RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Жестокие рифмы Победы
4 мая 2018 г.

Жестокие рифмы Победы

Наш давний друг и постоянный автор московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев прислал подборку своих стихов
Убийство Слободана Милошевича
11 марта 2013 г.

Убийство Слободана Милошевича

Поэтический памятник президенту братской Югославии Слободану Милошевичу
Победоносное шкурничество англосаксов
29 сентября 2016 г.

Победоносное шкурничество англосаксов

29 сентября - 1 октября 1941 года состоялась Первая Московская конференция делегаций СССР, Великобритании и США
Гибель поэта Алексея Лебедева
15 ноября 2017 г.

Гибель поэта Алексея Лебедева

В ночь с 14 на 15 ноября 1941 года в Балтийском море подорвалась на трёх донных минах и затонула подводная лодка Л-2.
«Связь времён» Игоря Гревцева
14 февраля 2018 г.

«Связь времён» Игоря Гревцева

14 февраля 1959 года родился наш давний друг, известный московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев
Главная » Читальный зал » Мама (из Рассказов Борисыча)

Мама (из Рассказов Борисыча)

В канун Международного женского дня РГК получил письмо от писателя из Хабаровска с текстами серии рассказов

Сегодня публикуем первый из них, который, как нельзя лучше, подходит к содержанию праздника лучшей половины человечества.
Мама (из Рассказов Борисыча)

Уважаемый Сергей Иванович!
Пишу Вам из далёкого Хабаровска. Я, майор запаса Мицура Олег Борисович, закончил Львовское ВВПУ в 1984 году. Офицерскую судьбу начал с дисциплинарного батальона (замполит роты - 240 душ переменного состава). Затем служил в отдельном химическом батальоне в ЗГВ, в составе которого в числе первых принял участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Затем в 35 МСД г. Потсдам, с 1990 года по 1995 в 45 МСД г. Лесозаводск (до её сокращения) и с 1995 по 2005 год в должности начальника гарнизонного Дома офицеров в Хабаровске. В 2013 году уволен в запас. За все годы службы, жизни , повезло на знакомства с интересными, известными людьми, был свидетелем и участником некоторых исторических событий В один прекрасный момент решил написать заметки для своих внуков. Друзья , знакомые, с которыми стал делиться написанным, настойчиво стали рекомендовать публиковаться. В их числе и известные Вам Александр Костенко, Александр Волкович, Леонтий Романюк, Лариса Кучерова, Михаил Захаров. Знаю, читаю Ваш сайт. Хочу представить Вашему "суду" пару моих вещей. Для меня очень ценно Ваше мнение. Именно из опасения быть графоманом, длительное время никуда не обращался, нигде не публиковал свои рассказы. Друзья убедили , что время настало.

С Вашего разрешения прекращаю " дозволенные" речи. Простите за наглость, мне сказали , что вы помогли многим начинающим писателям обрести "своё имя" в литературе. Хотя начать в 57 лет , как я , наверно поздновато. Буду рад принять ваши замечания, пожелания.
С уважением Мицура Олег Борисович.

 

 

Этот цикл рассказов родился не из пустого желания графомана «плюнуть в вечность». Случилось так, что лет десять назад на встрече с одноклассниками в тихом провинциальном белорусском городе Мозыре, сидя за общим столом, предался воспоминаниям о событиях своей жизни после школы. Увлёкшись рассказом, я не сразу заметил, что все разговоры в ресторанном зале смолкли, умолк оркестр, официанты обратились в слух…Тогда впервые пришла в голову мысль, что история жизни моей – настоящий авантюрный роман, наполненный персонажами из реальной жизни, среди которых есть и очень знаменитые люди. И хотя бы для внуков стоит сохранить эти воспоминания.
Так и появился цикл «Рассказы от Борисыча». Все события, представленные в рассказах, имели место быть. Все персонажи – реальные люди. По сути, это срез жизни моих ровесников конеца шестидесятых по 2017 год! Тогда в СССР, даже в страшном сне, мы не могли представить, что предстоит нам пережить… Но мы живы, счастливы и полны надежд!

Итак, я начинаю!
C глубочайшим уважением,
искренне Ваш – Борисыч.
P.S. Почему Борисыч? Именно так обращается иногда ко мне любимые дочь Алеся и сын Олег. Мне нравится. Им и посвящаю эти рассказы.

РАССКАЗ “МАМА”

Часть 1

Замысел этого рассказа вынашивался мной мучительно долго. Всякий раз, садясь за клавиатуру, не был уверен, хватит ли у меня мужества довести задуманное до конца. Боюсь скатиться в графоманство, допустить фальшивые ноты там, где планка заявлена на высоту самого святого образа в жизни каждого человека.

Мама – это первое слово, которое мы произносим, едва научившись издавать членораздельные звуки, и последнее, вылетающее из бледно-мертвенных уст в конце отведенного Всевышним жизненного пути. Это пароль, с которым мы входим в жизнь и покидаем её, пересекая последнюю черту, разделяющую этот мир и неведомую Вселенную. Мама – это олицетворение уюта, покоя, чистоты и безоглядной любви. Это твой уютный мирок, в котором ты – вечный маленький мальчик, защищённый коконом материнской любви от всех невзгод и бед. И неважно, сколько тебе лет! Ужас сиротства безжалостно оглушает и в семь, и в семьдесят семь.

Рассказ о матери невозможен без рассказа о всей семье, её истории, о нашем поколении, сподобившемся родиться, жить и верить в идеалы, казалось, незыблемые, как и сама страна, в которой мы жили на изломе эпох и тысячелетий. Хочется донести до своих детей, каких трудов стоило в дальнейший период гнусного безвременья, попрания основ справедливости, а также торжества предательства и подлости сохранить себя, семью, найти своё место в новой реальности, не опустившись и не предав. Верю, что потомки всё-таки прочтут мучительные экзерсисы своего предка и, быть может, это будет та нить, которая свяжет наши поколения, не даст прерваться фамильной памяти о тех, кто был до тебя.

Первое воспоминание детства, как кадр из старого кинофильма, ярко вспыхивающий на экране в шуме звуковых и визуальных помех. Встающее солнце заливает нежным, жёлто-розоватым светом бревенчатый дом, стоящий на пригорке. Круглые капли утренней росы, прикипевшие к листьям изумрудной травы, неожиданно вспыхивают ослепительным разноцветьем всполохов под лучами пробудившегося, лениво-величавого, всплывающего над горизонтом Ярила в тёплом и влажном дыхании земли. От этого всё окружающее, кажется, слегка дрожит в воздухе, угрожая при малейшем дуновении ветра рассыпаться с тонким хрустальным звуком на мелкие осколки, открыв неприглядную плоско-серую основу подложки миро-основания.
Затем - стремительный наезд памяти-оператора, и вот я в доме, ничтожно маленький, за огромным столом. Дедушка в белой рубахе двигает мне гранёную стопу с какой-то белой жидкостью, бабушка в цветном платке и белом сарафане предлагает выпить «вкусное» лекарство. Протягиваю руки, беру стопку и смело делаю глоток. Взрыв боли от ожога, непереносимая горечь, испуг и обида на людей, которым ты так доверял. Сквозь слёзы вижу, как смеются бабушка с дедом, и от этого накатывает волна ужаса, хочется бежать без оглядки от людей, причинивших тебе боль и получающих от этого удовольствие. Плач перерастает в вой раненого волчонка, отчаянно одинокого и несчастного. И вдруг в комнату врывается что-то большое, тёплое, знакомо пахнущее. Лица я не вижу, но всем своим существом знаю, что это она – сильная и любимая, которая защитит от самых-самых, с ней ничего не страшно. Бросаюсь, как в пропасть, не думая ни о чём, в это родное и близкое, зарываюсь в её колени, чувствую тёплую ладонь на голове, и уже нет той боли отчаяния и одиночества, рёв переходит в облегчающее рыдание. Она поймёт, она защитит… И уже нет никого и ничего, кроме этой огромной вселенной – МАМЫ!

Следующая волна воспоминаний. Я уже не сплю. Сквозь закрытые веки глаз вижу радужные пятна солнечных зайчиков, проникшие в окно сквозь листву яблоневых деревьев нашего сада. Эти весёлые летние шалунишки, прыгая с век на щёки и лоб, своим нежным и тёплым прикосновением зовут меня туда – в сад, к солнцу, к пронзительно синему небу с белоснежно-белыми барашками облаков… Как же хочется ещё понежиться в своей постели, восхитительно пахнущей лавандой. Сквозь приоткрытую створку окна слышу успокаивающий шум листвы садовых деревьев и родной голос: «Лесенька, солнышко, вставай». Не раскрывая глаз, тянусь руками и охватываю шею мамы, чувствую теплоту её губ на щеке, от рук аппетитно пахнет свежей сдобой. Вот оно – счастье: открыть глаза и утонуть в море любви – той самой чистой, святой и безкорыстной, которой может быть только любовь матери. Она вокруг тебя, она внутри тебя. Это состояние невозможно ни с чем сравнить. Наверное, только с нахождением в Раю.

Дальше воспоминания накатывают со всевозрастающей скоростью. Детский сад, меня среди незнакомых тёток оставляет та, которую я так люблю. Я кричу, тяну к ней руки, она бросается ко мне, обнимает. И вот мы, обнявшись, плачем оба, пока эти тётки не начинают кричать на маму. Она (такая сильная!) встаёт и виновато всхлипывая, уходит… Мир рухнул! Дальше, ещё быстрее. Я нарядный, с букетом цветов и рюкзаком за спиной первый раз иду в школу. Тёплая мамина рука сжимает мою потную ладошку. Она такая красивая и гордая! Мне кажется, что все смотрят на неё с восхищением. Мне хочется соответствовать красоте моей мамы. От этого я иду на носках с гордо расправленными плечами. Пусть она почувствует, что я уже большой и почти уже мужчина.

Ещё быстрее… Мне десять лет, последний рабочий день перед началом осенних каникул. Я с двумя закадычными друзьями, разложив костёр в овраге, бросаю в огонь пригоршню найденных патронов. Отбежав метров на пять от костра, с нетерпением ожидаем взрывов, притаившись в ложбинке. Костёр прогорает, а взрывов всё нет. Тогда, придавив страх, на дрожащих ногах с кучкой хвороста в руках иду к костру, склоняюсь над ним, чтобы бросить сухие хворостинки и… звон в ушах! Неведомая сила отбрасывает меня в сторону. Глаза застилает красная пелена, которую я безуспешно пытаюсь смахнуть рукой. Сквозь эту пелену я вижу, как подбегают мои друзья и тут же с искажёнными лицами шарахаются от меня в сторону. В ушах стоит непрекращающийся звон.
– Что?! Что со мной?! – сквозь звон в ушах кричу им я.
– У тебя все лицо и даже глаза в крови!
Бегу к ближайшей водяной колонке. Подставляю лицо под обжигающе холодную струю воды, с остервенением тру лицо, не чувствуя боли.
– Ну как? – с надеждой вопрошаю друзей.
– Ещё хуже стало.
В голове одна мысль – только бы мама не увидела! Она сейчас дома, надо схватить портфель и через заднее крыльцо бегом в школу. Что будет дальше – неважно. Главное, чтобы мама не видела.
Ну, вот я и дома, мама занята на кухне. Хватаю портфель.
– Мам, я в школу!
– Сынок, возьми бутерброд и яблоко.
Мамина твёрдая рука хватает меня за рукав. Только бы не увидела лица, только не это!!! «Сынок!» – мамин вскрик прерывается всхлипом, в глазах ужас, руки прижаты к груди.… Она медленно оседает по стене. Увидела… Это длилось буквально несколько минут, дальше бегом в больницу. «Мамочка, я не умру?» – этот вопрос я повторял неисчислимое количество раз, пока мы перебегали из одного врачебного кабинета в другой. И в каждом кабинете говорили практически одно и то же – изменения необратимые, лицо на всю жизнь останется в рубцах, в ближайшие годы полная слепота. Что ей пришлось испытать в тот момент? Чем измерить глубину материнского мужества и самоотверженности? Она не потеряла голову, не забилась в истерике. Она нашла старого врача-еврея, терапевта, в этот день уходившего на пенсию. Помню стоящую её на коленях перед доктором. Помню его слова: «Ничего не обещаю, но это единственное, что может помочь. Официальная медицина это не признаёт. Если что пойдёт не так, меня посадят». Затем марлевые примочки по три раза в день целый месяц. Кожа, которая с лица слазила лохмотьями. И вот – новое лицо, без рубцов, с тонкой розовой кожей, и чистые белки глаз. Это вторая жизнь, подаренная мамой, мамочкой, мамулечкой…

Часть 2

Шёл июль 1941 года. Мою маму, тогда ещё совсем молодую, восемнадцатилетнюю девушку Клямар Елизавету Филипповну,  повесткой вызвали в горисполком города Мозыря. Преодолев робость, она переступила высокий порог кабинета председателя горисполкома. Навстречу поднялся дородный мужчина в военном кителе без знаков различия. Безупречно отглаженное галифе. В начищенных до зеркального блеска хромовых сапогах отражались огни тяжёлой хрустальной люстры, висящей под потолком огромного кабинета.
Помимо него, в кабинете сидел офицер в форме войск НКВД и с двумя рубиновыми ромбами на петлицах гимнастёрки
— Ну, здравствуй, Лизавета, — широко раскрыл руки председатель, словно собираясь её обнять. — Присаживайся, вот чаёк, рафинад к нему. Ты не стесняйся, разговор у нас с тобой будет долгий и сурьёзный.
Лиза оробела, мама и отец постоянно предупреждали: будь осторожной, не дай Бог, никому не говори о своих дворянских корнях. Веди себя как все, не высовывайся. Запомни, твой отец простой советский ветеринар, мама —  домохозяйка. Но тонкие черты лица, пышные волнистые волосы, безупречная фигура выделяли её из череды одноклассниц. Елизавету это не радовало. И вот этот вызов…
— А , почему ты до сих пор не комсомолка? — спросил офицер. — Не приняли, сказали — родители чуждый трудовому классу элемент? А то, что Иосиф Виссарионович сказал — дети за родителей не отвечают, ваше горисполкомовское начальство не знает?!
Повернулся офицер всем корпусом в сторону председателя.
— Неувязочка вышла, — поспешил ответить последний, вытирая мгновенно вспотевшие ладони о сукно галифе.

— Всё у вас неувязка за неувязкой. Родина в опасности, а у вас молодёжь не охвачена комсомолом! В общем так, Елизавета, — продолжил он разговор, — говори честно и искренне, ты патриот нашей страны?
— Да-а-а…
— Э –э, нет девонька, так не пойдёт! То. что ты сейчас услышишь, в корне изменит твою жизнь и жизнь твоих родных. После нашего разговора обратной дороги у тебя не будет. У тебя появился шанс доказать свою любовь и преданность стране в трудную для неё минуту. Ну, отвечай, готова ли ты пожертвовать, если понадобится, своей жизнью для победы над врагом.
— Да!
Твоя биография отлично подходит для задания, которое мы хотим тебе поручить! Ты по национальности немка — это раз! Родители твои, мало того что немцы, ещё и деклассированный элемент, графья! Это два! Обижены советской властью, отобрано всё имущество, значит недовольные — это три! С кем, как не с тобой, немецкой администрации сотрудничать? Родители твои больны, сёстры и братец — малолетки. А тебе девятнадцатый годок , закончила курсы машинописи, знаешь немецкий язык. В общем, хотим мы тебя оставить в подполье, с заданием  втереться в немецкую администрацию. Сейчас ты напишешь письмо о согласии сотрудничать с нами на ДОБРОВОЛЬНОЙ основе. Это гарантия для тебя, для нас, для твоих родных. Две недели тебе на подготовку. Для всех твоих —  ты отмобилизована на строительство оборонительных заграждений. За эти недели тебя ускоренно обучат всему, что должна знать для подпольной работы. И помни:  мы всегда сможем, если что, достать и тебя, и твоих родных. Предательство, измена караются строго по закону военного времени — расстрелом. И вот в этом случае за предателя ответят все его родные.
— Я никого не предам, я готова.

— Ну, вот и хорошо. Иди домой , предупреди своих, что на две недели едешь как отмобилизованная на работы, и… с Богом! - Неожиданно закончил он.

Долго председатель и офицер смотрели из окна вслед удаляющейся по парковой аллее хрупкой девичьей фигурке.

— Совсем ещё молоденькая, — по-бабски вздохнул председатель.

— Отставить! С этого дня она — боец Красной Армии! — прервал его НКВДэшник.

— Ну да , ну да…
Кто и как готовил маму к подпольной работе, она не рассказывала, а у меня не хватило ума в своё время расспросить.
В сентябре  головные части вермахта  вошли в притихший провинциальный белорусский город Мозырь. Как рассказывала мама, город сначала настороженно и с опаской воспринял завоевателей. Но затем оживился. Маршевые войсковые части ненадолго задерживались в нём, больших неудобств местному населению не чинили. Зачастую растроганные немецкие солдаты старшего возраста угощали плитками шоколада местных детишек, которые никогда в жизни не пробовали подобного лакомства. Если армейские фуражиры и брали скотину, то расплачивались за неё рейхсмарками. Городское население помалу успокоилось. Всё чаще стали говорить о немецкой добропорядочности и о том, что пережили Советы, переживём и немцев.
Но вслед за армейскими частями в город вступили части SD и SS, а вместе с ними карательный украинский батальон УНА УНСО. Этот день  стал чёрным для горожан. Начались повальные облавы. Всё многочисленное еврейское население города, не ушедшее с нашими частями из него, было согнано в местное гетто. Судьба их трагична, часть расстреляна, остальных затолкали в железнодорожные вагоны для перевозки скота и отправили, как шутили фашисты, на «Мадагаскар». Ни один еврей не вернулся из той «поездки» в один конец. Местные полицаи с ОУНовцами прочёсывали дома и квартиры, выискивая сочувствующих Советской Власти. Город захлестнули потоки крови… Особенно свирепствовали украинские националисты. Самую грязную работу немцы поручали им, брезгуя пачкать руки. А уж те отрывались по полной.

Мне довелось беседовать с женщиной, служившей уборщицей в казарме ОУНовцев. Тогда она была молодой девушкой, вынужденной работать у этих упырей. Чтобы прокормить себя и семью, молоденькая девушка пошла в этот ад. Она специально одевалась в старую вонючую одежду, пачкала лицо сажей , наматывала грязный платок до глаз, всё это с одной целью — избежать насилия этих нелюдей . То, что она увидела в стенах казармы, выбелило сединой до корней ее девичьи косы. Вода, которой она мыла полы в казарме, была красной от крови жертв, над которыми глумились садисты. До конца своих дней она утратила способность улыбаться…
После открытия немецкой комендатуры, в здании бывшего горисполкома, в дом маминых родителей, без стука, ввалились двое полицейских.

— Собирайся, Лизавета, тебя сам гер комендант вызывает!
Комендант оказался мужчиной зрелого возраста, практически ровесник маминого отца.

— Ты говоришь на немецком ? — С порога спросил он.

Страницы:   1 2 3 4 5 6  »

Комментарии:

Александр 23.03.2019 в 07:04 # Ответить
Какой замечательно тёплый рассказ, сколько в нем сыновней любви и нежности!
Писательский дебют Олега Мицуры с успехом состоялся. Есть уверенность, что мы, читатели РГК, ещё встретимся с этим талантливым автором, с удовольствием прочтем его новые рассказы. Спасибо за минуты истинного удовольствия!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
25 мая
суббота
2019

В этот день:

Родился летчик Мыльников

25 мая 1919 года родился Григорий Михайлович МЫЛЬНИКОВ (умер 26.09.1979), летчик-штурмовик, дважды Герой Советского Союза. Участник Великой Отечественной войны: в августе 1941 – феврале 1945 – лётчик, командир звена, заместитель командира и командир авиаэскадрильи 174-го (с марта 1942 – 15-го гвардейского) штурмового авиационного полка.

Родился летчик Мыльников

25 мая 1919 года родился Григорий Михайлович МЫЛЬНИКОВ (умер 26.09.1979), летчик-штурмовик, дважды Герой Советского Союза. Участник Великой Отечественной войны: в августе 1941 – феврале 1945 – лётчик, командир звена, заместитель командира и командир авиаэскадрильи 174-го (с марта 1942 – 15-го гвардейского) штурмового авиационного полка.

Воевал на Западном, Ленинградском и 3-м Белорусском фронтах. Участвовал в обороне Ленинграда, Красноборской, Красносельско-Ропшинской, Ленинградско-Новгородской, Выборгской, Нарвской, Таллинской и Восточно-Прусской операциях. За время войны совершил 226 боевых вылетов на штурмовике Ил-2 для нанесения ударов по живой силе и технике противника.

День рождения космонавта Гречко

25 мая 1931 года родился Георгий Михайлович ГРЕЧКО, советский космонавт, дважды Герой Советского Союза. В 1968—1969 годах Гречко входил в группу советских космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны, которые, к сожалению, были отменены.

День рождения космонавта Гречко

25 мая 1931 года родился Георгий Михайлович ГРЕЧКО, советский космонавт, дважды Герой Советского Союза. В 1968—1969 годах Гречко входил в группу советских космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны, которые, к сожалению, были отменены.

С 11 января по 9 февраля 1975 года совместно с А. А. Губаревым совершил полёт на космическом корабле «Союз-17» в качестве бортинженера. С 10 декабря 1977 года по 16 марта 1978 года совместно с Ю. В. Романенко совершил полёт на космическом корабле «Союз-26» и орбитальной станции «Салют-6». 17 сентября — 26 сентября 1985 года Г. М. Гречко в качестве бортинженера совместно с командиром Владимиром Владимировичем Васютиным и космонавтом-исследователем Александром Александровичем Волковым совершил третий космический полёт на космическом корабле «Союз Т-14» и орбитальной станции «Салют-7». Выполнив этот полёт в возрасте 54 лет, он в течение 13 лет оставался самым пожилым в СССР/России человеком, побывавшим на орбите (в 1995 году это достижение повторил Геннадий Стрекалов, а в 1998 году превзошёл Валерий Рюмин).

 

Смерть латышского комсомольца

25 мая 1944 года был повешен фашистами в Риге руководитель комсомольского антифашистского подполья Имант СУДМАЛИС, впоследствии Герой Советского Союза.

Смерть латышского комсомольца

25 мая 1944 года был повешен фашистами в Риге руководитель комсомольского антифашистского подполья Имант СУДМАЛИС, впоследствии Герой Советского Союза.

В 1943 году был создан Рижский подпольный городской комитет комсомола, который возглавил Имант Судмалис (вместе с ним в руководство организации вошли Джемс Банкович, Малдс Скрейя, Я. Крон и К. Мейкшан).

Под руководством И. Судмалиса в Риге были оборудованы нелегальная типография и химическая лаборатория для изготовления взрывчатки, разработана система конспиративной связи, организован сбор разведывательной информации, документов, оружия, боеприпасов, медикаментов и иных материалов для функционирования подполья. Было проведено несколько боевых операций.

18 февраля 1944 года Имант Судмалис был арестован гестапо вместе с несколькими другими участниками подполья. 25 мая 1944 года его повесили. Он сумел передать на волю последнее сообщение: "Через несколько часов приведут в исполнение смертный приговор… Я оглянулся на пройденный путь, и не в чем мне себя упрекнуть: в эти решающие для человечества дни я был человеком и борцом. Лишь бы будущее было лучше и счастливее! Оно должно быть таким! Понапрасну не может быть пролито столько крови"…

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение