RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Прими меня грешного...
13 октября 2019 г.

Прими меня грешного...

Стихотворения из сборника Игоря Дмитриевича Гревцева «Дорога на Русь»
Дрожите, русичей враги!
27 октября 2019 г.

Дрожите, русичей враги!

Еще одна подборка стихотворений Игоря Гревцева из книги «Дорога на Русь»
Путь к Богу Жанны Бичевской
12 февраля 2020 г.

Путь к Богу Жанны Бичевской

К 50-летию творческой деятельности выдающейся русской певицы
Как создаются стихи
6 октября 2019 г.

Как создаются стихи

Известный московский поэт, большой друг и постоянный автор «Российского героического календаря» Игорь Дмитриевич ГРЕВЦЕВ рассказывает о мистике Поэзии
Комиксы вместо Пушкина
24 октября 2019 г.

Комиксы вместо Пушкина

Как только либералы не изголяются в «людоедской заботе» о нашей молодёжи.
Главная » Литературная гостиная поэта Игоря Гревцева » Русское единство

Русское единство

Очередная подборка стихотворений русского поэта Игоря Дмитриевича Гревцева из книги «Дорога на Русь»

.
Русское единство


Когда мы становимся русскими

Проходим тропами узкими –
В руках лишь сума да посох…
Когда мы становимся русскими:
С рождения или после?

Мы сами того не ведаем,
Но, даже рискуя родством,
Мы русских в себе исповедуем
Всей сущностью, всем естеством.

Когда в тишине осенней
Полями России бродим мы,
Запах мокрого сена
Становится запахом Родины.

Когда на скрипучем стуле
Сидим у окон осклизлых,
Звук пролетевших сосулек
Становится звуком Отчизны.

Когда мы стоим во храмах,
Душой прилепляясь к Вечности,
Цвет облачений багряных
Становится цветом Отечества.

Когда мы становимся нашими:
С рождения или после?..
В Россию идут, как в монашество, –
Её принимают, как постриг.


Братья

Литургия идёт… Ждём Великого Входа.
И стоят со мной рядом на службе все те,
С кем навек я повязан не узами рода,
А единственно прочным родством во Христе.

Я с любым разделил бы опасность разведки –
Это братья мои… Только кажется мне:
С Куликовского поля пришли мои предки,
Чтобы снова полечь на священной войне.

Слышу сердцебиение каждого брата.
Кожей, нервами, кровью врастаю в их ряд.
Символ Веры звучит, как Присяга солдата,
Ибо каждый из братьев по сути солдат.

Что готовит нам мир за церковным притвором?
И в какие сражения бросит нас жизнь?
Ты покрой нас, Россия, своим омофором
И своею любовью нас вооружи, –

Чтоб не дрогнуть нам в горне крутых испытаний,
Чтобы так же, как в храме, стоять нам в бою,
Чтобы даже под пыткой, во вражеском стане
Исповедовать веру святую свою.

Враг прошёл по земле твоей, Русь, исковеркав
Всё, что можно, но братства не смог победить.
Обопрись, как о посох, о нас, Матерь Церковь,
И уверенно чад своих в Царство веди.

Все дороги России скрестятся у Храма, –
И тогда, ничего не деля пополам,
Мы всё золото душ, до последнего грамма
Отдадим на святые его купала.

Ясный Ангел России возьмет это злато,
Вознесёт и возложит на Божье крыльцо:
Вот, прими их, Господь, как единого брата,
Ведь при жизни Ты был им единым Отцом!


В заброшенной деревне

Идут дожди. Холодные туманы
Вминают в грязь пожухлую траву.
А дни пусты, как рваные карманы,
И бесконечны, как поток во рву.

Заброшенная мёртвая деревня…
У покосившейся заброшенной избы
Стоят больные, старые деревья…

Но как легко и радостно здесь быть.

Я не спеша зажгу свечой лампаду
(Здесь некуда и незачем спешить),
Я не спеша за стол скрипучий сяду
И погружусь в безвременье души.

И долго-долго буду там бродить я,
Никем не понукаемый из вне –
Искать святую древнюю обитель,
Что глубоко сокрыта там, во мне.

И вдруг найду. И постучусь в ворота.
Откроют мне суровые мужи –
Неведомые праведники рода.
И я пойду у них учиться жить.

Наверно, здесь, в заброшенной деревне,
В пропахшей плесенью и древностью избе
Я становлюсь и чище, и смиренней –
И от того слышнее сам себе.


Китеж-озеро

Выйду в поле, вокруг оглянусь,
Окунусь в предзакатное золото.
Это Русь, это светлая Русь
Окрыляет себя горизонтами.

И летят её сны сквозь меня
Нескончаемыми вереницами
То на Святках в потешных санях,
То во мгле перелётными птицами.

Вижу отблеск её куполов
В мутных лужах и в чистых проталинах.
Слышу гул её колоколов,
Погребённых в церковных развалинах.

Этот гул переходит в набат –
Супостату по-прежнему грозен он…
Ты, Россия моя – Китеж-град,
Ну, а я… Ну, а я – твоё озеро.

Я тебя берегу в глубине,
Ограждая души моей водами.
Боль твою, что ты прячешь во мне,
Я храню под хрустальными сводами.

И, как скрывшая Китеж вода,
Что врагами и бродом не пройдена,
Я тебя никому не отдам,
Православная ты моя Родина.


Золотая земля

Золотистыми снегопадами
Налетели из далека –
Листья падали, листья падали,
Листья плавали в родниках.

Это золото высшей пробы,
Аж, звенит на сыром ветру, –
И уже золотые сугробы,
По колена, лежат вокруг.

А земля, что под золотом дремлет,
Так спокойна и так светла!
И недаром на ней издревле
Кроют золотом купола.

Златоглавее тонких осинок,
Белокаменнее берез
Божьих храмов по всей России
Мне увидеть не довелось,

Потому что земля золотая
Их растит на своей груди…
Золотит себя Русь Святая,
Чтобы Господу угодить.


Русское кладбище

Оставлю котомку нищенскую,
Посох в крапиву заброшу,
Войду в тишину кладбищенскую
На кладбище, что за рощей.

Рукой обопрусь об ограду,
Молитву прочту о покойном,
На ветхую лавочку сяду…
Здесь так хорошо и спокойно!

Блестят золотые осы
В траве на могиле заброшенной,
А ветер несёт с покоса
Запах травы свежескошенной.



Никто не мешает молиться…
Насельники этой твердыни
Мне не знакомы по лицам,
Зато имена их – родные.

Кресты как друзья-товарищи
Светло выступают навстречу.
Чудно на русском кладбище –
Здесь хочется жить вечно.


Осень на просеке

Молчат потухшие деревья
Над жёлтым изголовьем пней.
Дрожат потерянные перья
В следах, замерзших на тропе.

Крик птицы. Тишина. И снова –
Крик птицы, резкий и больной.
И жажда праведного Слова,
И страх, и радость, и покой.

Уйдём когда-нибудь в поверья.
Когда-нибудь… но не теперь.
Дрожат потерянные перья
В следах, замерзших на тропе.


Осень с женой

Мы с тобой по грунтовке бредём:
Слева – лес, справа – ветхий сарай,
Впереди – деревенский наш дом,
Наша гавань, наш маленький рай.

Слышишь? Птицы уже не поют.
Видишь? Зелень померкла в лесах.
Знаешь, мы уже лишние тут
Как седины в твоих волосах.

А какой здесь был сказочный бал!
Нас теперь ослепили навек
Бриллианты росы на грибах
И рубины брусники в траве.

Нас в полон захватил не Кощей –
От стрекоз обезумевший луг…
Но, как всякая сказка вобще,
Наша тоже закончилась вдруг.

Будто раненый голубь-сизарь,
Умирает на западе день,
И глазастая, как стрекоза,
Рядом ты – моя плоть, моя тень.

Мы с тобой по дороге идем:
Слева – лес, справа – ветхий сарай.
Позади остаётся наш дом –
Древнерусский мистический край.

 

Игорь Гревцев, русский поэт.
3 ноября 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 февраля
среда
2020

В этот день:

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

 В результате операции были спасены от захвата и перебазированы 236 кораблей и судов, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок.
Тем не менее после завершения похода, по приказу Льва Троцкого, А. М. Щастный был арестован «за преступления по должности и контрреволюционные действия». После суда его приговорили к расстрелу. Это был первый судебный смертный приговор в Советской России. Обвинение, по словам историка С. Мельгунова, было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти».

 

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

 Её состав: руководитель станции Иван Дмитриевич Папанин, метеоролог и геофизик Евгений Константинович Фёдоров, радист Эрнст Теодорович Кренкель, гидробиолог и океанограф Петр Петрович Ширшов.

Созданная в районе Северного полюса станция «СП» через 9 месяцев дрейфа (274 дня) на юг была вынесена в Гренландское море, льдина проплыла более 2000 км. Ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурман» сняли четвёрку зимовщиков 19 февраля 1938 года за 70-й широтой, в нескольких десятках километров от берегов Гренландии.

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

В 1981 году Глеб закончил Киевское высшее общевойсковое командное училище. Служил в Воздушно-десантных войсках. В 1981—1983 годах участвовал в боевых действиях в Афганистане (провинции Пактия) в составе 56-й десантно-штурмовой бригады, командовал разведвзводом; совершил 79 разведвыходов в качестве командира группы. Его рейды отличали подготовленность, трезвый расчёт, сохранение личного состава и практически всегда — полное выполнение боевой задачи.

Затем служил в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Рязань). Участвовал в ликвидации вооружённых межнациональных конфликтов в «горячих точках» на территории бывшего СССР.

С декабря 1994 по март 1995 года участвовал в боях первой чеченской войны. Будучи начальником штаба 137-го парашютно-десантного полка, возглавлял сводный батальон (300 десантников). В декабре 1994 года при продвижении войск к Грозному батальон подполковника Юрченко разгромил бандформирование, уничтожив до 40 боевиков, 2 реактивные установки залпового огня «Град», 3 бронетранспортёра и 6 пулемётов. При подходе в населённому пункту, где оборонялись около 100 боевиков, Юрченко один вышел к позициям противника и в переговорах с командованием боевиков и старейшинами села убедил их отказаться от сопротивления. Село было занято без боя.

При штурме Грозного 1 января 1995 года батальон подполковника Юрченко, выполняя задачу по оказанию помощи 131 Майкопской мотострелковой бригаде в районе железнодорожного вокзала, занял оборону в здании управления железной дороги. Он организовал круговую оборону, наладил взаимодействие с артиллерией; в боях 2-6 января 1995 года десантники уничтожили свыше 100 боевиков, танк и несколько единиц бронетехники врага. Днём 6 января в этот район вышли основные силы группировки российских войск.

Решая следующую задачу по захвату здания Департамента госбезопасности Ичкерии, Юрченко организовал 3-дневный непрерывный обстрел здания, превращённого боевиками в мощный узел обороны. После обрушения фасада здания 9 января по сигналу в бой вступили 6 штурмовых групп. Боевики были захвачены врасплох и уничтожены на месте, разрозненые очаги сопротивления подавлены. Штурм занял около 30 минут, атакующие погибших не имели.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 1995 года № 289 гвардии подполковнику Глебу Борисовичу Юрченко присвоено звание Героя Российской Федерации.

Продолжил службу в Российской армии. Воинское звание — полковник.

 

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

В январе 2001 года правительство Российской Федерации (под явням давлением США) приняло решение о затоплении станции. В числе причин официально были названы: выработка ресурса, дорогое обслуживание (ок. 200$ млн. в год).

Предлагались многочисленные проекты по спасению станции. Например, во время визита в Россию президента Ирана Хатами, иранская делегация предложила финансировать станцию, Россия же, со своей стороны, должна бы была готовить иранских космонавтов.

Уничтожение прекрасной станции было невыгодно России еще и с социальной точки зрения. Это вело к сокращению более 100 тысяч рабочих мест высококвалифицированных научных и инженерно-технических работников. Для внутриполитической ситуации это рост социальной напряженности, ликвидация современных наукоемких производств, которые в случае правильно поставленного менеджмента могли бы в будущем стать основой роста благосостояния страны.

Тем не менее, орбитальная станция «Мир» была затоплена в Тихом океане 23 марта 2001 года.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии