RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Пасхальные рифмы
24 апреля 2020 г.

Пасхальные рифмы

В эти праздничные дни публикуем подборку стихотворений нашего постоянного автора и друга, известного российского поэта Леонида Петухова
Русское единство
3 ноября 2019 г.

Русское единство

Очередная подборка стихотворений русского поэта Игоря Дмитриевича Гревцева из книги «Дорога на Русь»
Убивают русскую песню
21 октября 2019 г.

Убивают русскую песню

А значит - убивают душу нашего народа
Комиксы вместо Пушкина
24 октября 2019 г.

Комиксы вместо Пушкина

Как только либералы не изголяются в «людоедской заботе» о нашей молодёжи.
Душа бойца и воина Христова
14 февраля 2020 г.

Душа бойца и воина Христова

14 февраля 1959 года родился постоянный автор и друг РГК, русский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев
Главная » Литературная гостиная поэта Игоря Гревцева » Державная броня деревни

Державная броня деревни

Предлагаем вниманию читателей новую поэму постоянного автора и друга «Российского героического календаря» - известного русского поэта Леонида Павловича Петухова

.
Державная броня деревни


ЦЕНА ХЛЕБУ
(Поэма)

"Хлеб - всему голова!"
Русская пословица

1. Деревня

Была войной разрушена деревня…
Сожженная, в землянках у реки
На бабах и коровах крест свой древний
Несла, пока вернулись мужики.

Вернулись, мир вернувшие для мира,
С утратами и радостью побед.
Вернулись не для праздника и пира,
А возрождать родной деревни свет.

Вернулись и вернули всем отраду
Победным духом фронтовых полей,
И не было для них ценней награды,
Чем радость малой родины своей.

Я той войны совсем не знал. Не помню
Ни ужасов, ни тяжести её,
Но помню, как на скудную "муковню"
Тянули рты с сестрёнками втроём.

Послевоенным годом недородным
Мне въелись в память: рыжая шинель,
Отцовские медали и голодный
Собачий визг из стареньких сеней.

Лукошки с житом, пашня молодая…
По пашне строй неровный мужиков,
На раненые ноги припадая,
Ведёт отец – торжественно суров.

И часто, часто снова выплывает
Из тех далёких незабвенных лет,
Как ласково ворчал над караваем
Уставший в поле, но довольный дед.

О, память детства – светлая, святая,
Не ты ль во мне хранила сквозь года,
Что чёрный хлеб ценнее всех металлов,
Что недоступна радость без труда.

Что мы живём на этом белом свете,
Когда добро своим трудом творим.
Когда любовью и душевным светом
К своей земле и ближнему горим.

2. Мужики

В России не было наёмных,
Хоть бед и войн её не счесть.
А на полях её огромных
И днём с огнём не сыщешь мест,

Где кровь людская, как водица,
Ручьями горя не текла,
Где деревень святые лица
Сжигались столько раз дотла,

Что кроны красные осины
И на рябинах ягод жар,
В крови живущей, дикой силой
Напоминают нам пожар.

Со всех сторон, по чуждой воле,
О, сколько их, поди, сочти,
Которым русские раздолья
Будили алчные мечты.

Но те, что много раз пытались
Россию в битвах одолеть,
В сырой земле её остались.
Так было, так и будет впредь.

И не морозы, не разливы
Студили спесь и алчный зной,
А мужики, что прямо с нивы
На битву шли за край родной.

Простые русские трудяги
Стекались волнами дружин
И никому державы стяги
Не позволяли низложить.

А победив в боях жестоких,
Не сделав зла чужой земле,
Спешили к нивам и истокам,
Которых в мире нет милей.

И, помолившись с новой силой,
По-русски Родину любя,
Пахали, строили, косили
Во славу Бога – не себя.

Полуголодные, в фуфайках,
В видавших виды кирзачах,
Они всей жизнью, без утайки,
В труде горели, как свеча.

Без устали зимой и летом
Горели, не жалея спин.
И этим выстраданным светом
Страну подняли из руин.

3. А жизнь идёт

За то, что письма фронтовые
Оборвались виной войны,
А похоронок осы злые
За них бедой разнесены;

Что безымянные могилы
Прошедших битв не сочтены;
Что обелиски скорбно стынут
Во всех концах моей страны;

Что седина не миновала
Виски отцовские в боях,
Густая рожь девятым валом
Шумит на выжженных полях.

Опять подсолнечник расцвёл,
Гудит в цветах пчелиный улей.
И там, где бой отец мой вёл,
В бессменном вечном карауле

Стоят берёзки над рекой,
Гуляют ветры по гречихе,
И жизнь торжественно и тихо
Хранит и память, и покой.

4. Дед

С редкой прядью на лбу,
Зябко руки сложив,
В не забитом гробу
Дед затихший лежит.

Чуть свечой освещён,
На последней меже,
В этом мире ещё,
И не в этом уже.

До последней тиши
У нужды был слугой,
Только в рай не спешил.
Хоть и верил в него.

Дважды был на войне,
Много бед пережил,
Но не помнится мне,
Что б без дела тужил.

Верил в новую быль,
В рай для пашен и хат.
Щедро землю любил,
Но щедрее пахал.

По земному хмельно
Жил, бранясь и шутя:
Что ни праздник – вино,
Что ни год – то дитя.

Не печаля лица,
Знал душой мужика
То, что жизнь коротка,
Только песнь – без конца.

Потому жил, как пел:
По душе, по-людски...
Ну, а что не успел,
Допоют мужики.

5. К юбилею матери

Грозовые и светлые годы
Довелось тебе, мама, пройти.
Радость, счастье, война и невзгоды
Шли с тобой по земному пути.

Получив похоронку о муже,
На погосте дитя схоронив,
Как ты выжила в жизненной стуже,
Ни кого и ни в чём не винив?

Как молилась Всесильному Богу
И с какою надеждой жила,
Что ты мужа в тоске и тревоге
Явным чудом с войны дождалась?

Отшумели года, отзвенели,
Пролетели, как клин журавлей,
С соловьиной чарующей трелью,
С нежным звоном цветущих полей.

То покосом в берёзовой роще,
То бескрайней полоской холста,
То бессонною долгою ночью
У постели больного дитя.

Деревенскую женскую долю
Описать не находится слов.
Помнит русское хлебное поле
И заботу твою и любовь.

Помнит старая русская печка
Запах хлеба, что выпечен в ней.
Помнит тихая зимняя речка
Теплоту твоих рук в полынье.

На таких и держалась деревня,
А с деревней – семья и страна.
Ведь трудом и любовью издревле
Создавалась и крепла она.

Восьмерым подарила ты жизни,
Всех с молитвой по жизни вела.
Нас теперь по просторам Отчизны
Разбросали судьба и дела.

Но везде незабвенно и свято
Помним свет твоей доброй души,
Согревавший крестьянскую хату…
Потому к ней, как в детство, спешим.

Пусть теперь босоногой девчонкой
Не бежать тебе пыльной тропой.
На застолье душевном и звонком,
Слава Богу, мы рядом с тобой.

Ты, как прежде, неправдой ранимая,
Греешь нас добротою своей.
Мама! Богом и нами хранимая,
Ты живи! Не тужи! Не болей!

6. Российской нивы рядовой
(воспоминания об отце)

"Всё даётся только труду".
Д. И. Менделеев
Последний колос твой не сжат…
Идёшь весенней тишиною
По полю, призванный войною
И не уволенный солдат.

Давно шумит ржаной прибой
Там, где цвели разрывов маки,
А ты не вышел из атаки –
Российской нивы рядовой.

Судьба и счастье, и беда
Тебя сроднили с этим полем,
И по душе, не поневоле,
Ты с ним остался навсегда.

А было всё: бескрайность дел,
Неурожаи и невзгоды,
Но жить с народом для народа
Ты нас учил, как сам умел.

Где добродетель? что есть зло? –
Учил всей жизнью, каждым делом.
Я видел, как то дело пело,
А слово… слово тоже шло.

Не для пиара и обмана,
Как стало в наши времена,
Не для словесного тумана,
Где заблудилась вся страна.

А для души и цели дела,
О том, об этом и о сём,
Чтоб жизнь не тлела, а кипела,
И смысл её не гас при том.

"В работе смысл – душа и знамя,
Увидишь, коль душой не слеп:
К словам слова – и песня с нами,
Зерно к зерну – и людям хлеб.

Зерно, брат, что? Оно – чуть зримо,
Но стоит вдуматься, и в нём
Глубинный смысл необозримый,
И знак с мистическим огнём".

И продолжая ту беседу
На перекуре в сенокос,
Ты, говорил: "Возьми, проследуй
Путём, которым город рос.

И сам поймёшь, хотя и молод,
Тут родословная ясна:
Деревню продолжает город,
Деревня ж началась с зерна.

А пахарь, он всего хранитель,
Создатель, сеятель всего,
И потому в крестьянском жите
И смысл, и житие его.

А пахарю создатель – труд
И вдохновляющее слово".
И так за несколько минут
Вся философия готова.

И, будто грустно подводя
Черту под вечною заботой,
Добавил:"Всё, брат, от труда!
Ну, впрочем, всё. Пошли работать".

Воды напился ключевой,
Косу поправил с лёгким гудом:
"Труд в каждом деле – корневой,
А там, где труд, конечно, трудно".

И выдыхал под взмах косы,
Срезая травы жалом острым:
"Страде, брат, надо много сил,
Они с землёй – родные сёстры".

И сам не знал труду в угоду
В страду ни отдыха, ни сна,
А та страда не меньше года
В году. То осень, то весна.

Успел убрать – готовься к севу.
Посеял. Вырастил. Скосил.
И вновь по кругу, как в напеве,
Где поп собаку не простил.

И если б не любовь к Отчизне,
То где б нашла деревня сил,
Превозмогая беды жизни
Пахать и сеять, и косить?

"Любовь к земле отцов и дедов,
К деревне – родине своей,
Подарит радость и победы,
Коль не изменишь в жизни ей".

Так говорил в кругу застольном
Отец, задумчиво-хмельной,
И глаз на нас косил невольно,
На сыновей, а мы стеной –

Ещё сопливой, неумелой –
Сидели пятеро в рядок,
И смысл ловили слов и дела,
На ус наматывая впрок.

А он продолжил слёзно, весел:
"В свой срок поляжем мы костьми,
Но вечность наших дел и песен
В их продолжении детьми.

Так, что, растите год за годом,
Живите, радуйтесь, сыны,
За вас мы шли в огонь и воду.
Всё будет. Не было б войны".
……………………………………….
И память вновь напомнит мне
Его рассказы о войне:

"А на войне, как на войне:
Бывает миг судьбы длинней,
А дружба ярче и верней.
И ворон вечно в вышине

Кружит у всех над головами,
И жизни каждый миг ценней.
И враг в броне куда видней
Врага, прикрытого словами.

А на войне, как на войне:
У всех любовь к одной стране,
К земле родной и тишине,
На всех беда одна – война.

На всех судьба одна – война.
И жизнь у каждого – одна.
Да что о ней? Жила б страна!
Ведь для неё и жизнь дана.

Там каждый знал – на смерть идёт.
За мир, за волю, за народ.
«Мы не рабы, рабы не мы», –
Шептали перед боем мы.

Трудом и кровью, всем, чем мог,
Народ то горе превозмог.
А тяжесть фронтовых дорог,
Что видел я – не дай вам Бог.

Бомбёжки, марши, артобстрелы,

Атак лихая круговерть,
И то, как было просто делом –
За честь страны идти на смерть.

Станок тяжёлый пулемёта,
Друзья, погибшие в боях.
Пехота, матушка-пехота,
С тобою молодость моя!

Пехота-матушка, пехота,
Царица выжженных полей,
Твои тревоги и заботы
Навечно в памяти моей.

Смотрю, как нива колосится…
Всё лучше жизнь! Всё ближе новь!
Мы, в общем, шли за это биться,
А как мы шли, не сыщешь слов».

Вино, за павших в тех походах,
Друзьям вернувшимся нальёт
И, победившего народа,
Святые песни запоёт.

О соловьях, что на полянке
Седых бойцов лишали сна,
О милой девушке-смуглянке,
Что к партизанам в лес ушла.

Про те дороги фронтовые,
Где хоронил однополчан.
И про атаки боевые,
Что часто снятся по ночам.

А как он пел, внимали дали,
И соловьи окрестных мест
Ему невольно подпевали,
Пленяя трелями невест...

Он до последних дней трудился,
Не сдался ранам и годам,
Родной деревнею гордился,
Которой жизнь свою отдал.

А в перестроечном тумане
Увидел чётко, что к чему.
И тех, кто набивал карманы,
Считал за страшную чуму.

Не смог простить, пришедших рушить
Наследство дедов и отцов,
Под обещанья жизни лучшей
Из уст потомственных лжецов.

Так и ушёл с мужицкой болью
И часто повторял слова:
"Кто дал ворью в стране раздолье?
Ужель за них я воевал?"

О, как давно всё это было...
Усталый холмик меж берёз,
Навеки став его могилой,
Быльём и памятью порос.

Устали брошенные пашни
От одиночества и сна,
Деревня стала днём вчерашним,
А с ней - великая страна.

Теперь возносятся удачи
И удовольствий череда.
Мол, труд – удел колхозной клячи,
Увязшей в комплексах стыда.

Мол, труд горбатит, не богатит.
Живущий праздно – вот кумир.
«Богатств страны для пира хватит,
А после нас напрасен мир».

Но тщетно на поля державы
Сорняк прозападный несут.
Народ – творец побед и славы,
Его герои вновь спасут.

Снесут лукавство и наветы,
Спасут Отчизны честь и речь.
Ведь нам отцовские заветы
Не зря завещано беречь.

7. Эх, дороги...

Сто дорог в одну – от хаты
До кладбищенской земли
Собралось...Прости нас, батя!
Мы тебя не сберегли.

Похоронку и медали,
Радость тяжкого труда,
Всё дороги те видали,
А теперь сошлись сюда.

Сто дорог нелёгкой доли,
Разных дат,событий, мест...
Оборвались. В русском поле
Свежий холмик, новый крест.

Вот и всё, отвоевался,
Настрадался, отшутил.
Путь земной твой затерялся
В бликах Млечного пути.

Ну, а мы, на этом свете
Помним песенный завет,
Что забыть дороги эти
Не имеем права! Нет!

Нам дороги предков святы,
Как небесный добрый свет.
Эх, дороги... Где ты, батя?
Без тебя и песни нет.

8. Братьям

Мы – зёрна одного колоса,

Наш волос от отца русый.

Мы – нотки одного голоса,

Поющего мотив грустный.

Несхожие пути пройдены,

Но вижу в них родство веры

В высокую звезду Родины,

Да верность родникам первым.

В наследство от земли – поле нам,

Обжитое прапрадедом.

В наследство от страны – боли нам

Руси, что не сломить бедам.

Нам дороги пути батины,

Мы пахари в любом деле,

А в жизни, будто хлеб матери,

И радость, и печаль делим.

Разносит нас поток времени,

Всё дальше паруса светят.

Мы вечно и совсем временно

На этом голубом свете.

9. Цена хлебу

Сложилось так, что пахарем я не был,

Но сердце тем безмерно дорожит,

Что цену полем вскормленному хлебу

Я познавал в деревне у межи.

Не ту, что ставят в городских витринах

У ряда свежевыпеченных сдоб,

А ту, что мужикам сгибала спины

И бороздила материнский лоб.

А ту, что знает скошенная нива

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
29 мая
пятница
2020

В этот день:

День военного автомобилиста

29 мая 1910 года в Петербурге была сформирована первая учебная авторота - центр подготовки военных водителей и автотехников, которая положила начало системе автотехнического обеспечения российской армии. В 2000 году в честь этого события приказом министра обороны РФ был учрежден День военного автомобилиста.

Из «штопора» - вышел!

29 мая 1891 года родился Константин Константинович АРЦЕУЛОВ (умер 18.03.1980), один из первых пилотов России. Впервые выполнил фигуру высшего пилотажа «штопор».

Из «штопора» - вышел!

29 мая 1891 года родился Константин Константинович АРЦЕУЛОВ (умер 18.03.1980), один из первых пилотов России. Впервые выполнил фигуру высшего пилотажа «штопор».

В дальнейшем эта фигура высшего пилотажа была включена в курс обучения лётчиков-истребителей, что расширило маневренные возможности самолёта в бою и уменьшило число жертв в авиации.

До первой мировой войны учился в Морском кадетском корпусе (1906—1908), затем работал на авиационном заводе С. Щетинина в Петербурге, одновременно занимался в лётной школе. На планёрах собственной конструкции поднимался в воздух. В 1911 году получил диплом пилота-авиатора. В 1912 году — инструктор в Севастопольском аэроклубе.

Участник 1-й мировой войны, служил в 18-м корпусном авиационном отряде, совершил около 200 разведывательных полётов. С 1916 года лётчик 8-го истребительного авиационного отряда, успешно провёл 18 воздушных боёв. Осенью 1916 года Арцеулов впервые в истории русской авиации намеренно ввёл самолёт в штопор и вывел его из этого состояния. В дальнейшем эта фигура высшего пилотажа была включена в курс обучения лётчиков-истребителей, что расширило маневренные возможности самолёта в бою и уменьшило число жертв в авиации.

Конструктор и испытатель вертолетов Алексей Черемухин

29 мая 1895 года родился Алексей Михайлович ЧЕРЁМУХИН (умер 19.08.1958), конструктор и испытатель первых советских вертолетов.

Конструктор и испытатель вертолетов Алексей Черемухин

29 мая 1895 года родился Алексей Михайлович ЧЕРЁМУХИН (умер 19.08.1958), конструктор и испытатель первых советских вертолетов.

Когда началась Первая мировая война, Алексей Черёмухин поступил вольноопределяющимся в 13-й авиационный отряд в действующей армии. В июне 1915 года был направлен в школу авиации Императорского Московского общества воздухоплавания, по окончании которой был направлен на юго-западный фронт в 4-й Сибирский корпусной авиационный отряд. Всего до конца войны им было выполнено 140 боевых вылетов, связанных с разведкой, корректировкой огня и истребительным прикрытием.

После Октябрьской революции участвовал в организации Центрального аэрогидродинамического института и в проектировании двухмоторного триплана КОМТА (1922—1923) и пассажирского самолета АК-1 (1922—1924). В 1927 году ему было поручено руководство работами ЦАГИ по винтовым аппаратам (геликоптерам и автожирам): он стал руководителем «геликоптерной группы». Результатом работы этой группы стал аппарат ЦАГИ-1ЭА, совершивший свой первый полёт в сентябре 1930 года. А. М. Черёмухин не только проектировал и строил первый советский геликоптёр, но и испытывал его; 14 августа 1932 года А. М. Черёмухин установил на нём мировой рекорд высоты полёта — 605 м.

Министр путей

29 мая 1993 года умер Иван Владимирович КОВАЛЁВ, нарком (1944—46) и министр путей сообщения СССР (1946—48), генерал-лейтенант. С июля 1941 и до конца войны он руководил Управлением военных сообщений Красной Армии.

Министр путей

29 мая 1993 года умер Иван Владимирович КОВАЛЁВ, нарком (1944—46) и министр путей сообщения СССР (1946—48), генерал-лейтенант. С июля 1941 и до конца войны он руководил Управлением военных сообщений Красной Армии.

Благодаря ему в начале войны были сохранены железнодорожные войска, а в ее конце не совершен необдуманный переход на западноевропейскую колею.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии