RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Возвращение «Витязей»
13 января 2016 г.

Возвращение «Витязей»

Общественный комитет по празднованию 100–летия А.П. Маресьева опубликовал список рабочей группы – штаба, действующего до 22 мая 2016 года
Женщины в танках
8 марта 2016 г.

Женщины в танках

Поздравляя наших дорогих женщин с Днем 8 Марта, преклоняемся перед теми, кто и для мужчин являл образец стойкости и героизма
75 лет под грифом «Секретно»
20 марта 2014 г.

75 лет под грифом «Секретно»

США до сих пор держат в строжайшей тайне одну из разведывательных операций Второй мировой войны под названием «Санрайз»
Воздушный таран Алексея Позднякова
8 апреля 2017 г.

Воздушный таран Алексея Позднякова

8 апреля 1942 года геройски погиб летчик гвардии капитан Алексей Павлович Поздняков.
Что может защитить реформированная ПВО
31 июля 2013 г.

Что может защитить реформированная ПВО

65 лет назад войска ПВО страны были выделены в самостоятельный вид Вооруженных Сил СССР.
Главная » Подвиги в наследство » Осенённый духом героизма

Осенённый духом героизма

К 110-летию Русско-японской войны: подвиг генерала Романа Исидоровича Кондратенко

15 декабря 1904 года в сражении с японцами погиб последний самоотверженный руководитель обороны Порта-Артура
Осенённый духом героизма

Роман Исидорович Кондратенко в ноябре 1903 года был произведен в генерал-майоры и назначен на должность начальника 7-й Восточно-Сибирской бригады, перед самым началом Русско-японской войны 1904-1905 годов развернутой в дивизию и передислоцированной в Порт-Артур. После начала военных действий Роман Исидорович стал начальником сухопутной обороны крепости, сумев значительно укрепить и усилить ее позиции еще до начала японской осады. Деятельность Кондратенко по достоинству оценил назначенный командующим Тихоокеанской эскадрой адмирал С.О. Макаров, однажды сказавший ему: «Я скоро перестану здесь с кем-либо говорить, кроме Вас. Какого вопроса не коснись, все упирается в Кондратенко. Жаль, что вы не моряк».

Кондратенко руководил отражением четырех неприятельских приступов Порт-Артура, был душой обороны этой крепости, непререкаемым авторитетом в глазах ее мужественных защитников. Однако целиком претворить в жизнь свои планы ему не удалось. «В Порт-Артуре, - говорил Кондратенко, - нелегко маневрировать силами и оружием, но еще труднее маневрировать между тремя превосходительствами». Роман Исидрович имел в виду бездарнейших военачальников Куропаткина, Стесселя и Смирнова. Изо дня в день Кондратенко был вынужден браться за разрешение вопросов, выходивших за пределы его компетенции, но настойчиво добивался своего. Не случайно Романа Исидоровича называли душой обороны Порт-Артура. Весь свой талант, всю энергию и опыт он отдавал делу защиты крепости.
В мае - июне 1904 года, после поражения русских войск в боях на Цзинчжоуских высотах, под Куинсаном, на Зеленых и Волчьих горах, противник вплотную приблизился к Порт-Артуру, в гавани которого оказалась блокирована почти весь русский Тихоокеанский флот. Кондратенко принимал личное участие в отражении атак противника на передовых рубежах к городу, но предотвратить осаду Порт-Артура он уже не мог. «Никакой штурм не может быть страшным, - внушал подчиненным Кондратенко, - если мы решили до конца выполнять данную нами присягу». Вокруг отважного генерала сплотился тесный круг помощников, деятельно работавших над усилением порт-артурской обороны. Под их руководством кустарным способом из стреляных гильз мелкокалиберных орудий изготовлялись самодельные ручные гранаты («бомбочки»), осветительные ракеты («бомбы-звезды»), применялись морские мины, скатывающиеся на противника с сопок, минные (торпедные) аппараты приспосабливались для стрельбы с суши, 47-миллиметровые морские орудия превращались в новый до того неизвестный ни в одной армии грозный вид оружия – минометы, стрелявшие надкалиберными шестовыми минами.

Один из участников обороны Порт-Артура Я.У. Шишко, описывая деятельность Кондратенко, писал, что он «одновременно душою, мыслью и делом был и на позициях в бою, где личным примером ободряд всех и поднимал твердость духа, и в Артуре не было места, куда бы он не заглянул, не было высоты, куда бы он не поднялся, чтобы указать, где немедленно должны явиться форты, укрепления, батареи. То что [должно] было сделано за семь лет, он, наколько это было возможно, создал в несколько месяцев. И вот его мыслью, его трудами, его настойчивостью явилась целая цепь укреплений кругом Артура. Явились укрепления там, где даже не предполагалось строить ничего, как например, на горах: Угловой, Высокой, Длинной и проч., на которые впоследствии противник вел настойчивее всего свои штурмы, понимая важность этих пунктов, и под которыми он положил десятки тысяч жертв, чтобы взять их. Генерал Кондратенко для Артура был все: и сила, и душа, и мысль, и дух героизма».

Все теснее сжималось кольцо японской осады, в сентябре противник подвез 11-дюймовые гаубицы, снаряды которых разрушали бетонные казематы русских фортов, своды которых были рассчитаны выдерживать попадания 6-дюймовых орудий. Все меньше оставалось надежд на помощь со стороны армии Куропаткина, терпевшей одну за другой неудачи в Маньчжурии, но пока жив был Кондратенко защитники Порт-Артура не могли и подумать о сдаче крепости. Не хотел об этом думать и Роман Исидорович. В день когда японцы захватили русские позиции на горе Высокой (22 ноября 1904 г.) он плакал, не стыдясь слез. Но дух его не был сломлен и Кондратенко не собирался без отчаянной борьбы складывать оружие. Все изменила смерть генерала, павшего как герой на боевом посту. 2 декабря (15 по н.ст.) при взрыве крупнокалиберного 11-дюймового японского снаряда в каземате форта № 2 на самом опасном участке обороны Кондратенко и восемь других офицеров были убиты. С гибелью самого стойкого защитника Порт-Артура исчез нравственный стержень, цементировавший волю командования крепости, еще способной сопротивляться и сдерживать силы врага. 20 декабря старшие начальники генерал Стессель и сменивший Кондратенко генерал Фок с подозрительной поспешностью сдали город японцам.

Посмертно Кондратенко был произведен в чин генерал-лейтенанта. Прах Романа Исидоровича, первоначально захороненный у батареи Плоского мыса, впоследствии был перевезен на родину и погребен в Петербурге в Александрово-Невской лавре. На его могиле впоследствии был поставлен величественный мраморный памятник. Обелиски в память павшего героя Порт-Артура были поставлены в Николаевском инженерном училище, в Сувалках (в 20-м стрелковом полку) и в Полоцком кадетском корпусе.

 http://www.voskres.ru)

В. Волков
15 декабря 2013 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
13 октября
воскресенье
2019

В этот день:

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Один из руководителей национально-освободительного движения армян Исраэл Ори(1658—1711) в свое время выдвинул идею, что для своего освобождения от персидских и османских захватчиков армянские земли должны ориентироваться на Российскую империю.

С этой целью он встретился с Петром I и передал ему письмо сюникских меликов, в котором говорилось: «У нас нет иной надежды, кроме как на Бога и на Вашу страну». Пётр I в свою очередь пообещал оказать армянам помощь по окончании войны со Швецией. Но сделать этого не успел. С начала XVIII в. армяне Эриванского ханства, подвластного мусульманским ханам тюркского происхождения, вели борьбу за национальное освобождение. В этой борьбе их поддержали грузинский царь Вахтанг VI, а также население Гянджи. Армянские повстанцы Эриванского ханства активно участвовали в русско-иранских войнах 1804—1813, 1826—1828 годов на стороне Российской империи. В октябре 1827 года русские войска предприняли штурм Эривани. Персияне активно отстреливались, но из-за низкого уровня артиллерии, и отчасти из-за того что к пушкам были приставлены армяне, артиллерия нередко била «по своим». Российское войско было хорошо осведомлено армянами о происходящем в крепости и полностью подготовлено к финальной вылазке. В результате 13 октября 1827 года Эривань была взята генералом Паскевичем, получившим за это титул графа Эриванского. После падения Эривани российские войска быстро заняли оставшуюся часть ханства. 10 февраля 1828 года персидский шах официально передал Эриванское ханство Российской империи.

 

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Тем не менее, произошёл выброс радиоактивного газа, в результате которого у троих членов экипажа были выявлены видимые признаки острой лучевой болезни, многие члены экипажа получили дозы от 180 до 200 бэр.

Это была первая авария на советских атомных подлодках. Впоследствии K-8 ждала печальная судьба: в апреле 1970 года она затонула в Бискайском заливе, унеся жизни 52 моряков.

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Это случилось после того, как Сталин её отвоевал. Напомним. 22 августа 1945 года 27 самолетов 117-го авиаполка Военно-Воздушных Сил Тихоокеанского Флота поднялись в воздух и взяли курс на порт Дальний. На борту каждого из них было по 36 человек. Штурман одного из гидросамолетов так вспоминал об этой операции: «Наш маршрут пролегал над морем, далее - через Корейский полуостров, вдоль побережья Северного Китая, а перед портом Дальний пошли на снижение. Волнение моря при нашей посадке составляло около двух баллов - такая погода была нам только на руку. Гидросамолеты садились один за другим в бухте порта Дальний. Десантники пересаживались на надувные шлюпки, на которых плыли к пирсу. После этого десант действовал согласно боевой задаче: занял судостроительный завод, сухой док (сооружение, где ремонтируют корабли), складские помещения. Береговая охрана тут же снималась и заменялась своими часовыми. Одновременно с этим наше командование принимало капитуляцию японского гарнизона. Вскоре сюда же прибыли части 6-й Гвардейской танковой армии и части 39-й армии и освободили весь Ляодунский полуостров с городами Далянь и Порт-Артур».

Как известно, борьба за этот порт велась с начала XX века. Китайцы в конце концов сдали его России в аренду на 25 лет. Но в 1904 году в результате предательства некоторых российских политиков и генералов мы потеряли Порт-Артур. После 1945 года важнейшая для Тихоокеанского флота база была снова передана Пекином нашей стране – на сей раз на 30 лет. К тому времени главный противник на Тихом океане у нас сменился. Им стали Соединенные Штаты, ввязавшиеся в гражданскую войну на Корейском полуострове. Снова Москва потратила гигантские средства на освоение Порт-Артура. К 1950 году состав новой советской военно-морской базы в Желтом море, возглавляемой контр-адмиралом Ципановичем, был таков: отдельный дивизион сторожевых кораблей из шести ленд-лизовских американских фрегатов типа «Такома». (Вскоре фрегаты были возвращены американцам, когда они своим ходом перешли из Порт-Артура в японский порт Майдзуру); бригада торпедных катеров из нескольких десятков боевых единиц различных типов отечественной и зарубежной постройки; бригада подводных лодок в составе двенадцати ПЛ; бригада охраны водного района в составе шести тральщиков и шести больших охотников за подводными лодками. В гарнизон входили части и соединения нашей 39-й общевойсковой армии. Обеспечивали корабли многочисленные береговые части и подразделения, а также 194-я бомбардировочная дивизия, в которую входили 126 самолётов Ту-2 выпуска 1944-1948 годов. В общем, гарнизон был внушительным и позволял Советскому Союзу на дальних тихоокеанских рубежах эффективно противостоять военно-морским силам США, опиравшимся на базы в Японии.

Но осенью 1954 года гарнизон Порт-Артура в очередной раз был предан … теперь уже высшей московской властью. Туда прилетела правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Вместе с ним прибыли Булганин, Микоян, Шверник, первый заместитель министра обороны СССР - главнокомандующий ВМФ Кузнецов, командующий Дальневосточным военным округом Малиновский и другие.

13 октября Хрущев объявил об очередной сдаче Порт-Артура. Вот как вспоминал об этом

военный контрразведчик генерал М. Белоусов: «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?»

Вся наша портартурская группа насторожилась… Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины». Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа». Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский, только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?»

Швецов ответил: «Месяца три-четыре». Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!»

Хрущев: «Даю пять. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось. А теперь давайте перейдем к разговору: что китайцам продавать, а что так отдать».

Булганин, Микоян и Кузнецов вели себя пока спокойно. Можно было полагать, что этот вопрос с руководством КНР ими уже обговорен… А Хрущев продолжал: «Все то, что здесь (имеется в виду на Квантуне) построено русским царем, нами и японцами - казармы, склады, дома, водохранилища и т. п., – отдать китайцам бесплатно. А то, что мы привезли сюда из Советского Союза, - продать». А. М. Пенионожко попросил разрешения задать вопрос «Как я понял, - сказал он, -дорогостоящее отдать, а мелочевку продать?»

Отвечать на этот вопрос стал Булганин: «Да, вы поняли правильно…» А Никита Сергеевич продолжал: «Все вооружение, всю технику и боеприпасы – продать!»

В этот разговор наконец вмешался Малиновский. «Никита Сергеевич, - сказал он, - всю боевую технику продать нельзя. Здесь у нас есть один полк с новыми танками Т-52 и одна эскадрилья с новыми истребителями-перехватчиками, я их заберу к себе в округ».

Хрущев согласился. Затем сделал заявление Кузнецов: «В нашей базе тоже есть один дивизион с новейшими быстроходными и дорогостоящими бронекатерами. Эту технику тоже не следовало бы продавать». Но Хрущев ответил: «Продать!»

Потом Хрущеву задал вопрос Швецов: «А что нам делать с теми снарядами и трехдюймовками (имелись в виду 76-мм орудия), которые сюда завезены еще к началу русско-японской войны?». Хрущев: «Продать!»

Закончилось тем, что только в нашем «ведомстве» китайцам были отданы даром десятки торпедных катеров, шесть токарных и строгальных станков, столько же металлообрабатывающих, кузница, электроцех со всем оборудованием. Одним словом, мы оставили буквально все, начиная с танков, подводных лодок, казарм, боезапаса и заканчивая подушкой, кружкой, ложкой».

Зачем же Хрущ сделал эту подлость России?

Дело в том, что когда Сталин был еще у власти, западные лидеры активно обсуждали вопрос о том, как изменить мир после явно приближавшейся кончины генералиссимуса. В январе 1953 года переговоры на эту тему в Вашингтоне провели британский премьер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн. Решено было нарисовать постсталинскому руководству Советского Союза радужную картину: вы выводите свои войска из Австрии, Финляндии и Китая. Взамен мы снимем экономические санкции с ослабленного войной СССР и помогаем ускорить социально-экономическое развитие вашей страны. В подтверждение искренности намерений, Запад и впрямь ослабил такие санкции в мае 1953 года. Чтобы пряник был более осязаем, после смерти Сталина для СССР были открыты новые коммерческие кредитные линии в странах-членах НАТО, Австралии и Новой Зеландии. Взамен Запад просил сущую малость: продемонстрировать хотя бы небольшой отход от сталинской политики и сокращение советского военного присутствия в Китае и на Балтике. Хрущев, как дешевка, повелся на эти коврижки. С 1954 года прекратилось издание произведений Сталина. В конце 1955 года было упразднено созданное по инициативе Сталина, Жданова и Молотова Информационное Бюро коммунистических и рабочих партий. Затем состоялся антисталинский ХХ съезд. Хрущ легко и бездумно пожертвовал Порт-Артуром в угоду США. В ответ получил, естественно, пинок. Подрывная работа Запада против СССР вскоре даже усилилась. В 1958-1959 гг. в США были приняты резолюция Конгресса «О порабощенных народах». В соответствии с этим документом началась разработка планов расчленения СССР на несколько марионеточных государств в ближайшей перспективе. Американские войска и не подумали оставлять свои военные базы в Японии, Южной Корее, на Тайване и Филиппинах. По признанию заокеанских военных, именно отсутствие Советского Союза в Порт-Артуре стало одним из «стимулов» американской агрессии в Индокитае в 1966-1974 годах. Да и памятные для нашего народа события на острове Даманский в 1969 году вряд ли произошли, если бы советские самолеты стояли бы на аэродромах в паре часов лета от Пекина.

Кстати, генерал Стессель, сдавший Порт-Артур японцам в 1904 году, был приговорен в России к смертной казни. Суд установил, что в течение всего периода обороны Стессель не руководил действиями гарнизона по защите крепости, а, наоборот, сознательно готовил её к сдаче. Хрущев получил более тяжкое наказание: он остался в памяти народной продажным болваном — в назидание нынешним любителям разбазаривать российские земли.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии