RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

История будущего и предвидение прошлого
25 января 2020 г.

История будущего и предвидение прошлого

То, что не могут учёные, похоже, способны делать талантливые поэты.
Живые алмазы России
1 июня 2020 г.

Живые алмазы России

Сегодня в Международный День защиты детей публикуем поэтическую подборку нашего постоянного автора и друга Игоря Гревцева из его книги «Детское сердце»
Русское единство
3 ноября 2019 г.

Русское единство

Очередная подборка стихотворений русского поэта Игоря Дмитриевича Гревцева из книги «Дорога на Русь»
Новое имя в Русской Поэзии
23 августа 2020 г.

Новое имя в Русской Поэзии

Представляем поэта из Калужской области Виктора Глущенко
По самой грани...
26 сентября 2020 г.

По самой грани...

Публикуем новую подборку «военных» стихотворений православного поэта Николая Михайловича Косых.
Главная » Литературная гостиная поэта Игоря Гревцева » Смерть Поэта

Смерть Поэта

19 января 1971 ушел из жизни великий русский стихотворец Николай Михайлович Рубцов. Об обстоятельствах его гибели до сих пор не утихают споры...

Публикуем полемические заметки на эту печальную тему нашего постоянного автора и друга, литературного критика Петра Ивановича Ткаченко.
Смерть Поэта

С запозданием увидел на сайте «Звезда полей» (Николай Михайлович Рубцов и народное творчество) возражение на мою статью «Я умру в крещенские морозы…» Ю. Кириенко-Малюгина – «Невероятное от П. Ткаченко о гибели Николая Рубцова». (http://rubcow.ru/index.php/796-neveroyatnoe-ot-p-tkachenko-o-gibeli-rubtsova). Автор книги «Тайна гибели Николая Рубцова», упрекал меня в том, что я делаю «попытку обосновать гибель (убийство) Николая Рубцова «некими потусторонними силами». Можно было бы оставить без комментария возражение автора, давно «разгадавшего» тайну гибели Николая Рубцова, если бы не обстоятельства, касающиеся не только точности воспроизведения фактов биографии и судьбы Николая Рубцова, но понимания поэзии вообще, и духовной природы человека в особенности. Да, именно так, это ведь давняя особенность нашей читающей публики, о которой писал ещё М. Лермонтов в предисловии к «Герою нашего времени»: «Не понимает басни, если в конце её не находит нравоучения… Самая волшебная из волшебных сказок у нас едва ли избегает упрёка в покушении на оскорбление личности!». Великий поэт называл это «нелепостью» и объяснял «простодушием». Ю. Кириенко-Малюгин, упрекающий меня в том, что я «дезориентирую читателей», пишет: «В журнале «Дон», №1-3, 2019 литератор Пётр Ткаченко опубликовал статью «Я умру в крещенские морозы…», в которой сделана попытка обосновать гибель (убийство) Николая Рубцова некими потусторонними силами». Добавлю, что об этом он мог прочитать и в «Новой газете Кубани» (№28, январь 2019), и в московском альманахе «У Никитских ворот» (№1, 2019), и в воронежском журнале «Подъём»). Это совершенно необходимо отметить, так как за ним открывается то, как автор, «разгадавший» тайну гибели Н. Рубцова, работает, действительно ли ищет истину или же отстаивает свои позитивистские представления, за которыми трудно различить заинтересованность поэзией Николая Рубцова и его судьбой. Итак, я утверждал и утверждаю, что мы не имеем права гибель Николая Рубцова представлять только в бытовых, правовых и криминальных понятиях, что эта трагедия имеет, прежде всего, духовно-мировоззренческое измерение. И уж коль убийца Николая Рубцова Л. Дербина-Грановская, по её собственному признанию, являлась «ведьмой» - «Взовьюсь я ведьмой из трубы», с чем согласен и наш исследователь, видя в ней «безбожницу» и «ведьму», я и предпринял попытку обнажить природу этого сатанизма. Вот причина написания статьи «Я умру в крещенские морозы…», которая для исследователя осталась «неясной». Не вместо юридической оценки преступления, которое является криминальным, а наряду с правовой оценкой – духовно-мировоззренческая, так как через неё только и можно понять причину преступления. Ну кому не понятно, что всякое преступление должно быть рассмотрено с точки зрения юридической. Но только правовой подход не вскрывает причины преступления. После «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского в русской литературе об этом как-то неудобно напоминать. Это вовсе не является попыткой «переложить мотивы убийства Николая Рубцова с конкретных личностей на мистические обстоятельства». Не является потому, что только криминальная оценка преступления, как раз игнорирует эти самые «мотивы убийства», то есть, его истинные причины. Ю. Кириенко-Малюгин же признаёт за преступлением только и исключительно криминальный характер: «Убийство Рубцова является криминальным фактом, а не мифическим». То есть, перед нами – то позитивистское материалистическое воззрение, игнорирующее духовную природу человека, для которого всё, что нельзя потрогать руками и попробовать на зуб – это «мифические» факты, «некие потусторонние силы», «мистические обстоятельства». В смысле – несуществующие. …Поэтому автор с такой лёгкостью и оспаривает истинных литераторов – В. Кожинова, В. Коротаева… Вот и весь исследовательский «метод» Ю. Кириенко-Малюгина – позитивистский и исключительно материалистический, «знающий» все тайны души человеческой. А потому и такой самонадеянный. Полагая, что я не знаю его книги «Тайна гибели Николая Рубцова», автор советует, что «прежде чем писать такую статью» надо было «набрать в Яндексе «поиск» или пойти в Государственную библиотеку» и там найти «ответы»… Между тем, более десяти (!) лет назад о его «методе» исследования я писал в литературно-критической повести «Сей образ прекрасного мира…». Отрадно, что находятся простые увлечённые люди, вовсе не филологи, вроде бы, влюблённые в поэзию Николая Рубцова, пропагандирующие его творчество, к каковым относится и наш автор, но умиляться этим нет никаких оснований. Автор полагает, «что, так называемые дилетанты, умеют проделать такую работу, которую не хотят, не могут или не способны выполнить образованные филологи» (Юрий Кириенко-Малюгин, «Российский писатель», № 22, 2005). Нет оснований умиляться этим потому, что свою пропагандистскую, популяризаторскую деятельность они принимают и выдают за постижение творчества Николая Рубцова. Как правило, это люди, больше занятые собой, чем творчеством Рубцова, которое является в их деятельности лишь поводом. А возможным это стало потому, что филологами действительно с наследием поэта не проделана работа, которая ими должна быть проделана. Серьёзный исследователь просто обязан отслеживать всё, что выходит по интересующей его проблеме, ибо – незнание не аргумент. Дилетанту же это вовсе не обязательно, так как у него уже есть «ответы». Поэтому Ю. Кириенко-Малюгин и отсылает меня к своей книге, полагая, что я её не знаю. Но более чем десятилетний срок достаточный для того, чтобы ознакомиться с литературно-критической повестью «Сей образ прекрасного мира…», которая была опубликована в моём авторском альманахе «Солёная Подкова» (выпуск третий, М., «ООСТ», 2007), в журнале «Дальний Восток», (№ 1, 2008), в журнале «Подъём» (№1, 2010), в журнале «Аргамак. Татарстан», («№2, 2011), в книге литературно-критических повестей «До разгрома и после него» (М. «У Никитских ворот», 2016)… У самодеятельного исследователя, у «дилетанта» всё ясно и просто. Так, судьбу Николая Рубцова он всецело объясняет его лучевой болезнью, упрекает в том, что игнорируется его «информация о лучевой болезни матроса Н. Рубцова», что явилось «причиной системного потребления вина (от радиации)». И о чём он якобы не мог сказать, так как давал подписку о неразглашении тайны. А отсюда, якобы понятна вся его неустроенность… Вот и всё объяснение трагической судьбы Николая Рубцова. Мне же такое упрощённое объяснение представляется наивным и недопустимым, так как перекрывает пути постижения истинного облика поэта и его мира. Писательница Мария Корякина, наблюдавшая последние дни жизни Николая Рубцова, наиболее точно определила его состояние: ему было тяжело нести свой дар… Это состояние присуще, пожалуй, каждому большому поэту. «Жизни тяготеньем» назвал его М. Лермонтов. У других поэтов это «недуг бытия». Но сводить всё к «системному потреблению вина», видя в нём причину, а не следствие, во всяком случае, опрометчиво. Я как раз о том, что у нас преобладает такое «литературоведение», когда гениальность или талантливость поэта объясняется какими-то бытовыми обстоятельствами. Когда исследователь, не в состоянии подняться на духовную, бытийную высоту поэта, он снизвергает его в быт, подстраивает под себя… Как это делает, к примеру, В. Захаров. Без всяких на то оснований «объясняет» М. Лермонтова «незаконнорожденностью» и – болезнью «рахитом» в детстве… На подобные литературоведческие «исследования» остаётся только взмолиться: Господи, пошли им такой же «рахит» и такое же «облучение» как у поэтов… Для вразумления, разумеется. Дай Бог побольше в нашем обществе таких «больных». А почему такие исследователи всё сводят к этому, понятно. Они ведь на короткой ноге с гениями, а то и выше их…

После всего написанного о Николае Рубцове я не собирался писать о нём, если бы не обнаружил странное обстоятельство с его наследием. Оказывается, никакая текстологическая работа не проводилась и не проводится. Обнаружил это я тогда, когда нашёл в Москве, в частных собраниях, две рукописи его книги «Звезда полей», не вошедших в научный обиход. Называю эти рукописи по именам их владельцев, друзей поэта – Н.Н. Шантаренкова и А.И. Чечётина. С одним он вместе учился в техникуме, кстати, посвящал ему стихи, с другим – в Литературном институте им. М. Горького. А стихи поэта продолжают публиковаться в том виде, в каком они вошли в первые четыре его прижизненные книги. В то время как разночтения в текстах стихотворений, давно ставших шедеврами русской лирики, очень даже существенные. К примеру, стихотворение «Памяти Анциферова» продолжает публиковаться со строчки «На что ему отдых такой…», без первой строфы, без которой непонятно, о каком «отдыхе» и о какой «обители» идёт речь:

Его проглотила земля,

Как смертного, грустно и просто.

Свела его, отдых суля,

В немую обитель погоста.

Причём, Н. Рубцов очень точен в характеристике поэта и друга: именно «проглотила земля», а не «поглотила», как вроде бы должно быть. Он помнил, что Анциферов был шахтёром. Или – шедевр лирики, стихотворение «С моста идёт дорога в гору…» публикуется в изуродованном виде, под названием «По вечерам». К стихотворению добавлена последняя строфа, с ним никак не связанная, из которой и взято название стихотворения:

Всё так же весело и властно

Здесь парни ладят стремена,

По вечерам тепло и ясно,

Как в те былые времена…

Конечно, помянутые «стремена» не имеют никакого отношения к изображаемому храму, символизирующему саму Русь. Так поэт спасал это стихотворение, о чём свидетельствует его письмо в Северо-Западное книжное издательство, умоляя оставить его в книжке. Но и уступки, внесённая правка не помогла. Стихотворение не вошло в книгу, как и не вошло в «Звезду полей», так и оставшись неопубликованным при его жизни. Но теперь продолжает публиковаться с этой «тактической» правкой в книгах поэта… К тому же, его название для человека литературного ассоциируется совсем с другими состояниями души: «По вечерам над ресторанами/ Горячий воздух дик и глух…» (А. Блок, «Незнакомка»). Не могу удержаться, чтобы не привести это чудное стихотворение в том виде, в каком оно сохранилось в рукописях поэта и в каком должно публиковаться:

х х х

С моста идёт дорога в гору.

А на горе – какая грусть! –

Лежат развалины собора,

Как будто спит былая Русь.

 

Былая Русь! Не в те ли годы

Наш день, как будто у груди,

Был вскормлен образом свободы,

Всегда мелькавшим впереди?

 

Какая жизнь отликовала,

Отгоревала, отошла!

Страницы:   1 2 3 4 5  »

Комментарии:

Ира 22.01.2020 в 22:55 # Ответить
Спасибо

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
28 октября
среда
2020

В этот день:

Разведчик Овидий Горчаков

28 октября 1924 года родился Овидий Александрович Горчаков, советский разведчик, писатель и сценарист (ум. 2000).

Разведчик Овидий Горчаков

28 октября 1924 года родился Овидий Александрович Горчаков, советский разведчик, писатель и сценарист (ум. 2000).

Во время Великой Отечественной войны он был руководителем разведгруппы в тылу врага в Польше и в Германии. С 1950 года работал переводчиком, в частности, съездов и пленумов КПСС с участием иностранных гостей.

С 1952 состоял в Коммунистической партии. В 1957 окончил Литературный институт им. М. Горького. С 1965 года — член Союза Писателей СССР.

Совместно с польским писателем Янушем Пшимановским написал повесть «Вызываем огонь на себя» (1960) и одноимённый сценарий четырёхсерийного телефильма (1965; премия Ленинского комсомола, 1968).

Подвиг истребителя Евгения Степанова

28 октября 1937 года впервые в истории мировой авиации применен ночной таран. Его совершил в небе Испании советский летчик командир 1-й эскадрильи «Чатос» старший лейтенант Е. Н. СТЕПАНОВ, который в небе над Барселоной на самолете И-15 сбил при помощи таранного удара итальянский бомбардировщик "Савойя-Маркетти" S.M.81.

Освобождение Украины

28 октября 1944 года Украина была полностью освобождена от европейских фашистских захватчиков. После 1991 года эта дата официально не отмечалась. В сегодняшней Украине, к несчастью для народа, официально отмечаются фашистские праздники.

Освобождение Украины

28 октября 1944 года Украина была полностью освобождена от европейских фашистских захватчиков. После 1991 года эта дата официально не отмечалась. В сегодняшней Украине, к несчастью для народа, официально отмечаются фашистские праздники.

 При освобождении Украины погибло и ранено 3,4 миллиона воинов Красной Армии всех национальностей Советского Союза.

Памяти генерала Драгомирова

28 октября 1905 года умер известный российский военный и государственный деятель, генерал-адъютант, генерал от инфантерии Михаил Иванович Драгомиров.

Памяти генерала Драгомирова

28 октября 1905 года умер известный российский военный и государственный деятель, генерал-адъютант, генерал от инфантерии Михаил Иванович Драгомиров.

Он продолжил развитие суворовской науки побеждать, что особенно проявилось в ходе Русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

Михаил Иванович Драгомиров родился 8 ноября 1830 г. близ города Конотопа Черниговской губернии в семье потомственного дворянина, офицера, участника Отечественной войны 1812 г. Получив первоначальное образование в Конотопском городском училище, Михаил поступил в Петербургский Дворянский полк. С отличием освоив там курс фельдфебелей, в 1849 г. он был направлен на службу прапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк. В 1854 г. он поступил в Академию генерального штаба, которую через два года окончил с золотой медалью и занесением имени на мраморную доску лучших выпускников.

В 1858 г. Военное министерство направило Драгомирова за границу для изучения постановки военного дела, и он принял участие в австро-итало-французской войне в качестве наблюдателя при штабе Сардинской армии. По возвращении в Россию Драгомиров представил отчет «Очерки австро-итало-французской войны 1859 г.», где уделил особое внимание анализу нравственных качеств армий и военачальников. В 1860 г. офицера, склонного к военной теории, назначили в Академию генерального штаба адъюнкт-профессором, а слушателем его курса тактики вскоре стал наследник-цесаревич - будущий Император Александр III.

С 1861 г. началась активная деятельность Драгомирова в российских военных журналах («Инженерный журнал», «Оружейный сборник», «Артиллерийский журнал»), где он указывал на значение роли нравственных сил Русской армии, возрождая заветы суворовской «Науки побеждать».

В 1869 г., уже будучи генерал-майором, Драгомиров был назначен начальником штаба Киевского военного округа, а в 1873 г. - командиром 14-й пехотной дивизии. Драгомиров уделял большое внимание воспитанию у подчиненных уважения к законам, осознанной дисциплины, а в обучении - упражнениям, тренировкам и маневрам. Ему удалось добиться заметных результатов: 14-я дивизия отличалась надежной боевой выучкой, личный состав прочно усвоил основы новой тактики стрелковых цепей, офицеры и солдаты были бодры и энергичны.

Практической проверкой системы обучения и воспитания войск, которую проповедовал Драгомиров, стала Русско-турецкая война 1877–1878 гг. 14 апреля 1877 г. он со своей дивизией выступил в поход из Кишинева к Дунаю через Румынию. 14-й дивизии было поручено первой преодолеть Дунай, и на Драгомирова выпали главные заботы по проведению рекогносцировки, подготовке переправочных средств, разработке плана действий. За блестяще организованную переправу Русской армии, Драгомиров был удостоен от Императора ордена св. Георгия 3-й степени. Во время героических боев на Шипке Драгомиров был тяжело ранен в ногу и выбыл из строя.
Будучи авторитетнейшим военным специалистом, Драгомиров в 1889 г. был назначен командующим Киевским военным округом, стал через два года генералом от инфантерии. В 1898 г. Драгомиров, оставаясь командующим округом, был назначен одновременно киевским, подольским и волынским генерал-губернатором, а в 1901 г. Император Николай II удостоил его высшим российским орденом - св. Андрея Первозванного. В возрасте 73 лет Михаил Иванович вышел в отставку с зачислением в члены Государственного совета. До последних дней своей жизни он не прекращал публицистической и научной работы, издав целый ряд трудов, получивших высокую оценку военных специалистов. Умер 28 октября (нов. ст.) 1905 года в Конотопе.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии