова («ОКБ Сухого»). Ближе к концу конференции поднялся американский журналист и сообщил, что в России из-за либеризации розничных цен царит страшная инфляция, в магазинах ничего нет, «а у вас целых два блестящих истребительных конструкторских бюро — „МиГ“ и „Сухой“, вот если вы объедините их, то столько денег для вашего народа сэкономите…». В ответ на это Симонов заявил следующее: «Приятно и весьма интересно, что американская пресса интересуется жизненно важными для нас вопросами. Однако вынужден сделать одно небольшое замечание. Американцы считают, что мы сделали в свое время Су-24, конкурируя с „Дженерал Дайнэмикс“ и их бомбардировщиком F-111. Они также убеждены в том, что штурмовик Су-25 мы построили в противовес вашему A-10. А в случае с Су-27 тут и вообще деваться некуда — конкурировали с вашим F-15 „Игл“… Все это — чепуха! Названные самолеты созданы в „ОКБ Сухого“ с одной единственной целью — победить в конкуренции… генерального конструктора Белякова!…»

Маршал Бирюзов

19 октября 1964 года погиб в авиационной катастрофе Сергей Бирюзов (р. 1904), Маршал Советского Союза, командующий ракетными войсками СССР (1955—1963 гг.), Герой Советского Союза (1958), начальник Генштаба Вооружённых сил СССР (1963—1964).

Маршал Бирюзов

19 октября 1964 года погиб в авиационной катастрофе Сергей Бирюзов (р. 1904), Маршал Советского Союза, командующий ракетными войсками СССР (1955—1963 гг.), Герой Советского Союза (1958), начальник Генштаба Вооружённых сил СССР (1963—1964).

В РККА вступил добровольно 15 сентября 1922 г.: командир взвода (сентябрь 1926 г. — декабрь 1929 г.), командир роты (по июнь 1930 г.), начальник штаба учебного батальона (по апрель 1932 г.), командир батальона (по июнь 1934 г.), начальник штаба стрелковой дивизии (октябрь 1937 г. — апрель 1938 г.), начальник отдела в штабе Харьковского военного округа (по август 1939 г.). С августа 1939 комбриг Бирюзов — командир 132-й стрелковой дивизии.

Во время Великой Отечественной войны командир стрелковой дивизии (с августа 1939 г. по апрель 1942 г.), начальник штаба армии на Брянском фронте (по ноябрь 1942 г.). В течение первого года войны получил 5 ранений, в том числе два тяжёлых. С ноября 1942 г. по апрель 1943 г. — начальник штаба 2-й гвардейской армии Сталинградского (впоследствии Южного) фронта, с апреля 1943 г. — начальник штаба Южного (впоследствии 4-го Украинского) фронта, которым командовал Ф. И. Толбухин. Основные сражения Бирюзова: Донбасская операция, освобождение Крыма, Ясско-Кишинёвская операция, взятие Белграда. С октября 1944 г. — командующий 37-й армией (по май 1946 г.) и главный военный советник Болгарской армии, почётный гражданин Софии.

После мая 1946 г. генерал-полковник С. С. Бирюзов занимал посты: заместитель Главнокомандующего Сухопутными войсками по боевой подготовке (кратковременно, лишь по июнь 1946 г.), заместитель Главнокомандующего Южной группой войск и командующий 10-й механизированной армией (по июнь 1947 г.), командующий войсками Приморского военного округа (по май 1953 г.). Главнокомандующий Центральной группой войск (Австрия и Венгрия, 1953—1954), первый заместитель Главнокомандующего войсками ПВО (1954—1955). Затем маршал Бирюзов возглавил ПВО как Главком, одновременно являясь замминистра обороны СССР (1955—1962). В апреле 1962 переведён на пост главкома РВСН — ракетных войск стратегического назначения. В марте 1963 Бирюзов получил назначение на должность начальника Генерального штаба Вооружённых сил СССР и был повышен до первого заместителя министра обороны СССР.

19 октября 1964 года начальник Генштаба маршал Бирюзов погиб в авиационной катастрофе вблизи Белграда, на горе Авала. Иосип Броз Тито присвоил Бирюзову (участвовавшему в освобождении Югославии, а потом там погибшему) звание Народного героя Югославии посмертно. Его прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

 

Космонавт Рукавишников

19 октября 2002 года скончался Николай Николаевич Рукавишников, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза.

Космонавт Рукавишников

19 октября 2002 года скончался Николай Николаевич Рукавишников, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза.

 Инженер-физик по образованию, Николай Рукавишников стал первым гражданским командиром космического корабля.
Также впервые в истории космонавтики он вручную совершил посадку в аварийном режиме — в апреле 1979 при полёте на корабле Союз-33.

Родился в семье железнодорожников. Учился в средней школе № 8 в Томске. В 1951 году поступил в Московский инженерно-физический институт (МИФИ). В 1957 закончил факультет электронных вычислительных устройств и средств автоматики МИФИ и получил квалификацию инженера-физика по специальности «Диэлектрики и полупроводники». После окончания института работал в научно-исследовательском институте, в ОКБ-1 (КБ С. П. Королёва). В 1967 зачислен в отряд советских космонавтов (1967 Группа гражданских специалистов № 2 (дополнительный набор). Прошёл полный курс подготовки к полётам на кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют». В 1965—1969 годах Рукавишников входил в группу советских космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны Л1/«Зонд» и посадке на неё Л3. Полёт пилотируемого корабля «Зонд-7» по лунно-облётной программе был предварительно назначен на 8 декабря 1968 года. По предварительным назначениям, Рукавишников входил в состав главного экипажа. Но полёт был отменён, несмотря на то, что экипажи написали заявление в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить немедленно лететь к Луне для обеспечения приоритета СССР (американцы планировали аналогичный пилотируемый полёт на 21—27 декабря 1968 года). Дело в том, что предыдущие беспилотные полёты кораблей «Зонд» (Л1) были полностью или частично неудачными из-за неотработанности корабля и ракеты-носителя «Протон».

23 — 25 апреля 1971 года совершил свой первый космический полёт в качестве инженера-испытателя космического корабля Союз-10. (Н. Н. Рукавишников стал первым космическим инженером-испытателем). Программа полёта предусматривала трёхнедельную работу на борту орбитальной космической станции Салют-1. Однако из-за технических неисправностей работа на станции была отменена и полёт был прерван. После завершения полёта впервые была осуществлена ночная посадка космического корабля. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 45 минут 54 секунды.

2 — 8 декабря 1974 года совершил второй космический полёт в качестве бортинженера космического корабля Союз-16. В полёте были проведены испытания стыковочного узла, созданного по программе ЭПАС. Полёт продолжался 5 суток 22 часа 23 минуты 35 секунд.

10 — 12 апреля 1979 совершил свой третий космический полёт в качестве командира космического корабля Союз-33. Полёт проходил в рамках советско-болгарского проекта и предусматривал работу на борту орбитальной станции Салют-6. Из-за аварии двигателя корабля стыковка не состоялась и корабль совершил преждевременную посадку. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 1 минуту 6 секунд.

После ухода из отряда космонавтов работал заместителем начальника отделения НПО «Энергия». Председатель Федерации космонавтики СССР (1981—1991). Президент Федерации космонавтики России (1991—1999), a c 1999 года — её почётный президент.

Умер 19 октября 2002 от инфаркта. Похоронен в Москве на Останкинском кладбище.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение