RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Подвиг боцмана Вилкова
14 сентября 2015 г.

Подвиг боцмана Вилкова

14 сентября 1945 года звание Героя Советского Союза (посмертно) было присвоено боцману плавбазы «Север» Петропавловской военно-морской базы Тихоокеанского флота Николаю Вилкову
Награда не нашла Героя
20 декабря 2014 г.

Награда не нашла Героя

20 декабря 1941 года в бою за освобождение Волоколамска закрыл телом амбразуру дзота старший сержант Степан Устинович Куликов
Мемориал погибшим в зарубежье
14 июля 2017 г.

Мемориал погибшим в зарубежье

В Московском Доме национальностей прошло заседание круглого стола по теме : "Создание мемориала героям подвига самопожертвования"
Награждение главы Липецка
28 февраля 2015 г.

Награждение главы Липецка

Медаль «В память о народном ополчении» Михаилу Гулевскому вручил руководитель Фонда содействия ВДВ и войскам специального назначения Герой России Александр Маргелов
«Русские не сдаются!»
5 февраля 2018 г.

«Русские не сдаются!»

Сбитый бандитами 3 февраля российский лётчик гвардии майор Роман Филипов подорвал себя и окруживших его боевиков гранатой
Главная » Подвиги самопожертвования » Подвиг матроса Петра Ильичева

Подвиг матроса Петра Ильичева

1 сентября 1958 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в боях с японскими империалистами, матросу Тихоокеанского флота Петру Ивановичу Ильичеву присвоено звание Героя Советского Союза

18 августа 1945 года в бою с японцами на острове Шумшу (Симусю) он грудью закрыл амбразуру дота.
Подвиг матроса Петра Ильичева

18 августа 1945 года в ожесточенных боях при освобождении Курильских островов от японских империалистов героически погиб матрос Петр Иванович Ильичев. В критическую минуту боя он закрыл своим телом амбразуру вражеского дота и обеспечил успех наступающему подразделению морской пехоты. Он повторил подвиг Александра Матросова.

Публикуем рассказ о нём писателя Александра Гритченко.


Петр Ильичев и старшина 2-й статьи Клоков спустились в кубрик. Здесь было тепло, уютно, светло. Десантники громко разговаривали между собой. Беседуя, моряки набивали диски патронами, протирали автоматы — готовились к предстоящему бою.
Проходя мимо группы десантников, Ильичев и Клоков услышали разговор, происходивший между моряками. Обращаясь к окружавшим его десантникам, широкоплечий старшина говорил:
— Конечно, приближающийся бой будет проверкой не только нашей военной выучки, но и высшим испытанием всех наших духовных и моральных качеств. Так и в Уставе говорится. Я уверен, что каждый из нас перенесет любые испытания, как бы тяжелы они ни казались...
— Кто это такой? — спросил Ильичев у Клокова, кивая головой в сторону старшины.
— Это Вилков, лучший боцман соединения. Все призы по шлюпочным и гребно-парусным гонкам несколько лет принадлежали его команде, все лучшие места по лыжам на дистанциях от 10 до 50 километров — также за ним. Авторитет у старшины заслуженный.
— А как он правильно говорит, — перебивая Клокова, произнес Ильичев и быстро приблизился к разговаривающим морякам.
— Друзья! — продолжал Николай Вилков. — Кого воспитали большевистская партия, наш славный комсомол, кто несет в своем сердце имя великого Ленина и думает о будущем нашей Родины, тому не страшны никакие испытания, он выстоит до победного конца!
— Правильно, товарищ старшина. Мы им такую полундру устроим! — не выдержав, громко воскликнул Ильичев.
Николай Вилков быстро повернулся в сторону Ильичева. Перед ним стоял стройный юноша с добродушными глазами.
— У меня с фашистами особые счеты: гитлеровцы убили моего отца, а японцы — они ведь те же фашисты.
— Правильно, — поддержал его Вилков, — Комсомолец?
— Комсомолец, товарищ старшина, — ответил Ильичев...
Идя в бой, Петр Ильичев перед своими товарищами заявил: — Клянусь тебе, Родина, что, пока руки мои будут держать оружие, а глаза видеть, я буду беспощадно бить врагов. И пламенный патриот Родины с честью выполнил свою клятву...
— Подходим! — пронеслось по кубрику.
Ильичев, увлекаемый товарищами, быстро поднялся на палубу. В это время прозвучали первые залпы советской артиллерии. Под ее прикрытием корабль входил в пролив. Петр вместе со своими боевыми друзьями Вилковым, Клоковым и Зуевым стоял у самого трала, готовый в любой момент броситься в воду. Вдруг почти над самым кораблем взвилась ракета, выпущенная с вражеского берега, и осветила его. Молчавший ранее неприятельский остров с этой минуты превратился в огненного ежа, где каждая игла — орудийный выстрел, пулеметная, автоматная очередь. Корабли, ведя огонь, шли вперед, все ближе к берегу. Когда до него оставалось 10—15 метров, Николай Вилков выпрямился во весь рост, поднял над головой правую руку, в которой был автомат.
— За Родину! — крикнул он и первым прыгнул в воду.
Примеру старшины последовал Ильичев. А следом за ним подняли над головой автоматы матросы Додух, Матвеев, Верещагин. Стремясь как можно быстрее достичь берега и уцепиться за него, плыли и брели по горло в воде с тяжелой ношей за плечами и другие бойцы. Еще минута — и отряд десантников на берегу. В ту же секунду в стан врага полетели гранаты. Проволочные заграждения, преграждавшие путь, скоро стали рубежом битвы.
Прошло немного времени, и огонь японских батарей был дезорганизован меткими залпами советской корабельной артиллерии. Японцы вели беспорядочную стрельбу теперь лишь из уцелевших пушек.
Тем временем морская пехота прорвала первую линию обороны врага. Японцы стянули все свои основные силы к высоте и укрылись в мощных оборонительных укреплениях.
На штурм высоты и устремились советские воины.
Ильичев бежал рядом с Клоковым. Уже близко рвались снаряды, посылаемые с наших кораблей на высоту, занятую врагом. Потом еще ближе стали рваться гранаты. Советские морские пехотинцы подошли в подножию высоты. Огонь двухпулеметного вражеского дота прижал наступающих бойцов к земле.
Окопаться и занять круговую оборону, — передали по цепи приказ командира роты. — Будем драться до полной победы. В окопе, в котором находились Вилков, Клоков, Ильичев, появился подразделения. Враг всеми силами пытается отбросить наши наступающие части, чтобы удержать остров, — говорил он.
— Японцы бросили в наступление танки. Несколько минут назад на левом фланге наших наступающих частей они неожиданно прорвались. Их было около 20. Десантники оказывали японцам упорное сопротивление, но у них остались только противотанковые гранаты...
— Эх, нам бы сейчас туда, на подмогу товарищам! — громко произнес Петр.
— Когда наметилась угроза срыва нашей атаки, — продолжал парторг, — перед фронтом поднялись во весь рост два моряка, обвязанные гранатами. Это были коммунисты — старший техник-лейтенант Александр Водынин и старший сержант Иван Кобзарь. С возгласами «За Родину!» они рванулись вперед и бросились под вражеские танки. Две машины подорвались и загорелись. А тут подоспели наши бронебойщики. Они подбили еще 8 танков, а остальные повернули обратно.
Парторг крепко стиснул в кулак руку, подняв ее, и, показывая в сторону вражеской высоты, заключил:
— Отомстим же, товарищи, за наших героически погибших друзей-моряков. Будем сражаться за Родину так же самоотверженно, как Водынин и Кобзарь!
В это время по цепи разнесся приказ:
— Вперед, на штурм высоты!
Николай Вилков осмотрелся по сторонам, привычно щелкнул диском автомата, поправил гранаты, быстро выскочил из окопа и пополз к доту. Вслед за коммунистом Николаем Вилковым стремительно вырвался комсомолец Петр Ильичев. Плотно прижимаясь к земле, он полз к мрачному доту, изрыгающему ливень огня. Вот уже совсем близко вражеская точка. Вдруг Ильичев увидел, как перед амбразурами дота взорвались гранаты. Приподнявшись, он в нескольких метрах от себя увидел Николая Вилкова. Старшина был ранен.
Петр Ильичев с силой бросил в амбразуры свои гранаты.
Когда дым рассеялся, японцы снова продолжали стрелять. «Не попал»,— с горечью подумал матрос. Но вот еще один взрыв. Это Николай Вилков здоровой правой рукой швырнул последнюю гранату.
На несколько секунд огонь прекратился. Десантники уже бросились вперед. Но внезапно оба пулемета снова открыли по ним смертельный огонь. Сразу же упало несколько человек.

 

Петр Ильичев взглянул на лощину. Там, внизу, прижавшись к земле, лежала вся рота. Что же делать?
В следующее мгновение Петр Ильичев увидел старшину 1-й статьи Николая Вилкова. Встав во весь рост, он пошел прямо на дот и закрыл своим телом его правую амбразуру. Но левая продолжала в упор расстреливать десантников.
Гранат больше нет. Но есть горячее солнце, в этом сердце — большая любовь к Советской Родине, к своему народу. Матрос Ильичев хорошо понимал, что нужно любой ценой заставить замолчать второй вражеский пулемет, а у него осталось одно оружие против врага — жизнь. И он, не раздумывая, рванулся вперед. Пламя, хлеставшее из амбразуры, казалось, вот-вот опалит его раньше времени. Но нет. Герой успел добежать и броситься на амбразуру.
Замолчал второй пулемет. Моряки-десантники неудержимо бежали вперед, и через несколько минут над вражеской высотой победно развевалось красное знамя.
После боя к месту гибели своих товарищей — старшины 1-й статьи Николая Вилкова и матроса Петра Ильичева подошли десантники. Старший матрос Додух, земляк Ильичева, нагнувшись, приподнял сбившуюся на лицо Петра каску.
— Ильичев!.. — произнес он вполголоса, точно боясь разбудить. — Петр, неужели?
Додух не договорил. Встав на колени, он бережно приподнял безжизненное тело своего друга. Расстегнул на нем бушлат. Под побуревшей от крови тельняшкой пальцы нащупали комсомольский билет. В нем лежало письмо, написанное Петром перед боем своей матери — колхознице Омской области.
«Дорогая мама, сестра Поля и брат Василий! Сегодня мы идем в бой. Не беспокойтесь, родные. За меня краснеть не придется. Я с честью выполню свой долг перед любимой Родиной и клятву, которую давал перед боем, сдержу до конца!»

 

Александр Гритченко
1 сентября 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
среда
2018

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез. Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии