RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

История будущего и предвидение прошлого
25 января 2020 г.

История будущего и предвидение прошлого

То, что не могут учёные, похоже, способны делать талантливые поэты.
Прими меня грешного...
13 октября 2019 г.

Прими меня грешного...

Стихотворения из сборника Игоря Дмитриевича Гревцева «Дорога на Русь»
Лекарство от страха
12 октября 2019 г.

Лекарство от страха

Почему с таким упорством Америка и Европа перекраивают историю Второй Мировой войны?
Благодать православных крестов
5 февраля 2020 г.

Благодать православных крестов

Публикуем подборку стихотворений нашего постоянного автора и друга, московского поэта Игоря Дмитриевича Гревцева из книги «Дорога на Русь»
Что читают на Руси?
2 ноября 2019 г.

Что читают на Руси?

Этим вопросом задался известный московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев
Главная » Литературная гостиная поэта Игоря Гревцева » Губители русского языка

Губители русского языка

Относительно недавно в РФ было создано «Общество русской словесности».

Якобы для преодоления той откровенной деградации, которая — под бравурные славословия об «успехах» — происходит с русской литературой и с русским языком в Российской Федерации (и вокруг нее). Но...
Губители русского языка


Очень скоро выяснилось, что рулить в этом обществе поставлены ровно те же самые (те же самые!) функционеры, которые — во вверенных им областях «образования» — и довели ситуацию до нынешнего плачевного ее состояния. Плюс особо облюбованные этими функционерами карьеристы, ибо, как известно, от осинки не родятся апельсинки.

Откровенно говоря, я не знаю какие такие грандиознейшие задачи ставятся и блестяще (по «отчетам») решаются в президиуме этого «общества» (надеюсь, не организация «социалистического соревнования», не «помощь братским коммунистическим партиям» и не «построение коммунизма»), однако объясните мне, пожалуйста, почему — именно за те три года, пока — не щадя своих сил — товарищи работают, не покладая рук, трудясь над сохранением, защитой и развитием русского языка (выписал один из канцеляризмов из отчета о работе «президиума»: и даже есть прямо-таки «ответственный» за этот «участок работы») — везде и всюду в городе Москве, например, русский язык (именно за последние три года) настолько брутально уничижается и вытесняется?
Мой добрый знакомый журналист и эссеист Максим Артемьев, кажется, едва ли не в одиночку сражается с этим уничтожением русского языка в городе, который когда-то был русской столицей. Он один, кажется, старается — как уж может — и делает, похоже, больше, чем все эти трудящиеся «общества», уработавшиеся в номенклатурной заботушке о «сохранении», «защите» и «развитии» русского языка.
Начиная с этого:
«В кофейне все оформление на английском. Спрашиваю — а почему не по-русски-то? Продавщица, скорчив рожу, цедит: «меню по-русски, этого хватит».
Вот еще примеры Максима Артемьева:
«Идиотское слово-сорняк «инновационный» проникает везде».
«Пробиваем дно: «На ВДНХ открылась фотовыставка «Московский олдскул», которая рассказывает о появлении хип-хоп-культуры в столице — ее первых граффитчиках, рэп-исполнителях и брейк-дансерах».
Продолжаем пробивать дно — «Хип-хоп, брейкинг и паппинг: на ВДНХ начинается неделя Street Dance».
«Ещё одна прискорбная тенденция — отказ от мягкого знака. Так Макдональдс стал Макдоналдсом. На очереди усечение «ь» в Черчилль и Мальборо, Ливерпуль и Бристоль.

Необразованные бездарности с яростотью хунвэйбинов пытаются уничтожать наше культурное наследие».
«Или вот «сервис». Полностью вытеснил «службу». Сервис Яндекса, сервис того, сервис сего. Почему не служба-то? Хорошее русское слово. Отчего-то все русское воспринимается как нечто второсортное. Отсюда коммуникация вместо связи, а теперь и коллаборация вместо сотрудничества».
«Ещё пример — «тест» почти вытеснил «испытание», «проверку».
«Одно из самых мерзких явлений нашего времени — это отказ писать по-русски иностранные названия. Вот первое попавшееся: «помогли астронавтам Apollo высадиться на Луну». Раньше корабль всегда был «Аполлон». Почему сейчас стали этого стыдиться!?»
«Еще одно слово-паразит в современном русском — под влиянием английского — «миссия». У всех дураков теперь есть своя «миссия». У самой захудалой фирмушки — тоже «миссия». Но больше всего режет глаз «миссия» в космосе. До 2000 года примерно русское описание космонавтики обходилось без «миссий». Теперь же сплошные «миссии».
«Или вот — зачем надо писать Ford, а не Форд, Volvo, а не Вольво? Откуда этот патологический страх всего русского и кириллицы?»
«Интересно, что нынешнее офисное быдло, изгоняющее русский и кириллицу из обихода, следует заветам Луначарского с его идеей латинизации русского: «Вот что по этому поводу сказал мне Ленин. Я стараюсь передать его слова возможно точнее:»Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта»… наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока, в значительной степени нами же пробужденного… Постепенно книги, написанные русским алфавитом, станут предметом истории… выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывая нас не только с Западом, но и с обновленным Востоком; он особенно сильно облегчает обучение грамоте, сокращая количество букв, он дает большую убористость типографским знакам, как говорят, почти на 20%, что представляет собой огромную экономию.» Почему-то смеяться над звериной русофобией большевиков принято, а над таковой нынешней образованщины — нет».
«Антиох Кантемир, переводя в начале XVIII века Фонтенеля, активно создавал новые слова. Историк пишет: «Некоторые придуманные им речения удержались до нашего времени, например, «начало», «понятие» (в смысле идеи), «сосредоточение», «наблюдение», «плотность» и т.д. Другие оказались менее живучими и вышли из употребления, например, «предразсуждение» (в смысле — предвзятое мнение), «имагинация» (воображение), «звездозаконие» (астрономия), «словесница» (логика), «естественница» (физика), «преестественница» (метафизика) и т. Д».
Почему же сегодня НИКТО не следует примеру Кантемира, который, между прочим, и русским то не был, а являлся молдаванином, и последние двенадцать лет своей жизни из тридцати шести, прожил заграницей. Я ведь и призываю — создавайте слова, пускайте их в оборот, а там посмотрим — какие останутся, какие нет? Но нет, сегодняшние россияне предали своих великих предков, начиная с Кантемира. Он, будучи послом в Лондоне, а затем в Париже, ГОРДИЛСЯ русским языком, ставшим ему родным, старался его обогатить и развить, а теперешние его наследники стыдятся всего русского…».
«Типичный пример постколониального мышления — повальная мода после перестройки на переименования учебных заведений. Школы стали гимназиями, ПТУ — колледжами, институты — академия и университетами. Но оттого, что папуасы скидывают набедренные повязки, и натягивают штаны, они не становятся белыми людьми. В США MTI ничуть не теряет в рейтинге, оттого, что он «институт». Дартмутский колледж, хоть и «колледж», на сто строчек выше чем МГУ (99 и 199 место, соответственно). Почему в Америке нет этой гнусненькой погони за названиями, а обращают внимание на содержание, а у нас — наоборот?»
И завершая этим:
«Когда сама власть стесняется русского языка, бороться с этим тяжело».

 

Полностью статья профессора Литературного института Ивана Есаулова— здесь: https://esaulov.net/blog/gubim-slova/

Публикуем беседу с ним корреспондента Радио «Радонеж» Антонины Арендаренко

Иван Андреевич Есаулов: - Побудили меня написать эту заметку очередные бравурные заявления о том, что русский язык у нас сохраняется, защищается, развивается неуклонно. У нас существует целое «Общество русской словесности», созданное три года назад, в него входят очень высокопоставленные лица. Возникло это общество как альтернатива нашим казенным организациям, которые на самом деле бесконечно, уже 30 лет реформируют, никак не могут перереформировать наше образование. Каждый раз мы слышим, что в образовании дела идут отлично, прекрасно, лучше невозможно. Но каждый раз вузовские университетские преподаватели, такие как я, единодушно заявляют, что уровень абитуриентов неуклонно снижается. Не могут изъяснять свои мысли, все хуже и хуже.

Антонина Арендаренко: - Что там первокурсники! Я имела дело с уже специалистами, которые приходят устраиваться на работу, пишут резюме, проходят тесты. Они преподавали в школах, но делают ошибки на уровне 5-7 классов.

Иван Андреевич Есаулов: - Все верно, потому что исправить это в течение нескольких лет невозможно. Понижение уровня языковых знаний налицо, происходит чудовищное столкновение отчетных, чисто пропагандистских заявлений об успехах с реальностью. Мы все ожидали, и я тоже, что «Общество русской словесности» и возникло, чтобы эту тенденцию переломить, изменить и как-то сдвинуть. Три года прошло. В президиуме этого общества люди известные, но в принципе те же, которые и прежде были в номенклатурном составе, функционеры образования. Иначе говоря, было поручено исправлять дело тем, кто, в сущности, это дело успешно и губил. Необязательно специально, но довел до такой картины. Это горько. Если утрировать, опять овец поручили пасти волкам.
Подчеркну, говорят, что сохраняют, защищают, развивают русский язык, а между тем мы выходим на улицу и видим на каждом шагу московскую особенность: русский язык в столице уничтожается, вытесняется на самых разных уровнях. Вот публицист и эссеист Максим Артемьев, к примеру, не входит в это общество словесности, но он борется, как может, с уничтожением языка. Больше, думаю, сделал, чем все это общество. Он отлично владеет несколькими языками, но у него сердце болит от того, что он заходит в московскую кофейню, например, а там все по-английски. Спрашивает, почему не по-русски? Отвечают, что меню есть по-русски и этого достаточно.
Я тоже об этом много писал, о словечке «инновационное», например. Слово - сорняк совершенный. Присутствует во всех официальных документах. Открываем эти циркуляры, идущие из министерства, потому что работаем в системе образования, и везде бесконечно требуют от нас неких инноваций.

Антонина Арендаренко: - Так с правительства в свое время началось, с инновационного фонда Сколково, все и подхватили.

Иван Андреевич Есаулов: - На ВДНХ фотовыставка «Московский олдскул», которая рассказывает о появлении хип-хоп культуры в столице, ее первых графитчиках, рэп - исполнителях и брейкдансерах.

Антонина Арендаренко: - Было бы смешно, Иван Андреевич, когда бы не было так грустно.

Иван Андреевич Есаулов: - Отказ по-русски писать иностранные названия. Кругом. Довольно много я езжу по миру, я видел разные страны, но, кажется, нигде нет такой ненависти к своему языку. Почему «тест»? Почему не «испытание», не «проверка»? Почему «сервис» вытеснил «службу»? Почему «сервис Яндекса»? «Служба» - хорошее русское слово. Почему, спрашиваем мы с Максимом Артемьевым?

Антонина Арендаренко: - Опять же, как не вспомнишь классика: они хочут свою образованность показать....

Иван Андреевич Есаулов: - Здесь мы с вами говорим о повседневности. Но задаю вопрос: а те, кто находятся на самом верху? Есть такое выражение: "офисное быдло" (его использует как раз Артемьев), так вот оно тоже изгоняет русскую кириллицу. Артемьев вспоминает Луначарского с его идеей латинизации русского: что нужно латинизировать русский шрифт, потому что наш русский алфавит, мол, отдалил нас не только от Запада, но и от Востока. Это ленинские слова, которые вспоминает Луначарский.

Антонина Арендаренко: - С другой стороны, наше дворянство в свое время тоже говорило на французском, и народ его не понимал. Может, это из того же ряда?

Иван Андреевич Есаулов: - Дворянство говорило. Но я как раз на вашей радиостанции, в том числе в беседах о русской словесности, говорю о XVIII веке. И вот Антиох Кантемир переводит Фонтенеля, но создает при переводе новые русские слова. Некоторые придуманные им слова удержались до настоящего времени: «Начало», «понятие», «сосредоточивание», «наблюдение», «плотность». Другие вышли из употребления: «имагинация», например, «естественница», как физика. Но как раз никто не следует сейчас примеру Кантемира, вот в чем дело.

Антонина Арендаренко: - Никто и не знает про него, кроме, наверное, филологов.

Иван Андреевич Есаулов: - И вместо развития и обогащения русского языка мы его вытесняем, стыдимся. И ладно бы на уровне этого "офисного быдла", которое, Вы правильно сказали, образованность хочет показать, а показывает дикость, колониальное сознание, полуобразованость. Проблема-то какая? У нас сама власть стесняется русского языка. Это слова того же самого Максима, и я к ним присоединяюсь, потому что также имею дело с этими начальственными циркулярами, которые спускаются сверху. Мы их должны реализовать у себя, а это невозможно! Это жаргон.
Вот правительство Москвы предлагает некий «лайфлаб». Если сама власть, государство стесняется русского языка, то что говорить о малограмотных людях вроде владельцев кафе и им подобных? Эта сплошная дерусификация, которая не то что не исправилась за три года существования Общества, а только лишь усилилась! Я еще, наверное, лет десять назад писал у себя на портале о безобразии в названиях нынешних школ и высших учебных заведений, которые придумали словно в издевку над русским языком. Почему такого не было даже в Советском Союзе? Почему такого нет нигде в мире? Нет на этом Западе, на который смотрят с таким придыханием и восторгом, хотя ритуально его и проклинают? Почему там нет слов таких, как «ГОУ СОШ №3»? Государственное образовательное учреждение средняя образовательная школа. Или, например, МСОШ - муниципальная средняя образовательная школа. Или МОУСОШ? Но это же невозможно?! Это напоминает советские двадцатые годы.

Антонина Арендаренко: - Да, да, тогда рождались эти чудовищные аббревиатуры. И мы опять на те же грабли наступаем.

Иван Андреевич Есаулов: - И это кругом и всюду. С одной стороны, изгнание русского языка, а с другой, все эти шкрабы, которые процветали в 20-годы. Получается, что наша духовная родина - советские 20-е годы, когда пытались исковеркать русскую традицию, в том числе языковую. Почему, например, не вернуться просто к номерам школ? Что это за бред? Кому это удобно? Школьникам? Нет. Они и выговорить это не могут. Я тоже не могу. Почему университеты тоже превратились в ужасные аббревиатуры, а название «Московский государственный университет» в кавычках? В кавычках, понимаете...Три года прошло, даже это не убрали. Удивительно.
У нас есть Российская Академия образования. А дело дошло уже до такой порчи, бесива, это слово использовал Вячеслав Иванов, глядя на то, что происходило в советской России, на то, что делают с ненавидимым тогдашними "инноваторами" русским языком. Так, может быть, в таком случае не нужна эта Российская Академия образования? Может, надо "оптимизировать" как раз ее? Само слово "оптимизировать" тоже, конечно, имеет оттенок жаргона, насаждаемого сверху. Как недавно в своей газетной колонке возопил "либерал" Георгий Бовт, скажите же нам, кто придумал эти античеловеческие аббревиатуры вместо понятного «Школа №....»? Страна должна узнать этого героя. Но мы понимаем, что героя узнать нельзя. Это будто какая-то государственная тайна, кто именно внедряет этот абсурд и бред, кто это называет развитием и заботой и прочим сохранением языка? Это же просто чудовищная порча, что очевидно любому человеку, для которого русский язык родной. Я задаюсь вопросом: может быть, это придумали люди, для которых этот язык неродной, может, они и говорят на этом жаргоне? Но тогда пусть они и говорят в своей среде на этом жаргоне, а нас оставят в покое. Может, лучше им изучать наш русский язык, чем нам изучать этот их подлый жаргон и вдумываться, что они имеют в виду, говоря на нем и создавая свои циркуляры?
Это как раз очень страшно. Парадокс в том, что тот же Бовт, как будто бы "либерал" по убеждениям, и тот пишет в сердцах, что эти школьные реформы школе идут только во вред. Уж оставили бы все как есть или открутили бы назад лет на тридцать. Когда это говорит "либерал", который вообще-то должен любить перманентные реформы всего и вся, это дорогого стоит. Это как плитку переложить, еще раз переложить, еще раз, еще.... Так и с этими самыми реформами происходит. И даже сами "либералы" уже взмолились - да оставьте же в покое эти школы, дайте, наконец, учителям спокойно работать, хватит писать эти сумасшедшие отчетные простыни под бравурные заявления о том, что уменьшилась отчётность, а она на много порядков увеличилась. Все ровно наоборот тому, о чем бравурно заявляют в этом "Обществе любителей словесности". Так, может быть, "оптимизировать" тех, кто это делает? Их направить в школы, вместо того, чтобы они протирали штаны в своих кабинетах? Вот было бы хорошо, наверное. Знаете, я не очень люблю систему советского образования, особенно гуманитарного, техническое было на уровне. Но даже в советском прошлом такого словесного абсурда, откровенной порчи русского языка ведь не было! Все эти вопиющие факты доказывают, что настоящий "враг" этих на первый взгляд бессмысленных и даже порой как будто бы отчасти безумных "инноваций" - это мы, народ, это сам русский язык. Согласитесь, парадокс: те, кто будто бы должны развивать, сохранять, укреплять, образовывать, на деле поступают наоборот, словно русский язык для них враг. И в этом они наследники Ленина, который об этом говорил более откровенно.

Антонина Арендаренко: - Да, они только мечтали перейти на латиницу, а мы-то воплощаем.

Иван Андреевич Есаулов: - Да, они мечтали о латинизации, чтобы их революция стала известна всему миру. Мечтали латинизировать кириллицу еще и потому, потому что она введена греками, греки православные, и надо уничтожить ненавистное православие. Но им не удалось, а мы и правда воплощаем их мечту (точнее, от нашего имени их воплощают) под разговоры о том, что в "развитии" русского языка и культуры мы, так сказать, идем от победы к победе. А язык наш бедный, образование наше - бедное, подготовка школьников и студентов все хуже (за исключением некоторых особых, так сказать, "заповедников). И нет времени к урокам-то в школе готовиться - отчеты же надо писать, кто там видит, как учитель работает со школьниками, как я работаю со студентами, как я выкладываюсь, как стараюсь здесь за кафедрой или за письменным столом, кому нужно творчество, это же никому из тех, кто должен оценивать труд, на самом деле не интересно. Важны только "отчеты". Все более и более усложняющиеся.
Вы заметили, что не в чести даже слово «русский»? Уже оно заменено словом "российский" всюду, где надо и не надо. Может и вообще его тогда отменить (или запретить)? Может быть, литературу называть "российской"? Что уже в некоторых названиях учреждений появилось - не русская, а как раз "российская" литература. Так и может, и от названия языка избавимся? Зачем нам русский язык? А пусть будет тогда "российский". Давайте "оптимизируем" и сам русский язык. И "внедрим" его, это название "российский", в качестве новой нормы, заставим Институт русского языка признать, что это и есть, мол, "норма", а то на чем мы пока еще говорим - это, напротив того, искажение! Что-то вроде диалекта, негодного для употребления в образовательной сфере. Посмотрите, как отбарабанивают функционеры на этом чудовищном жаргоне, как они говорят. Бабушка в русской деревне так чудовищно не говорит, как эти люди с их "инновациями", "модулями" и прочими "компетенциями". Это для них уже родная среда. Так может быть, тогда забудем русский язык как таковой и тогда уже не будем беспокоиться, станем считать, что мы его так вот "сохранили" и "защитили" и так "развили", что он просто перешел в другое качество и перестал быть русским, а стал российским жаргоном русского языка, который мы в итоге назовем стандартом?

Антонина Арендаренко: - Так и сами перестанем быть русскими, вот беда, отнеси Господь, да не будет этого, Иван Андреевич. Приложим к тому все силы.

Иван Андреевич Есаулов: - Во всяком случае, я не мог пройти мимо этого, счел нужным отозваться. Может быть, наши слушатели тоже обратят внимание. Особенно те, кто работают или сталкиваются с образовательными нашими заведениями. Некоторые ведь даже стараются использовать учебники более раннего времени, потому что они написаны на более понятном русском языке. И, может быть, возникнет широкое движение сопротивления этому уничижению, издевке над русским языком, которая провозглашается его "защитой" и "заботой" о нем и даже его "развитием"?

 

Антонина Арендаренко.
31 октября 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 февраля
среда
2020

В этот день:

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

 В результате операции были спасены от захвата и перебазированы 236 кораблей и судов, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок.
Тем не менее после завершения похода, по приказу Льва Троцкого, А. М. Щастный был арестован «за преступления по должности и контрреволюционные действия». После суда его приговорили к расстрелу. Это был первый судебный смертный приговор в Советской России. Обвинение, по словам историка С. Мельгунова, было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти».

 

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

 Её состав: руководитель станции Иван Дмитриевич Папанин, метеоролог и геофизик Евгений Константинович Фёдоров, радист Эрнст Теодорович Кренкель, гидробиолог и океанограф Петр Петрович Ширшов.

Созданная в районе Северного полюса станция «СП» через 9 месяцев дрейфа (274 дня) на юг была вынесена в Гренландское море, льдина проплыла более 2000 км. Ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурман» сняли четвёрку зимовщиков 19 февраля 1938 года за 70-й широтой, в нескольких десятках километров от берегов Гренландии.

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

В 1981 году Глеб закончил Киевское высшее общевойсковое командное училище. Служил в Воздушно-десантных войсках. В 1981—1983 годах участвовал в боевых действиях в Афганистане (провинции Пактия) в составе 56-й десантно-штурмовой бригады, командовал разведвзводом; совершил 79 разведвыходов в качестве командира группы. Его рейды отличали подготовленность, трезвый расчёт, сохранение личного состава и практически всегда — полное выполнение боевой задачи.

Затем служил в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Рязань). Участвовал в ликвидации вооружённых межнациональных конфликтов в «горячих точках» на территории бывшего СССР.

С декабря 1994 по март 1995 года участвовал в боях первой чеченской войны. Будучи начальником штаба 137-го парашютно-десантного полка, возглавлял сводный батальон (300 десантников). В декабре 1994 года при продвижении войск к Грозному батальон подполковника Юрченко разгромил бандформирование, уничтожив до 40 боевиков, 2 реактивные установки залпового огня «Град», 3 бронетранспортёра и 6 пулемётов. При подходе в населённому пункту, где оборонялись около 100 боевиков, Юрченко один вышел к позициям противника и в переговорах с командованием боевиков и старейшинами села убедил их отказаться от сопротивления. Село было занято без боя.

При штурме Грозного 1 января 1995 года батальон подполковника Юрченко, выполняя задачу по оказанию помощи 131 Майкопской мотострелковой бригаде в районе железнодорожного вокзала, занял оборону в здании управления железной дороги. Он организовал круговую оборону, наладил взаимодействие с артиллерией; в боях 2-6 января 1995 года десантники уничтожили свыше 100 боевиков, танк и несколько единиц бронетехники врага. Днём 6 января в этот район вышли основные силы группировки российских войск.

Решая следующую задачу по захвату здания Департамента госбезопасности Ичкерии, Юрченко организовал 3-дневный непрерывный обстрел здания, превращённого боевиками в мощный узел обороны. После обрушения фасада здания 9 января по сигналу в бой вступили 6 штурмовых групп. Боевики были захвачены врасплох и уничтожены на месте, разрозненые очаги сопротивления подавлены. Штурм занял около 30 минут, атакующие погибших не имели.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 1995 года № 289 гвардии подполковнику Глебу Борисовичу Юрченко присвоено звание Героя Российской Федерации.

Продолжил службу в Российской армии. Воинское звание — полковник.

 

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

В январе 2001 года правительство Российской Федерации (под явням давлением США) приняло решение о затоплении станции. В числе причин официально были названы: выработка ресурса, дорогое обслуживание (ок. 200$ млн. в год).

Предлагались многочисленные проекты по спасению станции. Например, во время визита в Россию президента Ирана Хатами, иранская делегация предложила финансировать станцию, Россия же, со своей стороны, должна бы была готовить иранских космонавтов.

Уничтожение прекрасной станции было невыгодно России еще и с социальной точки зрения. Это вело к сокращению более 100 тысяч рабочих мест высококвалифицированных научных и инженерно-технических работников. Для внутриполитической ситуации это рост социальной напряженности, ликвидация современных наукоемких производств, которые в случае правильно поставленного менеджмента могли бы в будущем стать основой роста благосостояния страны.

Тем не менее, орбитальная станция «Мир» была затоплена в Тихом океане 23 марта 2001 года.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии