RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Воин Христов Игорь Гревцев
14 февраля 2019 г.

Воин Христов Игорь Гревцев

14 февраля 2019 года этому выдающемуся русскому поэту исполнилось 60 лет
Батя Жеглова и Шарапова
29 марта 2016 г.

Батя Жеглова и Шарапова

29 марта 2016 года исполнилось 80 лет автору легендарного сериала «Место встречи изменить нельзя» Станиславу Сергеевичу Говорухину
Бесы Украины
11 июля 2016 г.

Бесы Украины

События на моей малой родине давно уже перестали меня удивлять – они вызывают лишь досаду и жалость. Образно говоря, там каждый день не собаки кусают людей, а вполне даже – наоборот.
Страстная неделя. Великий понедельник
25 апреля 2016 г.

Страстная неделя. Великий понедельник

Наступила Страстная неделя Великого поста. И началась она Великим понедельником
Памятник врагу России
22 августа 2015 г.

Памятник врагу России

В Зеленоградске Калининградской области открыли монумент польскому националисту Адаму Мицкевичу
Главная » Читальный зал » Как «брали» разведчика США Пауэрса

Как «брали» разведчика США Пауэрса

1 мая 1960 года советские защитники неба сбили над Свердловской областью американский самолет-шпион «У-2»

Предлагаем рассказ, записанный со слов очевидца, об обстоятельствах ареста его пилота, приземлившегося на парашюте.
Как «брали» разведчика США Пауэрса

 

В июне 1987 года мне повезло в качестве представителя военного командования Западной Группы Войск (ЗГВ) сопровождать народную артистку СССР Людмилу Марковну Гурченко в её поездке с концертами по воинским гарнизонам.
Мероприятия подобного рода лимитируются по времени и обычно укладываются в трехдневный срок. Но для Гурченко, изъявившей желание продлить свою творческую заграничную командировку, командование сделало исключение. На протяжение почти целого месяца я имел счастье ежедневного общения с этой Великой Актрисой.
Она была велика во всём! Какое горькое слово – «была»… Прекрасная киноактриса, певица, писательница, очень искренний и от этого трогательно-беззащитный человек…

Помимо обеспечения её выступлений с концертами в частях, размещением в гостиницах, питанием и иными вещами рутинного свойства, я добровольно взял на себя и хлопоты по организации отдыха актрисы. Она не любила пустых развлечений, ей была интересна история тех мест, где ей приходилось выступать.


И я тогда невольно вспомнил о своём однокурснике, служившем на тот момент в одной из засекреченных воинских частей. Эта часть вплотную примыкала к знаменитому дворцу «Цициленхоф». Именно в этом дворце, собственно, и проходила много лет назад знаменитая Потсдамская конференция.
А воинская часть была не чем иным, как местом дислокации наших военных разведчиков или, если коротко, – ГРУ. Сам же городок, где располагалась часть, вплоть до 1945 года являлся усадьбой одной из наиболее загадочных личностей гитлеровского окружения и третьего рейха – партайгеноссе Бормана. Дом, другие постройки, внутреннее убранство жилых помещений – всё осталось в полной сохранности и неприкосновенности с тех самых пор.
Преисполненный желанием порадовать Людмилу Марковну, обладая немалой толикой здорового авантюризма, наглости вкупе с некомпетентностью, предложил актрисе свою помощь в организации экскурсии по бывшему Бормановскому владению.
Сейчас я вполне отдаю себе отчёт в том, что попасть на территорию столь засекреченного объекта в другом государстве - без предварительной договорённости и согласований с компетентными органами - было настоящим безумием. Но чудеса могла творить всеобщая любовь к Людмиле Гурченко мужской половины нашей страны! Её имя открывало настежь самые мощные и высокие «ворота».
Так произошло и в этот раз. Подъехав к контрольно-пропускному пункту секретного объекта, через своего товарища попросил командира части разрешить актрисе осмотреть дом Бормана.
Ждать пришлось минут десять. Затем ворота открылись. Из них вышла целая группа солидно одетых мужчин в цивильных, явно пошитых не на фабрике «Большевичка», костюмах. Благоухающих дорогим французским парфюмом, с букетами цветов в руках!

Вперёд выступил невысокого роста мужчина, выправка и уверенность, с которой он держался, выдавали в нём командира и незаурядного человека.
– Дорогая Людмила Марковна, мы, бойцы невидимого фронта, счастливы принимать Вас у себя!  Будем рады показать всё, что Вы захотите осмотреть. Но для начала имеем удовольствие пригласить на торжественный обед в Вашу честь! 
Оказывается, 10 минут нашего вынужденного ожидания были им нужны для организации встречи любимой актрисы! Как говорила одна из героинь кинофильма «Любовь и голуби»,
«Вот така любовь!», всеобщая и безоговорочная! 
Нас провели в тот самый дом, где проживала чета Борманов.  Паркет, высокие венецианские окна, массивная из морёного дуба мебель, высоченный, выложенный голубыми изразцами камин…  Всё внутреннее убранство, казалось, носило отпечаток прежних лет и хорошо помнило прежних хозяев. На втором этаже был накрыт идеально сервированный круглый стол. За ним без проблем разместились все присутствующие.
Основным собеседником Людмилы за тем столом был радушный хозяин. Как потом  позже выяснилось генерал. За давностью лет уже и не помню, каким образом разговор перешёл на знаменитый эпизод уничтожения американского самолёта-разведчика «У-2» и пленения пилота Пауэрса. Оказалось, наш генерал ГРУ был непосредственным участником тех событий(!!!)
Любой генерал остаётся всегда и прежде всего мужчиной. А какой истинный мужчина не хотел бы произвести на женщину неизгладимое впечатление, поразить её воображение?

Тем более, если эта женщина — сама Гурченко?!
– Итак, — продолжил уже начатый рассказ генерал, — мне, как командиру отдельного спецподразделения, была поставлена задача руководством: разыскать сбитого пилота, первым взять от него показания, ни в коем случае не пропустив вперёд конкурирующую «фирму». 
Чтобы вы поняли, о какой «фирме»  идёт речь, я приведу в качестве иллюстрации эпизод из замечательного телефильма «Семнадцать мгновений весны».  Там очень хорошо показано противостояние фашистского отдела СС и армейской разведки вермахта  РСХА. Такое соперничество происходит во всех разведках мира. Было это и в СССР.  Причём, средства недопущения приоритета конкурентов допускались самые кардинальные.
Такое задание получили и мы, только без письменного распоряжения. Мы знали, где служим и на что идём, поэтому устного приказа было достаточно. И уяснили для себя четко: конкурирующая «контора» ни при каких обстоятельствах не должна быть первой!

Итак, было известно время  уничтожения самолёта-разведчика и приблизительный район парашютирования пилота.
События происходили в Пермской области, район этот представлял собой территорию, равную по площади Голландии вкупе с княжеством Лихтенштейн. Найти сбитого пилота на такой обширной территории было сложнее, чем иголку в стоге сена. Но нам именно это и предстояло сделать, ни на минуту не забывая о конкурентах, дышащих в затылок.

Самолётом группу перебросили в город Пермь, а оттуда на трёх «вертушках» мы отправились прочёсывать предполагаемый район приземления сбитого лётчика.
Не стоит забывать, что происшествие это случилось 1 мая, когда советские люди, отмаршировав на демонстрациях, уже вовсю гуляли за своими праздничными столами. Тост «За мир, за май, за труд!» доносился из каждого окна. Ещё были свежи в народной памяти воспоминания о полёте первого человека в космос, о том, как Юрий Гагарин приземлился прямо на картофельное поле! 
Страна переживала на тот момент печально известное сокращение армии, инициированное Хрущевым. Свыше миллиона советских офицеров были сокращены, уволены в запас и волевым решением отправлены на работу в народное хозяйство. Передовицы центральных газет пестрели заголовками типа: «Подполковник-комбайнёр Сидоров ставит новый рекорд по покосу и обмолоту зерновых»  или «Майор Иванов поднял на новый уровень качество обслуживания колхозной тракторной техники!». Сокращение подобного рода коснулось и правоохранительных органов. Так, в поселениях должность участкового рассматривалась как общественная нагрузка к основной работе, скажем, механизатора. Поэтому когда в самый разгар праздничного субботника, проходившего в одном из Пермских колхозов, на поле медленно опустился парашютист в серебристом скафандре и гермошлеме, у колхозников не было никакого сомнения, что это – космонавт! Слава СССР, слава Партии! Ура-ур-р-ра!  Космос наш!
…Пауэрс после катапультирования и вызванной им кратковременной отключки пришёл в себя. Спуск на парашюте, после отделения катапультного кресла, проходил в штатном режиме. Летчик посмотрел под ноги вниз.  В разрыве облаков увидел медленно приближающуюся землю. Это было огромное поле, по которому, словно мелкие муравьи, мельтешили человеческие фигурки. Слова инструкции на случай вынужденной посадки на территории противника чётко всплыли перед глазами. Ни в коем случае не сдаваться в плен! Задание было строго секретным. Для нештатных ситуаций с собой в специальном пенале  находились золотые царские червонцы – чтобы «задобрить» местных «аборигенов». На случай, если эти аборигены проявят агрессию, имелся кольт, а уж на самый крайний случай – ампула с цианидом, вшитая в воротник фирменной рубашки. Но данный вариант рассматривался как крайне маловероятный. По сведениям ЦРУ, у Советов и близко не было самолётов-перехватчиков, летающих так высоко, не говоря уже о средствах ПВО, способных сбивать летательные объекты на 20-километрой высоте. И вот оно – случилось!  Взрыв, крен, катапультирование… Над головой – белый купол парашюта, внизу стремительно приближающаяся земля с аборигенами, сбегающимися к месту его приземления. Вот тебе и отсталые Советы! О, мой Бог, за что?! Как хочется жить! Стрелять по ним? Но их слишком много. Ампула?.. Но до неё, не сняв анти-перегрузочный костюм, не дотянуться… Эта мысль как бы оправдывала его истинное трусливое желание – не кусать долбаную капсулу с цианидом! Толчок ногами о землю, заваливание на бок, руки на автомате отстёгивают подвесную систему... К нему стремительно бегут люди – мужчины, женщины, дети.  Господи, спаси и защити! Чёрт-чёрт-чёрт! Какого …понесло меня в армию?! В отчаянии он сбросил полётный гермошлем и поднял руки вверх.
Тогда он ещё не догадывался, что Провидение спасло его в этот самый момент! Катапультное кресло было заминировано, и следующим, после выкидного заряда, должен был сработать заряд пластида, расположенный под кожаной обшивкой кресла и предназначенный для уничтожения пилота. Об этом никто из пилотов не знал. Но в силу технического сбоя детонации заряда не произошло. Бог есть!
– Фе-е-едька!!!  – громкий крик Марины застал Фёдора стоящим в кузове грузовика с мешком картошки в руках.
– Гляди, кто с неба к нам спускается!!!  
В небесной голубизне, как на экране кино, медленно опускался белый парашют с болтающимся под ним на стропах маленьким человечком.
– Ты же власть у нас, –  не отставала востроглазая Маринка, – как-никак цельный участковый на два села, а здесь непорядок в небесной канцелярии!
– Цыц! – зыкнул в её сторону Федька. – Гони к месту посадки, – стукнул он по кабине грузовика кулаком.
Водитель, вздрогнув от неожиданности, до упора нажал на педаль газа, отчего автомобиль резко прыгнул вперёд, едва не выкинув Фёдора за борт, и погнал, обгоняя толпу бегущих к месту посадки парашютиста людей.
– Я сдаюсь! – закричал Пауэрс подбегающим людям на английском языке и ещё выше вздёрнул руки. 
Первым к пилоту подбежал Петя-танкист, вернувшийся с фронта с обожжённым лицом, отчего казалось, что одной половиной лица он постоянно улыбается, в то время как другая часть оставалась совершенно серьёзной.
– Космонавт?! – радостно закричал он, облапив немаленького Пауэрса и в искреннем порыве приподняв его над землёй.
– Космонавт, космонавт!!! – поддержали клич подбегающие колхозники.
– Качать его!!! – понеслось над полем.
Ошарашенной, с дикой гримасой на лице Пауэрс стал взлетать кверху, затем опускаться на пружинившие руки людей, чтобы тут же снова взлететь у них над головами. Он ничего не понимал! Он ждал допросов, пыток… Но вокруг него были лишь радостные, приветливые лица. Каждый старался прикоснуться к нему, ободряюще похлопать по плечу. Его явно не собирались не то что убивать, но даже бить! Сначала, когда его начали подбрасывать в воздух, стало страшно, но потом испуг прошёл, благо и окружающие утомились. С экипировкой его вес был никак не меньше 100 кг.
Фёдор, соскочив с кузова, решительно подошёл к Пауэрсу:
– Кто такой, документы? 
Единственное, что понял пилот, – слово «документы». Он с готовностью протянул этому странному мужчине полётный планшет с картами и инструкциями. «Чёрт, – нахмурил брови Федя, – да здесь прописано не по нашему…»
– Немец, дойчланд?
– Ноу дойчланд, ай эм америкэн офисер!
– Американец что ли?
– Йес-йес, амэрикэн!
– А чо здесь делаешь, как тебя к нам занесло? – продолжал допрос на месте участковый-общественник Фёдор.
Пауэрс закачал головой: больше он ничего понять не мог…
– Что ты причипывся к хлопцу? – заступился Петя-танкист.
Может он какой спортсмен-парашютист! На прошлой неделе, в клубе перед киносеансом, показывали кинохронику, там наши парашютисты в таких же костюмах с воздушного шара прыгали.
– Не шара, а стратостата, – поправил его пионер Ванька, конопатый мальчонка, вьюном вертевшийся под ногами.
– Цыц мелочь! Я и говорю – сратостата!
– Спортсмен что ли, – обратился Федька к пилоту. Тот обречённо закивал.
– О –о! А я что говорил! – радостно заорал Петька. – Пойдём спортсмен, за это дело выпьем! Май, мир, спорт!
Пауэрса радостно подхватили под руки и потащили в сторону полевой столовой.
– Для порядку протокол нужно в начале составить, — проворчал Фёдор.
– Составишь, составишь ещё, казённая твоя душа. Человеку выпить надо! Такое дело совершил, из Америки на парашюте к нам запрыгнул, понимать надо!
Новость о том, что приземлился американский спортсмен-парашютист из самой Америки, мигом облетела полевой стан. Народ продолжал прибывать, чтобы  увидеть живого американца.
А Пауэрс уже сидел во главе наспех собранного стола, держа в руках до краёв наполненный стакан с какой то мутной белёсой жидкостью, по запаху напоминавшую низкосортный виски. Он ничего не понимал, но уже и не пытался анализировать происходящее. Усталость, нервное напряжение, все передряги, случившиеся с ним, разом навалились немыслимым весом. Мозг отказался от осмысления происходящего. Ему налили, он выпил. Казалось, в желудке взорвалась атомная бомба, чей ожигающий смерч перехватил спазмом гортань. Но вслед пришло ощущение  долгожданной расслабленности.
Второй стакан он выпил уже осмысленно, закусив услужливо поданным бутербродом с восхитительным беконом. Жизнь вновь обрела краски! Какие странные эти русские. Нам вбивали в мозги, что они кровожадные уроды, а они, узнав, что я американец, их враг, готовый по команде сбросить им на головы атомный заряд, по мощности равный десяти Хиросимам, радуются мне как дети Санта Клаусу! 
А празднование в честь спортсмена-парашютиста набирало силу. Каждый лично хотел чокнуться своей рюмкой с рюмкой пилота. Пауэрс уже научился произносить «на здоровье» с акцентом на русском языке. Ему уже казалось, что он и летел-то именно с этой целью – встретиться с этими милыми людьми!
Фёдор первым заметил, что американца накачали самогоном до состояния риз.
– Всё, будя! – Он решительно взял пилота под локоть. – Лично отвезу в сельсовет, там и протокол составим и по телефону в область позвоню. Небось, американца уже все ищут. А тута я! Нате вам наше с кисточкой!
Американца на руках донесли до Федькиного мотоцикла с коляской. Бережно опустили в мотоциклетную люльку, куда положили в дорогу поллитровку первача и газетный сверток с салом и хлебом.
Американец блаженно улыбался, мыслей не было. Всё кружилось перед глазами. Федька завёл мотоцикл, дал газ, и мотоцикл, резво вихляя во все стороны, заскакал по просёлочной дороге.

Три вертолета осуществляли барражирование на дальности прямого видения в заданном районе. Шёл третий час поиска, горючего оставалось минут на 20, и нужно было возвращаться на базу для дозаправки. Все напряженно вглядывались в проплывающие внизу складки местности.
Первый, первый,  я третий, вижу пашню, вижу пашню! Это было условное слово, означающее парашют.
Да, такого зрелища в один день за всю свою жизнь колхозники ещё не видели! Сначала парашютист из самой Америки, а теперь три низко летящих вертолёта, зависших прямо над  тентом столовой палатки. Из них по канатам ловко съехали солдаты, одетые в пятнистые костюмы. Разбежавшись по сторонам, они образовали широкий круг, в который стали садиться вертолёты. Из первой севшей машины выскочил молодой военный с автоматом, без знаков различия.
– Кто старший? – вопрос был обращён ко всем присутствующим.
– Я старший, – вперёд вышел секретарь парткома Иван Семёнович.
– Майор Васильев, где пилот?
– Парашютист что ли? Так его Федька на мотоцикле в сельсовет увёз.
– Покажите на карте.
–Так вот здесь, километров десять, ежели по прямой.
– Понял, спасибо. Всем на борт, на взлёт!
Эта команда обращена была солдатам. Машины взмыли вверх, пара минут, и лишь слабое эхо да примятая трава говорили о том, что всё это не привиделось. Ну да, ещё и парашют прихватили с собой. Который Семёнович уж было  хотел использовать в качестве занавеса для сельского клуба. Знатный был бы занавес!
Федька с трудом втащил в двери сельсовета едва передвигающего ноги американца. Тот что-то лопотал по-своему, пытаясь слюняво чмокнуть Федьку в его покрытую трёхдневной щетиной щёку. «Фу ты, – отмахнулся Фёдор от ласк, – хорошо никто не видит!» Уложив пилота на широкую скамью, сам перевёл дух, устало усевшись за председательский стол. «Ну и как этот чёртов протокол писать, когда американец ни бу, ни му?»
Вдруг стрёкот мощных моторов разорвал сонную тишину села. Встав, Федька направился к двери. Что за шум в вверенном ему хозяйстве? Внезапный удар двери в грудь отбросил его метра на два.
Лежать, мордой в пол, руки за голову!  
Ошеломлённый Фёдор не сопротивляясь позволил себя перевалить на живот двум «чертям», одетым в маскировочные костюмы . На груди у них болтались необычного вида автоматы с короткими стволами. Руки Феди ловко и быстро были стянуты его же брючным ремнём и притянуты к щиколоткам ног.
Американец?!
Фёдор понятливо кивнул головой, указывая направление, где на лавке лежал пьяненький «парашютист». Две тени  метнулись к нему.
Товарищ майор, объект на месте! Это адресовалось всё тому же знакомому Семёныча, вошедшему в помещение.
Отлично! Этого, он кивнул на Федьку, убрать! С ним потом разговор. Выставить по периметру охрану. Пулемётчика на чердак, гранатомётчикам занять оборону у въездных ворот. Вертушкам быть в готовности.
Команды отдавались чётко и быстро. Так же они и исполнялись.
Откинув капюшон маскхалата с лица, майор направился к блаженно пускающему слюнявые пузыри, спящему Пауэрсу.
А тому снилось родное ранчо, он совсем маленький ехал на любимом пони
Молли. Вдруг Молли помчала во всю прыть по недавно скошенному кукурузному полю. Он с усилием тянул вожжи на себя, но бег Молли всё ускорялся, отчего голова  Пауэрса моталось в разные стороны… Хотелось от страха кричать, но крик застрял глубоко в горле, так и не вырвавшись наружу. Сквозь медленно рассеивающуюся  пелену он стал замечать очертания грубо выкрашенного известью потолка с засиженной мухами лампочкой. Голова ритмично болталась из стороны в сторону, отчего лампочка синхронно перемещалась слева направо и обратно. Стало появляться ощущение боли на щеках, и звук хлёстких ударов по ним. «Ноу-ноу!»
– Пришёл в себя?!  Имя, звание, воинская часть, цель и задача полёта! – Вопросы сыпались быстро, чётко, на хорошем английском. Пауэрс, наконец, сосредоточил взгляд на спрашивающем. Животный ужас начал медленно поглощать всё его существо. Перед ним сидел ОН!!! Тот, о котором им так часто твердили и в лётной академии, и в части! КэГэБэшный коммунист, страшный и беспощадный! Его взгляд, устремлённый в зрачки Пауэрса, казалось, выжигал его изнутри. Это был взгляд дьявола, готового утащить маленькую и беспомощную душу мальчика с ранчо в преисподнюю.
– Я всё, всё скажу, только не бейте!!!
Вместе с вырвавшимся воплем Пауэрс  почувствовал физиологическое облегчение и ощущение чего-то горячего под ним…
– Товарищ  майор, да этот гадёныш от страха обоср…ся!
Слова бойца не удивили майора, который по запаху это и сам понял.
– Ничего, боец, потребуется – лично ему ж…пу вымоешь.
– Итак, – снова он перешёл на английский, – звание, имя,  воинская часть, цель и задача полёта?
Спустя час допроса, дав подписать собственноручно показания Пауэрсу, майор распорядился:
– Участкового ко мне! Вот что, Фёдор, мне нужна твоя помощь.  
– Да я завсегда готов, — Фёдор старательно растирал запястья рук, только начавшие отходить после ременного плена.
По комплекции и росту ты похож на своего обоср…ся американского дружка, нужна обувка, штаны, куртка и шапка. Всё вернём в целости и сохранности, ещё и премию получишь.
– Да на хрен мне эту премию, хватило с меня сегодня приключений! Сваливайте с этим парашютистом-говнюком поскорее, вот самая лучшая премия!
– Это правильно! Но ты ещё подпишешь у меня бумагу, что о всём случившимся здесь –никому! Иначе сам знаешь!
– Да ученый, всё понятно.
– Вот и хорошо. 
Майор повернулся к бойцам:
– Сюда четыре ведра воды, тряпки найдите. Отмыть «красавца», переодеть, всю его одежду и личные вещи в мешок. На всё про всё – двадцать минут! Время пошло!
– Есть двадцать минут!
Бойцы, казалось, растворились в пространстве.
Через двадцать минут из помещения сельсовета вывели мужичка среднего роста, запихнули в вертолёт, который тут же взмыл ввысь, подняв целый вихрь пыли.


– А что же стало с его вещами? – спросила Людмила Марковна.
– Отмыли, обезвредили от ампулы с цианидом и вернули.
– Так на суде он был в этой же одежде ?
– Нет, ту парадную форму ему передала американская сторона через консульство. А вот так Пауэрс выглядел в тот вечер, покидая сельсовет.
С этими словами генерал протянул Гурченко чёрно-белую фотографию. На ней был запечатлён средних лет мужчина, одетый в яловые сапоги, офицерское галифе и ватник. На голове шапка-ушанка. Руки были стянуты за спиной, стоял он вполоборота, в готовности выйти за дверь. Единственное – лицо, чьё растиражированное фото до сих пор можно увидеть в самых разных изданиях, подтверждало – это Пауэрс! Американский пилот, шпион, засранец. «Такова правда жизни!», – как сказал герой Басова в бессмертном кинофильме «Я шагаю по Москве»…  
На следующий день, забрав вещи примадонны из гостиницы, мы отправились навстречу новым впечатлениям…

 

Олег Мицура
1 мая 2019 г.

Комментарии:

А.К. 01.05.2019 в 03:27 # Ответить
Много слышал об этой истории. Имя американского летчика Пауэрса у всех советских людей и сегодня на слуху. Но до сих пор всё было как-то вокруг да около, размыто и неопределённо - в общих чертах... Любопытный рассказ, читается на одном дыхании. Картинка яркая, эмоциональная, запоминающаяся.
Спасибо "РГК" и автору Олегу Мицуре! Будем ждать его новых рассказов!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 мая
пятница
2019

В этот день:

Подлый вояж крымского хана

24 мая 1571 года крымский хан Девлет-Гирей захватил и спалил Москву. В 1570 году на Русь обрушилась чума. Только в Москве от нее умирало в день 600 - 1000 человек. По свидетельству англичанина Дженкинсона, "моровая язва" в России "похитила тогда около 300 тыс. человек". Воспользовавшись этой бедой русских, крымский хан Довлет-Гирей в апреле 1571 года двинулся на Москву с огромной армией (по разным данным, в его войске было от 40 до 200 тыс. головорезов).

Подлый вояж крымского хана

24 мая 1571 года крымский хан Девлет-Гирей захватил и спалил Москву. В 1570 году на Русь обрушилась чума. Только в Москве от нее умирало в день 600 - 1000 человек. По свидетельству англичанина Дженкинсона, "моровая язва" в России "похитила тогда около 300 тыс. человек". Воспользовавшись этой бедой русских, крымский хан Довлет-Гирей в апреле 1571 года двинулся на Москву с огромной армией (по разным данным, в его войске было от 40 до 200 тыс. головорезов).

Истощенная чумой Россия смогла послать на охрану своих южных границ всего 6 тыс. Ратников. Тем не менее, отступающие русские войска укрептлись в Кремле и Китай-городе. Ханские войска принялись грабить посады, а потом подожгли их. Сильно пострадала и центральная часть города, так как "от пожарного зною" взорвались пороховые погреба. Спалив город, ордынцы покинули его, угнав с собой много пленных и увезя награбленное. За этот страшный день пребывания диких орд Девлет-Гирея в Москве население города уменьшилось в 6 раз, ибо много жителей было "задавлено, сгорело, пало от мечей неприятельских или попало в плен".

Девлет-Гирей решил пограбить Москву и на следующий год. Но русские сумели собрать 20-тысячное войско, которое под командование талантливых русских полководцев М. Воротынского, Д. Хворостинина, И. Шуйского, а также казацкого атамана М. Черкашенина разгромили 80-тысячную армаду Девлет-Гирея. Подлый хан еле ноги унес.

 

 

Последний путь Александра Суворова

24 мая 1800 года в Петербурге прошли похороны А. В. СУВОРОВА. Он заболел во время возвращения из своего блистательного Швейцарского похода и 18 мая скончался в Петербурге.

Последний путь Александра Суворова

24 мая 1800 года в Петербурге прошли похороны А. В. СУВОРОВА. Он заболел во время возвращения из своего блистательного Швейцарского похода и 18 мая скончался в Петербурге.

После смерти генералиссимуса пять суток огромные толпы народа осаждали дом на Крюковом канале, в котором он скончался. В последний путь полководца провожали десятки тысяч простых людей, стоявших на всем пути траурной процессии по Садовой улице и Невскому проспекту к Александро-Невской лавре.

Император Павел I встретил кортеж на Невском, снял шапку, перекрестился и заплакал. Под залпы тожественного салюта прах Суворова был опущен в могилу в Благовещенской церкви лавры. На могилу возложили белую мраморную плиту, на которой была высечена краткая надпись: "Здесь лежит Суворов".

Крейсер «Аврора»

24 мая 1900 года на воду был спущен крейсер «Аврора», который вступил в строй в 1903году. Крейсер принимал участие в нескольких войнах XX века и является одним из символов Октябрьской революции. Назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося в годы Крымской войны.

Крейсер «Аврора»

24 мая 1900 года на воду был спущен крейсер «Аврора», который вступил в строй в 1903году. Крейсер принимал участие в нескольких войнах XX века и является одним из символов Октябрьской революции. Назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося в годы Крымской войны.

В настоящее время находится на вечной стоянке у Петроградской набережной в Санкт-Петербурге и является объектом культурного наследия Российской Федерации

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение